Покаяние

Шагая

Шагая медленно зашла в исповедальный зал. С её волос всё ещё стекала свежая ключевая вода, а немного намокшее платье неприятно прилипало к плечам. Несколько дюжин минут назад банши сама пришла в собор света и попросила обряд покаяния. Несколько священников помогли девушке подготовиться: тёмные доспехи сменились на белое тканевое платье, а лицо мёртвой несколько раз окунали в чан со свежей водой, символизирующей святость и очищение. Именно в таком виде - намокшем, слегка испуганном и нервном девушка зашла в зал. Осторожно пройдя вдоль стен, держась за них рукой, банши предстала перед священником.
В тесном помещении исповедальни было душно. Сквозь зарешеченную перегородку был виден силуэт священника, склонившегося над письменным столом. Тишину нарушал лишь скрип гусиного пера и шелест бумаги.
Шагая осторожно зашла в исповедальню, закрыв за собой засов.
Полумрак рассеивало лишь пламя свечей, расставленных по углам комнаты. Ещё несколько таких же освещали коморку священника.
Скрип пера утих.

Шагая: Я... - банши запнулась на первом же слове, - виновата, святой отец. Виновата перед теми, кто доверился мне.
Шагая: Виновата, - мёртвая продолжила, - что не сберегла их... Виновата перед своими родителями, перед... теми, кто был со мной добр. Виновата перед кузнецом Джозефом, перед Берти, перед Анной... Подвела их.

Из-за перегородки раздался вздох. Видно, священнику часто приходилось слушать это. Трудно было сказать, устал он или сочувствует банши.

Шагая: Вам надо знать с самого начала, - мёртвая уткнулась плечом в деревянную стенку, поникнув и вспоминая свою жизнь, - Южнобережье. Я там родилась.
Святой отец: Твоя судьба печальна, дитя моё.
Шагая: Я не знала своего отца. Совсем. А мать оставила меня, когда я родилась... совершенно слепой. Она положила меня, маленького ребёнка, в корзину и оставила на пороге шумной таверны.
Шагая: Меня заметили только через час... И с тех пор я не могла найти себе дом. Единственный человек, кто был добр ко мне все эти годы, всё моё детство - кузнец Джозеф... Но и он не мог вечно помогать мне. Я старалась, правда, старалась!
Святой отец: Безусловно, дитя моё.
Шагая: Сделать что-то для них, быть полезной... Но что может слабый слепой ребёнок, да ещё и без матери?.. Они гоняли меня из дома в дом. Давали краюху хлеба и угол, а на утро выметали прочь.
Шагая: А потом... потом пришли Отрёкшиеся, - банши понизила голос.

Священник снова вздохнул.
Святой отец: Не сомневайся. Рано или поздно все искупят свои грехи. Даже те, что уже не дышат.
Шагая: Я и ещё несколько человек успели спастись. Я слышала... и никогда не забуду эти крики. Звуки выстрелов катапульт, взрывающихся бочонков и... то, как плоть превращается в месиво. Как тонет предсмертный крик, превращающийся в бульканье. А Джозеф... он почти сумел спастись. Я слышала, как он звал меня.
Шагая: Когда я нашла его, он ещё дышал. Говорил, что я должна бежать, что я должна спастись, что я хороший и светлый ребёнок... Джозеф взял меня за руку, а потом... я почувствовала лишь слизь.
Банши прошептала последнее слово, прикусив верхнюю губу.
Шагая: Я не смогла им помочь. Никак. Они все умерли... и я ничего не смогла сделать.
Святой отец: Но его последнюю волю ты выполнила. Это уже немало.
Шагая: И я бежала. Бежала по лесу, стараясь спастись, убежать от этих ужасов. От своих мыслей. Я хотела их спасти, но боялась сама. Боялась, что тоже превращусь в… в... в это.
Шагая: В это месиво. Мне стыдно за свои мысли. За свой страх.
Шагая: Меня нашли. Меня спасли. Проходивший по тракту священник взял меня под свою опеку. Я думала, что Свет теперь будет благосклонен ко мне, что он убережёт меня..
Святой отец: В страхе нет ничего постыдного, дитя моё. Он делает нас сильнее.
Шагая: Он вел меня и остальных куда-то. Через Восточные Королевства. Сюда, в Штормград. Но, в итоге, он оказался... не тем, кем был. Зло приняло маску Света, облачилось в его одежды и решило обмануть нас. Я и остальные скитались по Сумеречному Лесу и Темнолесью. Мы хотели работать, мы хотели чем-то быть полезными и заслужить капельку забот и... Но они снова гнали нас в зашей. Томас и Сигрет... единственные, кто был добр ко мне.

Священник промолчал.

Шагая: Мальчик всё время помогал мне, вёл меня, оберегал и опекал. Как и Сигрет... вечно шла рядом и была моими глазами, - мёртвая дотронулась до повязки, а затем её руки бессильно упали на колени.
Святой отец: Зло хитроумно, дитя моё. Ты не виновата, в его грехах.
Шагая: Сначала Сигрет, потом Мартин... их жизни угасали. Уходили. Улетучивались, словно дымка... Предательство, ложь и смерть. Всё это следовало за мной по пятам. А потом... потом... потом и То-о-ом, - простонала мёртвая, часто задышав.
Святой отец: Не держи в себе эту боль. Всем рано или поздно суждено столкнуться с этим.
Шагая некоторое время молчала. До священника доносились лишь тонкие всхлипы и частое дыхание банши. Нежить пыталась заплакать, но не могла.
Шагая: Я пыталась… видит Свет, пыталась… я пыталась их подбадривать, быть полезной, помогать им. Вести их, когда они вели меня. Мне нужно было выглядеть сильной перед ними. Говорить им, чего они могут достичь и сделать. Что всё случившееся лишь сделает их сильнее… Но я боялась, святой отец. Больше всего на свете я боялась, что они бросят меня на произвол судьбы. Что они догадаются, что слепая... слепая - это обуза для них и без неё они могут всё сделать самостоятельно.
Шагая: Мне пришлось их обманывать. Вести за собой обманом, кнутом и пряником… пришлось показать им, что без меня они ничего не смогут… но каждую ночь я не могла уснуть, думая о том, что останусь одна.
Шагая: Эти мысли приводили меня в ужас.

Банши тихонько постанывала от отчаянья.

Святой отец: Любую вину можно искупить, дитя моё. И если эти люди ещё живы... Хоть кто-то из них...
Шагая: Я... я не знаю. Так много смертей. Кристина, Том, Тейлор..
Шагая: Джорланд, Мартин..
Шагая: Я так боялась... Но был ещё Серидур.
Шагая: Тот, за чьей спиной я чувствовала себя в безопасности. Рыцарь, который защищал меня... делал всё, что облегчить эту боль. Серидур, он… он был моим Светом.
Шагая: Он был всем. Он дал мне надежду... он дал мне сил. Я снова хотела жить. Идти и двигаться вперёд.
Святой отец: Свет часто снисходит к нам в лице иных людей, дитя моё.
Шагая: Я хотела чего-то достичь. Найти себя в этом жестоком мире, затереть след смертей, который тянулся за мной от самого Южнобережья. Смыть этот смрад и забыть всю тьму, которая шла за мной...
Шагая: Серидур, он... он был всем. Он был моей опорой и защитой, - голос банши снова дрогнул, - Я действительно хотела жить. Он показывал мне, что это возможно.
Шагая: Показывал, что нет ничего, что могло бы встать на пути к цели. На пути к желаемому. Я верила, всем сердцем верила, что он будет рядом... всегда... защищать меня, слабую и слепую... но... но…
Священник молча слушал. Одна из свечей догорела, и в комнате стало ещё темнее.
Шагая: ... но он тоже поги-и-и-б, - голос банши снова перешёл в истерику. Будь у неё слезы, она бы сейчас рыдала... а так лишь хватала ртом воздух, словно рыба.

Шагая: Я боюсь, святой отец. Я заплутала. Я не знаю, куда мне идти и что делать... я боюсь того, что грядет, - спустя несколько минут продолжила мёртвая ослабшим голосом, - Я боюсь, что все вокруг догадаются, кто я на самом деле - слабая и одинокая... я боюсь, что не сумела спасти ни Джозефа, ни Тома, ни Серидура... никого из тех, кто был мне по-настоящему дорог, - банши истерила и делала паузы после каждого слова. Её голос дрожал после каждого звука.
Святой отец: Наш мир... всегда будет в опасности. Всегда будет боль и страх. Всегда будут павшие и потерянные.
Святой отец: Но также... всегда в этой кромешной тьме...
Святой отец: Будет гореть свет. Свет, подаренный нам теми, кто пожертвовал собой ради нас.
Святой отец: Они дарят нам этот свет безвозмездно.
Святой отец: Не требуя ничего взамен.
Святой отец: Чтобы мы сберегли его и пронесли сквозь время.
Святой отец: Подарив его кому-то ещё.
Погасла ещё одна свеча. Послышался грустный вздох священника. Хрустнуло гусиное перо.
Святой отец: И пока этот свет горит, будет жить надежда. И жизнь будет продолжаться.
Шагая тихонько сидела, навалившись плечом на деревянную стену. Несколько минут она слушала мирный скрип пера, но звон колоколов, кое-как пробравшийся в эти подземелья, выдернул её из транса.
Шагая: Я надеюсь, отец, что свет жизни светит всем... и на мне ещё не поставлен крест.
Банши медленно успокаивалась. Хотя её голос до сих пор дрожал, выговаривать слова ей приходилось с трудом.
Святой отец: Всем дано священное право на искупление. Шанс сберечь Свет в своём сердце. Шанс зажечь его в других.

Мёртвая дотронулась до волос - они почти высохли.
Шагая: Я надеюсь... что вы правы...

Святой отец: Ни на ком не поставлен крест, дитя моё.
Святой отец: Мир, полный огоньков, разгоняющих первозданную тьму. В силах каждого сделать их ярче. Зажечь новые огни. Дать им топлива и сберечь от мрака.
Шагая тихонько вслушивалась в чарующие слова священника.
Святой отец: Зажигая огонь, можно заставить тьму отступить.
Святой отец: Разве не этого хотели добиться те, кто даровал тебе эту искру?
Святой отец: Те кто поддерживали её и заставляли её гореть всё ярче.
Шагая: Откуда взяться огню, если в моём сердце лишь тьма, - тихо прошептала банши.

Наконец, погасла последняя свеча. Исповедальня погрузилась во тьму.

ID: 18934 | Автор: Тёмный шаман Кууро
Изменено: 14 сентября 2016 — 19:34

Комментарии

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
14 сентября 2016 — 12:46 Сверхчеловек Cestus

Великолепная актёрская игра и впечатляющая работа сценариста. Прочитать этот лог - всё равно, что посмотреть кинофильм, получивший главный приз Каннского кинофестиваля. Настоящий катарсис, способный задеть тонкие струны души даже у прожженного циника.

14 сентября 2016 — 17:16 Toorkin Tyr

Точку из заголовка уберите.

14 сентября 2016 — 17:38 Бледнолицый Фелиций
исповедальный зал

Сквозь зарешеченную перегородку был виден силуэт священника, склонившегося над письменным столом.

На сколько я помню, таких агрегатов нет в соборе Света. Если ты хочешь покаяться или получить проповедь от жреца, достаточно и лавочки в главном помещении. Хотя это больше похоже на придирку ханжи, да и сам я не против, и даже, наоборот, поддерживаю людей, которые не стесняются прописать что-то интересное, чего нет или не до конца раскрыто в лоре. Кстати, я не тут короче...

Сам лог понравкался, только вот немного необычно видеть банши, которая не просто решила покаяться, так еще и в собор притопала. Смелости ей не занимать. Хотя перед Светом мы все едины (С) Мараад.

14 сентября 2016 — 21:12 Pentala
На сколько я помню, таких агрегатов нет в соборе Света.

http://ru.wowhead.com/npc=376#screenshots
а вот и есть.
В соборах Света вместо алтаря стоит стол со стульями)