Южное Поветрие Бес подери, оно разговаривает со мной!

Гильдия Культ Проклятых
Фабиола Моретти
Мартин Людер
Серидур
Сигрет Бекер
Мейел

Профессор осмотрела пожитки бродяг, заглянула в рюкзаки. Обнаружив кусок хлеба, украдкой плеснула на него из пробирки.
— Моя? — Мартин вопросительно кивнул на пробирку.
— Бесовы живые, бесовы лаборанты... Проще было вас тут всех из ранцевого распылителя окатить, да и дело с концом. И снова в Лордерон из этой глупой командировки, — ворчит женщина.
— Это те самые ничтожества? Выглядят жалко. — Произнёс ревнитель, пришедший по тракту с Востока.
— Твоя пунктуальность такая же жалкая, С. — Сказал Мартин.
— Я был в городе, у меня важные новости.
— Позже.
— Я и не собирался сообщать тебе, Мартин. Исключительно Госпоже.
— Никаких имён, придурок. — На это замечание Серидур пожал плечами, решив, что это маловажные дополнения.
— Чтоб вас всех... — продолжает ворчать отрёкшаяся, извлекая из мешков хлеб.
В повозке, тем временем, движение не останавливалось, Тарр подполз к Дасти и попытался определить что с ним. Благодаря текущей из раны на затылке крови понять было не сложно. Девушки тихо плакали.
— Живы ли ещё? — спросила профессор, ткнув их дулом ружья.
— Седлайте паладинского коня и погнали телегу к месту, — сказал Мартин.
— Минуту, — Фабиола протягивает кусок хлеба двум женщинам. — Взяли, и вот прямо сейчас съели это, — левой рукой наводит ружьё то на одну то на другую.
— Куда их? — поинтересовался Серидур.
— Мужиков в Темнолесье, а баб с собой.
— Глу-упый лаборант! Мужики раненые, баб в Темнолесье надо.
— Ну, или наоборот, — ответил Мартин.

Побирушки, кажется, не замечали ни ружья, ни протянутого хлеба, уставившись в одну точку и читая молитвы. Профессор взяла девушку в белой блузке за плечо и с силой повернула, затем подобрала хлеб из мешков и снова протянула.
— Запихай это в свой рот, и проглоти, — сердитым тоном.
— Не будуууу, мамаааа, — заплакала.
— Они нужны Сильване, а значит — они должны быть в тонусе. Пусть жрут. — уже вжился в роль Серидур.
— Хочешь свинец проглотить? — нежить тычет дулом ружья в лицо, впрочем, это помогло слабо, девушка продолжила вопить. — Бесовы людишки! Может тебе брюхо вспороть, и туда это положить?
— Не надо, я не хочу умирать…. Аааааааааа — завопила бродяжка, которую Мартин схватил через прутья решётки и потянул к себе.
— Жри, или я тебе отрежу ухо, тупая тварь.
— Ты ешь это, и не умираешь, как те трое. И ко второй это тоже относится, — раздражённо бросила профессор.
— Хватит, пора их прикончить! — ревнитель достал клинок и занёс над человеческой девушкой. Это сработало, Сара быстро затолкала себе в рот кусок хлеба и сжевала его.
— Умница, — Мартин погладил девушку по волосам, а потом швырнул её об другую стену повозки и повернулся к Инри. Ударившаяся о край телеги Сара потеряла сознание, выронив недоеденный кусок хлеба. — Теперь ты. Или, — указал на Серидура, — он убьёт тебя. И я даже не стану его останавливать.
— Вот и зачем ты это сделал, глупое ты создание? — Моретти достаёт из кармана пузырек с пахучим эфиром, промакивает ватку, и подносит к носу лежащей, которая дёрнулась от неприятного запаха и открыла глаза.
— Если не будет жрать — сдохнет. — Хладнокровно подтвердил ревнитель. — От голода или от моего меча.
Инри продолжает лежать, закрыв уши руками, сомнительно что она вообще услышала приказы.

— Жри или сдохнешь. — Мартин схватил вторую побирушку за руку и освободил её ухо. — Мне надоели эти игры, тупые куски мяса. Что если я отрежу твой чудный носик и съем прямо при тебе?
— Это последний хлеб для живых, что мы сумели найти. Он попросту сгниёт, если его никто не съест. — Как бы мимоходом заметил ревнитель. — И да… Мне надоело ждать. Эмиссар Сильваны ждёт в склепе.
Инри смотрит на нежить красными от слёз глазами. Переводит взгляд на другого мертвеца и часто кивает, затем быстро берёт кусок хлеба и трясущейся рукой пихает его в рот, пытаясь что-то сказать, но выходит лишь неразборчивый бубнёж. С ужасом глядящая на это Сара подняла свой недоеденный кусок и начала жевать.
— Хорошая девочка. Стало быть, можем гнать повозку, профессор?
— Вам повезло. Вот тем троим не повезло. Улавливаете? Так что взяли и съели всё! — Бросила профессор.
Побирушки с трудом жуют сухой хлеб, давятся, но не останавливаются и продолжат есть, не спуская взгляда с мучителей.

В задней части повозки зашевелился и застонал Дасти, застонав от боли и схватившись за голову. Тарр, лежащий рядом, уставился на него и страшно завращал глазами.
— Вот же… — Изо рта рыжего полился поток грязных ругательств, он попытался сесть, но завалился набок.
— Лаборант, проверь звуки сзади повозки. Эх, это тебе не в Подгороде пробирки перебирать... — нежить картинно вздыхает.
Мартин кивнул и обошёл телегу.
— Эй, рыжий, в себя пришёл что ли? — запрыгнул внутрь и на корточках подполз к очнувшемуся, связал тому руки, ноги и рот. — Лежи молча.
— Бесполезный сброд. Профессор, скажете, когда их надо будет вырубить. — Сказал Серидур, возвращая клинок в ременную повязку за спиной, и принялся наблюдать за дорогой.
— Вяжи этого буяна. Он ещё пригодится для кое—каких дел, нужных Орде и Тёмной Госпоже, — приказала профессор.
Мартин развернулся и спрыгнул с повозки, подтянув за ноги брыкающегося Тарра, старающегося ударить мертвеца ногой в нос. Боже, как же он не любил чёрных...
— Ты будешь моим подопытным материалом. О, сколько мук ты познаешь, мой дорогой. И всё во имя Тёмной Госпожи и Орды. Глупая, глупая тварь, — плюнул прямо в лицо бродяге, увернувшись от пинка. — Какой буйный, а ты мне нравишься. Но ты тупой, а тупых я не то что не люблю, я их наказываю, — достал стилет и провёл лезвием по щеке нищего, мычащего что-то нехорошее, затем слизнул кровь с клинка. — Какой же ты вкусный.

— Зачем вы это делаете? — сбивающимся хриплым шёпотом спросила побирушка у женщины.
— Что касается вас двоих... — Осеклась. — Бес подери, оно разговаривает со мной! — профессор разразилась ругательствами и замахнулась на селянок, зажмурившихся в испуге, ружьём. — Надо, задание такое!
— Вот если бы кое—кто признавал нас разумными, с вами бы не пришлось делать всё это. Если бы кое—кто сказал бы "да, вы всё те же жители Лордерона, и мы готовы с вами иметь дело", ничего бы этого не было. Но твердолобые правители считают нас "светопротивной нечистью". И вот нате получите. — Ищет кусок хлеба, оглядываясь по сторонам. — Так, съели же всё? — Девушки согласно закивали.
— Вы ещё и разговариваете с живыми. Низко. Пора заканчивать это. — Серидур закатил глаза.
— Вот теперь идите в Темнолесье. Мы за вами следим. Эх, полевые работы не для меня... — нежить грустно смотрит в пол.
— И—идти? — С надеждой воскликнула нищая. — В—вы нас отпускаете?
— Убирайтесь, пока мы не изменили условия эксперимента. Уходи, проваливай, беги вот в ту сторону, давай, поволоклась! — профессор разразилась булькающими ругательствами.
Не вникая в суть сказанного, Инри поспешно выбралась из повозки. Сара начала вылезать из телеги и, перевалившись через бортик, упала за борт. Оглянувшись на повозку, побирушки припустили по дороге.

Движение в телеге не прекращалось. Дасти, тяжело дыша, сполз пониже и ткнул связанными руками чернокожего, скосив глаза в сторону края телеги. Тарр послушно закивал головой, что—то мыча. А затем кивнул на свое окровавленное колено. Рыжий притворился, что вновь потерял сознание. Темнокожий тоже тихо залёг.
— Трупы? — поинтересовался Серидур.
— Нет, ранены. В самый раз, — профессор достала из подсумков пузырёк и тонкую острую щепку.
— Отлично.
— Который там подавал звуки? Этот? — Смочила щепку в растворе и подошла к Дасти, Тарр громко замычал и задёргался стараясь привлечь к себе внимание. Рыжий задёргался и открыл глаза, протестующе замычал, когда щепка кольнула сначала одну его ногу, затем другую. Затем Моретти макнула щепку ещё раз и кольнула бродягу в запястье.
— Вот ведь негодник. — Моретти посмотрела на Дасти, задёргавшего ногами в попытке прогнать ощущение ватности в конечностях, с каждым движением нищий дёргался всё медленнее. — На таких и придумана техника безопасности. Грузи его в повозку, страж смерти, — Серидур повиновался, закинув тело в повозку.

— Эй, эта живая? — ревнитель пнул Мейел, успевшую уже задремать на камнях.
— Ммм? — начала подниматься девушка, потирая глаза. — Да, да…
Мартин быстро спрыгнул и ударил жрицу по голове, заставляя ту отключиться. Впрочем, темнокожий крестьянин успел заметить телодвижения Мейел, приподнявшись над бортом телеги.
— Вяжи её, — приказала профессор. — Всё в дело пойдёт. И ту святошу тоже.
Мертвец поднял Мейел и закинул её к мужикам в телегу, явно не обрадовавшимся такому соседству, а следом за ней и Сигрет.
— Лучше бы мне распылитель чумы дали вместо тебя. Самодеятельности много слишком, — проворчала Фабиола.
— Как же много хлопот с этой деревенщиной. Надеюсь, мы закончили здесь. Погнали повозку.
— Поехали.

ID: 15764 | Автор: Тёмный шаман Кууро
Изменено: 24 апреля 2014 — 8:05