Когда играет лютня

Люттэ
Граф Драйлин Крайтен
Ховенбет Хельс
Гильдия Великий Дом Крайтен

Ясная штормградская ночь входила в свои права. Бледнолицая полная луна уже воцарилась на престоле небесном, час назад огромные часы Собора отбили ровно полночь. Элвиннские дубы и плакучие ивы склонили свои ветви, отягощенные бурной зеленью к воде, но и здесь им не было покоя. Легкий ветер с моря колыхал ветви, создавал мелкую рябь на водной глади озера. Виднелись высокие стены королевского замка: белые и крепкие как тысяча гор. Столица засыпала, её утомили пляски и гуляния – празднования, которые практически не прекращались с тех самых пор, как в Штормград пришла благая весть. Весть эта гласила, что Смертокрыл повержен.
На крутом берегу того самого озера стояла пара. Вернее один из людей стоял, а второй раскинулся на ковре из листвы и трав, играя на лютне. Слышимость была великолепная, и каждый стон задетой струны отдавался от водной глади.

- Гвардеец Хельс, - мужчина в темном и простом костюме устремил свой взор на стоящего мужчину, временно отстранившись от струн лютни. – Вас не удивляет, почему из всех гвардейцев этой ночью Моему Сиятельству приглянулись именно вы?

Граф не стал дожидаться ответа юноши, который, кажется, ещё не сопровождал Светлейшего в его ночных вылазках.

- Что же, - тот, в чьих венах текла чистейшая кровь, продолжил. – Ранее в таких прогулках меня сопровождал генерал-адъютант Бейн, затем гвардеец Эллиен. Вы должны гордиться, что сегодня Светлейший избрал вас.

Что-то похожее на хищный оскал, улыбка, скользнуло на его лице. Драйлин Крайтен вернулся к игре. Он играл о победах, которые ещё следует одержать, интригах, которые нужно провернуть и славе. Славе, которую он принесет своему роду, история которого насчитывает вот уже более пяти столетий.
Ховенбет до слов графа просто стоял у берега и смотрел то на луну, то на озеро, то просто осматривался по сторонам. Последнее происходило на порядок чаще, все же привык этот гвардеец везде видеть опасность. Услышав вопрос Хов всё же остановил взгляд на графе :

- Я и горжусь, Ваша Светлость, - гвардеец кивнул, - Я почему-то не думал, что вы умеете играть на лютне.

Последняя реплика гвардейца осталась без ответа. Ему не удастся забрать этот вечер свободы. Не для того он, Верный слуга подданных Их Королевского Величества, ускользнул из замка, чтобы трепаться с гвардейцами о жизни. Нет, этот вечер Светлейший пообещал посветить одному себе.

"В эту ночь не спят даже люди", - размышляла ночная эльфийка, шагая по мостовой. Камни уже успели остыть после дневной жары - в последнее время в Штормовом, кажется, вообще не было дождей.
Она не участвовала в гуляниях. Для молодых смертных победа над чудовищем-Аспектом была поводом для праздника. Для Люттэ, которая родилась на заре этого мира, это были скорее похороны.
Безусловно, Нелтарион спятил и превратился в безумного монстра. Так же, как и Иллидан когда-то.
И снова Люттэ ощущала знакомый страх. Возможно, когда-то и её ждёт такая судьба - стать древним чудовищем, слишком непохожим на этот мир. И её гибель тоже будет поводом для праздника. Когда-нибудь.
От невесёлых размышлений её отвлекла музыка. Навострив длинные, чуткие уши, ночная эльфийка пошла на звук, и вскоре, не скрываясь, появилась в поле зрения двух людей.

- Тут кто-то е-... Ну, она уже тут, - Хельс уже разглядывал эльфийку на предмет каких-нибудь опасных для жизни предметов, а его рука уже легла на рукоять меча, - Приказания будут, Ваша Светлость?

Картина, представшая пред эльфийкой, была весьма заурядная. Сидящего на траве человека можно было принять за барда. И лишь вблизи лицо и руки выдавало в нем произведение аристократической селекции: острые тонкие черты лица, которое не было отягощено морщинами или же заветренное тяжелой работой под открытым небом, белое, как луна на небе. Тонкие белые и ухоженные кисти перебирали струны.

- Будут, - и вновь этот гвардеец нарушает блаженство мгновения. – Не отвлекать меня более, гвардеец Хельс, иначе направитесь вслед за той честной компанией, которая сопровождала меня ранее.

Опасных для жизни предметов у Люттэ при себе хватало. Она и сама в определённом смысле была опасной для жизни. Впрочем, не обыскивая её, можно было заметить разве что длинный прямой меч на левом бедре и кинжал на правом.

- Я пришла послушать музыку, - ночная эльфийка подошла ближе, выступая из тени деревьев на лунный свет. - Надеюсь, это не преступление по вашим законам.
Одета она была просто, но со вкусом - не носить же в городе полные доспехи. Замшевая куртка без вышивки и простые штаны без украшений, но хорошего кроя. Мягкие и удобные эльфийские сапоги. Единственным украшением служила серебряная серьга в левом ухе.
Судя по тому, как вела себя незнакомка, гвардеец не внушал ей уважения или опасений. Либо гостья наивна, либо настолько уверена в себе...

Хов продолжил молча не мешать графу проводить вечер, но теперь вместо наблюдения озера он наблюдал за действиями эльфийки. Посчитав её действия не очень опасными, гвардеец приставил палец к своим губам, призывая к молчанию.
Его все-таки вынули подняться, и лишь теперь стало заметно, что на аристократе помимо костюма был надет плащ, черный в тон костюму, с двумя белыми змеями на спине, которые переплелись и угрожающе шипели одна на другую.

- Удивительная ночь, - Светлейший обратился к той, которая вышла из тени деревьев. – Мы с… другом решили урвать для себя мгновение покоя и одиночества. Но вот диво, явились вы и принесли Свет в нашу обитель.

Голос королевского чиновника был ровным тиховатым, лишь иногда бархатные переливы появлялись в нем:
- Ховенбет Хельс, - Драйлин представил своего спутника, передавая ему музыкальный инструмент, - и Драйлин Крайтен к вашим услугам.

Люттэ в ответ только развела руками и пожала плечами, скорчив гримасу. Подошла поближе, уселась на траву в паре шагов и вытянула длинные ноги в сторону озера. Ей не очень-то и хотелось общаться с этими людьми, а тем более сердить их или пугать. Хватило того случая с каким-то бароном или маркизом, как его...

Она моргнула - музыка перестала звучать и аристократ решил представиться - и сдержала вздох. Опять начинаются формальности этикета.
- Я? Ну, зовите меня Люттэ, - ночная тоже поднялась, даже не подумав изобразить что-то вроде поклона. - Я так, путешественница и любительница музыки.
- Вы хотите, чтобы я сыграл вам? – поинтересовался граф, и мягкая доброжелательная улыбка засияла на его лице. – Не так часто кто-то просит меня об этом. Если быть откровенным, любовь к этому инструменту возникла в память о моём покойном племяннике. Ему она ранее и принадлежала.

Приняв инструмент из рук Ховенбета, Драйлин также уселся на траву, вернее на плащ. Несколько раз он брынькнул по струнам, разминая тонкие пальцы. А затем принялся играть. Раздались звуки медленной и печальной мелодии, струны пели о мимолетности человеческой жизни, о невозвратности былого, хрупкости всего того, что окружает живые существа этого мира.

- Если вам от этого легче, мне тоже нечасто кто-то играет, - хмыкнула авантюристка. Она поудобнее уселась на траве, разглядывая новых знакомых повнимательнее. Эльфийка попыталась прикинуть, кто они такие - возможно, имя Крайтенов и было широко известно, но Люттэ никогда не интересовалась аристократией, гораздо больше внимания уделяя индивидуальным заслугам, чем знатности родов. Судя по внешнему виду, парочка была из богатых - наверняка дворянин с телохранителем, или зажиточный негоциант с охранником или управляющим.
Впрочем, это мало волновало Люттэ, не питавшую почтения - как, впрочем, и враждебности - к благородным. Новый знакомый неплохо играл на лютне, и это в её понимании значило гораздо больше, чем знатность династии. Песни и музыка живут гораздо дольше, чем самые древние рода.
Ховен кивнул сам себе, услышав ответ на вопрос, который задал недавно, и, собственно, опять начал слушать игру графа. Правда, его лицо ничего не выражало, ни восхищение игрой графа, ни подозрение к эльфийке.

Белые кисти замерли, придавив струны к грифу и приказывая музыкальному инструменту замолчать.
- Да, - широко улыбнулся мужчина видимо своим мыслям. – У прекрасного Джосефа получалось куда лучше. А вы, Люттэ, значится путешественница? Должно быть вы побывали в далеких землях, вас принимали за своим столом представители диковинных народов?

Крайтен с интересом разглядывал новую знакомую. Ночные эльфы одновременно увлекали и отталкивали аристократа. Слишком странным казалось ему их государственное устройство и быт. Впрочем, когда твоя жизнь не ограничена скоротечным временем, ты начинаешь смотреть на неё иначе.

- Верно. Порой, впрочем, мне хочется осесть где-нибудь в тихом уголке, и завести себе ферму. Выращивать репу там.. брюкву, ну или что ещё выращивают. Или, может, открыть таверну. - ночная пожала плечами. Иногда легко забыть о том, что мир населён кем-то, кроме чудовищ, злодеев и героев, что в нём есть те, кто просто живёт и что у них свои заботы и проблемы. И что кто-то, возможно, никогда не отходил от своего дома дальше чем на десять миль.

- Но на самом деле, я, конечно, никогда бы на такое не пошла. Это всё равно что какому-нибудь лавочнику вдруг сняться с места и пойти сражаться с драконами. Был у нас, эльфов, один философ. Он утверждал, что место каждого в жизни предопределено судьбой, и нет смысла бороться с дланью рока. Мол, мы предполагаем, а боги располагают.
Люттэ вздохнула. Покосилась на стоящего статуей гвардейца, подмигнула: мол, не боись.
Заметив жест эльфийки, Хов окончательно убедился, что опасности она не представляет. Хоть он и оставался таким же невозмутимым, как и раньше, малое напряжение всё же спало.
- Но бывают лавочники, которые после достаточно долгой работы, лет эдак семь, идут убивать всяких монстров, что резвятся по Азероту, - Хов всё же решил влезть в разговор, - Не драконов убивать, конечно, но всё же...
Драйлин кивал в такт словам эльфийки. Действительно все так и было. И если тебе на судьбе написано родиться и умереть в Штормграде – так оно и будет.
- Признаться честно, - медовый голос графа нарушил ночную тишину, - мне лишь единожды довелось побывать в прекрасном Дарнасе. Необыкновенное место. Дома у деревьев и в деревьях, мягкие своды вашего храма, мистические огоньки. Даже Даларан, в котором я провел много лет, кажется менее таинственным и манящим.

Граф улыбнулся шире, а затем рассмеялся:

- Уж не считает ли гвардеец Хельс себя таким лавочником? – поинтересовался он. – Или ведьма де Луа окончательно свела вас с ума во время своей северной кампании?
- Ну, может когда-то и считал. А леди де Луа явно не принимала в этом участие, хотя Северная Компания малость поменяла меня... В общем, я больше не похож на лавочника, - поразмыслив, выдал гвардеец.
- Дарнас красив, - согласилась Люттэ. Сама она не была там уже несколько лет - не сложилось. - Тот, кто его строил, старался чтобы город напоминал помнящим о Зин'Азжари, но без помпезности и размаха, с которым строили Высокорожденные. Помню, статуя Королевы на площади Семи Серебряных Лилий весила добрую тонну - и ведь была отлита из золота... - длинноухая хмыкнула, тряхнула волосами, сбрасывая пелену воспоминаний.

ID: 9898 | Автор: mandarin
Изменено: 10 июня 2012 — 20:44

Комментарии (12)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
10 июня 2012 — 18:45 Dea

Такие разные, и так удачно сыгрались ) Удивительно.

10 июня 2012 — 18:51 Юная авторесса Бриана

+1

10 июня 2012 — 20:46 mandarin

Спасибо большое вам обеим. Мы старались. ) Напоминаем также, что всегда открыты для компании. ;)

10 июня 2012 — 20:52 Hotash

душевно)

10 июня 2012 — 21:12 mandarin

Граф думал ещё спеть прекрасной незнакомке похабную песенку про лужок и ручек, который тёк-ёк-ёк! Однако, решил, что исполнит её, когда они познакомятся немного ближе. ;)
Эту песенку довольно часто поёт прекрасная куртизанка Иллария Келлер.

10 июня 2012 — 21:22 Hotash

Графу нужно быть осторожнее. Мало ли кто там за кустами таится и оберегает честь ушастой)

10 июня 2012 — 22:08 mandarin

Именно по этой причине Его Сиятельство воздержались от распевания похабных песенок. :)

10 июня 2012 — 22:19 Гуляющий DeathRaider

А песенку про ежика? *_*
P.S) а повышение?*_*

11 июня 2012 — 5:50 hallyafae

Ах, граф, вы все еще помните...

11 июня 2012 — 11:21 mandarin

Милая, забыть вас невозможно. Однако, чудная прелестница, вы все реже радуете меня... своим вниманием. ;)

10 июня 2012 — 21:19 Amarillis

Никогда не думала, что напишу это под отыгрышем "Дома Крайтен", но... приятно было читать.

11 июня 2012 — 11:56 Pentala

Граф не разочаровал.