Книга Мертвых Книга Мертвых: Трое

Леани
Ниобэ
Бешаад Всевидящий
Шафья Эмберглоу

Старый мартовский лог.

Время шло. Если бы у кого-нибудь из присутствующих у каравана были часы, механические их стрелки отмерили бы ровно сто двадцать минут с момента пришествия наемников.

Прежде чем подняться с насиженного места, Тилмраанда расспросила Лакотая о ситуации, сложившейся у руин Аукиндона. Друид описывал очевидное: от каравана до разрушенных сводов было рукой подать; тот же вязкий песок отделял возвышение от огрызков стен. Истертые, выцветшие стяги фиолетового цвета - еще времен Совета Теней - слабо реяли на ветру, а жаровни, когда-то горевшие адским пламенем, давно погасли. Огромная арка вела внутрь комплекса, но Тилмраанда сказала, что пойдут они другим путем.

- Надо идти сейчас. Все достаточно отдохнули?

Леани кивнула, подтверждая очевидное. Дренейке хватило пары минут, чтоб закрепить сумку, подтянуть ремни креплений доспехов и ножен. Темная громада впереди манила и притягивала к себе.

По всей видимости, кивок Шафьи следовало считать положительным ответом. Слушающий в половину длинного да косого уха, эльф уже несколько минут сидел, уместив между ногами свой мешок, да с негромким сухим хрустом заламывал назад пальцы правой руки. Будто соломки.

Здесь стоило настроиться... последовательно перебрать все возможные энергетические сигнатуры, разбередить их в законсервированной памяти ока, чтобы потом учутья, да и вообще... трезвы мы для этой кампании. Определенно слишком трезвы.

- Хватайте манатки, дренеи. - Скрипнул беззлобной усмешкой эльфий голос. - Будущее прекрасно.

Косой взгляд, брошенный в сторону жрицы, только закреплял очевидное. Поговорить надо. Но не при местных.

Тилмраанда перехватила взгляд и медленно кивнула, а после обменялась с друидом-Лакотаем пустыми благодарностями: благо, таурен ничего с путников не спрашивал, но Соолавин... Соолавин уже покряхтывал, выпрямляя спину, и просил:

- Кости не трогайте, добра из этого не выйдет... Замолвите за меня словечко. Духам.

Тилмраанде пришлось кивнуть и ему. Жрица ненадолго оставила своих спутников подле кострища, чтобы перекинуться парой слов с Бэрком и его командой. Им она приказала развернуть неподалеку лагерь, и после погружения наемников в лабиринты ждать ровно неделю, а затем - забрать и везти обратно. В противном же случае - возвратиться назад к Каэнаджу и выслать еще один отряд.

Жрица вернулась к подельникам и остановилась подле Шафьи.

Ниобэ посидела с полминуты, тщательно взвешивая в уме все "за" и "против" небольшой стычки с Советом Теней, и так и не определившись, вскочила и быстрым шагом проследовала к своему рюкзаку и арбалету, что остались в паре десятков метров от костра. Всё же и не Орда, и те ещё негодяи... а только не до них сейчас. В другой раз может быть, но не сейчас.

На всякий случай она проверила огненное ружьё "Пламя веры", что в чехле на пояснице - достаётся легко, в случае чего не подведёт. Переломила, заглянула в ствол, лихим взмахом защёлкнула и убрала обратно.

Встать-собраться, да ногами зашевелить – дело недолгое, коли заняться больше нечем, а оглядываться – только пустое бередить. Минуты пролетали, будто и не было их. Эльф поднимался на ноги, тормошил восхитительно спокойного и заспанного дренейского адепта, коротко – на манер своих калдорейских наставников – посылал прощальный кивок друиду, оглядывался в серую небесную муть и считал головы козлоногих подельников…

А когда часы замедлили свой бег и лагерь уже маячил в паре десятков шагов за спиной, последовал вопрос:

- План, Тилмраанда-жрица. Не ты ли говорила, что информация твоя получше, чем у узников долга, а лаз удобнее?

На удалении от лагеря шаги шафьины сделались мягче, а голос тише. Ровнее. Да и взгляд больше по стронам скользил: не то искал что живое, не то барельефы на осколках читал. Только глупые спешат да шумят.

Лакотай вернулся к кибитке; Соолавин помог ему укрепить под гвоздями накидку, которую чуть не сорвало во время бури. Их фигуры и фигуры караванщиков отдалялись от идущих вдаль все больше и больше.

Тилмраанда кивнула и выдвинулась вперед: теперь она шла в начале колонны, и всем остальным приказала следовать точно за ней.

- Верно. Знаю я один проход - трещину в стене - о которой знают далеко не все. Видишь, даже Лакотай умолчал... Нам нужно будет идти вдоль стены, по востоку обогнуть ее. А дальше... Дальше - увидишь.

Она уводила отряд в сторону, чтобы избежать старых фиолетовотканых палаток - нет-нет, и окажется в одной из них заблудший адепт Совета Теней... Такого Тилмраанда допустить не могла.

Арбалетчица с интересом и оживлением взглянула на Шафью и Тилмраанду. "Тайные катакомбы, открывающиеся особым заклинанием аукенаев?" - мысленно предположила она, и на лице наметилась лёгкая улыбка. Которая тут же спала, как только жрица помянула трещину.

"Как-то не... не солидно даже. Не по законам жанра, " - подумала дренейская девушка, отведя взгляд в сторону и едва заметно выкатив нижнюю губу в лёгком разочаровании.

- Что ты знаешь о тех, что внутри? Правы были сидельцы или... не про нас?

Взгляд эльфа на мгновение отвлекся от выискивания энергетических сигнатур по окрестностям. Провел линию вдоль жрициного профиля.

Наемница вполне себе одобряла выбранную Тилмараандой тактику и, знай, топала себе по пыльной пустоши, прислушиваясь к разговору Шафьи и жрицы, но не подавая виду, что он ей вообще интересен.

- Могут быть правы, могут - и нет, - Тилмраанда ответила как-то неопределенно; голос ее вдруг отчего-то вздрогнул. Жрица продолжила, плавно перескочив на иную тему:

- Мы обойдем орочьи врата, врата Совета Теней. Есть другие способы попасть внутрь Аукиндона. На западной стороне есть проход, который часто использовали аукенай. Там повстречать хоть кого-то... Легче. Поэтому мы не дойдем до этих врат.

Огромные балки, решетчатые переплетения странного металла, части взорвавшегося купола - по мере приближения отряда обломков становилось все больше; пугающими, гротескными образами они возникали из песка, так и не поглотившего их, и бросали на серую землю черненые тени.

- Тилмараанда, мы всецело полагаемся на ваш опыт, - заметила Леани. - Вряд ли кто-то из нас знает эти... земли лучше.

- Значит, аукенайские врата сейчас держат не твои... - Эльф замедлился со своей заметкой, подбирая слово. - ... единоверцы?

Ах, жрица... оживает на глазах, да только такие оживания лишь уму вредят. Пальцы на болтающейся, будто бы безвольно, руке Шафьи не без задумчивости в движении потерлись друг о друга.

- А если нет, что спрятало от них ту трещину?

- Мои единоверцы были изгнаны много лет назад. Изгнаны - и убиты в попытках бежать. Мне повезло с памятью; я хорошо помню потайные пути и неведомые тропинки, - кисло отшутилась Тилмраанда, - Тогда это была цельная стена. После взрыва аукенаи не появлялись на поверхности... Кроме тех, кого изгнали и не убили на выходе орки. Наверное, в том месте строители поработали спустя рукава, и некрепкая нижняя часть развалилась по кусочкам, но балки продолжили держать верхнюю. Мне просто повезло, что я вышла из лабиринтов прямо рядом с ней. Другие были не столь удачливы.

Потихоньку скрывались за минувшим поворотом остовы теневого совета, и маячащий вдали свет жаровен поглотила тьма. Тилмраанда потребовала подойти к стене свода как можно ближе, и идти точно вдоль нее, чтобы держаться в тени, пока таковая возможность еще была.

Внезапные откровения Тилмараанды заставили бровь воительницы изумленно поползти вверх. Сочувствовать Леани не умела особо, поэтому ограничилась коротким взглядом на жрицу.

Когда они шли вдоль стены, наемница с опаской поглядела на могучие, но ветхие стены и негромко поинтересовалась:

- Сверху ничего не рухнет? Вдруг строители и в этих местах работали, спустя рукава?

Разумно... только и отметил про себя приумолкший эльф. Не от света утра спрячет, так хоть магические очи затуманит. Фонило у стен изрядно и чем ближе, тем ощутимее. Словно яркое солнце в центре под сводами.

Прикусив губу, Ниобэ поглядывала по сторонам, краем уха слушая разговоры о трещине в стене и спущеных рукавах.

- Все, что могло рухнуть без сторонней помощи, уже рухнуло, - пожала плечами Тилмраанда, - Но мысль о том, что кто-то может взобраться на одну из стен и решить просто так покидать сверху камни, мне не приходила в голову. Может, оно и к лучшему.

Наемники прошли достаточно, чтобы увидеть, как в двухста метрах на севере от них, в той стороне, откуда они пришли, высилась покореженная, кривая башня. Когда-то она тоже была частью аукенайского комплекса, но сейчас на крыше ее был установлен флагшток, и красное знамя Орды гордо развевалось по ветру.

- Альянс, Орда, - продолжала Тилмраанда, - Устроили свои игрища на чужих костях. Не сомневаюсь, что многих это увлекло в могилу.

- Интересно, за что тут можно бороться? - недоуменно произнесла Леани. - Что тут ценного-то, что обе фракции лезут сюда, как ядожвалы на грибы? Костяная пыль? Пепел? Обломки? Артефакты? Духи?

- Может, на всякий случай? Вдруг под землёй золотая жила? - предположила рассеянным тоном Ниобэ.

- Кому хватило ума развязать малую войну во время большой, поведется на любой слух... - Не то пошутил, не то сронил в пустоту Шафья. Глуховато вышло.

- А впрочем, они всё равно отпразновали победу. В них многовато жизни.

Тилмраанда опустила плечи:

- Значит, не чувствуете. Оно, может, и к лучшему. Аукиндон - то, что от него осталось, - это просто клубок энергии духов, которые не были погребены из-за воронки Д'Оре. Мне трудно об этом говорить, легче увидеть. Скоро увидите, я чувствую. Видите очертания строения при стенах? Когда-то сюда приезжали караваны. Мы торговали там с теми, кто привозил пищу, воду и прочие... Вещи. Были красивый, маленький купол, круглый зал и большая арка.
То место, на которое указала Тилмраанда, мало напоминало ее рассказы. Как и сам Аукиндон, круглый зал был разрушен - не стало ни купола, ни многих стен, ни искусных барельефов.

- Наверное, твои зелья не настолько обостряют чувствительность. Может оно и к лучшему, вряд ли бы мы пережили более сильное воздействие. Вы постоянно жили здесь? - поинтересовалась рогатая наемница. - Нам очень мало рассказывали об аукенаях...

- Да, немногие из нас выходили из-под сводов после посвящения. Я знаю совсем мало случаев, когда аукенай покидал Аукиндон и имел право на возвращение. При мне один из высших жрецов, близкий к экзарху, отправился в Шаттрат. Что-то было связано с тамошними жрецами... Мне не давали знать слишком много, в любом случае, - Тилмраанда коснулась левой рукой стены; на ходу провела по ней пальцами.

- Мы совсем близко. За развалинами зала был проход. Надо только миновать их, и...

Жрица замерла на месте, воздев взгляд к небу; огибая своды Аукиндона, по воздуху плыли души, окутанные синей призрачной дымкой.

- Началось. Не стремитесь атаковать тех, кого вы увидите. Просто идите мимо. Не волнуйтесь, они это чувствуют. Некоторые еще ходят по земле. Не столкнитесь.

Леани кивнула, пожалев, что так невовремя прервался интересный разговор. "Жизнь живи, всю жизнь и учись."

- Если я достану мечи - я их спровоцирую? - на всякий случай поинтересовалась она.

- Да, - был ответ.

Вот вам и наглядный опыт... Требовались известные усилия, чтобы вычленить эту бледную череду энергетических сгустков из опаляющего фона того, что укрывалось за стенами здания. Шафья замедлился, неотрывно смотря на духов. Требоволось время, чтобы дать глазу хорошо запомнить этот тип и впредь предупреждать хозяина о их появлении.

- Что произошло с теми, которые мы встретили на пустоши? - В пол голоса проговорил эльф, не отрывая взгляда. - Они были менее... полными.

Леани досадливо щелкнула кончиком хвоста по бедру. Звонко вышло. Напрасно, наверное. Наемница вскинула голову, разглядывая летящие тени мертвых дренеев. Зрелище стоило того, чтобы его увидели. Фантасмагорическое шествие призраков завораживало.

..Некоторые из духов все еще оставались на земле, будто ожидая своего часа, чтобы быть поглощенными воронкой. Их очертания почти не рябило призрачной дрожью; на некоторых из них были погребальные саваны, на иных же - пестрые одежды и доспехи.

Лица их, пожалуй, можно было разглядеть при желании, но найдется ли глупец, который осмелится посмотреть в лицо смерти?..

Сомнамбулически покачиваясь, обреченные бессмысленно ступали по песку, копытами не касаясь и не бередя его.

Когда дреней, облаченный в эфемерные латы, повернул к наемникам свою голову, по его примеру поступили еще трое духов: все женщины в дренейских саванах.

Их глазницы были пусты.

- Вот же... - наемница проглотила несколько куда более крепких выражений. Хоть она и не была суеверной, но вид призраков несколько выводил из равновесия и отбивал всякое желание сквернословить.
Леани бросила быстрый взгляд на Тилмараанду, без всяких слов вопрошавший: "И что делать-то?"

Шафья же спрашивать не стал, благо нашлось дело первой необходимости - насторожиться, смотреть внимательно. Не упустить момент, когда один из духов засветится собираемыми складками энергии. Заученное на пустоши еще не успело покинуть разум, куда уж... Повторяя в уме заклинательные последовательности, эльф наблюдал. Пристально. За всем и сразу. Только рукой повел - обожди мол, Бешаад-колдун, с колдовством. Успеется.

- Ох, Свет... у меня стрел не хватит на них, - пробормотала Ниобэ, схватившись за лямку арбалета. Секунду помялась, резко вытащила из чехла "драконье" ружьё, затем, держа его в вытянутой руке и целясь в привидений, достала из подсумка на груди зачарованный арбалетный болт.

"Как же это они там делали?" - мысленно спросила она себя, глядя на Шафью, - "магия манит привидений..."

Три женщины - три призрачных фигуры - медленно поплыли к наемникам. Они вытянули вперед руки (кто-то мог бы счесть этот жест благомирным, но Тилмраанда шагала в сторону, даже не смотря на них), и так остановились на пути Ниобэ, Бешаада и Шафьи. Воин в латах стоял поодаль, и Леани наверняка чувствовала, как его неживой взгляд буравит ее.

Средний дух, витающий перед Шафьей, принял вдруг самые немыслимые формы - настолько необычные и расплывчатые, что эльфу недолго было задуматься о том, не он ли один видит причудливые метаморфозы, растекающиеся по холсту душного воздуха акварельными красками: зелеными, синими, фиолетовыми - холодными... Существо было выше всего живого и ниже всего одновременно; не поддавалось ни описанию, ни оценке. Но, несомненно, навело страх, когда вспыхнуло красным, пульсирующим светом.

Что-то заставило Шафью понять: сейчас существо разгневается; разгневается, и сделает так, что не станет дождей, которые он так любил; не станет ни священного, ни порочного - ничего не станет для колдуна Шафьи Эмберглоу. Все прелести этого мира возникли пред глазами его и разом исчезли в хватке существа, гневящего свое естество.

И Шафья-эльф остановил, и без того небыстрый, шаг на глазах своих спутников. Его око, пусть и недреманное, затуманилось чем-то своим, а мысли увядали вместе с миром.

Опять... Всё повторялось. Снова он смотрел, как тривия медленно и с рассчетом пожирает всё, что раскидало по миру приливом. Ни дождей не будет, не царств. Ни священного, ни профанного, ни даже Шафьи - неизменного свидетеля истории.

Так и продолжалось, а потом...

Не он ли, Шафья, заклеймил всё пустотой и бессмыслицей? Не он ли старательно надувался любым пойлом, лишь бы потерять вкус к вещам, как кокой-нибудь дренейский монах? Не...

Шафья тряхнул головой, смутно осозновая, что чье-то досужее касание покусилось в первую очередь на его сокровенные иллюзии.

Иллюзии, через которые нужно было... необходимо... углядеть колеблющуюся структуру. И идти вперед.

Не призрачная фигура оказалась перед Бешаадом - но Ваджира собственной персоной, точно такая же, какой он ее и запомнил, покидая Экзодар. Она несла в руках рыбу, которую по ловкости своей ловила прямо руками из потоков воды, и запаха которой не боялась. Она шла, и простирала руки, чтобы обнять волшебника, и смеялась как всякий раз, когда была счастлива, но лишь только ее ладони сомкнулись на его широкой спине, Ваджира затряслась, будто коснулась неоткалиброванного кристалла, с которыми когда-то работал Бешаад, и начала медленно тлеть; ее плач звучал в ушах дренея особенно отчетливо и жалобно.

- Глупо. - Отозвался Бешаад, неморгающе смотря на призрака. И хотя лицо его не выразило эмоций - даже придатки висели безвольно - голос прозвучал несколько неуверенно. Маг отступил на шаг назад и закрыл глаза, сжав кулаки. Через миг его окружило резкое арканное свечение, тут же разлетевшееся полупрозрачной фиолетовой пыльцой, еще через миг пропавшей. Но часть ее осела на призраке, а дреней добавил уже с твердой интонацией. - Ты - пыль, здесь нет ничего, кроме меня.

Бешаад хмыкнул и мрачно посмотрел на призрака в латах, и хотя ущерба колдун по видимому не получил, лицо его все же приняло неуверенное выражение.

Одна из женщин подняла руку вверх, и Ниобэ вдруг увидела: это была дренейка в белых одеждах, та, которая сопровождала ее к Каэнаджу и мысленно говорила с ней - и как раньше этого было не узнать; не вспомнить родных черт? Сейчас ее губы молчали, а на призрачной белой ткани растекалась синяя-синяя кровь, и по рукам она тоже текла, и из глазниц, оставляя на щеках голубые бороздки.

Укоряющий перст дренейки был воздет вверх, на Ниобэ, и ощущение вины вдруг накатило на юную дренейку. Что, если ее уход оставил деву незащищенной?..

Ствол пламенного ружья опустился к земле, затем оружие и вовсе выпало из рук.

- Когда это тебя... - прошептала она едва слышно, сжав в руках магический болт. Большой палец в перчатке коснулся заднего конца массивного металлического стержня, полого, с нехитрым механизмом активации чар наконечника внутри.

- Сейчас, сейчас я тебе помогу, - пробормотала она, суетливо вертясь и оглядываясь по сторонам, подыскивая что-то подходящее, - Свет примет тебя... примет легко, после всего добра, что ты принесла нам. Ты будешь жить вечно в наших воспоминаниях... сейчас, сейчас...

Арбалетчица чуть присела, размахнулась арбалетным болтом и со всей силы ударила себя по щитку на колене. Ничего, кроме небольшой царапины. Ещё раз, через секунду.

- Ну давай же! - она замахнулась ещё раз, пытаясь вызвать срабатывание капсюля-пистона в техномагическом боеприпасе.

Леани видела только трех призраков; один из них остался подле Ниобэ, тогда как двое с шипением отпряли от Бешаада и Шафьи.

Тилмраанда сказала, не повышая голоса:

- Ниобэ, прекрати. Ниобэ, надо идти, слышишь? Оттащите ее.

Призрак воина в латах пристально смотрел... хотя чем там смотреть-то? Призрачными глазами? Леани досадливо дернула рогатой головой, словно отмахиваясь от назойливого духа и упрямо шагнула вперед, не обращая внимание на бывшего соотечественника. Партнеры по походу вроде неплохо справлялись с полетевшими наперерез, кроме... Наемница поглядела в сторону Ниобэ и приостановилась.

- Ниобэ, идем! Оставь. Иди прямо, сквозь нее и все, - тихо, но отчетливо произнесла дренейка, не торопясь продолжать движение.

Услышав Тлмраанду сквозь последние шматки тумана между мыслей, эльф почел за должное наконец-то начать воспринимать реальность адекватнее. Быстро, едва только не нервно, оглядеться по сторонам и шагнуть-качнуться в сторону Ниобэ - несложно перехватить и завести за спину занятую руку.

А если дух настаивает... неактивированный клинок на свободном запястье едва отвечал своему хозяину.

Призрак Ниобэ не желал отплывать восвояси, тогда как остальные дренейские девы вернулись к латнику. Они шипели и злились, но страх мешал им наброситься на наемников с атакой.

Бешаад наконец перевел взгляд с латника на Ниобэ, а затем и на ее призрака. В которого тут же устремился небольшой арканный шарик, будто растворившийся от прикосновения к призрачной фигуре.

- Оттащи ее назад. - Было сказано Шафье.

- M-man'ari!

Согнувшаяся из-за выкрученной назад правой руки, Ниобэ подцепила левой ружьё, упавшее к ногам, и направила на привидение.

- Уходи! Уходи, демон! - закричала она, срываясь на визг и хрип. Палец лёг на спусковой крючок.

Леани коротко вздохнула, быстро шагнула к Ниобэ, аккуратно подхватила ее под локоток вооруженной руки.

- Не стреляй. Все хорошо. Идем, - воительница старалась говорить короткими фразами.

Вот только пальбы у старых стен нам и не хватало...

Как бы не звучал совет Бешаада-колдуна секунду назад, а резко прибавил в полезности, и Шафья не замедлил воспользоваться, подхватив дренейку под оттянутую руку, сбивая прицел и потеряв стеснение... обжечь пальцы, если крепко ухватит спусковой крючок? Отличная идея, друг-Шафья.

"Чугунные... Дренейские... Бабы..." - Стукнула в голове мимолетная мысль. Стукнула и нарушилась помощью Леани. Оставалось только шагнуть назад, помогая волочить девяностокилограмовое телесо.

Очертания призрака подернулись рябью и тут же замерли - сказалось бешаадово заклинание, заставившее эфемерную материю замереть на месте... Шепотки усилились; происходящее привлекло внимание иных призраков, но самые последние капельки человечности и - самое главное - инстинктов удерживали их от атак.

- Идем, идем, идем, - как заведенная говорила Тилмраанда.

Бешаад кротко кивнул словам жрицы и выжидающе посмотрел на остальных.

- Я буду замыкать, вперед. Потом умоете ее холодной водой. - Дреней бросил взгляд на Ниобэ и хрустнул костяшками пальцев, готовясь на всякий случай ставить арканные барьеры на пути призраков.

Помощь Шафьи пришлась куда как кстати. Леани подхватила обезумевшую девчонку, уцепилась за пояс, постаравшись облегчить Шафье нелегкую ношу.

- Не урони. - Обронил Шафья не то под нос себе, не то мускульной силе отряда, пристроившейся на той стороне "бездыханного" тела. Ноги эльфа уже спешили вслед за Тилмраандой, не мешая тому отмерять слова понемногу.

- Не боись, и не таких тягали, - пропыхтела Леани. Девченка была тяжелой, плюс ее сумки, плюс собственный доспех...

- Воронка. Собирает их изнутри?

- Да, - кивнула Тилмраанда, - Сюда, быстрее.

Пустые черные глазницы следили за их передвижениями.

ID: 9889 | Автор: Пират-ассассин Эонарис
Изменено: 10 июня 2012 — 3:44

Комментарии (1)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
10 июня 2012 — 19:25 Toorkin Tyr

мне нра.