Внимание: материал сексуального характера!
Опубликованный на этой странице текст содержит описание сексуальных отношений.
Не читайте его, если вы младше 18 лет или сторонитесь подобного.

Танго в лунном свете

Вирджиния Винтерс

-------------------------------
...Снова почти бессонная ночь. Ей это уже начало надоедать — каждое утро любоваться на синяки под глазами в зеркале было не слишком приятным занятием для баронессы. Но она ничего не могла поделать. Сначала ее мучили кошмары, а теперь это. Вздохнув, леди Винтерс снова поднесла к глазам розу. Пальцы прошлись по бархатистым, мягким лепесткам, от которых исходил едва уловимый сладковатый аромат. Скоро она совсем завянет, и придется ее выбросить. Сожаление пронзило сердце баронессы, и она открыла ящик стола, убрав туда цветок с обрезанным стеблем.

Пусть останется... на память. Вирджиния слишком хорошо знала, как часто события поворачиваются так, как ты совсем не ожидаешь. Если Холтен исчезнет из ее жизни, по крайней мере, у нее останутся воспоминания. Одни из немногих, которые будут хорошими. Несмотря на то, что началось все с убийства и крови, их знакомство пока что приносило ей только удовольствие.

Винтерс уснула под утро — так и не смогла заставить себя перестать думать, анализировать, строить теории и прогнозы. Только на публике она строила из себя немного ветреную, легкомысленную особу, на самом же деле Вирджиния была из тех людей, которые каждую секунду своей жизни продумывают каждый свой шаг, используя данный им природой разум на все сто процентов. Она могла бы построить неплоху карьеру в разведке... если бы не испытывала острое отвращение к любой субординации. А еще ненавидела пачкать руки. Поэтому появление Холтена сильно облегчило жизнь баронессы — теперь она могла сваливать всю грязную работу на него, при этом все оставались довольны. Рыцарь любил убивать, а она любила сохранять свою репутацию чистой до поры до времени.

Когда все же наступило утро, Винтерс лежала на кровати, даже не укрывшись одеялом и свесив одну руку с края. Наверное, разбудить ее мог лишь катаклизм.

Холтен не спал всю ночь. Мысли одолевали, и это вносило определенный дискомфорт в его существование, ведь ответов на возникающие вопросы он найти не мог. Тем не менее, это помогало коротать ночь, уснуть он все равно не смог бы. Голубые глаза смотрели в полуприкрытое окно, любуясь утренним рассветом. В комнате было довольно тепло, хотя рыцарю на это дело было плевать с высокой колокольни, но, тем не менее, он лежал на кровати в одних штанах.

— Отдыхаешь? — послышался недовольный голос баронессы из-за приоткрывшейся двери. Она явно только что проснулась и направлялась в ванную комнату, одетая в немного помятый пеньюар. Похоже, она совершенно перестала стесняться Холтена, воспринимая его как часть своей жизни в поместье. — Кое-кто обещал разобраться с охраной и даже получил чин капитана стражи. А теперь прохлаждается.

Она фыркнула, глядя на рыцаря, который тратил драгоценное время на безделье. Ужасное расточительство для того, кому не нужно спать.

— А вы проверьте стражу, все давно на своих местах, — спокойно произнес рыцарь, вставая с кровати и направляясь к шкафу с одеждой, старательно избегая смотреть на пеньюар баронессы. Он принялся быстро одеваться, изредка бросая взгляд в сторону окна.

От внимания баронессы не ускользнуло то, что Холтен прячет взгляд, и она почувствовала, что просто не может удержаться от очередной колкости в его адрес. Это было сильнее Винтерс.

— Я как раз собираюсь принять ванну. Не желаешь потереть спинку? — бархатным голоском спросила она, опираясь о дверной косяк и с интересом следя за Холтеном.

— Если вам будет угодно, — негромко отозвался немертвый прежде, чем понял, что сказала Вирджиния. Да, если бы он мог, то покраснел бы.

— Это не приказ, Холтен, — рассмеялась баронесса, которая явно наслаждалась тем, как постоянно ставит его в неудобное положение. — Всего лишь маленькая просьба. Учитывая последние... обстоятельства... я подумала, что ты можешь посчитать это хорошей идеей.

Рыцарь понятия не имел, почему это было хорошей идеей, но вовремя вспомнил, что это вроде как входит в обязанности тех кто... Ну, вы поняли.

— Да... хорошо, я сейчас буду, леди Винтерс.

— Отлично. Я буду ждать, не задерживайся, — промурлыкала она и направилась в сторону ванной без лишних слов. Слуги, зная привычку баронессы принимать горячую ванную каждое утро, уже подогрели для нее воду. Скинув полупрозрачную ткань, Винтерс забралась в бадью и закрыла глаза, вдыхая запах трав и свежего ветерка, доносившегося из открытого окна. Конечно, она знала, что некоторые особо ретивые охранники очень любили незаметно заглядывать в это окно в часы ее водных процедур, но не особенно переживала по этому поводу. Мальчишки все были одинаковые.

Холтен вздохнул. Он надел темную рубашку с коротким рукавом и вышел из комнаты. Ему нравилось ходить босиком, особенно утром. Вскоре он уже стоял перед дверью, которая вела в ванну, где сейчас находилась леди Винтерс. Немертвый глубоко вздохнул и медленно открыл дверь, входя внутрь.

— Входи, — донесся до него довольный голос Винтерс, которую он теперь видел только со спины. И судя по всему, одежды на ней не было, а вода закрывала ее только по пояс. — Не стоит слишком долго медлить перед дверью, иначе я могу подумать, что тебя что-то смущает.

Она повернула голову, и солнце, бьющее в окно, осветило мягкими лучами ее профиль, словно выхватив из полумрака комнаты.

— Ну что вы, я каждый день только тем и занимаюсь, что захожу в ванну к женщинам, — пробормотал немертвый, когда оказался внутри. Он не знал, что надо делать, поэтому просто встал и принялся смотреть куда-то в сторону от баронессы.

Спрятав улыбку от Холтена, баронесса махнула ему рукой, чуть расплескав при этом воду.

— Не нужно. Я всего лишь хочу, чтобы ты потер спинку. Правда, я не буду делать ничего, что смутило бы тебя... еще больше. Не волнуйся.

Она повернулась к нему и мягко улыбнулась.

— Да, хорошо, это звучит не очень трудно... — он присел на край ванны и взял в руки мочалку, принимаясь медленно и осторожно тереть спинку баронессы. Его грубые руки действовали на удивление нежно, словно он и правда всю жизнь этим занимался. А может, потому что не мог позволить себе хоть как-то навредить тому, что считал красивым?

— Не труднее, чем размахивать мечом и рубить головы, верно? — тихо пробормотала баронесса, прикрывая глаза и наслаждаясь этим случайным нежным прикосновением. Пускай все будет так — пока что. Пускай. Она совершенно точно знала, что в любом случае не будет ни о чем жалеть, а Холтен... он мог бы. Поэтому она дала ему право самому решать, что ему нужно. Не без некоторых подвижек с ее стороны, конечно. Этого у Вирджинии было не отнять. Когда привыкаешь манипулировать людьми и делаешь это почти бессознательно, очень трудно вдруг отказаться от такой полезной привычки.

— М-м... приятно... — прошептала она, чуть поводя обнаженными плечами под рукой Холтена.

— Мне тоже... кхм, приятно, — негромко произнес рыцарь. Он неспешно продолжал растирать спину баронессы, изредка принюхиваясь к чудесному аромату ее тела и уж совсем изредка бросая на нее взгляд. Рыцарь не знал, должен ли он сделать какой-то шаг или они должны были подождать, поэтому пока он просто помогал Вирджинии принимать ванну, продолжая растирать ее спинку.

Видимо, почувствовав, что Холтен как-то напряжен, она положила свою ладонь сверху на его руку и чуть сжала. Улыбка на ее лице все еще была той самой, искренней, которую она позволяла увидеть только ему.

— Все в порядке.

Больше баронесса не сказала ничего, только вздохнула неслышно. Приходилось ходить вокруг да около, но другого выхода просто не было. Слишком опасно. Да и сама Винтерс не совсем понимала, зачем ей эти, с позволения сказать, странные отношения — мертвец вряд ли заинтересовал бы ее, да и особо богатым он не выглядел. Неужели она что-то почувствовала? нет, этого быть не может. Все ее чувства давно уже умерли. Она и сама была мертва, только не физически.

— Пожалуй, этого достаточно, — она поднялась и принялась заворачиваться в полотенце, не обращая внимания на то, что Холтен все еще здесь. — Спасибо. Довольно трудно жить одной. Иногда требуется мужская рука, — она хмыкнула, бросая взгляд на рыцаря смерти, и ее глаза озорно блеснули.

— Для этого я здесь, — негромко сказал Холтен, кивая, по видимому, сам себе, — Я еще нужен вам, миледи? — он поднялся и подошел к Вирджинии, возможно несколько ближе, чем хотел, и следовало бы. Полыхающие глаза смотрели точно в фиалковые глаза леди Винтерс, а крепкие руки, которые только что касались ее нежной кожи, были сцеплены за широкой спиной немертвого рыцаря.

Она хотела было ответить что-то, что первое пришло в голову, но вместо этого Винтерс сделала паузу, внимательно глядя в глаза рыцаря. Потом мотнула головой и улыбнулась.

— Не стоит так официально. Все же это была лишь просьба. Впрочем, мне нравится, что ты лояльно относишься ко мне.

На самом деле ей хотелось бы совершенно другого общения, но если Холтену проще обращаться с ней как с госпожой — пусть, она не собиралась на него слишком уж сильно давить.

— Хорошо, тогда... Как мне к вам обращаться? — поинтересовался рыцарь, который давно привык к тому, что те, кому он служит, требуют от него только такого общения, в противном же случае начинают ругаться, кричать, в общем, получается забавно, хоть и не слишком приятно.

Винтерс придвинулась чуть ближе, не настолько, чтобы это считалось бы слишком агрессивным, но так, чтобы намекнуть на мысль.

— Ты же знаешь мое имя, — тихо сказала она, приподняв голову и глядя в лицо рыцаря. — Ты назвал его. Вчера. Мне понравилось...

— То есть мне называть ва... тебя по имени? — тихо произнес рыцарь, глядя в глаза леди Винтерс, — Это... не оскорбит тебя?

— Вряд ли, — улыбка стала шире, и Винтерс с трудом подавила желание поцеловать рыцаря в щеку — настолько милым он сейчас казался. — В конце концов, ты же не просто капитан моей стражи. Остальное можно выяснить позже, но сейчас я не хочу, чтобы субординация заставляла нас чувствовать себя неловко.

— Это... приятно слышать, — тонкие губы изогнулись в слабой улыбке, а огонь в глазах стал чуть ярче, — Тогда... Вирджиния, если я не просто капитан твоей стражи, я могу... поцеловать тебя, да?

— Можно не спрашивать моего разрешения на это, Холтен, — несмотря на то, что фраза казалась ей невероятно глупой и смешной, смеяться ей не хотелось. Напротив, ее лицо вдруг стало серьезным, и рука баронессы почти неощутимо, легко коснулась его плеча.

Он слабо кивнул и медленно коснулся ее губ. Его руки, как и в тот вечер, осторожно легли на ее талию и чуть притянули к себе. Глаза он закрыл, то ли потому что ему очень нравилось то, что он делал, то ли просто потому, что их огонь немного мешал Вирджинии.

Это было весьма приятное ощущение, но Винтерс прикладывала все силы, чтобы не переступить черту. Хотя из открытого окна дул прохладный ветерок, а она была покрыта капельками воды, стекающими с ее мокрых волос, баронесса почувствовала жар. Ее кожа покрылась мурашками от осознания того, что сейчас ее от Холтена отделяет только очень, очень тонкая ткань, которую так просто... Нет, это только страсть. Обычное желание, которое заставляет голову кружиться. Она слишком давно не встречалась с мужчинами. Поэтому...

"Хватит себя обманывать", вдруг недовольно сообщил ей внутренний голос, и Винтерс стыдливо покраснела. Не перед Холтеном ей было стыдно — перед собой. За то, что пытается убедить себя, что просто хочет его использовать.

Она совсем потерялась в этом моменте и не заметила, как тихонько застонала от удовольствия.

Ее стон был как сигнал для немертвого, что он все делает правильно. Его поцелуй стал немного требовательнее, а руки покрепче обхватили тонкую талию Вирджинии. Холодная кожа рыцаря не была такой неприятной, какой казалась, она приятно холодила теплую, точнее, горячую кожу леди Винтерс. Буря открыл глаза, вглядываясь в лицо баронессы, все ли хорошо, или он все-таки сделал что-то не так?

— Пойдем, Холтен... у нас сегодня много дел, — шепнула Винтерс, отрываясь от поцелуя и прижавшись щекой к его шее. Ей не хотелось прекращать, но с другой стороны, слишком торопить события было бы легкомысленно. К тому же он сам этого не хотел, и баронесса это знала. Однако она была рада, что их отношения перешли на другую стадию.

— Да, хорошо, — усилием воли Холтен удержал себя от поцелуя и слабо кивнул, — Тебе нужно переодеться, верно? — он внезапно осознал, что леди Винтерс сейчас в одном полотенце, а на нем лишь рубашка из тонкой материи и брюки. В который раз немертвый ловил себя на мысли, что если бы он был жив, то покраснел бы до корней волос.

— Именно, — улыбнулась баронесса, хищно сверкнув глазами. — Если, конечно, у тебя нет других планов... — Она позволила полотенцу чуть-чуть съехать вниз. Всего на пару сантиметров, так, будто это было случайностью.

— Хм, даже не знаю... Может быть, мы могли бы... Позавтракать позже? — он позволил себе легкую полуулыбку и осторожно положил свои крепкие руки на тонкую талию Вирджинии.

Она ничем не выдала своего удивления, даже шока — обычно Холтен тут же ретировался или делал вид, будто ничего не понимает, а тут вдруг так легко повелся на ее невинный намек... Впрочем, невинный ли? Баронесса подумала, сколько сил приходилось тратить ему раньше на то, чтобы никак не реагировать на ее колкости, и ей пришлось признать, что она немного переборщила.

— Да... пожалуй, это можно устроить, — пробормотала она, лихорадочно соображая, что ей следует делать дальше.

Рыцарь смерти мягко прикоснулся своим лбом к ее лбу и тихо спросил:
— Ты правда этого хочешь?

— Хочу чего? — спросила она, чтобы избежать недопонимания. Хотя баронесса почувствовала легкий укол страха — все же это было так быстро, так непредсказуемо, да и воспоминания, которые не так давно вновь предстали перед ней... Но все же ей хотелось быть к нему ближе. Винтерс не знала, почему — вряд ли природа ее чувств основывалась только лишь на желании. И именно поэтому ей было страшновато, хотя одновременно у нее захватывало дух от предвкушения.

Немертвый на миг опешил, но потом решил идти до конца и мягко коснулся ее губ:
— Попробовать стать ближе, чем мы есть... — тихо прошептал он, нежно обнимая ее и притягивая к себе.

— Я... хочу попытаться, — тихо прошептала она, закрывая глаза. Все равно назад пути нет, она сама все это начала. Да и не хотела сейчас поворачивать назад. И хотя у нее были некоторые сомнения, но это были сомнения, порожденные ее разумом. Сердце просто приказывало ей идти вперед. И она не могла больше игнорировать его желания.

— Хорошо, — прохладная широкая ладонь скользнула на затылок Вирджинии, а губы немертвого прильнули к ее губам. Он прикрыл глаза, желая как можно полнее ощутить вкус леди Винтерс. Вторая рука автоматически легла на талию баронессы, но постепенно начала съезжать все ниже и ниже.

Вирджиния почувствовала это — учитывая, что тонкая ткань полотенца закрывала ее только до бедра, оставалось лишь несколько сантиметров, прежде чем его рука коснется ее кожи. По ее телу прошла легкая дрожь, а в голове чуть помутилось, и она почувствовала, что сердце пропустило один удар.

— А ты... ты хочешь этого? — спросила она шепотом, пытаясь не выглядеть слишком напуганной.

— Хочу, — коротко ответил Холтен. Он открыл глаза и на миг оторвался от губ Вирджинии, чтобы взглянуть на ее лицо. Ему показалось, что она немного испугана, но вроде бы все в порядке... В любом случае, она бы ему сказала, если бы он делал что-то не так...

ID: 9884 | Автор: WerewolfCarrie
Изменено: 24 июля 2012 — 18:04