Бал для баронессы

Вирджиния Винтерс

-------------------------
Едва на улице забрезжило солнце, как рыцарь открыл глаза. Несколько секунд он смотрел в потолок, а потом рывком поднялся, спуская ноги с кровати. Голова немного гудела от голода, но в целом все было в порядке, Холтен умел управлять своим телом и разумом — жизнь заставила.

Одевшись, немертвый взглянул в зеркало. Ничего нового он там не увидел, все то же бледное лицо, горящие голубые глаза, короткие седые волосы, небольшой ровный нос. Издав легкий вздох, рыцарь смерти вышел из своей комнаты и отправился на поиски завтрака.

Как оказалось, завтрак подали в гостиную, которая служила одновременно и столовой — у леди Винтерс поместье было не настолько большим, чтобы выделять под трапезную отдельную комнату. Гостиная, впрочем, была ничуть не хуже — поскольку баронесса жила одна, ей и не требовался огромный обеденный стол. Два кресла стояли у того самого дубового стола, за которым Холтен и баронесса сидели вчера. Накрыто было на двоих, не слишком роскошно, но и не бедно. Теплый кофе дымился в двух чашках, маня своим ароматом.

— Ах, вот и вы, — произнесла баронесса, улыбнувшись и поставив чашку на стол. — Доброе утро, Холтен. Присаживайтесь.

Она указала на отодвинутое в сторону второе кресло. Сегодня она выглядела как-то уж слишком парадно — длинное платье светло-голубого цвета, уложенные в высокую прическу волосы, заколотые сапфировой заколкой, и такое же сапфировое ожерелье.

Рыцарь был одет в простую кожаную куртку, штаны и сапоги. Он слабо кивнул миледи и присел на указанное место:

— Доброе, спасибо, — негромко произнес он, принимаясь за еду.

— Не знала, что ты ешь человеческую еду, — она пристально следила за тем, как рыцарь орудует вилкой и ножом. На каждом приборе были выгравированы инициалы В.В. — Но на всякий случай велела подать завтрак на двоих. Попробуй паштет, он восхитителен.
Она спокойно и изящно завтракала, как будто ничего и не произошло. Похоже, она считала вчерашнее недоразумение полностью исчерпанным.

— Привычка, — коротко отозвался рыцарь. Он старался есть аккуратно, быстро и, по возможности, молча, изредка поглядывая на леди Винтерс.

Завтрак они провели молча, только стук серебряных приборов о фарфоровые тарелки и блюдца прерывал эту внезапную тишину. Наконец, баронесса вытерла руки и губы салфеткой и поднялась.

— В твою комнату принесут твою новую одежду, — сказала она не терпящим возражений тоном. — Одевайся, и мы поедем в город. Ты должен будешь сопровождать меня. — Уголок ее губ приподнялся, и она приложила к ним пальцы, словно пытаясь скрыть усмешку.

— Чем плоха моя старая одежда? — казалось, рыцаря не смущает, что его одежда была хоть и крепкой, но не слишком красивой. Точнее, совсем не красивой, по крайней мере, для сопровождения высокой особы она явно не годилась. Он встал из-за стола, легко кивнул и пошел в свою комнату.

Переодевшись, взяв ножны с клинком и повесив их за спину, он спустился вниз:
— Я готов.

— О, Холтен, — баронесса, которая уже стояла у порога поместья, держа в руках зонт, поднесла руки к лицу и захлопала в ладоши. — Ты выглядишь просто чудесно. Совсем не похоже на того оборванца, которого я подобрала в грязи.

Ее саркастичный тон был раздражающим, но милая улыбка и общий ухоженный вид это компенсировали. Она подошла к рыцарю и провела рукой по блестящим медным пуговицам, украшающим его сюртук.

— Превосходно, просто превосходно. Костюм моего почившего папеньки, да будет земля ему пухом, тебе как раз впору. Итак, — она повернулась и подняла руку, словно приглашая его взять ее под локоть. Второй рукой она одним отточенным движением повесила на локоть зонт. — Экипаж нас уже ждет. Я расскажу тебе все, что тебе нужно знать, по пути.

— Угу, — все так же немногословно буркнул Холтен, аккуратно взяв леди Винтерс под локоть. Они прошли к карете, где немертвый помог баронессе занять ее место, а сам сел напротив нее, сложив руки на коленях. Пылающие глаза смотрели на нее, ожидая необходимых инструкций.

Устроившись в карете, она громко крикнула "Трогай!", и раздался крик кучера, удар кнута, и лошади медленно тронулись в путь. Баронесса, достав веер, томно обмахивалась им — было довольно жарко сегодня, несмотря на то, что климат в Элвинне всегда был мягким.

— И зачем такое кислое лицо? — игриво спросила она, — Улыбнись. Мы едем на светский прием. Мне не нужно, чтобы на тебя оборачивались... слишком уж подозрительно.

— Какое есть, я охранник, а не ваш муж, чтобы на меня оборачивались, — спокойно отозвался Холтен, глядя на леди Винтерс.

Баронесса нахмурилась и хлопнула Холтена по колену веером.

— Ты не мой охранник, — безапелляционно возразила она. — Ты мой кузен Альберт, приехавший ко мне в гости на неделю для выяснения вопроса с наследством. Именно так должны думать все остальные гости. — Она приподняла бровь. — И я не имею ничего против того, чтобы мой недавно объявившийся кузен в глазах аристократии стал бы моим любовником, — с придыханием добавила она.

— Альберт?.. — немертвый с сомнением посмотрел на баронессу, раздумывая, а не перегрелась ли ее головушка, — Я не собираюсь кого-то обманывать и делать вид, что я ваш любовник.

— Это приказ, Холтен, — ее глаза прищурились, а улыбка сошла с ее лица, словно ее там никогда и не было. — Помалкивай и делай то, что я говорю, и тогда твое задание станет гораздо проще. Итак, наша цель — некий мистер Берроуз, который является одним из моих арендаторов. В последнее время до меня доходят слухи из проверенных источников, что этот Берроуз нагло ворует деньги с моей лесопилки. Я постараюсь выяснить как можно больше о нем. Если это правда... — она холодно улыбнулась. — Впрочем, это потом. Самое главное — не спускай с него глаз. Это тебе ясно?

— Ясно, — спокойно произнес рыцарь. Теперь его вид был еще более... кислый, как сказала бы леди Винтерс. Бледное лицо словно потеряло последний кусочек жизни и превратилось в кусок мрамора, безмолвный и отрешенный.

— Вот и хорошо, — ответила ему баронесса, откинувшись на спинку сиденья и продолжая махать веером. Больше она ничего не сказала, только спокойные глаза изучали Холтена, словно новую игрушку. Впрочем, играть с ним было опасно. Вот только Винтерс была не из тех, кто боится опасности. Она использовала это в своих целях, и так было всегда. А Холтен... использовать его будет трудно, но Винтерс приложит к этому все усилия. Потому что награда будет достойной.

— Миледи, приехали, — раздался голос кучера, и карета остановилась. Баронесса отдернула занавеску и выглянула в окно. И правда — ехали они уже не по сельской дороге, а по настоящей брусчатке, которой мог похвастаться лишь Штормград.

Холтен молча выбрался из кареты и подал руку баронессе, помогая ей спуститься. Он внимательно посмотрел по сторонам, не обнаружив ничего ужасного, рыцарь взял миледи под руку.

— Улыбайся, — прошептала баронесса, на лице которой как будто по волшебству вдруг появилась лучезарная улыбка, которая делала ее гораздо красивее, чем хмурое и презрительное выражение лица. Карета остановилась перед одним из домов, полностью построенных из камня, что было довольно дорого для этих краев, где основным строительным ресурсом было дерево. Богато изукрашенные винтажные окна, дубовые двери с резьбой — все говорило о том, что в этом доме жил некто весьма богатый и влиятельный.

Винтерс шагнула вперед, и швейцар, едва завидев ее, поклонился и протянул руку.
— Леди Винтерс, ваше появление — это чудо в здешних краях, — произнес он заученную фразу. Баронесса кивнула, протягивая руку в перчатке для поцелуя, и вдвоем с Холтеном они вошли в открытые двери.

Немертвый попытался улыбнуться, но получалось плохо, хотя это было лучше, чем ничего. Он молча шагал вперед, поддерживая баронессу под руку, стараясь не смотреть ни на кого, лишь изредка бросая взгляд в разные стороны. Иногда он чересчур громко вздыхал, словно животное, которое принюхивалось к чему-то.

Они вошли в огромный холл, где уже находилось около трех десятков человек. Все они явно уже давно были здесь, и появление Винтерс произвело настоящее впечатление — к ним тут же подошли богато одетые люди, женщины в откровенных нарядах, мехах и шляпках, все как одна в золоте и серебре.

— Это такая честь видеть вас здесь, миледи, — бормотал некий старичок, слюнявя руку баронессы, а та только улыбалась, ни одним жестом или словом не выражая своего раздражения или отвращения. — Позвольте спросить, кто ваш спутник?

— Это мой кузен Альберт, — тут же ответила она, чуть ближе подвинувшись к Холтену. — Сегодня он будет сопровождать меня. Прошу вас, отнеситесь к нему со всем уважением и почтением.

Рыцарь смерти не любил подобных сборищ. Мало того, что почти все, кто находился здесь, были настоящими отбросами, недостойными быть поддаными Штормградского Королевства, так еще и одеты были так, как немертвый никогда бы не оделся. Но он давно привык к подобному, поэтому просто слегка кивал, если кто-то с ним здоровался, и старался не выглядеть слишком необычно, что удавалось ему не так замечательно, как хотелось бы.

— Постарайся не наломать дров, — шепнула баронесса Холтену, сделав вид, будто целует его в щеку, и погладила по плечу. — Что ж, оставляю тебя одного. Мне нужно обсудить кое-какие дела, — сказала она, отходя в сторону. В ее руке уже искрился бокал вина, под потолком разносился эхом ее звонкий смех, и Холтен остался один. По сторонам зала стояли длинные столы, которые ломились от всевозможных угощений и дорогого вина, а когда Винтерс ушла, на Холтена тут же устремились несколько десятков любопытных взглядом. Девушки, пришедшие на прием, прикрываясь веерами, принялись что-то оживленно обсуждать шепотом, то и дело метая взгляды на рыцаря.

Немертвый не растерялся и отошел в сторону, мимолетно выхватывая у кого-то бокал с соком из луноягоды. Он постарался выглядеть как можно неприметнее, но чувствовал, что получалось не очень. Тем не менее, он продолжил держаться спокойно и уверенно, делая небольшие глотки из своего бокала.

— Простите, благородный сэр... — раздался сзади чей-то голос и тут же последовал взрыв приглушенного смеха. — Если вы разрешите, нам хотелось бы задать вам вопрос...

К нему медленно и как-то пугливо подошла стайка девушек, которые разглядывали его с таким интересом, с каким смотрели бы на диковинного зверя в зоопарке.

— Разрешаю, — не слишком дружелюбно буркнул рыцарь. Он привык к таким взглядам, они были лучше, чем взгляды, полные ненависти, которые он лицезрел в день возвращения в Штормград после бойни у Часовни Вечной Надежды.

Девушка, которая, похоже, была самой смелой, сделала небольшой шажок вперед и с плохо подавляемым страхом и любопытством спросила:

— Вы ведь Альберт, кузен леди Винтерс? Вы, значит, теперь живете в Ясной Поляне? — ее подружки дружно заулыбались. — Простите за бестактный вопрос, но... знаете ли вы, что леди Винтерс — вдова? — заговорщическим тоном спросила девушка.

— Альберт, живу, в курсе, — коротко отозвался немертвый, глядя в глаза девушки.

— Так значит, вы живете одном доме с незамужней женщиной? — она перешла на шепот, и ее улыбка стала еще шире, полускрытая веером. — О, это так... волнующе, не правда ли? — она хихикнула и взмахнула рукой.

— Что ж, спасибо за беседу! Это было весьма занимательно.

Она тут же испарилась, словно ее и не было, исчезнув в толпе гостей. Откуда-то полились звуки королевского вальса, и гости, радостно засмеявшись, с удовольствием принялись танцевать.

Холтен вздохнул и одним махом прикончил свой сок, поставив пустой бокал на поднос одного из слуг, что проворно сновали сквозь толпу. По правде говоря, ему было ужасно скучно, но он не расстраивался, все могло быть хуже.

— Вы позволите, сэр Альберт? — раздался откуда-то сбоку знакомый голосок, и на локоть Холтена легла знакомая рука в перчатке, на пальце которой красовалось золотое кольцо. Леди Винтерс, на щеках которой играл легкий румянец, а улыбка была искренней и теплой, подошла к нему почти бесшумно.

— Можно подумать, у меня есть выбор, — пробормотал Холтен, глядя на леди Винтерс, — Долго нам еще здесь торчать?

— Пойдемте, Альберт, — баронесса потянула его за руку. — Потанцуем.

Она вывела Холтена почти в центр зала, который вдруг погрузился в полумрак — свечи притушили, чтобы создать некую интимную обстановку. Со стороны музыкантов лились звуки прекрасной музыки, и Винтерс, улыбнувшись, положила руку Холтена на свою талию.

— Ну же, — прошептала она, приближаясь к нему почти вплотную. — Подыграйте же мне.

Это было не так плохо, в конце концов, лучше заняться хоть чем-нибудь, чем просто стоять в углу, приковывая к себе взгляды окружающих. Холтен даже почти улыбнулся, осторожно касаясь талии леди Винтерс.

Баронесса ухмыльнулась и положила руку на плечо рыцаря, прижавшись к нему почти всем телом. Она танцевала прекрасно, отточенные легкие движения свидетельствовали о том, что это было то, чем она занималась уже очень давно и умело. Приходило в голову, что умела она была не только в танцах — под рукой Холтена она выгибала спину, словно страстная любовница.

— Вон тот, — прошептала она, прижавшись к щеке Холтена и бросая взгляд на стоявшего в углу человека лет сорока в черном сюртуке. — Это Берроуз. Старый извращенец, пригласил меня к себе в гости сегодня после заката. Как вы думаете, зачем?

— Не думаю, что на чашку чая, — негромко отозвался рыцарь. Он позволил баронессе вести в танце, стараясь не встречаться с ней взглядом.

— Ах, ты такой недогадливый, Холтен, — тихо рассмеялась Винтерс, почти прижимаясь к его груди. — Хорошенько запомни этого человека. Сегодня, после приема, ты должен будешь придти к нему вместо меня и передать кое-какое послание... Только, Холтен, — она отстранилась и строго посмотрела в его бесстрастное лицо. — Не убивай его. Он может нам еще пригодится. Однако я не буду против небольшого насилия. — Она снова положила голову на его плечо, тихонько вздыхая. В этот же момент ее рука скользнула в нагрудный карман рыцаря, оставив там небольшую вчетверо сложенную записку. А затем снова скользнула на его плечо.

— Сделаю, — коротко прошептал рыцарь на ухо баронессы, когда ее голова легла на его плечо.

— Вот и молодец, — прошептала ему на ухо миледи, почти касаясь его своими губами и обдавая теплым дыханием. — Мы поедем по дороге в Ясную Поляну. На полпути ты выйдешь из кареты и вернешься в Штормград, когда стемнеет. Я буду ждать тебя в поместье. Постарайся, чтобы тебя не заметили. Берроуз не будет болтать — это я гарантирую.

Она крепко сжала плечо Холтена, прижавшись к нему грудью так, что он мог чувствовать, как бьется ее сердце под тонкой тканью платья.

— И еще, Холтен... — она коснулась едва ощутимым поцелуем его холодной щеки. — Ты прекрасно танцуешь. Надеюсь, в остальном ты тоже весьма искушен.

— Ясно, — Холтен едва слышно хмыкнул, когда баронесса коснулась его щеки, — Во всем, что касается охраны, я более чем искушен, леди Винтерс.

— Как это скучно, — протянула она, когда вальс закончился, и отстранилась от рыцаря, присев в полупоклоне. — Что ж, благодарю вас за танец, сэр Альберт, — сказала она, ничуть не смущенная взглядами, которые устремились на нее в ту же секунду. — Ну что ж, я думаю, мы сможем поговорить об этом, когда останемся наедине. — Ее бархатный голос был таинственным и несколько насмешливым.

— Скучно, но полезно, — едва слышно усмехнулся рыцарь смерти, медленно склоняя голову перед баронессой, — Как только захотите поговорить — я буду готов.

— Прекрасно. Наслаждайтесь, — бросила ему Винтерс, снова покидая Холтена одного. Несколько часов длились, как несколько столетий — на приеме действительно было скучно. Но одно имело непреходящее и неоспоримое значение — здесь собрались почти все, кого в современном высшем обществе необходимо было знать. Баронесса все это время, лишь изредка отвлекаясь, разговаривала с Берроузом, игриво улыбаясь и позволяя ему то и дело прикладываться к ее изящной ручке. Ничто в ней не выдавало той ненависти, которую женщина испытывала к тому, что имел наглость полагать, что достаточно хитер, чтобы исподтишка красть ее деньги. Но следовало сохранять лицо, хотя до ее ушей то и дело доносились обрывки фраз о ней и Холтене. Похоже, все шло как нельзя более по плану — аристократия безоговорочно поверила в то, что рыцарь — ее кузен, а небольшой общественный скандал, вызванный их "отношениями", затмевал интерес к его персоналии. Винтерс мысленно похвалила себя. "Люди, — подумала она отстраненно, делая глоток вина. — Как же я их ненавижу."

Холтен устало сидел в каком-то кресле, без какого-либо интереса разглядывая находившихся здесь людей. Ему было ужасно, просто до одури скучно. Но его никто не трогал, так что все было более-менее в порядке.

Наконец Винтерс подошла к нему и протянула руку. Выглядела она ничуть не уставшей, но в глазах несколько померк былой блеск.

ID: 9874 | Автор: WerewolfCarrie
Изменено: 9 июня 2012 — 5:09