Убийство в Ясной Поляне

Вирджиния Винтерс


----------------------------
День близился к своему логическому завершению. Высокие деревья Элвиннского леса тихо шелестели своими кронами, а местная живность потихоньку замолкала. Местные жители расходились по домам, где их ждали горячий ужин и теплая постель. На небе показались первые звезды, а из-за туч показалась яркая луна.

Он мчался по лесной дороге, не замечая ничего. Его глаза горели ледяным огнем, короткий плащ развевался от сильного ветра, а руки крепко держали поводья мертвого скакуна. За спиной виднелась рукоять клинка в виде черепа, чьи глазницы полыхали ядовито-зеленым огнем.

Перемахнув через небольшой ручей, его конь взвился на дыбы. Перед взором всадника возникло большое поместье — его цель. Он шумно вдохнул ледяной ночной воздух, рыцарь почти физически ощущал свою цель.
Немертвый мягко соскочил со своего коня и опустился на твердую землю. Взмахом руки он отправил Ревущего обратно в Акерус и быстро зашагал к поместью.

Оказавшись перед забором, он еще раз шумно вздохнул и одним махом перелез на другую сторону. Холтен буквально вжался в забор, сливаясь с вечерним сумраком. Перед ним прошел какой-то мужчина, невысокого роста, в потертых куртке и штанах. Рыцарь дождался, пока слуга исчезнет за поворотом, и быстро зашагал в сторону небольшой пристройки, где обычно жила прислуга.

Дверь была открыта, а запах живого нельзя было спутать с чем-то другим. Он был внутри.

Холтен тихо приоткрыл дверь и вошел внутрь, возвышаясь в дверном проеме. Его лицо скрывала плотная тканевая маска, а тело было скрыто кожаным доспехом. Клинок без звука вылетел из ножен.
— Да свершится правосудие, — слетело с его губ.

Перед ним сидел мужчина. Ничего необыкновенного, средний рост, короткие рыжие волосы, бледно-серые глаза. Он обернулся и буквально окаменел от ужаса. В следующую секунду мужчина рванул к окну, но открыть его не смог, руки тряслись от страха. Зато голос у него был громкий, визгливый и пронзительный:
— Помогите! Демон! На помощь!

Рыцарь смерти не проронил ни звука, он медленно двинулся к своей цели, не слушая ее крики и мольбы о пощаде.

В поместье зажегся свет, и со стороны усадьбы донесся шум и топот. Кажется, охранники сбегались на звук, и вскоре несколько из них уже стояли перед дверью в пристройку, переглядываясь между собой. Наконец один из них толкнул створку дверей и вошел, держа меч наперевес.

Перед ним открылась не самая приятная картина. Джек стоял на коленях, а над ним возвышался какой-то непонятный мужчина с горящими глазами, сжимающий в руках длинный двуручный клинок.

Оружие со свистом прорезало воздух, оставляя за собой всполохи бледно-зеленого огня. Голова виновного покатилась по дощатому полу, обагряя его своей кровью.

Немертвый несколько секунд стоял над убитым человеком, а потом убрал свой клинок обратно в ножны. Перед этим можно было заметить, что лезвие, покрытое загадочной гравировкой, быстро втянуло кровь в себя.

— Брось оружие! — закричал побледневший от ужаса стражник, но не отступил. По его виску скатилась капелька пота. — Ты находишься на частной территории баронессы... баро... нессы... — его голос сошел на нет, когда незнакомец повернул к нему голову. "Проклятие, да это же мертвяк, — пронеслось в голове у стражника, и он медленно отступил — Мертвяк в Элвиннском лесу. Нужно срочно доложиться. Баронессе, королю, да хоть кому..."

— Правосудие свершилось, уйди с дороги, — немертвый взглянул на стражника, — Я не хочу твоей смерти, — он медленно шагнул вперед. Половицы скрипнули под тяжестью рыцаря смерти, а воздух наполнился ледяным холодом, который забирался под одежду живых, пробирая их до костей.

— Эй, быстро, вы двое! Бегом в поместье, доложитесь, что у нас тут ситуация! — крикнул стражник, обернувшись к своим товарищам. Те сразу, благо давно уже об этом мечтали, припустили к усадьбе. Стражник же, явно трясясь от страха, все же нашел в себе силы преградить мертвяку путь. — Ты! Ты останешься здесь, чтобы ответить за свое преступление! — храбро заявил он, хотя голос у него ощутимо дрожал, а шлем сполз набок.

— Он убийца и получил по заслугам, — рыцарь продолжал свое медленное шествие к стражнику, — Уйди с дороги, живой.

С каждым шагом мертвяка температура все падала и падала, пока под ногами стражника не хрустнул тонкий слой льда, который появился на его сапогах.

— Единственный убийца, которого я вижу здесь — это вы, — раздался из-за плеча стражника чей-то спокойный и холодный голос. Мужчина обернулся, и на его лице возникло выражение одновременно паники и облегчения. Отступив в сторону, он чуть поклонился, пропуская вперед свою хозяйку, но далеко не стал отходить.

— Миледи, здесь слишком опасно для вас, — попытался было отговорить ее стражник, но женщина только бросила на него испепеляющий взгляд, и он тут же замолчал.

Теперь Холтен мог видеть ее так же ясно, как и луну на небе в сегодняшнюю ночь полнолуния. Они были похожи друг на друга. Такие же прекрасные и далекие, чуждые этому миру. Ее лицо было бледно, почти белоснежно — такова была когда-то мода в Лордероне среди аристократок. Длинные вьющиеся волосы цвета воронова крыла свободно падали на ее плечи крупными блестящими кольцами. Ее можно было бы назвать настоящей красавицей — утонченные черты лица и хорошая фигура, подчеркнутая темно-синим шелком платья с глубоким декольте и корсетом. Но что-то в ней было не так. Словно красота эта была фальшивой, напускной. Возможно, все дело было во взгляде глубоких фиалковых глаз, который смотрел на Холтена с прямотой и отстраненностью, резко контрастирующими с общим вычурным обликом женщины.

Пылающие глаза несколько секунд рассматривали незнакомку, без особого смущения изучая ее фигуру. Не ради удовольствия, просто чтобы избежать каких-либо неожиданностей.

— Ваш слуга убил женщину, после чего скрылся, я просто восстановил справедливость, — низкий, но в то же время очень ясный, чистый голос, — Я не хочу убивать невиновных, поэтому просто уйдите с дороги.

Женщина сделала шаг вперед, подняв подбородок и разглядывая рыцаря из-под тяжелых, густых ресниц. Разглядывала без всякого интереса, так же холодно и расчетливо, как и он. Наконец подняла руку и сделала знак своим стражникам освободить дорогу.

— У вас есть доказательства его вины? — медленно спросила она, отбрасывая отточенным движением волосы с лица. Через секунду она поджала губы, превратив их в тонкую, напряженную линию, и раздраженно взмахнула рукой, подобрав выпачканное в грязи платье. — Прошу вас пройти за мной. Мы обсудим это наедине. Я не хочу разговаривать о делах в такой грязной обстановке.

Не дожидаясь его ответа, она повернулась к нему спиной, словно демонстрируя то, что ей было абсолютно наплевать и на меч, и на кровь, окропившую тонкий дощатый пол. Она совершенно его не боялась.

Рыцарь лишь коротко кивнул и двинулся вслед за ней, по пути "случайно" задевая стражника, который отшатнулся от "демона" и что-то пробормотал себе под нос.

Немертвый не был против разговора, в конце концов, это лучше, чем как обычно уходить, оставляя за собой нескольких раненых, которые не были ни в чем виноваты. Холод резко исчез, и опять потеплело, а голубые глаза Холтена перестали гореть таким ярким огнем.

Двое молча шли по тропинке, ведущей к широкой проездной дороге к поместью. Окруженный лесом, дом возвышался над землей огромным, уродливым и совершенно неуместным исполином, словно был здесь не к месту — Ясная Поляна всегда вызывала в баронессе чувство отвращения. Впрочем, как и люди, живущие здесь. Она с удовольствием отказалась бы от общества и жила в свое удовольствие где-нибудь в Тераморе, на берегу, вдали от цивилизации. Но отказ от богатства, роскоши и удобств был для нее невыносимой утратой за такой подарок судьбы. Поэтому она терпела. Поэтому она даже не взглянула на тело бедняги, которого расделали, словно скотину на бойне.
Ей просто было все равно. Один умер, на его место придет другой. Она никогда не останется одна. Это было успокаивающе и одновременно неприятно.

Ворота были открыты, и женщина, что-то тихо и резко сказав одному из стражников. Тот кивнул и прокричал своим товарищам о том, что они должны пропустить странного незнакомца в дом.

Тихий перестук каблуков ее туфель сопровождал их молчаливое шествие по мощеной дорожке, ведущей в поместье. Когда за ними закрылась дверь, баронесса повернулась к Холтену и строго взглянула на него.

— Извольте проследовать за мной в гостиную, — прозвучала заученная фраза. Слуг не было видно — похоже, они уже каким-то невероятным, известным лишь черни способом узнали о том, что произошло, и попрятались в свои комнаты. Трусливые, словно крысы.

Рыцарь молча следовал за баронессой. Его взгляд не отрывался от ее спины, для него здесь не было ничего необычного. В поместье Эллиенов все было почти таким же, только цвета были куда более мрачные, да и гвардия Драммонда состояла почти полностью из таких же немертвых, как и он.

Нет! Не таких же! Большая их часть была просто оружием, которое использовали во вред всем остальным. Убийцы, маньяки и прочие ублюдки, которые нашли прибежище у могущественного графа. Он таким не был, не хотел. Рыцарь жаждал только справедливости, ибо она это единственное благо, которое заслужил этот прогнивший мир.

На миг немертвый нахмурился, но почти сразу же вернул себе холодное выражение лица, которое все равно было скрыто под маской. Он прошел в гостиную вместе с баронессой и остановился, ожидая ее слов.

Странно — ее платье было на грани вульгарности, на грани того понятия, которое среди аристократии называют благородством. Но спина платья была полностью и плотно закрыта. Словно она боялась чего-то, эта невысокая, но поразительно гордая женщина. На вид ей можно было бы дать как тридцать, так и двадцать лет — почти фарфоровое лицо не давало судить о ее возрасте. Баронесса села в кресло у большого дубового стола, который стоил, должно быть, целое состояние, и повелительным жестом указала Холтену на противоположное кресло, обитое мягким бархатом темно-синего цвета. Похоже, баронесса любила этот цвет. Все в поместье было выдержано в спокойных, темных тонах, избегая черного или слишком светлого. Атмосфера была ничуть не мрачной, но успокаивающей. С высокого потолка свисала хрустальная люстра на тридцать свечей. Мягкий золотистый свет освещал тонкую и прямую, как стрела, фигуру баронессы.

ID: 9857 | Автор: WerewolfCarrie
Изменено: 8 июня 2012 — 0:07

Комментарии (2)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
7 июня 2012 — 23:17 Facepalmist
Убийство в Ясной Поляне

Ведь говорил я тогда Льву Николаевичу: "пишите лучше детективы". А он - ни в какую. Приходится кому-то за него это делать. :(

8 июня 2012 — 0:02 WerewolfCarrie

Ну, кому-то ведь приходится делать грязную работу, не правда ли ? :)