Зов прошлого

Кутберт Златозуб
Епископ Грегорий Ардатхан-Асилум

Место действия - Штормград. Наше время.

Вечер в Соборе королевства Штормград, конец вечерней молитвы. Гулкое эхо жрецов уже затихло, а яркие свечи, освещавшие мраморные своды, начали тихо потухать. Вокруг воцарил легкий мрак, окутывающий высокие потолки. Лишь изредка можно было увидеть, как мозаика на окне переливается разными цветами, словно редкий камень.

Служба закончилась, и все святейшие разбрелись по своим делам. Лишь один епископ стоял возле колонны, смотря в чудесное окно и задумавшись. Нельзя было разобрать его эмоций: он стоял словно каменный памятник с соответствующим выражением лица. В руках его был посох с большой, массивной звездой на вершине, которая сияла подобно настоящей звезде, когда легкий ночной свет из окон Собора падал на него.

- Епископ Грегорий, вы останетесь ещё? – спросил его подошедший скромненький дьякон. Трухлявый старичок с бородой. – Служба-то, кхе, уже окончилась как пяток минут.
- А? – отвлекся от созерцания жрец и пробивающим басом ответил. – Да, я еще останусь. Чувствую, что я еще не закончил.
- Что не закончили? – изогнул бровь старичок.
- Неважно. Ступай да будь милостив, - махнул рукой Грегорий и продолжил задумчиво теребить свои четки на шее.

Однако, достопочтенный епископ был не единственным в Соборе, кто не закончил дела на этой святейшей из земель. В самом дальнем углу, сокрытым от света свечей, на лавочке сидела маленькая фигура карлика. Дворф, согнувшись в три погибели, тихонько нашептывал свою молитву. Его точно деревянные руки были сложены на округлом, похожим на валун, животе, сминая бороду цвета соли с перцем.

Карлик очнулся и обозрел почти пустой собор из под своих кустистых бровей так, как мог бы смотреть только проснувшийся от спячки медведь. Крякнув, он медленно встал и затянул потуже поясок из бечевки на своей рясе. Однако, уходить он даже не собирался, дворф так и стоял, впитывая в себя святой дух этого места.
Епископ Грегорий Ардатхан-Асилум обратил свой взор на карлика. Не то чтобы он заинтересовался им, но ему было в радость видеть, что кто-то еще остался после проповеди, чтобы просто подумать и насладиться всей святостью этого места. Тихо усмехнувшись, грузный лысый мужчина в обширной мантии подошел к дворфу:

- Тоже не хотите спать после проповеди? - с легкой, добродушной усмешкой спросил он, опершись на посох. - Или вы еще не закончили, и я вам мешаю?

Кутберт посмотрел снизу вверх на Грегория, вглядываясь в его лицо. Спустя полминуты молчания, дворф заговорил. Пожалуй, таким голосом мог бы говорить выдержанный херес, если бы тот обладал даром речи.

- Закончил, закончил, - вздохнул уроженец Кхаз Модана. - Конечно. Такое благое место. Я сюды почти каждую неделю приезжаю, да. Если вам будет угодно, дражайший, давайте продолжим беседу вне храма. Ну не хорошо тут кричать, да?

Не особо дожидаясь ответа епископа, Кутберт вразвалочку пошел к выходу.
- Само собой, - кивнул жрец и последовал за дворфом.
Карлик вышел из собора, вдохнул солоноватый воздух полной грудью, похлопал себя по животу и, не отрывая взгляда от радужных и похожих на самоцветы брызг фонтана, проговорил:

- Значится, по вашим регалиям я смог уразуметь, что вы, дражайший, отнюдь не простой мещанин. Н-да?
- Вы тоже, значит, не простой дворф, зашедший в вечернее время на молитву. Да, епископ Грегорий Ардатхан-Асилум, да благословит Свет мой и ваш путь, - представился епископ. - Но я редко видел, чтобы дворфы следовали философии Света. Не поделитесь?

Грегорий уселся на каменную скамью возле фонтана и положил посох по левую руку от себя. Смерил дворфа взглядом, ожидая его ответа.

- Ну, - дворф упал на скамейку подобно мешку с картошкой. - Да, сейчас уже меньше. Но я все же не соглашусь, наш брат всегда следовал Трем Добродетелям. Просто все сейчас повально увлеклись прошлым, а следовало бы и на настоящее с будущим обратить свое внимание, да.

Кутберт поглаживал слегка спутанную и мятую бороду, рассматривая епископа.

- Верно, но уж поверьте, прошлое оставляет большой след, и полезно будет вспомнить эти следы в будующем, чтобы избежать провала. Понимаете?

Карлик слегка нахмурился и махнул левой рукой.

- Та это же все другое. К слову, в вашем образе есть что-то необычное на мой взгляд. То ли лицо у вас не такое как у сдешних, а может быть и что-нибудь другое.
- Не думаю, что моя народность меня как-то выделяет. Я лордеронец. Впрочем, в Штормграде много лордеронцев. Когда-то я был епископом при церкви Стратхольма, вел там проповеди... А потом война. Ну, думаю, вы знаете, что произошло.
- Ах, война, - низкорослый монах вновь нахмурился и свесил тяжелую голову. - Война - вещь гадская и мерзкая, с этим спорить нельзя. Но уклоняться от неё - трусость и грех. Я безмерно уважаю каждого солдата-защитника родины, который бросился в самое пекло, ведомый своими идеалами и любовью к родному миру. Но вот гадюки, которые убивают за скотский металл чести не достойны, ибо они ведомы не возвышенными чувствами, а презренной жаждой наживы. Я считаю, что нет похвалы тем воинам, которые за деньгу лишают людей жизни, дарованной Светом.

Кутберт украдкой бросил взгляд на Грегория, ожидая его ответа.

- Благо, с такими мне встречаться почти не доводилось. Люд честный и воинов храбрых я навидался и до войны, и во время нее. А грязные душой не смели тревожить меня. Может, боялись, а может, Свет уберег меня и не даровал такого испытания из исправную службу ему. Во всяком случае, вы правы. И, я надеюсь, тут будет лучше, чем при Теренасе. Я прибыл сюда с мыслью, что Штормград станет моим новым домом и где я смогу лучше нести свою паству.
- Как это ни прискорбно, люди везде похожи, и учить их надо похожим образом, да, - сказал дворф. - Есть хорошие люди, а есть гады, которых или давить или вразумлять надобно. Тут уж от гадюки зависит.
- И нужно уметь различить, где гадюка, а где нет? - вопросом дополнил речь дворфа жрец.
- Конечно. Это нам и дано, - улыбнулся дворф, сверкнув золотыми зубами. - К слову, зовут меня Кутберт Златозуб, безмерно рад знакомиться с вами, дражайший епископ Ардатхан-Асилум.
- Аналогично. Так... Что вы знаете о местных гадюках? Не подумайте, что собираю сплетни, - это грешно. Просто чтобы быть в ведении, - епископ глянул на вход в Собор и сложил руки в замок на поясе.
- Ну, слышал я, что в старом районе города склад подожгли, прихожане рассказывали о каком-то Джонни Дамене, - почесал дворф бороду, призадумавшись. - Говорят, с ним еще был какой-то здоровый выродок времен Второй Войны. А так, собственно, ничего более и знать не знаю.
- Криминал и разбойничество, - подметил епископ. - Плоды людской алчности всегда будут преследовать нас, к сожалению. Но как я уже говорил много раз - любой порок можно выличить либо громким словом, либо ударом посоха, - на секунду его взгляд скользнул по его посоху, - "Стойкости", - и его огромной звезде на конце. Жрец невольно усмехнулся. - Кутберт, вы когда-нибудь были на войне?
- Да, конечно, был, - с серьезным видом кивнул карлик, чуть не свалившись с скамьи. - Во вторую войну бил орков у Дун Модра, Дун Альгаза. Случилось даже отбивать Плеть от Моста Тандола. И родину от рагнаросовских червей я тоже однажды отгонял. И, знаете ли, без тени бахвальства скажу вам, что мы выиграли все эти битвы не просто так. Наше дело право, вот и победа за нами.
- Да вы боец похлеще меня будете, Кутберт, - улыбнулся Грегорий. - Я видал всего одну войну но она, все же, оставила весомый след на мне. Я видел, как люди, пораженные чумой, убивают своих собратьев, веря росказням темных правителей. И мне приходилось видеть, как Свет карает их. Моих собратьев. Это даже хуже, чем вспоминать то, кем я был до того, как прозрел и ушел в монастырь.

На секунду в словах и мимике жреца проскользнула горечь и отчаяние. Но их быстро сменила четко видимая ярость, но затем - прежнее умиротворение.

- Хорошо, что я почти не помню тех дней, - выдохнул он.
- Мы все делали нужные вещи и убивали нужных людей, если их так можно было называть, - быстро проговорил карлик. - Вот только унывать не надо. Горечь снедает душу, друже, заражает её так же, как чумное зерно заражало несчастных жителей Стратхольма.
- Вы правы. А потому я рад, что ступил на путь истинный... Надеюсь этот путь дастся без очередных войн уже в Штормграде. Кстати. А как вы здесь оказались?
- Да, я уже говорил, что часто сюда приезжаю. На поезде.
- Неужели в вашем королевстве нет церкви Святого Света? - изогнул тонкую черную бровь жрец.
- Есть, конечно, целые палаты и еще больше, - Кутберт закивал. - Но и это место мне очень любо.
- Видимо, - усмехнулся жрец, - те палаты не так освещены. Но не мне судить. И долго ли вы так "путешествуете" изо дня в день? Сложно наверное... Хоть на этом огромном гномьем "поезде".
Кутберта, безусловно, разозлило замечание жреца, однако он, как персона сдержанная, проглотил это и сказал:

- Ну, знаете ли, не каждый уж день я сюда приезжаю, но вот раз в неделю-другую - это точно.
- Вы когда-нибудь были в Лордероне? - продолжил допрос жрец. Не из корысти, конечно, а просто ради беседы.

Сын гор лишь покачал головой.

- Красиво там... было. Не знаю, как сейчас, лишь слышал, что бои за территорию идут все еще. Уже с новой чумой - Отрекшимися. Не в нашу пользу, насколько слышал по слухам. Опять же, не подумайте, что я собираю их, просто слух, правда или ложь, выдает с головой. Если вы, опять же, понимаете о чем я.
Епископ вдохнул свежий воздух. Тихо, время близится к закату. Одним словом - неописуемая красота. Деревья в этот период уже зацвели, как и цветы с травой; неподалеку, едва-едва пахло посаженой сиренью. Вода тихо звучала, словно умиротворяющая песнь, - она успокаивала и усыпляла. Но Грегорий лишь хмуро осматривался. Он явно что-то чувствовал. Что-то нехорошее.

Перед носом жреца пролетела муха. На первый взгляд, обычное насекомое, только вот что ему потребовалось тут, в столь чистом месте? Это уже не понравилось жрецу. Очень. В один момент летающее насекомое село на его робу и... Грегорий прихлопнул муху как, собственно, муху. Его переполненный недоверием взор обратился к крышам.

- Что-то нечисто? - обеспокоено спросил карлик.
- Именно. Нечисто...

В этот же момент как будто хлестнула молния. Мгновение, два, и вот Кутберт созерцал, как жрец бешено держится левой рукой за свой посох, а сам посох обвит цепью, ведущей куда-то на крышу.

- Не отступлюсь! - вскричал он своим басом. - Сгинь! Сгинь, тень прошлого!

Он устремил длань к темному силуэту, державшего цепь с того конца. С еще более пронзительным "Очистись!" он поразил незнакомца священным огнем, обрушивавшегося прямо с небес. Посох удалось спасти - неизвестный ослабил хват, и цепь сама слетела на тротуар, громко связкнув. Неизвестный встал с колен и потянул цепь на себя - та, словно змея, поползла к своему хозяину.

- Именем Света... Кутберт, отойдите.
- Уж не из тех я дворфов, что отходят! - рявкнул дворф-жрец и, схватив проклятую цепь, резко потянул за неё. - Давайте, помогите мне стащить эту змеюку!

Рывок, два - воитель на крыше не отступал до тех пор, пока жрец не вновь не собрав всю свою громкость голоса и веру в кулак и не рявкнул, вытянув длань:

- Сгори в священном пламени, во имя Трех Добродетелей!

Луч света ударил в грудь незнакомца и тот, под тягой Кутберта, упал с крыши. Но цепь все еще была при нем. Стоило упасть неудавшемуся убийце - цепь растворилась в ядовитом пламени. Теперь незнакомца можно было разглядеть ближе - это был рыцарь смерти, в темных доспехах, кои носили рыцари-сержанты Наксрамаса. Этот явно был не из Черного Клинка. Стоило жрецу сделать шаг в перед и закрыть дворфа своей спиной, рыцарь в черном молвил:

- Ты думаешь драться со мной здесь? Мммм... Ты же не хочешь жертв, м? Грегорий, друг мой, - рыцарь показал рукой на бегущую в нескольких метрах стражу, которая кинулась на шум.

Кутберт нахмурился. Конечно же, он слышал этот поганый голос, доносящийся из шлема. Карлик выставил вперед руку, указывая на рыцаря смерти и, задрав голову, посмотрел на него сверху вниз.

- Я тебя, погань эдакую, помню! Роули, знакомец Холтена, дерзкая и брехливая ты нечисть!
- Роули? - усмехнулся рыцарь. - Роули лишь моя оболочка! Роули тут не при чем. Бедняга... Он мог бы легко освободиться от этого, но как, если он поклялся служить каждому, кого назовет хозяином? Попался в собственные сети. Но, думаю, епископ расскажет тебе больше.

С этими словами он вскочил и, тряхнув цепью по направлению к страже, снес их как детей. Далее, открыв нечестивый портал, испарился в нем.

ID: 9818 | Автор: EatMyDust
Изменено: 4 июня 2012 — 21:11

Комментарии

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
4 июня 2012 — 20:17 Гуляющий DeathRaider

Ах. Прелесть.

4 июня 2012 — 21:39 Гуляющий DeathRaider

Да ладно) Кутберт роскошен сам по себе, ну про епископа, к сожалению, не могу ничего сказать.

4 июня 2012 — 21:41 Tar

Но их суть такая, какой ее показал Шад :3

5 июня 2012 — 13:39 Сагамарт

Что за лысые дагестанцы?

5 июня 2012 — 13:55 Экзарх Фиасаар

Это Отец Григорий из Half-Life 2. Стыд, стыд, стыд )