Последний рывок ч.2

Епископ Грегорий Ардатхан-Асилум
Леман Сендек

Деревня уже давно догорела - как и другие, ставшие первыми жертвами новой Войны. Уцелевшие жители держались из последних сил. Они не могли уйти, бросив тех, кому повезло меньше - раненых и зараженных. Стоны умирающих стали уже привычным звуковым окружением, а пораженные Чумой давно свыклись со своей участью и безвольно сидели в сделанном на скорую руку загоне. Апатия и ощущение надвигающегося конца овладели этим местом и не отпускали из своих рук даже тех редких смельчаков, что могли бы уйти и выжить, если бы не их односеляне.
Всего живых людей можно было насчитать около тридцати, из них десяток приходился на раненых и зараженных, еще примерно двадцать - женщины и дети, половина оставшегося десятка - мужчины-травники и лекари, а оставшаяся пятерка - бойцы в самодельных железных кольчугах и нагрудниках, по мере возможности охраняющие руины. Пара домов, тем не менее, более-менее сохранилась - туда и поместили раненых. Дети уже даже плакать устали, а женщины (среди которых было две жрицы) непрестанно молили Свет о помощи.

Постепенно наступила ночь, и зажглись редкие факелы.

- Епископ, хорошо, что вы тут... - грузный человек в самодельных латах и с молотом посмотрел на пришедшего минут десять назад епископа Грегория Ардатхана-Асилума, жреца из павшего Стратхольма. - Вы не видели нежить тут? Было бы очень плохо, если бы они добрались до нас. И вы, вроде бы, должны были со всеми ехать на юг?
- Не уеду я отсюда до тех пор, пока не буду уверен, что нам удалось спасти каждого лордеронца, которого можно еще спасти. Как у вас тут с обороной, сын мой?
- Худо, ваше святейшество. Вот мы, пяток мужчин в железках - единственные тут, способные биться.
- Не бойтесь и не страшитесь, ибо Свет на вашей стороне, благородные мужи, - басом проговорил жрец.

Эти слова значительно подействовали на бойцов. На мгновение каждый ополченец почувствовал, как тяготы, сомнения и страх отходят вон, а сердце селится лишь рвение к бою с нечистью. Епископ кивнул и встал на пригорке рядом с пятеркой крестьян, просматривая местность внизу.

По этой самой местности уверенной походкой шел высокий и широкоплечий воин, казавшийся еще больше из-за своих доспехов. Полностью закрытые темые латы, тем не менее, не казались грузными. Наоборот - если бы его увидел опытный кузнец, то он мог бы сказать, что броня этого воина достаточно подвижна, но и достаточно хорошо бронирована. В руках воин нёс обнаженный двуручный меч. И меч и доспехи были щедро испачканы кровью, слизью, гнилью и прочей мерзкой дрянью.

- Смотрите! Вон там! Прислужник Тьмы! Они нашли нас!!! - поддался панике, не смотря на присутствие жреца, самый молодой из защитников.
- Спокойствие, сын мой, - громогласно произнес жрец, дабы своим воздействием успокоить мальца. Далее он повернулся к пришедшему. - С доброми намериями ли ты, рыцарь? Коли в твоем сердце таится и скрывается тьма - уходи, пока есть шанс! А коли намерения добры, а душа чиста - будь гостем и защитником нам этом смертном огне.
- Моя душа и намерения всегда чисты, достопочтимый жрец, - донёсся гулкий голос из-под шлема, - Я - воин Света, моё имя - Леман Сендек.

Паладин убрал меч в заплечные ножны, снял шлем и прицепил к поясу. Черные волосы были коротко острижены, на двадцатипятилетнем лице имелась бородка, чистый взгляд голубых глаз окинул Грегория Ардатхана-Асилума и пятерку бойцов.
- Мои поиски привели меня в это место.
- Тогда будь благословлен ты могуществом Света, коли так. Что ты ищешь, сын мой?
- Я ищу свою семью, - ответил Сендек, - Я не нашел следов своих родителей в родной деревне и не знаю, погибли ли они. Мой брат ушел служить в армию Лордерона, но его я тоже так и не увидел. Может быть, его видел ты? Примерно такой же большой, как и я, только его доспех неудобен и несёт знаки отличия Лордерона.

Защитники деревни, видя, что им ничего пока не угрожает, разбрелись по своим местам.

- Я прибыл сюда минуты назад. Не могу знать. Проходи, в деревне есть выжившие. Может быть, там ты найдешь свою семью.

Паладин кивнул и двинулся вглубь деревни. Тем временем, пораженные Чумой люди, всё это время пристально наблюдавшие за жрецом из загона, зашевелились. Человек, который всё это время находился неподалеку и присматривал за ними, заволновался. Один из прокаженных закашлялся и громко прохрипел:

- Святой от-.. кхр! Отец! Святой отец!!
- Тихо ты, чего заголосил? Успокойся, для тебя уже всё кончено, - сказал крикнувшему смотрящий, глядя на него с состраданием.
- Я епископ, - с раздражением тихо прожужжал жрец сквозь зубы, но виду не подал. - Смотрите за подходами, я пойду помогу страдающим... Ибо взывают они ко мне.

Он проследовал вслед за паладином к загонам с зараженными. Он прекрасно знал, что для них все кончено, и в душе даже волновался о том, что эта зараза поразит других, еще здоровых жителей. Он медленно направился вперед, стуча о земь посохом и гремя четками.

- Помогите нам! Он-... кхр-р! Они говорят, что для нас.. кхрех! Всё кончено, но вы должны нам помочь! - отчаянно захрипел пораженный Чумой.
- Мы не знаем, что с ними делать и как им помочь. Мы надеялись, что нас найдут армии Лордерона, что там есть те, кто помогут, но никто не пришел, - обратился к Грегори и смотрящий за загоном.

Зараженные люди поднялись со своих мест и встали у ограды, с надеждой, отчаянием и мольбой глядя на Ардатхана-Асилума. Жрец, слегка вздохнув и нахмурившись, посмотрел на каждого зараженного. Конечно, ему хотелось вселить в голову каждого мысль, что они выживут. Но это бы означало солгать. А потому Грегорий лишь сказал:

- Я не буду никому лгать здесь. Сегодня многие уйдут из этого мира, ибо наших сил не хватит, чтобы вылечить чуму. Но... Я здесь, чтобы помочь, чем могу. Остальным я смогу лишь обеспечить... Благословение, чтобы Свет принял ваши души, и вы попали в лучший мир. Без войн и болезней.

Он склонил голову. Было горько такое говорить, но он был обязан. Даже его сил не хватило бы, чтобы излечить всех. Сил и времени.

Епископа едва трясло. Он все больше понимал, в каком положении находится. Никогда раньше ему не давалось говорить людям, что им не смогут помочь. Он смотрел на всех этих прокаженных, бледных и больных людей, но все же стойко и твердо.

Но слова жреца не смогли укрепить их дух. Разбитая надежда поразила каждого, и они снова сели на землю. Лишь двое встали на колени и попросили Грегория благословить их в последний путь. Наблюдатель судорожно вдохнул, отвернулся и поскрёб поясницу сквозь одежду. Тем временем паладин закончил опрос жителей и подошел к загону. Судя по его виду, поиски не увенчались успехом.

- Священный жрец, может, моя просьба несколько наивна, но мы должны помочь жителям этой деревни. Нельзя оставлять их тут, если они не помрут с голода или от Чумы, то их разорвёт на части нежить, что рано или поздно непременно заявится сюда.

Епископ Ардатхан-Асилум лишь хмуро ответил:

- Я попытаюсь сделать все, что смогу. Тех, кого мы не сможем спасти, мы благословим в последний путь, а прах предадим священному огню, дабы злые силы не возрождали этих людей в виде нежити. Но надо постараться спасти как можно больше.

После этих слов он развернулся к тем двум, что просили благословения, и тихо, едва слышно прошептал благословение, очищающее дух. К сожалению лишь дух, а не тело.

- Я бы предложил увести их, но не знаю куд-...

Речь паладина прервал крик того же молодого стражника.

ID: 9791 | Автор: EatMyDust
Изменено: 3 июня 2012 — 17:47

Комментарии

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
3 июня 2012 — 0:52 EatMyDust

И завертелось. Продолжаем цепочку отыгрышей, связанных с епископом (так уж повелось) и падением Лордерона.

3 июня 2012 — 0:57 Lone_Wolfy

Да-с, паладины и жрецы. Прелестно :3

3 июня 2012 — 10:49 Гуляющий DeathRaider

Кстати очень увлекает) Читаю с удовольствием)

3 июня 2012 — 11:00 Amarillis

+1

3 июня 2012 — 17:25 Lone_Wolfy
- Я ищу свою семью, - ответил Сендек, - Я не нашел следов своих родителей в родной деревне и не знаю, погибли ли они. Мой брат ушел служить в армию Лордерона, но его я тоже так и не увидел. Может быть, его видел ты? Примерно такой же большой, как и я, только его доспех неудобен и несёт знаки отличия Лордерона. Защитники деревни, видя, что им ничего пока не угрожает, разбрелись по своим местам.

Выделенное на новую строку перенеси, это уже не речь.

- Проклятье. Придется принять бой, - он повернулся к жрицам, что из всех сил лечили людей, и скомандовал. - Помогите в бою нашим братьям, держите их сколько сможете. Стойте позади строя. Паладин, я обязан просить тебя принять бой и помочь людям. Сейчас твоя помощь, как паладина и убивца нечисти, была бы очень кстати. Я пока благословлю этих людей в последний путь, а сам потом присоединюсь к вам. Спутай!

3 июня 2012 — 17:43 Tar

Свет одобряет этот лог, братья :3