Последний рывок

Епископ Грегорий Ардатхан-Асилум
Себастьян Август Тор

Действие происходит в Стратхольме на момент его атаки нежитью Наксрамаса.

Стратхольм горел, нет, он полыхал огнем. Воля наследника Короны была выполнена, после чего он покинул гибнущий город, оставив после себя лишь пепел, вонючий смрад горящей нежити и крики тех, кто не был заражен и был обречен задохнуться от дыма или быть разорванным в клочья оставшейся нежитью, которую воины Альянса не успели уничтожить. Правда остались и те, кто был готов отдать жизнь за жизни невинных.

Высокий, широкоплечий мужчина, облаченный в красно-золотой доспех, сжимал длинную рукоять своего молота. За его спиной сгрудилась толпа тех, кому повезло ускользнуть и от нежити, и от солдат Артаса. Глаза Себастьяна горели золотым светом, а его молот был похож на горящий факел, столь сильна была его вера и ненависть к подступающей нежити.

На миг его рука оторвалась от рукояти молота и коснулась потрепанной книги, что висела на толстой цепочке, которая крепилась к широкому поясу паладина. Тонкие губы зашептали молитву, и земля под его ногами полыхнула золотистым огнем.

Упыри рванулись вперед, капая слюнями на покрытую пеплом землю, но едва их лапы коснулись освященной земли, как их тела вспыхнули, словно свечки и упали на землю, чтобы уже не подняться.

Паладин усмехнулся и поднялся свой молот высоко над головой:

- Прочь отсюда, твари, Свет защитит!

Но все же даже он не мог помочь остальным. Обычные горожане, вооруженные чем попало, бароны и графы, в коих сердцах еще осталось место для патриотизма и чести, бились насмерть, но их сил и умения едва хватало, чтобы сопротивляться нежити.

Упыри накинулись на паладина и его соратников. Боевой дух, поддерживаемый присутствием Себастьяна на поле боя, был единственным, что еще держало этих людей на ногах. Впрочем, наступающие упыри быстро опрокинули на окровавленный тротуар большую часть отчаянный смельчаков.

- Сэр, нам надо уходить! Укрыться! Бежать! Люди... Они... Им нужна помощь! - кричал во всю глотку, пытаясь докричаться сквозь крики толпы и рев нежити до паладина. - МЫ практически разбиты!
- Отступаем! - принял единственно верное решение паладин, - Постараемся пробиться к Церкви, оттуда можно уйти через подземный ход!

Взмах его молота проломил череп особо наглого упыря, который пробежал по телам своих собратьев, которые в изобилии окружали рыцаря, отступавшего вместе со всеми, замыкал толпу вместе с несколькими смельчаками. Остальные беженцы неслись сломя голову, надеясь спастись от наступающей смерти.

До Церкви бежать было недалеко. Всего пара кварталов. Вокруг взору Себастьяна попадались люди, отчаянные, сломленные, без всякого толку бросающиеся на приспешников Нер'зула, а теперь и их потерянного принца - Артаса Менетила.

У подступов к церкви виднелись латные пехотинцы, которые из последних сил обороняли подходы к небольшой Церкви - тайный вход был заблокирован решетками, чтобы нежить, окружавшая тот район, не могла выбраться. А нежити там было много. Войска, что были в том районе, блокировали ворота, но сами оказались заперты и отрезаны от него.
- Все внутрь, укройтесь в Церкви и молите Свет о спасении! - громко скомандовал рыцарь, после чего прошелся взглядом по неровному строю оставшихся воинов, надеясь увидеть здесь кого-нибудь, кто действительно мог сражаться с нежитью, а не бледнел от одного ее вида.

Мертвецы шли напролом разменивая десяток своих на одного чужого, но они могли позволить себе этот страшный размен, а вот живые, с каждой секундой, слабели. Однако присутствие паладина укрепляло и тело, и дух, поэтому они еще держались.

Молот Себастьяна взлетал вверх и опускался вниз, сминая подступающую нежить, буквально вбивая ее в землю. Его доспехи были покрыты черной кровью, а его оружие полыхало ярким огнем, один вид которого заставлял нежить скулить и падать на землю, корчась в муках. Воины, сражавшиеся у подхода к Церкви, с радостью приняли помощь со стороны небольшого ополчения. Горстка жителей, конечно, была не самой лучшей армии, но выбора на тот момент не было. Отбив вход, раненных внесли внутрь.

- Сэр! - прокричал капитан стражи Себастьяну. - Жители почти эвакуированы! Нам надо очистить этот выход, и тогда мы откроем клетку. Но мы не сможем вывести всех тут, пока нежить идет в этот район! Мы в заперти!
- Выводите их, я попытаюсь задержать мертвых! - отозвался паладин, после того как крутанул молот над головой пробивая хлипкую грудь очередного упыря, - Я закрою клетку за вами! Быстрее!
- Сэр, нам не пройти сквозь ту нежить. Их там чертова куча, долбаные некроманты засели в домах напротив и колдуют своих чертовых гнилых...

В этот момент часть горящего дома обрушилась недалеко от Церкви, прямо у входа, пошатнув и без того ветхое и горелое зданьице.

- Если бы мы даже и могли, - продолжил капитан, - пройти, то кто бы открыл вам дверь?
- Лучше отдать одну жизнь, чем десяток, - паладин, получив кратковременную передышку, смахнул капли пота с лица и продолжил, - Выбора у нас нет, мы должны пробиться к клетке, командир!
- Вы отчаянны, сэр... Но будь по-вашему. Все же просвещенному служителю церкви и рыцарю Света лучше знать, - вздохнул капитан и приказал всем оставшимся идти напролом против нежити. - А что делать с раненными? Мы не унесем всех.
- Значит нужно унести, прикажите паре солдат заняться этим, выберите тех, кто легко ранен или боится врага, большого толку от них все равно сейчас не будет, - паладин развернулся и взмахнул молотом, - Во имя Света, братья! - выкрикнул он и первым помчался на отряды врага, круша и без того хаотичный строй нежити. Но сколько бы Себастьян не громил нежить, они все приходили. Практически из ниоткуда. Из кустов, из кучи костей или тел поверженных, прыгали с горящих крыш... Целая орда мертвецов. Некроманты внутри домов, на вторых этажах, призывали нежить с расстояния, оставаясь сами практически недосягаемыми.
Казалось, что этому не будет конца, но вдруг...

- Очистись! Именем Света! - разразился громкий, пробирающий до костей своей громкостью бас. Кажется, что весь квартал услышал этот глас, и вся нежить хлынула потоком туда.

А что же до нежити у ворот? Её просто-напросто снесло и сожгло войной святого огня, который шел от источника голоса. В туже секунду ко входу в церковь подошел гладко выбритый жрец в белой мантии с голубыми каймами и впечатляющими наплечниками и воротником, защищающим и скрывающим шею. Он даже не сказал ни слова далее, а лишь повернулся в сторону бегущей толпы и нахмурил взгляд - впереди неслось огромное поганище. В это время усатый латник, шедший за жрецом, обратился к другому:

- Мы не опоздали, лейтенант?
- Вообще-то опоздали, капитан. Почти всех уже вывели, но вход был захвачен. У нас силы на исходе. А вы и епископ...
- Единственные, кто выжил. Остальные солдаты оказались взаперти под завалом.
- Увы им, но надо пробираться. У нас своих бы вывести. Епископ сможет нам помочь?
- Думаю, я лучше буду стоять тут. Близится буря, - медленно произнес епископ. - Выводите раненных, а мы разберемся с нежитью.
- Сэр, там, в домах некроманты...
- Не называй меня "сэр", сын мой, - чуть раздраженно произнес жрец. - Я не почтенный граф в засаленном костюме. Некроманты... - он поднял взгляд на дома впереди, где в окнах виднелись отчетливые тени людей в робах.

"Как вовремя... Свет не оставил нас" пронеслось в голове Себастьяна, когда орда нежити сгинула в снопе священного огня.

- Капитан, уводите людей, здесь вы больше не поможете, - бросил паладин солдату, после чего широкими шагами направился к неожиданой подмоге.
- Да упаси Свет этот город... - произнес, глядя на балконы, жрец.
- Вы прибыли очень вовремя, - паладин закинул молот на плечо, - Нужно разобраться с некромантами, что засели в зданиях и вон с той огромной тварью, - он указал на поганище, которое громко ревело направляясь к воинам Света.
- Займись поганищем, сын мой, а я пока разберусь с паразитами, что затаились словно крысы, - с легким гневом, походим на обычное раздражение, сказал епископ. - Да не даст Свет сломить твой дух.

Последние слова жреца были сказаны ментально, но он был отчетливо слышан Себастьяну. Как только он произнес эту фразу, боль и усталость стали слабее, а всякое волнение и сомнение ушло, оставив лишь решительность.

- Свет спасет и защитит нас, отец, - громко ответил паладин, - Да не устоят враги наши и сгорят они в священном пламени!

Он воздел свой молот к небу, и яркая вспышка на миг скрыла фигуру рыцаря. Себастьян развернулся и с громким криком бросился к поганищу. Несмотря на тяжелый доспех паладин двигался очень быстро, взмахивая своим гигантским молотом. Что не удивительно, поганище понеслось на встречу. С ревом "МЯЯЯСООО!" гора ниток и плоти, вооруженная цепями и крюками, катилась вместе с новой ордой нежити на паладина. Паладин остановился, когда до поганища оставалось всего метров десять. Взмахнув молотом, он обрушил его на землю. Огромная волна сияющего Света понеслась вперед, снося и сжигая всю нежить, что попадалась ей на пути. Врезавшись в поганище, она охватила его, сжигая мертвую плоть, наполняя воздух отвратительным смрадом и, если бы не паладин не привык к такому, то сейчас он бы уже согнулся и выплюнул бы свой завтрак.

К сожалению поганище не рухнуло на землю после этой атаки, но хотя бы отвлеклось на нее, что дало Себастьяну время, чтобы опять поднять свой молот и прыгнуть на тварь, обрушивая на нее всю тяжесть своего оружия.

- Очистись в святом пламени! - в это раздался все тот же громогласный крик епископа. Он ударил посохом о землю и яркие искры Света, пройдя сквозь посох, ударили лучом по горящим окнам. - Уверуй! - еще громче, до пробок в ушах раздался голос и посох вновь сверкнул - искры понесли по посоху и, зажгя звезду на конце посоха, превратились в настоящий источник силы. Эту силу жрец направил вверх, и светлый горячий луч Света буквально сжег все нечистое. Это было слышно по крикам некромантов внутри.

- Свет защитит! - молот с хрустом проломил крепкий череп поганища. Темно-зеленая слизь разлетелась во все стороны, в том числе и на доспехи паладина. Тварь буквально вспыхнула изнутри, а потом медленно рухнул на землю.

Себастьян тяжело дышал, опираясь на свой молот. Ему почти что не верилось, что они смогли сделать это... Но, все же, лишь почти. Нежити не было конца, но раненных почти вынесли за пределы города, через потайные ворота. Донесся крик капитана:

- Мы их вывели! Держитесь! Мы... мы пришлем помощь!

Епископ посмотрел на закрывающуюся решетку, на которую сразу накинулась еще одна волна нежити. Один вурдалак даже успел запрыгнуть, но был быстро раскромсан мечами пехотинцев.

- Не нужна нам эта "помощь", - произнес жрец, подойдя к паладину и глянув на бегущую нежить. - Идем. Мы сами откроем треклятую решетку. Будто они не могли подождать нас...
- Конечно, отец, Свет нам поможет, - паладин даже смог улыбнуться, закидывая молот на плечо, - Пойдем, нужно поспешить, - хоть он и знал, что они смогут противостоять нежити, но тратить все силы на это не слишком хотел, ведь еще нужно было увести беженцев в безопастное место.

Они подбежали к воротам. Железная решетка огромного весу, на рычаге, который активируется лишь с ключа, что был у капитана. Грегорий прекрасно знал, что снеси они ворота - вся нечисть выберется за пределы города и не даст уйти выжившим. Надо было лишь приоткрыть ворота.

- Попробуй поднять их, а я займусь нечестивцами, - сказал он, развернувшись и, прочитав молитву, стукнул посохом. Звезда "Стойкости" вновь засияла.
- Попробую, - коротко тряхнул головой рыцарь подходя к воротам. Тихо прошептав молитву он приставил молот к стене и крепко ухватился за решетку. Стальные мыщцы напряглись под латными доспехами, а лицо исказило огромное напряжение, но паладин продолжал приоткрывать решетку, медленно, но верно.

В это время нежить наступала. Еще поганища, столь же большие, но их было больше и они были явно злее. Епископ стоял до конца и не бросался в бой. Лишь тогда, когда до них оставалось метров пять, он ударил посохом о землю и выкрикнул:

- Испепелись! Испепели-ись! - и земля под его ногами пошла трещинами. Золотые искры наполнили их и волна огненного света начала сжигать нежить до тла. - До самого тла!

Нежить горела, но поганища, останавливаясь и с криком двигаясь, ослепленная, лишь останавливалась ненадолго.
- Отец, сюда, скорее! - взревел паладин. Ему удалось приоткрыть решетку ровно настолько, чтобы один человек сумел протиснуться туда, - Я ее долго не удержу!
- Я епископ, сын мой, но хотя бы не "сэр"... - жрец мелькнул в проход и, опрокинув посох, помог удержать ворота. - Скорее, проходи. Пора оставить это ныне проклятое место.

Паладин слегка кивнул и отпустил решетку, схватил свой молот, после чего быстро скользнул в узкий проход, с трудом протискиваясь в своих доспехах:

- Полностью согласен, помочь им мы уже не сможем, - с сожалением он прошептал он, обернувшись на толпу тех, кто еще недавно были живыми людьми.

Епископ держал ворота, пока паладин проходил. Не так удивительно, но все же ему хватало сил держать её некоторое время, чтобы отпустить её прямо перед носом нежити.

- Увы тебе, Стратхольм, - вздохнул жрец. - Как твое имя, паладин?
- Себастьян Тор, - рыцарь тяжело вздохнул, чувствуя внезапную усталость, которую он быстро отогнал, - А вы?
- Епископ Грегорий Ардатхан-Асилум, член... бывший член лордеронского духовенства. Слава Свету, что мы выбрались.
- Свет оберегает своих детей, - спокойно произнес паладин, опять чуть улыбнувшись, - Нам нужно идти, что-то я сомневаюсь, что темные твари успокоятся и не станут нас преследовать, - он зашагал по грязной дороге, держа свой молот на правом плече.
- Идем, - коротко кивнул Грегорий и зашагал за Тором.

ID: 9771 | Автор: EatMyDust
Изменено: 2 июня 2012 — 6:07

Комментарии

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
2 июня 2012 — 12:37 Tar

И молчание... А мне игра понравилась ^_^

Балдею с твоего жреца, Рав.

2 июня 2012 — 16:22 Amarillis

+1