Великий Камень Дождя, Исцеляющий Жизнь

Майри Андерфелс

***

Утро застало Эдвина в том же положении, в котором он уснул — в обнимку с Майри. Завтрак был недолгим — кусок хлеба, вода и остатки похлебки. И вновь в путь, быстрее, как можно быстрее, ведь опоздание смерти подобно. Эдвин уже почти не чувствовал дискомфорта от постоянного холода, хотя и начал изредка кашлять, но это была ерунда по сравнению с болью в груди, которая усиливалась с каждой секундой.

Утро было еще более пронзительно-морозным, чем ночь, и скоро у наемника почти все тело страшно онемело от холода. Ему сейчас очень пригодились бы меховые одежды или хотя бы меховой плащ, но кожаная куртка плохо сохраняла тепло. Майри стала совсем ледяной, и ее дыхание уже почти невозможно было проследить. На ее сомкнутых ресницах, словно крошечные бриллианты, блестели кусочки льда.

Но каждому путешествию, даже такому долгому и мучительному, приходит конец. Когда под крыльями гиппогрифа сначала робко, а затем все смелее замелькали зеленые кроны многовековых деревьев, оплетенных лианами и подернутых как будто зеленоватым маревом, воздух постепенно стал нагреваться. Низина Шолазар встретила их таким желанным сейчас теплом и не слишком приятным, резким запахом экзотических трав.

— Наконец-то, — тихо пробормотал Эдвин, после чего зашелся в громком кашле. Когда он откашлялся, то крикнул:

— Найди нам тихое место, где можно согреться и отдохнуть, мне еще нужно посмотреть карту!

Светлый коготь согласно заклекотал — ему тоже нравилась перемена климата, все же его лапы и глаза тоже мерзли от постоянно встречного ветра, да и перекусить было бы совсем неплохо. Под его крыльями уже можно было разглядеть мозоли размером с кулак, из которых текла кровь. Гиппогриф медленно снижался, аккуратно пробираясь сквозь плотную завесу листьев и ветвей. Такому могучему животному было сложно лавировать в паутине шолазарских растений, и он растерянно кружил над ними, боясь запутаться в лианах.

Эдвин нетерпеливо поерзал, ожидая, когда же гиппогриф найдет что-нибудь, где можно было бы приземлиться и заняться поиском шамана.

— Скоро, маленькая, очень скоро ты проснешься, — шептал он волшебнице, изредка касаясь губами ее виска.

Наконец гиппогриф рванул вперед, отчаявшись найти чистое место и выставив вперед когти и клюв. Мощные крылья запутывались в ветвях и лианах и рвали их, острые шипы разрезали даже толстую шкуру гиппогрифа, но он продолжал двигаться вперед. Когда его лапы коснулись земли, покрытой мягким, влажным ковром трав и цветов, они уже дрожали от переутомления. Не дожидаясь, пока путники слезут с его спины, Светлый коготь лег на землю и принялся тяжело дышать. Белоснежная шкура была покрыта зелеными, коричневыми и кровавыми разводами, а сверху медленно, как первый снег, падали на землю его перья.

— Ну и зачем надо было так рваться сюда, десять минут много не решили бы, — вздохнул Эдвин, когда спустился на землю и посмотрел на гиппогрифа, — Ладно, я заберу вещи и ты отдохнешь.

Он быстро соорудил очередной костер, уложил рядом с ним Майри, положив ей под голову рюкзак — так она выглядела просто спящей девушкой, а сам сел на землю, положив перед собой карту, и принялся изучать ее.

Куртка Эдвина тоже была разорвана в нескольких местах, а на его спине остро саднили глубокие царапины от шипов. Но сейчас это было наименьшей его проблемой. Тяжелый, душный воздух местных болот проникал в легкие и заставлял его кашлять, а постоянный стрекот насекомых просто сводил с ума. Зато здесь было тепло и можно было не бояться замерзнуть насмерть, как в горах.

По карте получалось так, что они приземлились в нескольких километрах от пресловутого холма, на котором предположительно располагалось искомое племя Оракулов.

— Прекрасно, — пробормотал наемник в перерывах между кашлем, — Так, отдыхаем не больше часа и сразу отправляемся.

Он привалился спиной к какому-то камню, натянул на лицо куртку и провалился в глубокий сон, все же он ужасно устал.

***

Сон наемника продлился чуть больше, чем он рассчитывал, примерно три часа. Он медленно открыл глаза, стараясь глубоко не дышать, чтобы опять не зайтись в хриплом кашле. Сон немного освежил его, но больше терять время было нельзя.

— Птица, ты тут еще?

Светлый Коготь тоже спал, и сонно откликнувшись на призыв наемника, поднял голову с уставших лап. Выглядел он лучше, похоже, за время привала он успел перехватить парочку мелких животных, которые водились тут в изобилии. Однако ему требовался более длительный отдых, да и летать в условиях тропического леса было очень затруднительно.

— Судя по твоему взгляду, ты не собираешься везти нас дальше? — Эдвин окинул гиппогрифа хмурым взглядом и почесал отросшую щетину.

Гиппогриф отрицательно мотнул головой и издал недовольный клекот. Похоже, что до поселения загадочных Оракулов Эдвину придется топать пешком. Светлый Коготь сделал для него все, что мог, но дальше он идти не собирался. Летать было невозможно, а вес животного мог сыграть с ним злую шутку — почва здесь была болотистой, и можно было легко увязнуть и утонуть. Демонстративно отвернувшись, гиппогриф принялся чистить перья, изрядно прореженные полетом сквозь толстые сети лиан.

— Ну еще бы... Ладно, видимо, придется вспомнить молодость... Лети обратно к своим дикарям, — наемник махнул рукой и повернулся к Майри, которая все так же лежала на большом мешке. Подойдя к волшебнице, он осторожно приподнял ее и вытащил из-под нее мешок, который закинул на плечо, а следом взял и ее. Да, идти будет не слишком весело... Но другого выхода он не видел, поэтому зашагал в направлении, которое подсказала ему карта. Несмотря на внешнюю худобу, Эдвин был крепким мужчиной и уж несколько километров он точно пройдет, даже с таким грузом... Тем более что от этого зависит жизнь Майри.

А тропические леса все сгущались вокруг него, постоянно норовя запутать ноги длинными прочными растениями, мягкий мох скрывал под собой глубокие лужи, в которые Эдвин то и дело проваливался. Жара стояла неимоверная, и скоро он с грустью вспоминал пронизывающий ледяной ветер горных вершин Борейской Тундры. Не говоря уже о том, что местные насекомые то и дело лезли в глаза, любопытные до нового чужака, и ползали по всему телу, заползая под воротник куртки.

Ноги уже давно были мокрыми, спасибо этим бесчисленным лужам! Наемник старался не думать о том, что любой из укусов мог подарить ему такое счастье, как тропическая лихорадка. Он просто шел вперед, упорно, плотно сжав зубы и сверкая глазами. Ему нужно было дойти до лагеря и найти там шамана, а уж когда Майри будет спасена — можно будет и отдохнуть...

Как раз в этот момент перед его носом, кружа и норовя на него сесть, летал большой тропический жук, низко и трудолюбиво гудя. Он очень раздражал своим назойливым вниманием к Эдвину, но внезапно раздался звук, похожий на влажный хлопок, и жук исчез из поля зрения. Секундой позже где-то сзади и сбоку от наемника послышалось сытое урчание.

"Отлично, просто замечательно," пронеслось в голове у наемника. Одной рукой он продолжал придерживать тело волшебницы, а другой потянулся к рукоятке клинка. Пистоль, увы, был потерян, а ведь служил ему верой и правдой столько лет...

Обернувшись, Эдвин увидел маленькое, зеленое, чешуйчатое существо размером с собаку, которое с любопытством смотрело на него, надувшись, как мячик. Оно было одновременно похоже на ящера и жабу, с огромным, усеянным острыми мелкими зубами ртом, тонкими маленькими лапками с перепонками, и большими круглыми глазами. Похоже, оно не было враждебно к Эдвину, наоборот, в его поведении как-то неявственно угадывалось, что это не просто зверь, а нечто большее.

— И что ты такое? — наемник пристально смотрел на непонятное существо, но клинок опускать не собирался, мало ли что, вон, сколько зубов у нее. Да и рядом могли быть еще такие же...

Существо некоторое время изучало наемника, как будто прислушиваясь к его речи, а затем открыло свою огромную, несоразмерную его габаритам пасть и неумело сказало на ужасно ломаном всеобщем языке:

— Моя понимать... моя искать блестяшки для Великий Камень Дождя! — гордо выпалило оно. Его речь была какой-то странной, словно произносить подобные звуки было чуждо для него.

— Ясно, — наемник вздохнул, — Ты знаешь что-нибудь о деревне Оракулов? — он не ждал, что непонятное существо ответит ему, но попытать удачу, которая как-то забыла появляться в жизни наемника, стоило.

Оракул (а это был именно он), кажется, не понял сути вопроса. Он открыл пасть и издал серию квакающих звуков, должно быть, означавших смех.

— Оракул — я, — он ткнул себя в грудь пальцем маленькой перепончатой лапки.

— Ты... Оракул? — по виду наемника можно было с уверенностью говорить, что он надеялся на то, что слова зверька были шуткой, — Это ваш шаман может ее спасти?.. Клятая ящерица! — он добавил еще пару ругательств позабористее, но постарался успокоиться, — Ты можешь показать, где живешь?

Ящерица вместо ответа только издала очередное победное кваканье и прыгнула вперед, ловко перескакивая с кочки на кочку. Скорость его прыгающих движений впечатляла — он явно хорошо адаптировался к местной флоре и особенностям болотистой почвы. Даже когда его лапки проваливались во влажный мох, перепонки отталкивали воду, и тем самым он избегал попадания в трясину. Оракул быстро скакал куда-то по одному ему ведомой тропе, даже не оглядываясь на Эдвина.

Эдвин опять выругался и поспешил вслед за Оракулом, мысленно проклиная его. Ему-то не надо было тащить тяжелый мешок вкупе с телом волшебницы, которая хоть и весила немного, но нести ее было не слишком удобно.

До деревни оставалось немного, но Эдвин уже успел выдохнуться, пока пытался не потерять из виду весело скачущего по кочкам Оракула. Оказалось, что деревня представляет собой несколько невысоких и относительно сухих холмиков посреди огромной мангровой рощи, где то и дело мелькала ярко-розовая чешуя местных гигантских ядовитых кобр и серая — кроколисков. Оракул, который встретился Эдвину, запрыгал на вершину холма, где располагалось несколько примитивных жилищ наподобие хижинок мурлоков.

— Да ты издеваешься надо мной! — взвыл Эдвин, но выбора у него не было, так что, чертыхаясь и понося весь Шолазар, он зашагал к вершине холма. Черные волосы пришли в совершеннейший беспорядок, а сам наемник просто мечтал уже даже не о горячей ванне, а хотя бы о простой реке, где можно было бы вымыться и избавиться от грязи, налипшей на одежду и кожу.

Ему было невдомек, что совсем недалеко, за мангровыми рощами, находится великолепное озеро, расположенное у слияния нескольких рек в огромной долине. Но здесь и сейчас была лишь жара, духота, вонь от болот и тысячи, тысячи мелких насекомых, прямо-таки облепивших разгоряченное тело наемника.

Оракулов в деревне оказалось довольно много, хотя большинство из них сейчас находились на охоте. Странно, но они сильно отличались размерами — от маленьких, не больше кошки, до таких, что доставали Эдвину до пояса. Похоже, они совершенно не страдали от жары, а насекомые избегали их, как своих естественных врагов. Их чешуя блестела и переливалась всеми оттенками от голубого и серого до ярко-зеленого. Переквакиваясь на своем странном языке, Оракулы принялись что-то шумно обсуждать, надуваясь и пыхтя.

Наемник, добравшись до вершины холма, устало опустился на колени, скидывая мешок и укладывая на него Майри. Вытерев пот со лба, он огляделся, пытаясь понять, как именно должен выглядеть шаман Оракулов.

Один из Оракулов подскочил к нему, появившись, словно из ниоткуда, и заглянул в лицо наемника.

— Он болеет? — лапка указала на Майри, а на мордочке ящера появилось выражение беспокойства — если она вообще могла иметь хоть какое-то выражение.

— Да, она болеет, малыш, — глухо отозвался Эдвин потирая свою грудь, которая просто разрывалась от кашля, — Мне нужен ваш шаман, он здесь есть?

— Шаман?.. — Оракул непонимающе огляделся, а потом подпрыгнул чуть ли не на полметра. — А-а, твоя хочет поговорить с Камень Дождя! Твоя идти за мной.

Он ускакал к другому краю деревни, где за невысокими кустарниками, полупогруженный в воду, стоял покосившийся камень. Вернее сказать, целая скала — что-то вроде большой каменной плиты со странными знаками, вырезанными явно умелой рукой. Подойдя поближе, Эдвин увидел, что в воде у самого края камня лежат... целые горы сокровищ! Кучки золотых монет, россыпи драгоценных камней, потускневшие золотые и серебряные куски доспехов, оружия, столовых приборов, непонятно как взявшиеся посреди дикой природы. Здесь было столько ценностей, что можно было бы на них купить весь Штормград.

— И... что? Это должно спасти Майри? — Эдвин без особого интереса смотрел на груду сокровище, деньги никогда особо не прельщали душу наемника, несмотря на профессию. Он судорожно сжал руки в кулаки и несколько секунд стоял без движения, пытаясь прийти в себя. Его уже буквально шатало от усталости, недоедания и прочих прелестей, которые он успел получить за такое, казалось бы, короткое путешествие.

Незамеченный до сего момента Оракул, который, как оказалось, копался в груде сокровищ, вынырнул из воды и посмотрел на Эдвина. По потертой темной чешуе, размеру и искрам, пробегавшим по телу Оракула, можно было понять, что он сильно отличается от своих соотечественников, а еще что он очень старый. Правда, он выглядел довольно комично с золотым браслетом, повисшем на отростке на его голове, похожем на ухо-плавник.

— Человек...? — вопросительно задал вопрос Оракул, и второй, меньший его собрат, словно бы смутился.

— Человек, — кивнул Эдвин, у которого прямо гора с плеч упала, когда он увидел старшего Оракула, — Ты шаман?

Тот облизнулся, вдруг теряя зрительный контакт с Эдвином и пристально следя за чем-то в стороне. Наконец он пригнулся к земле и, резко оттолкнувшись, подпрыгнул вперед, выбросив вперед длиннющий язык. Сожрав пролетавшее мимо ни в чем не повинное насекомое и плюхнувшись обратно в лужу, подняв тучи брызг, Оракул сыто зажмурился.

— О'кри — я, — он прижал лапку к груди, видимо, научившись этому жесту у кого-то из людей. — Человек не часто приходить к Камень Дождя. Камень Дождя любить блестяшки, — он снял с уха браслет и повертел им перед носом наемника. — Человек приходить сюда, умирать, мы потом собирать. — Он невинно уставился на Эдвина.

— Слушай, я страшно усталый и очень злой, — наемник отряхнул несколько капель, которые попали на его куртку, — Давай ты просто поможешь мне, и я уйду, как тебе такой вариант, О'кри?

ID: 9697 | Автор: WerewolfCarrie
Изменено: 23 июня 2012 — 21:06