Калимдорская экспедиция 1. Объявление

Гильдия Шестой взвод
Фэрриан Гардсон
Филиус Ревилиан
Хейвинд
Наэри Клаудель
Рей Дрегори
Рендольф Баррингтон

Как это обычно и бывало в Элвиннском в лесу в подобное время года, лежавший большую часть зимы снег практически полностью растаял, а талая вода начала скапливаться в окрестных канавах и ручьях. Это было наиболее тяжёлым временем для тех, кто обитал неподалёку от реки, отделявшей лес от западного края - во время весенних паводков она выходила из берегов и подтапливала весьма значительную область вокруг себя.

Высвободившиеся из-под лёгкой и просторной снежной вуали прошлогодние травы и кустарники выглядело на редкость блекло, но периодически то тут, то там можно было наблюдать свежие зелёные побеги. На некоторых деревьях, почувствовавших закономерное наступление тёплых дней, уже начали по-тихоньку набухать почки. Кое-где уже начинали сновать и чирикать птичьи стайки, которые выискивали и резво клевали остатки прошлого года с оттаявшей земли.

Выбравшись из седла и отведя своего коня к близлежащим стойлам, лейтенант Гардсон с облегчением скинул со своих плеч синий офицерский плащ и перекинул его через левое предплечье. Плотно запахнутый мундир с высоким воротником и сам по себе удерживал достаточно тепла, а в купе с просторным плащом было и того проще распариться спустя полчаса скачки верхом. Несколько часовых неподалёку от поднятых решётчатых ворот машинальным движением отсалютовали офицеру и вытянулись по струнке, демонстрируя свою бдительность.

- Что-нибудь происходило за время моего отсутствия? - стараясь поправить воротник и при этом не выронить из рук свой плащ, мимоходом обратился офицер к одному из часовых по пути в гарнизон. - Где сейчас находится весь состав?
- Ничего особенного, сэр, - выдержанным тоном ответил тот. - Пару часов назад провели строевую, с тех пор все свободны.
- Хорошо, - кивнул лейтенант Гардсон. - Если увидите сержанта или капрала раньше меня, пошлите их ко мне в кабинет.
- Какие-либо особые детали, сэр? - стараясь не переходить границ, всё же решился уточнить местный страж порядка.
- У меня есть пара объявлений от лица командования. Так что пусть будут готовы собрать остальной состав по моей команде.

Часовой вновь козырнул офицеру напоследок, когда последний уже прошёл под решётчатыми воротами и, повернув в левое крыло, направился в сторону главного кабинета на втором этаже.

***

"Ну, вот я снова тут. Какого черта?"

Выкинув на тающий снег окурок, капрал неторопливо брел вверх по склону, все ближе и ближе приближаясь к стенам гарнизона. Сумка, представляющая из себя чуть более, чем простой мешок, перетянутый истертым кожаным ремнем, свисала через плечо и позвякивала. По звуку было ясно, что если это бутылки, то обязательно что-то звонкое, как металл.

Дойдя до решетчатых врат, Гордон остановился в какой-то луже, образовавшийся из-за таяния снегов. Впрочем, это было меньшей проблемой, ибо в высоких сапогах было как-то наплевать на подобный пустяк. Сейчас капрала волновало более то, что его отпуск затянулся на целые сутки и теперь он ожидал лишь очередного выговора от командования.

Но, все же, сейчас он просто направлялся в крепость, чтобы скинуть с себя тяжелые одежды, оружие и сумку, чтобы отдохнуть в кровати.

***

Наэри, после строевой даже не удосожившаяся раздеться и снявшая разве что сапоги, лежала, глядя в потолок, в женских казармах. Чьи-то спешные шаги её не особо потревожили, разве что только навели на мысли, которые ей почему-то захотелось озвучить.

- Давненько у нас ничего не проходило... более или менее заметного. Впрочем, это может означать только то, что королевству мы пока не нужны и хотя бы в Элвинне все спокойно, - рассудила Наэри, зевнув и прикрыв рот рукой, после чего продолжила с улыбкой приятно уставшего человека разглядывать потолок.

***

Склонившись над листом бумаги с пером в руках, Роберт всем своим видом показывал, что вот-вот что-нибудь да напишет. К сожалению, в подобном положении он находился в течении последнего часа, а потому и надежда на то, что что-нибудь всё же выйдет из под пера, истаяла уже давно.

- К бесу, - коротко заключил он, откинувшись на стуле и запустив левую руку в волосы.

Лаэрин, изрядно промочивший ноги во время построения и даже малость замерзший, по возвращению в гарнизон забрался на свою койку и укутался в одеяло. Там он пребывал и поныне, перечитывая одну из множества газет, которые ему удалось раздобыть в столице две-три недели назад, во время предыдущей увольнительной. Не то чтобы напечатанную в них информацию можно было назвать свежей или сколь-нибудь интересной, но чтение хоть как-то помогало убить время и отвлечься от ощущения слякоти в ступнях.

Рей пристроился на уголке соломенного матраса, сгорбившись над крохотным жестяном тазеке с теплой водой, который неусточиво покачивался на коленях, придирчиво оглядывая себя в нехитром осколке зеркала. Заточенная бритва свистела у самого подбородка, шаг за шагом сбривая каштановую щетину, дабыт она не переросла в дебри косматых волос, от которых будет избавиться значительно труднее.

Раз солдат поспешил, и острый кончик лезвия оставил тонкий алый след на правой щеке. Буркнув сквозь зубы нечто нелицеприятное, рядовой, не обращая на капельки крови, которые стекали вниз, покамест не достигали уже розоватой воды в тазу, никакого внимания, закончил с бритьем, которым следовало бы заняться еще утром, а затем, убедившись в удовлетворительном результате, спрятал бритву в специальный футляр и, подхвавтив тазик под мышку, пошел, собственно, избавляться от остатков.

Филиус стоял в центре мужских казарм и с невозмутимым видом попивал обычную воду из грубой стальной кружки. На самом деле он чрезвычайно устал после строевой, но не давал другим и причины подумать, что сейчас мечтает только о уютной постели и о паре часов крепкого сна. Он посматривал на нерастопленную старенькую и слегка ржавую печку в углу, разминал разболевшие мышцы и про себя подумал, что лейтенанту, как и капралу пора было бы уже вернуться.

***

Лерде с тоской смотрел в окна лазарета - он ненавидел это время года. Много холода и воды. Да и работа однообразная - каждый день какой-нибудь рядовой, понадеявшись на потепление возвращался в казармы с простудой или даже с воспалением легких. Всех их нужно выхаживать, всем давать советы, которые слушают и кивают головой, но никогда не запоминают. "Сегодня займусь алхимией" - решил про себя гном. С новым лекарем во взводе стало легче следить за всеми и появилось немного свободного времени.

Утро Рендольф провел как обычно, выполняя свои повседневные обязанности. Закончив, он еще раз проверил состояние лечебных препаратов, осмотрел лазарет, после чего направился в казармы.

С того момента как Рендольф влился в новый коллектив прошло не так уж много времени, и хотя новый врач ни с кем он не успел познакомится поближе, большинство сослуживцев казались ему хорошими людьми.

***

- Ну а я этому ублюдку и говорю: "Ещё раз я тебя увижу за моим столом, я тебе таких люлей накидаю!" - разговаривал Асмелт с одним из часовых, попутно доедая ужин. Было видно, что бедняга-часовой уже устал от рассказов Фьюри. Тем не менее, Аси и не думал прекращать эту тираду.
-Слышь, ты прикинь, ко мне тут одна падла притерлась в "Льве", да? Говорит, мол, то да сё, мол, слишком некультурно себя веду. Слыхал, да?!
-Угу...
-Ну я-то этой гадине сразу дал понять, кому это она сказала! Хук левой, аперкот правой... В общем, это он запомнит надолго!
-Угу...
-Ты бы видел рожу этого ублюдка, когда я с ним закончил! Да оно больше бекон напоминало! - расхохотался он.
-Угу...

***

- Сначала - он... - едва слышно бормотал Гай, сидя, по своему обыкновению, в столовой, хотя обед уже давным-давно прошел, а до ужина было еще далеко. В отличие от прошлых дней, в этот раз он выглядел вполне выспавшимся и бодрым - он избавился от синяков под глазами, лицо его снова приобрело более-менее человеческий оттенок, а глаза его... Глаза его изменились отчасти - краснота прошла, но взгляд его все еще был настолько усталым, что было понятно - нескольких ночей здорового сна было недостаточно, чтобы дать магу того отдыха, в котором он нуждался. - А потом…

Как обычно, он сидел с игральными картами, но в этот раз он раскладывал их совершенно по иному - это был уже не пасьянс, а нечто вроде хаотичного разброса- карты лежали друг на друге, по одиночке, за сантиметров двадцать от ближайшей соседней, но Даррел, очевидно, видел в том, что он делал, логику. Положив последнюю карту из оставшейся колоды на стол, он собрался было облокатиться на спинку стула, только вовремя вспомнил, что никакой спинки не было, как и, собственно стула.

- ...а потом и все остальное тоже. - закончил он, а на лице его расползлась довольная улыбка, которая уже давно не посещала его лица. - И ты, и ты, и даже ты…

***

- Сержант Ревилиан? - проходя мимо казарм и улучив краем глаза знакомую фигуру, тут же приостановился и обратился к нему лейтенант Гардсон. - Объявите построенние во внутреннем дворе через пять минут, если не сложно. Чем скорее я сделаю объявление, тем больше времени у взвода будет на подготовку к завтрашнему дню.

Сержант Ревилиан тут же очнулся от повседневных забот и, отсалютовав лейтенанту, двинул на выход. Поймав себя на мысли, что завтрашний день будет сложным, он громко объявил:

- Взвод, построение! Все за снаряжением и на выход! Пять минут на полную готовность!

В это время Гордон, уже подойдя к кровати и прослушав разговор лейтенанта и сержанта, положив вещи и тут же выдохнул:

- Твою ж мать.

Выражение его лица было невозможно передать одним словом. Вмиг на лице старого солдата появилась смесь усталости, уныния, озадачнности и, в это же время, недовольствия. Вновь ему не отдохнуть. Собравшись с мыслями, он наскоро переоделся в форму и вышел на построение.

Коротко кивнув напоследок, лейтенант быстрым шагом направился по направлению к лестнице, чтобы успеть оставить свой плащ на спинке стула и убрать все бумаги из комендования в ящик письменного стола. Прильнувшая спиной к стене в одном из тёмных коридоров рядовая Хейвинд лишь молча проводила не заметившего её офицера взглядом и тихо прицокнула языком. Построение так построение.

Слегка вздрогнув при слове "построение" и устало вздохнув, Лэр выпрямился, отбросил в сторону одеяло и спрыгнул с койки. Швырнув, к слову, достаточно точно, газету в направлении тумбочки и обувшись, мечник выбрался в коридор и затем побрёл к арсеналу.

- Что такое? - заворчала Наэри, поднимаясь на ноги. - Строевая только что же была... И я тоже только что была на строевой...

Перед самым объявлением у девушки уже начали закрываться глаза, и Наэри уже готова была отправиться в царство снов хотя бы на полчаса или час - ан нет, построение, так что грех не поворчать немного. Но ладно - она не раздета, значит, три минуты из пяти можно валять дурака - так думала Наэри, надевая сапоги, и, потягиваясь на ходу и с едва заметной улыбкой кивая подтягивавшимся сослуживцам, двинулась в сторону выхода.

Услышав о строевой, Гай не стал отправляться в арсенал - все, что считалось формой, уже было на нем, а оружия ему не полагалось. Медленно собрав все карты со стола в колоду и куда резвее перетасовав их, он бросил колоду в карман мантии и, потянувшись, отправился к выходу, ничего не говоря, но вылавливая в лицах сослуживцев, направлявшихся кто куда, чье-то конкретное. Так и не найдя нужного человека, он чуть ускорился и, выйдя на улицу, вздохнул свободно - у него было еще порядочно времени в запасе, поэтому, можно было просто пройтись по тающему снегу и немного подышать.

- Оу! Слыхал, да? Это меня. Ничего не могут без меня эти голодранцы, - хохотнул Асмелт, - есть хочешь? Доедай, чего уж там. - вручил он часовому горшочек.

Фьюри лениво зашагал к арсеналу. Маловероятно, что он успеет за эти 5 минут. Добравщись до этой мелкой комнатешки, рядовой принялся напяливать на себя свой замызагнный боекомплект: исцарапанные кольчужные пластины, растянувшуюся протупею, затупишийся меч и пыльную накидку. Асмелт кое-как стряхнул грязцу со своей формы и направился к выходу. К тому времени, многие уже были там. Нет, ну а что? Он старался как мог!

Быстро собрав письменные принадлжености, рядовой Глэйвингтон в течении минуты оказался в арсенале. Находу размышляя о цели неожиданного сбора и связывая его с прибытием лейтенанта, которого он мельком видел, Роберт привычно оделся и, захватив оружие и снаряжение, направился к плацу.

Крик, на счастье рядового Дрегори, достиг последнего всего в нескольких шагах от столовой, так что проделывать долгий путь обратно не пришлось. Затолкав таз, как только случилось солдату вновь оказаться у своего спального места, под кровать, с явным намерением избавиться от него "как-нибудь потом", он, лишь слегка вздохнув на, по его мнению, участившиеся сборы в такую погоду, и скорчил на миг страдальческое выражение, которое, впрочем, довольно быстро сменилось решительностью, вновь покинул казармы и на всех парах помчался в арсенал.

Дальнейшие не заняло много времени. Пара секунд - и Рей, махнув рукой всем, кто его попадался на пути, облочался в доспехи. Так, как он делал это много раз, Рей зафиксировал свой нагрудник - несколько полосок жесткой кожи, немного заклепок и синей краски, успевшие, впрочем, кое-что изведать за свою жизнь - на, собственно, груди, в очередной раз подправил ремни наплечников. В дело пошли уже и другие части обмундирования: поножи, перчатки, сапоги. Вот он быстрым движением вкладывает в ножны меч, за плечами - винтовка. Кинжал не забыт и тоже висел на поясе рядом со своим старшим товарищем. Осталось только покинуть арсенал и зашагать на место сбора, что солдат и сделал.

Добравшись до цели, Кейн обвел взглядом свою амуницию. Состояние вполне неплохое, за исключением, разве что, латных сапог. Небольшие лужицы влаги, ловко забравшейся в них сквозь щели во время прошлого выхода, издали весёлый всплеск, когда, разобравшись с ремешками на поножах и панцире, рядовой взялся за обувь. Вскоре, впрочем, вся вода была выплеснута куда-то в угол, а Лаэрин попытался выжать промокшие ремешки сапог. Особой пользы это не принесло и мечнику пришлось обуваться так. Натянув сапоги и перчатки, накинув поверх доспеха гербовую накидку и закрепив оплечье, он водрузил на голову шлем и, прихватив щит, направился к выходу.

Еще на пути к казармам Рендольф услышал о построении и невольно прибавил шагу. Нужно было поскорее собрать снаряжение для построения и оставить лишние вещи в казарме.

В карманах лекаря было полно ненужного мусора, начиная от смятых листков с какими-то записями и заканчивая куском бинта, подобранного в лазарете.

Оставив все лишнее в казармах, Рендольф отправился в арсенал.

Через минуту Рендольф уже был в арсенале. Он старался как можно быстрее вооружиться и направиться к остальным, но то ли с непривычки, то ли от волнения никак не мог правильно одеть доспех.

Наконец надев свою экипировку, лекарь как можно быстрее поспешил к уже собравшимся сослуживцам.

Филиус быстро кивал каждому рядовому, выходящему из арсенала. Сам он уже был при параде, оставалось только надеть на голову шлем и укрыть кисти рук латными рукавицами. Форма его была достаточно чистая, учитывая, что совсем недавно была строевая при такой погоде. Наконец он кивнул самому себе, подмечая, что большая половина взвода уже снаружи, а затем и сам застучал тяжелыми сапогами в сторону выхода.

Несколько минут спустя во внутренний двор вышел и сам лейтенант Гардсон, успевший за это время избавиться от дорожной сумки с бумагами, которая была перекинута через его левое плечо, и наспех очистить мундир от поднятой на тракте пыли, чтобы привести его в соответствующий случаю вид. Внимательным взглядом окинув всех собравшихся на построении и ограничившись весьма удовлетворённой оценкой присутствующих, он молчаливо кивнул сержанту Ревилиану в знак одобрения и, тихо кашлянув в кулак, обратился ко своему взводу в полный голос:

- Если кто-либо из вас, рядовые, бывал в отлучке за последний месяц, то вы наверняка могли услышать и прочесть в газетах о последних военных похождениях Штормграда. При определённой доле везения вы даже могли наблюдать стоящие на пристани корабли, на который погружается военный груз и продовольствие.

Пройдя наконец до середины шеренги и заняв место прямо перед взводом, он ещё одним взглядом быстро окинул собравшихся, переводя дыхание перед продолжением своей речи.

- Я в порту другими делами занимаюсь, - шепнул Асмелт стоящему рядом сослуживцу, усмехнувшись.
- Там всё ещё этот Хейк всем заправляет? - ещё тише хмыкнула стоявшая рядом Хейвинд, стараясь улучить момент, когда на неё не был обращён командирский взор, и наклониться, чтобы до конца затянуть ремешки на сапоге.

Услышать ответа, правда, не довелось, посколько лейтенант уже продолжал своё вещание:

- Так вот, мы не останемся в стороне от этих военных подготовлений. Буквально несколько часов назад я получил от майора Кларка, командующего нашим четвёртым стрелковым батальоном, приказ о присоединении всего подчинённого ему состава к силам отправляющейся в Калимдор военной экспедиции Штормграда. Большая часть нашего батальона, раскварированная в городе, успела получить приказ ещё утром, и поэтому флот ожидает лишь нашего прибытия и погрузки на "Громовержец" перед своим отбытием.

Он вновь взял пару секунд на то, чтобы перевести дыхание и позволить другим усвоить сказанные им слова. Стоявшая с краю смуглокожая разведчица одобрительно хмыкнула.

- Что? - негромко шепнула себе под нос Наэри, потирая правое предплечье. Она выглядела несколько ошарашенной такой новостью, и по её лицу было непонятно, то ли ей нравилось разнообразие в её службе, то ли все-таки приказ был для нее не самой приятной новостью за сегодня.

Впрочем, видимо, она отмахнулась от пары мыслей, не дававшие ей позитивно осознать ситуацию, и, опустив руку, немного улыбнулась и начала разглядывать реакцию остального взвода, хотя скорее желая с кем-нибудь переглянуться.

На её взгляд не преминула ответить та самая смуглокожая Хейвинд. Она уже грезила о старых добрых морских путешествиях, звукам боцманской дудки и возможности столкнуть одну назойливую сослуживицу со шканцев.

- Не боись, старушка, - усмехнулся Фьюри, завидив реакцию белокурой Наэри, что стояла по другую сторону от него, - Большой дяденькая Асмелт не даст в обиду.

Парень не особо переживал по поводу столь скорого отплытия. Быть может, он пока не до конца осозновал, что им предстоит пройти... Хотя, кто знает, вдруг он на самом деле такой храбрец?

- Сам ты старик, - усмехнувшись, несильно пихнула локтем стоявшего рядом Асмелта Наэри, но, впрочем, быстро вспомнила, что перед ней стоит лейтенант, и отложила шутки и игры до более подходящего момента.

- Как я вовремя вернулся из отпуска... - вся реакция капрала закрепилась лишь в этой фразе и все той же непоражаемой гримассе. Он был очень не рад узнать о такой вести. Впрочем, его никто не спрашивал.

Стоявший третьим или четвертым в строю, Рей остался спокойным и молчаливым с виду, разве что позволив своему лицу казаться задумчывым, словно бы солдат разбирался во всем вышесказанном, касаясь и хороших, и плохох сторон сегодняшнего события. Впрочем, ежели кто-нибудь нашел для себя достаточно времени и заглнул бы в глаза рядового, он мог вполне обнаружить там целую гамму всяких чувств, практически на любой вкус и цвет. Читался там и живой интерес, даже любопытство, и легкая тревога за будущие, немного размышлений и холодных просчетов, приправленное готовностью принять то, что ему предлагала судьба.

- Калимдор? - прошептал Роберт, слегка усмехнувшись, - Словно и уезжать не стоило.

Лаэрин стоял, задумчиво разглядывая нескольких птиц, весело щебетавших и прыгавших по ветвям дерева расположенного где-то за спиной лейтенанта. Разумеется, пернатые не слишком интересовали рядового. Мысли его были заняты предстоящей кампанией. Кейн никак не мог понять, радоваться ему или нет. С одной стороны наконец-то предстояло учавствовать в чём-то действительно серьёзном, появлилась возможность показать себя, да и гарнизон за последние месяцы поднадоел. С другой - Лэр прекрасно понимал всю опасность коей они подвергнуться в ближайшем будующем, да и перспектива морского путешествия его совершенно не радовала. Впрочем, судя по легкой полуулыбке, которая ненадолго показалась на лице солдата, новость его всё же обрадовала.

Даррел лишь недовольно поджал губу в ответ на мысль о том, что их самые худшие опасения все же подтвердились - от теплого и уютного гаризона они направляются прямо в гущу военных действий, где будут заниматься... Самыми разнообразными вещами, свойственными для военных действий - в Калимдор, землю опасностей и орков, диких зверей и орков, крови и орков, а еще... кажется, он забыл о кровожадных орках. Это все было одним из минусов солдатской жизни, наряду с небольшим жалованием, необходимостью делить спальню с Фьюри и едой, которая выглядит и пахнет как дерьмо. Иногда он вообще задавал себе вопрос, что он делает конкретно в армии, и вот сейчас он стоял особенно актуально. Есть гораздо более простые способы...

"Нет." - он остановил паравоз своих мыслей, отправляющийся по неверной дороге. - "Закончи то, что начал."

- Если у вас остались в Штормграде друзья и родственники, то у вас есть время на то, чтобы написать им письма. Возможно, фронтовая переписка позволит вам совершить то же и в дальнейшем, но с учётом всех обстоятельств никогда нельзя полагаться на то, что ваши письма дойдут вовремя. А потому не теряйте своей возможности, пока она у вас есть. Никто не может поручиться и за то, когда эта военная кампания придёт к концу. Если командование настроено серьёзно, то войска экспедиции не вернутся назад, пока не осадят Оргриммар или по крайней мере не займут стратегически важные позиции вглуби Калимдора. Всё, что я определённо могу сказать сейчас - это серьёзная война, совершенно разнящаяся с одинарными операциями, в которых мы участвовали до сих пор, и условия на протяжении нашего участия в ней будут соответствующими.

Кажется, Наэри была готова выступать хоть сейчас. Правда, мнение можно было мгновенно переменить, взглянув в нужную секунду на лицо Наэри, когда девушка несколько грустно и нахмурившись посмотрела в землю. То ли она боялась после объявления именно "серьёзной войны", то ли у нее были подозрения о возможных сроках операции.

Дрегори продолжил стоять, выпрямив спину и изображая типичную солдатскую стойку, но уже не старался скрыть то, что его достаточно серьезно заботит происходящие, потихоньку погружаясь в пучину собственных мыслей. Первейший вопрос, который, по всей видимости, должен был волновать солдата - а сможет ли он остаться в живых, учитывая обстоятельства? Или, что даже важнее, будет ли он действовать в них с должным эффектом? Смогут ли сослуживцы на него расчитывать в такой обстановке? Да и вообще, что этот Калимдор, в котором Рей до сих пор ни разу и не был, из себя представляет?

- Я вижу настороженность на некоторых лицах. И это вполне нормально для подобной ситуации, - спокойно отметил Фэрриан, наблюдая за людьми. - Но не советую вам зацикливаться на мыслях о предстоящих трудностях и лишениях. Уверен, многие из вас были морально готовы к ним ещё с того момента, когда решились на вступление в войска Штормграда. А теперь, спустя эти месяцы и годы, вы будете готовы к этому не только духом, но и телом - если вы будете помнить весь опыт, приобретённый вами за время общих подготовок и некоторых операций, и будете держаться друг друга, то не пропадёте даже в эпицентре сражений. Тех, кто не переломится в первые же дни, пекло войны, в которое нас отправляют, лишь окончательно закалит для дальнейших подвигов. И наконец, для выходцев из Штормграда это будет просто отличным способом поквитаться с зеленокожими варварами за то, что они совершили пару десятков лет назад с вашим королевством и вашими предками.

Нахмурившись и поправив ремень винтовки, Роберт согласно кивнул и вновь обратился в слух.

Рей достиг определенного консенуса с самим собой и со своими мыслями, решив или уж совсем их забросить, или отложить "на потом" и обдумать все чуть позднее, ежели возникнет такая необходимость. Слова лейтенанта, все таки достигшие до его ушей через призму вопросов, на которых он, пожалуй, не сможет дать ответа еще довольно долгое время, способствовали ускорению принятия этого самого согласия и вырвали рядового из круговорота мыслей. Вновь обретя спокойствие и прояснившийся вгзгляд он приготовился выхватывать информацию из речи командира, сосредоточившись непосредственно на том, что его сейчас окружает, а не над "отдаленными высокими материями", которые только мешали сейчас, ничего больше.

Наэри негромко вздохнула и едва заметно кивнула, будто для самой себя, потом рапрямилась и снова потерла руку.

Сказать честно, для нее подобные утешения не были убедительными. Она не сомневалась в собственных силах как солдата, ведь пусть и не упорные, но все же тренировки, даром пройти не могли. Скорее уж она волновалась за своих товарищей, которых могла бы подвести. Или товарищей, которые могли бы подвести её. Да и сам факт, что придется быть гораздо дальше от гарнизона, чем представляла девушка, её огорчал.

Хотя неважно - от судьбы не уйдешь. Она подняла взгляд на лейтенанта, который будто вопрошал, можно ли идти. А еще она с жалостью взглянула на Филиуса, которому пришлось натягивать латы для короткого объявления.

Подоспевшему к началу речи Рендольфу новость об отправлении в Калимдор показалась весьма неожиданной. Отправляться в такие далекие края, только привыкнув к размеренной военной жизни в гарнизоне? Но в этом были и свои плюсы, такие как возможность побывать на отдаленном материке, повидать множество ранеее невиданные вещей. Хотя, переспектива быть зарезанным каким-нибудь орком была намного менее приятна.

- Теперь остаются лишь детали. Перед завтрашним днём постарайтесь пополнить свои личные запасы питьевой воды и продовольствия. Плавание до Калимдора займёт около двух недель, и, пусть по официальным сводкам запасы провианта на "Громовержце" должно хватить на каждого из пассажиров, нет гарантий того, что в непредвиденных обстоятельствах придётся урезать ежедневную выдачу провианта. Количество пресной воды на кораблях весьма ограничено, и практически каждая капля стоит на учёте, так что я бы посоветовал вам взять не одну, а две фляги.

Мимоходом лейтенант осмотрел и снаряжение подчинённых, по поводу которого обошёлся отдельным упоминанием:

- Все доспехи, как тяжёлые, так и лёгкие, прямо перед погрузкой на корабль потребуется сложить вместе в грузовом отсеке. Они должны занимать как можно меньше места, поскольку, опять же, площадь палубы не бесконечна даже на военном линкоре, поэтому заранее подумайте над тем, как получше сложить каждый из предметов экипировки и уместить его если не в походном ранце, то по крайней мере в ящике или рундуке. Во время плавания вам это совершенно не понадобится и будет причинять лишь трудности с перемещениями. Оружие же наоборот тщательно проверьте и будьте готовы всегда держать неподалёку от себя - солёный морской воздух не лучшим образом сказывается на металле, но в случае морского столкновения каждый боеспособный солдат будет исполнять роль морского пехотинца в команде "Громовержца".

Наконец, припомнив последние детали, он заключил:

- И последнее. Не считая доспехов и оружия, каждому из пассажиров дозволено взять с собой лишь столько личных вещей, сколько могло бы уместиться в отдельный рундук или ваш собственный походный ранец. Вполне вероятно, что за время нашего отсутствия этот гарнизон будет занят другими подразделениями, поэтому желательно так же полностью очистить казармы и найти надёжное место для хранения всех тех вещей, которые у вас не будет возможности забрать вместе с собой. Если кто-либо имеет собственный дом или знакомых в Штормграде, лучше всего совместно договориться о том, чтобы до возвращения разместить там все оставшиеся вещи.
- Можно вопрос? - внезапно воскликнул тихо стоящий до этого Гордон.
- Не "можно", а "разрешите", капрал, - ответил лейтенант. - Мне кажется, для человека вашего возраста и выслуги, отмеченного соответствующим званием, это должно быть очевидным.
- Тем не менее. Разрешите спросить?
- Не тем не менее, а "виноват, сэр" и "так точно, сэр". - сдерживая нотки раздражения, ответил лейтенант. - Разрешаю всем, кроме вас. Вы сможете задать собственные вопросы во время отдельного разговора после построения.
- Есть, сэр, - пожал плечами капрал. Видимо, после долгого валяния дурака он забыл про дисциплину. Или просто устал.

Наэри, молча наблюдавшая диалог двух сослуживцев, лишь цокнула языком.

Вещей у Наэри было немного, некоторые ей был даже не нужны, и как раз стоило бы их выкинуть. Сложить доспехи для нее не представляло труда, привести оружие в порядок - обычная вечерняя забота - а после держать его при себе, тоже не было трудно.

- Разрешите обратиться, сэр? - негромко спросила Наэри. - В таком случае, можно расходиться? И за отсутствие вечером, чтобы разобраться со всеми деталями, не будет выговора?
- Порядок выдачи увольнительных действует точно так же, как и прежде, во избежание недоразумений на дорогах и в городе. Но в связи с подготовкой к плаванию я могу выдать её до завтрашнего дня каждому, кто за ней обратится, вне зависимости от очерёдности. Если больше ни у кого не имеется вопросов, все могут быть свободны. Доктор Яркоискр, доктор Баррингтон - если вы не будете слишком заняты, я хотел бы при случае поговорить с вами отдельно.

Наэри молча кивнула, и, остановившись, чтобы глянуть на своих сослуживцев, зашагала в гарнизон. Ей, конечно, хотелось бы подслушать, о чем будет разговор лейтенанта с другими, но нужно было собираться, чтобы не мучаться с этим, когда будут слипаться глаза. Или, что хуже, завтра.

Лаэрин кивнул самому себе и быстрым шагом направился к гарнизону, пожалуй, только латный доспех не позволял ему перейти на бег. Уныние и скуку как ветром сдуло, а на смену им пришло некое волнение. Проходя под опускной решёткой ворот, Лэр уже выстраивал в голове план действий на нынешний вечер. Ему предстояло собрать все ненужные вещи, написать пару записок, взять у лейтенанта увольнительную, добраться до Златоземья, затем найти способ переправить вещи и коня в Штормград, к одному из немногочисленных друзей, и, наконец, вернуться обратно в гарнизон, после чего заняться сбором припасов. Да, дел и впрямь было по горло, а время совершенно не собиралось замедлять свой бег.

Кивнув, Роберт направился в гарнизон. Сегодня предстояло заняться сборами, а по возможности уладить и ещё одно дело. Несмотря на предстоящую мороку, рядовой был немного воодушевлён, длительное ожидание наконец оконченно, и Роберт был рад этому. С таким настроем он и принялся за дело.

- Интересно, а на военном флоте наливают? - рассуждала вслух бредущая в сторону казарм Хейвинд, которой предстояло за день-другой обшарить все казармы и небольшие тайники в пределах гарнизона, где она в последние месяцы укрывала всё своё накопленное непосильным грабежом золото и оставшееся после недавнего покушения оружие. - Не представляю, чтобы не наливали. У этих морячков хоть дисциплина лучше, чем у местной солдатни, но на гулянках явно не пресную водичку глушат.

Рей, постояв, в свою очередь, минутку на месте, развернулся на пятках и двинулся к зданию, широкими шагами перекрывая расстояние, отделяющие его от важной и необходимой работы, на ходу перескакивая через лужицы хладнйо воды и весеннюю грязь. Рой мыслей разной степени важности попрежнему пытался пробиться через щит разумного планирования и земных целей к его мозгу, но он легко отмахнулся от них, точно от назойливых насекомых.

И правда, сделать нужно было немало. Первой же почтой отправить горстку личных вещей в Красногорье, чтобы они, быть может, сохранились к его возможному приходу или просто не пропали в суматохе, если с ним вдруг кое-что случится. Набрать запасы провианта, подумать, что нужно непосредственно взять собой, а что останется в гарнизоне. Придумать, как получше уложить вещи и как поступить с доспехами. Одним словом, забот у него хватало.

ID: 9391 | Автор: Ferrian
Изменено: 9 июня 2014 — 10:33