Mychar закрывается 1 мая 2021 года
Пожалуйста, сохраните необходимые вам публикации и изображения до истечения срока.

Книга Мертвых Книга Мертвых: В лагере

Шафья Эмберглоу
Ниобэ
Ангелиста
Бешаад Всевидящий
Леани

Караванщики - те, которые привезли наемников к остовам телег, - много говорить не желали. Только Бэрк подошел к Тилмраанде, положил ей на плечо свою лапищу, что-то тихо сказал - она кивнула - и погонщик побрел к своим, основавшимся прямо у элекков.

Тилмраанда поспешила донести весть до наемников:

- За порчу имущества придется Каэнаджу заплатить из своего бюджета. То есть, из ваших денег. Я бы не волновалась на этот счет. Каэнадж - толстосум, так что... - она не закончила.

В середине лагеря развели костер; заметно пахнуло теплом - это сломленный Соолавин кинул в пламя какой-то мешочек. Пояснил вслух:

- Магический. Морула приносит...

Пламя костра вспыхнуло и у караванщиков, но они, сев вкруг огня, загородили его своими телами и, в целом, держались особняком. Пошел по рукам сухой паек, восьмеро человек разделило его меж собой, не прекращая обсуждать что-то свое.

Лакотай пригласил наемников к другому кострищу, и Тилмраанду с Соолавином попросил сесть вместе с ними. На улицу из кибитки было выволочено три больших прямоугольных подушки. Судя по твердости, шерсть, которая их наполняла, давно свалялась до ужасного состояния, но это было лучшим, что таурен мог предложить новым гостям.

- Вас так много становится тут, - Лакотай сел на землю, - Не секрет, что не без причины.

И вскоре каждый и всякий уже сидел у костра, быстрые хлопоты справивши... кто поближе - кто поодаль. Кто поговорить - кто погреться. И Шафья-эльф в исключения не записался. Сидел, сложив ноги крест накрест да набросив на плечи халат. Баюкал, только недавно обмытую от сошедшего месива погоревшей кожи да старых бинтов, руку. Смотрел не то в пламя, не то на лица вокруг - как по головам считал.

- А то ж. Всё, как у всех, добрый Лакотай. Всё, как у всех. - Отвечал охотник хрипловато от сухого горла, подбородок опустивши согласно. Сюда бы улыбку еще... - А вы, знать, старожилы и при делах?

- Старожилы - это да, - согласился Лакотай, кивая, - А вот дельцы ли мы - это все зависит от того, что под "делами" ты понимаешь. Чувствую - разграблять приехали?

- Чужие ученость с многоумием кормим, а они конечно вещицами питаются. Чертог Света же нынче до учености охочий. - Качнул головой эльф. Не то соглашался, не то подумать предлагал. Ученость она вещь такая. Разная.

- Но ежели жрица наша всё, что нужно, запомнит или на кристаллы запишет: спинам легче будет. Дал бы ты чего горло смочить, добрый Лакотай...

Лакотай прищурился - маленькие глаза почти скрылись за кустистыми бровями - и отстегнул от пояса флягу, по кругу передал ее Шафье.

- Ты витиеватыми словами не говори, - закипел сломленный, тоже сидящий у костра, - Говори прямо: за сокровищами пришел или за чем другим.

Покосившись на сломленного - головушку квадратную - эльф пожал плечами:

- А это как Тилмраанда-жрица решит, но цацки с мертвых, думаю, не про нас.

Головой мотнул - благодарны мол. Глоток сделал основательно долгий и на душу лился бальзамом. Пусть и шуршала мысль: чай бы хоть заварили...

- Сами-то почто здесь застряли, деловые?

Тилмраанда кивнула - не про нас, мол.

- Да все еще не улеглось тут все. Сами видели. Такое - не редкость, между прочим. Часто видим бури, прочее. Иногда уезжаем, но только для того, чтобы пополнить запасы, - таурен жестом потребовал флягу назад, - А их у нас мало.

Леани, лениво щурившаяся в огонь и вполуха слушавшая рассуждения таурена и эльфа, с видимым сожалением проводила глазами фляжку и, чуть помешкавшись, глотнула из своей - маленькой, плоской, пахнущей травами.

Фляга же в руках Шафьиных не задержалась - перекочевала обратно вместе со словами. Нет нет да и могло привидеться в тенях от костерка, что на корявом-пятнистом лице охотника показался интерес.

- Выходит есть причины долгим дозором стоять в беспричинном месте?

- Долг - причина, - коротко ответил таурен и окинул взглядом лагерь, - Лучше мы сделать не можем, взрастить в пустошах цветущий лес - тоже. А вот наблюдать за тем, чтобы не стало хуже, в наших силах.

Шафья промолчал: поглядел только пристально, недолго. Ах, истово верующий: знаем, было, проходили... волей неволей вспомнилось, как оно было в начале, когда пришли первый раз под это полосатое небо. И как глупо вышло в итоге... о эта истовая вера...

- И как оно сейчас? - резко сменил тему эльф. Шевельнул кистью руки в сторону громады разрушенного купола. - Давно в последний раз гости-беспричинники захаживали?

- Глупый вопрос - как оно. Сила Аукиндона не девается никуда, желающих расхитить гробницы много, больше, чем можно себе представить. Недавно совсем мимо проезжали какие-то. Еще вот воздаятельница прибилась...

- Много проезжало-то? - внешне вяло и безучастно спросила Леани. Будто так, разговор поддержать. Рука с фляжкой снова потянулась ко рту, тонкий аромат трав плеснул из узкого горлышка, дико и непонятно витая над пепельной пустошью.

- Повозка, - уточнил таурен, - Не видели, кто в ней есть. Но Аукиндон они объехали. Почему - не знаю, но здравомыслящее существо просто так на эти земли ни ногой ни ступит. Да и дальше, вроде как, пустота только...

- Насчет здравомыслящего - это вы прямо в яблочко попали. любезнейший. Прямо в яблочко... - задумчиво произнесла дренейка, с видимым сожалением пряча флягу в плоский кожаный чехол при поясе. - Может, месторождения особо ценного пепла нашли, отправились разрабатывать?

- Недавно-то это какого дня?

Казавшийся совсем ненагруженным материей смысла, вопрос нарушил паузу, взятую Шафьей для деловитого скручивания самокрутки и увенчался любопытным выпадом последней: пряно пахнущая трубочка на мгновение ткнулась носом к костру и моргнула красным.

Чуткий слух путников, возможно, смог бы уловить за потрескиванием подвижных пламенных язычков секундные шорохи в кибитке, серийно разносящиеся тонкими, слабенькими кругами звуков: то стихнет, то опять зашебуршит... Полог хлипкого укрытия отворился, являя серой пустоши третьего обитателя лагеря, дренейскую боевую деву-воздаятельницу.

- Странный сегодня день, очень странный... - гулкий голос дренейки ударился о спины путников, - Не находишь, Соолавин? Кроонакаи кристор, новички.

Соолавин согласно кивнул.

- Здравствуй, Ангелиста, - поприветствовал воительницу Лакотай; он двинулся в сторону, освобождая место для новопришедшей, - Пепла? Особо ценного? На Дреноре есть много мест, где можно найти что-то особо ценное. Просто Аукиндон опаснее раза в три. Как бы то ни было, недавно - это месяца три назад. Может, больше.

Внезапное явление незнакомой дренейки народу наемница почтила коротким, почти равнодушным кивком, мол "и тебе не хворать". Но спустя несколько мгновений, глаза на миг расширились. Она что-то пыталась вспомнить из слов Каэнаджа о заброшеном караване... кроме наставлений.

- Про пепел - это шутка была. Неудачная, признаюсь, - Леани состроила скорбную мину и подбросила в костер откатившуюся веточку. Подсознание упорно толклось в стенки черепной коробки, но добилось только того, что у воительницы испортилось настроение.

Ангелиста... ай боевая, ай со знаками и едва только не под развернутым знаменем... но чай не, помянутая одним из местных и уже притаившаяся где-то на углу памяти, Морула. Или нет?

Не без задумчивости разглядывавший свою самокрутку, охотник наконец поднял глаза, провел взглядом по всей честной компании. Память не подводила в одном: на момент их прибытия в лагере не было никого, кроме подсобравшейся троицы.

- А раз все в сборе... - Протянул эльф скрипуче, на свой лад. - Нас от Чертога кое-что передать просили: подсобить по делу одной беженки, значит.

Да и сконил голову набок - несильно, вопросом.

Так и не начатая, самокрутка рассеяно вертанулась между Шафьиными пальцами, потянула за собой взгляд, да и ткнулась на дюйм в сторону Леани - будешь мол, рогатая?

Наемница отрицательно качнула головой. Вот выпить - это дело, а дымные самокрутки будили в памяти воспоминания. Как приятные, так и кошмарные. Леани тоскливо посмотрела на язычки пламени, бездумно ковыряя слежавшийся пепел предназначеной для костра палочкой. Однако сам по себе знак внимания от Шафьи был, как минимум, занятен. Дренейка вздохнула. Может, и стоило бы насторожится, но навязчивая мысль вкупе с непрошеными думами о прошлом успешно гасили все души прекрасные порывы. Оставалось только отрешенно пялиться на плящущие язычки пламени в ожидании, пока рогатую голову наконец-то осенит. После слов эльфа про беженку подстегнутое подсознание забурлило с новой силой. Ну вот же, веритится почти сверху!

Соолавин присобрался на своем месте, приободрился.

- Как она там? Все у ней в порядке, знаете? А когда она обещала вернуться? Больше она ничего не говорила? - губы сломленного двигались быстро-быстро, исторгая каркающие, хрипловатые звуки.

Воздаятельница выбралась из плена тяжелого, густого воздуха кибитки, подкрепленного дикой смесью запахов дренорских трав и кожи копытня. Впрочем, пустошь тоже не была похожа на чистую зеленую терассу... И разве что остается дренейке на фоне сизо-серого неба, вместо заволоченных облаками звезд, воссиять в плитах своей брони, помпезной и пафосной, со всеми этими пластинами-украшениями. Шагам и маленьким клубам костной пыли вслед спешил вторить бряцающий металл да постукивающие о набедренники ножны меча. Ангелиста явно готовилась выступить к мавзолею.

- А что тут еще делает это ушастое отродье демона?! Печально, что дренеи находят себе столь мало достойных союзников, - цедила она сквозь зубы, буравя взглядом Шафью, - и вынуждены забывать о своей избирательности в пользу прожженных Скверной ублюдков!

- Уж какие есть, - мимолетно и отрешенно заметила Леани. - Пустоши тут. Кто только не бродит. Кстати, а звать вас как?

Странное дело: Шафью Леани не шибко любила, но уважать - уважала, после сшибки с духами. И, несмотря на нелюбовь, заступилась. Чудны и неисповедимы чувства путников среди равнин смерти...

Рушились. Как есть рушились мечты - только решишь, что волей премудрого Каэнаджа попал в мир мечты, нещепетильными козами населенный, а тут...

Самокрутка снова вильнула вокруг себя, встречая этим простым жестом как нежелание Леани, так и явление суровой реальности в лице Ангелисты. Вильнула и сунулась между губ эльфа.
Шафья недлинно затянулся, покосился на Соолавина.

- Я тебе, светоносная, обещаю, что абсолютно, точно, вот сейчас... - Пробормотал охотник с налетом усталости в тоне. Задержался. - ... подумаю над словами твоими. И нет, добрый Соолавин - того узнать не успели: у Тилмраанды спроси, коли хочешь - она в городе подольше нашего была.

- Прекращайте ссоры, - сказала вдруг Тилмраанда, ожившая как после долгого сна... Или, скорее, долгих размышлений, - Не знаю ничего про вашу... Подругу. Мы получили указание не от нее напрямую.

Лакотай согласился с ее мнением, касающимся споров, - кивнул, осаждая Ангелисту:

- Пока мы все здесь, в Пустошах, мы в одной лодке... И, разумеется, пока приезжие не грабят гробницы. Я думаю, я ясно намекаю... На всякий случай. Звать меня Лакотай, мой друг - Соолавин, дренейская дева - Ангелиста. Мы поприветствовали бы вас под солнцем, но пока в нашем распоряжении - только воронка вместо неба.

- Приятно. Леани, - коротко представилась наемница, опять погружаясь в мрачные пучины меланхолии. Под острым обломанным концом палочки рождались дивные кривульки и странные загогулины.

Бешаад, уставши, спросил у Лакотая, можно ли ему где-нибудь прилечь. Таурен указал на кибитку - туда Всевидящий и забрался и почти сразу уснул, тихо засопев.

Чувствуя после попытки спасти элекка силой Света Наару неприятную слабость и пустоту в голове, Ниобэ присела чуть в стороне от костров, вокруг которых расположились наёмники и её напарники. Доспех достаточно тёплый, особенно если закутаться в плащ. Не должны помешать, да и зачем?

Из рюкзака дренейка выудила небольшую продолговатую шкатулку с амулетом внутри. Нечто напоминающее стрелу, или массивный арбалетный болт, выполненный из калдорайских красных сортов дерева и покрытый символами, вязью, орнаментами. Фигурки Древних, звёзды, символическое изображение Экзодара на треугольном наконечнике.

Где-то двадцать минут она просидела, держа в руке амулет-стрелу и пустив мысли на самотёк. Промелькнули моменты жизни на Тёмных Берегах, Ясеневый лес, отчаянный маршбросок по Осквернённому Лесу, неожиданная встреча в Зимних Ключах и обстоятельные беседы с дядюшкой в кристальных залах. Спокойствие и ясность мысли начали возвращаться, не сразу, но постепенно. Появилось чувство, напоминающее лёгкую утреннюю сонливость...

Ниобэ зевнула, потянулась и негромко хрустнула. Слегка пошатываясь на затёкших ногах и балансируя хвостом в чехле из кожи со стальными кольцами, дренейская девушка подошла к костру, около которого собрались напарник и обогнула кругом, выбирая место. Коротко, но почтительно и слегка на армейский манер поклонилась даме в сверкающих латах воздаятеля, и присела неподалёку от Леани.

- Что было? - шёпотом спросила Ниобэ, глядя на окружающих, словно они суровые наставники, а она - опоздавшая ученица.

- Знакомимся, - без лишних подробностей негромко поведала Леани и кивнула поочередно. - Это вот Лакотай, это - Соолавин, воздаятельница - Ангелиста. Бешаад спать ушел, - сказала наемница, предвосхищая возможный вопрос.

Появление Ниобэ несколько вытряхнуло воительницу из тягучей патоки мрачных дум.

- А это Ниобэ, стрелок наш... всем на зависть. Садись, не пыли. - Сложил нежиданно добродушную усмешку эльф. Знать, нашел хороший повод отвлечься от новоявленной воздоятельницы, али еще что...

- Однако ж, что у вас тут за подруга-беженка была? Нас за неё Чертог просил - саму не знаем, но если подсобите чем: благодарны будем.

Арбалетчица приветственно кивнула крокулу и таурену, чуть улыбнувшись. Затем взгляд её, словно сам собой, сместился на огонь, когда дренейка вызвала в мыслях образ своей знакомой - женщины в белом. Пустота, словно взгляд на стену. "Спит, наверное. Ну и ладно".

- Это Морула, - отозвался Лакотай, - Дренейская дева со светлыми волосами. Она у нас отвечает за провизию; в этот раз отправилась за пополнением еды и... Дальше вы, впрочем знаете.

- Знаем, - кивнула Тилмраанда, - А расскажи, любезный, что у вас тут творится. Как погода, много ли людей и нелюдей видели непосредственно около руин.

Лакотай задумался.

- Видели патруль орков. Совсем недавно.

- Хм... орки, мимоезжие повозки... я смотрю, место вовсе не пустынное, да? - поинтересовалась Леани у Лакотая. Палочка все продолжала царапать пепел, однако глаза наемница вежливо подняла, глядя на таурена.

- Когда-то многие постарались заявить свои права на Аукиндон, - пробасил таурен, - Эфириалы, орки, прочие из тех, кто жаден до энергии и артефактов. Мы просто стоим - и наблюдаем...

Воздаятельница распрямилась, громыхнув доспехами; на ее лице отразился озлобленный оскал:

- Позор, что нам до сих пор не удалось вернуть себе это святое место, - Ангелиста раздраженно фыркнула то ли словам Лакотая, то ли своим собственным мыслям, - Дренеи вынуждены терпеть присутствие на костях предков этих… еретиков, - продолжала она, переходя в большей степени на злобное шипение – когда речь заходила о столь очевидных промахах ее расы, она не могла сдержать себя от ярости, - Ну ничего, скоро орочьи выродки познают на себе праведный гнев Наару! Когда уже этот отряд дойдет сюда?..

Тилмраанда молчаливо стрельнула взглядом в сторону воздаятельницы, вздохнула и вернулась к разговору с Лакотаем:

- То есть, ничего серьезного, кроме орочьего патруля? Интересно, что им еще нужно? Неужто недобитки?

Друид пожал плечами.

- Не доводилось узнавать. Их увидел Соолавин, но, увы, не запомнил, были ли на них накидки. Может, ордынцы. Может, те самые недобитки, о которых ты, жрица, говоришь.

- Пресветлые воздаятели здесь, выходит что, по головы орочьих недобитков?

В который раз проявил Шафья неожиданную способность отвлечься от затяжки. Толку от этих воздаятелей, почтенные. Ну да кто еще возмется тварюшек внутри считать, пусть и примерно. Не узники долга же...
- Или еще что прознали?

- Извините... я не хочу воевать с Ордой, - тихо, чуть дрожащим голосом сказала Ниобэ, - сейчас, как мне сказали, такой условный мир. Стоит нам напасть, и мы агрессоры, виноватые. Остаётся только одержать победу, и выдать свою правду за истину. Переписать историю по своему усмотрению.

Дренейская девушка уткнулась взглядом в песок перед собой.

- А если это недобитые культисты... Нужны ли они нам? Может их лучше пусть кто другой убьёт?

- Это дело воздаятелей, - промычал таурен, красноречиво метнув взгляд Ангелисте, отчего-то затихшей, - Прознали... Мы только смотрим, эльф.

- Я видел, - встрял Соолавин, - Как в гробницах просыпается жизнь. Собирал останки, как всегда. Дошел до западной. Это накатило, как волна. Я убежал.

- Орки, - продолжал таурен, - Особенно орки-ордынцы, судя по вашим же словам, должны быть заняты своими делами в Азероте. Скорее всего, культисты.

Тилмраанда качнула головой, убрав пряди челки за острые уши. Ее взгляд был опущен в песок, она говорила сдавленно, через силу выталкивая слова:
- Если мы с ними столкнемся, нам придется убить их.

Леани, вновь уткнувшись взглядом в пыль, хмуро размышляла о чересчур радикальном подходе к делу у воздаятелей, но реплика Тилмараанды вывела ее из задумчивости:

- Надеюсь, что не столкнемся. И дело тут не в осторожности, которую можно трактовать, как трусость, - легкий, чуть насмешливый взгляд в сторону воздаятельницы, - а в лишней и бесцельной трате ресурсов, которые тут пополнить будет сложновато. Не говоря уже о задержке. Но, само-собой, если уж попадем, как ветрух в ощип, то драться придеться.

Следующий взгляд был адресован Ниобэ. Мол, что поделать, такова жизнь бывает.

Друид понимающе склонил голову.

ID: 9286 | Автор: Пират-ассассин Эонарис
Изменено: 14 марта 2012 — 20:12