Ульдум: наследие Смертокрыла Ульдум. Завершение (19)

Ривелиан, сын Обсидии
Лайдан
Эйлин Торн

Ривельт:
***

Ривелиан никогда не отличался какой-то особой, безрассудной храбростью. Огибая лагерь по широкой дуге и стараясь держаться за пределами круга, очерченного пламенем множества костров, он постоянно напоминал себе, - придуманный им план безопасен. Разумеется, никто не отменял внештатных ситуаций; исключая эти случайности, в плане не было дыр. Ночь выдалась темная. Дракон, в котором Ривелиан опознал Мизериана, находился в изрядно потрепанном состоянии и навряд ли был способен на активные действия. Окружавшие его люди навряд ли владели ночным зрением, следовательно не смогли бы различить подвижный силуэт на фоне звездного неба, тем более что им, - в соответствии с планом, - очень скоро будет не до всматриваний в ночную тьму.
Разумеется, будут те, кому отдадут приказ это делать. Но и на этот случай у Ривелиана был заготовлен план.
Он оставил верблюда в пустыне, меж двух низких барханов. Прикрутив повод к сморщенному стволу чахлого деревца, разделся, обернулся воргеном и пошел на сближение с лагерем шнотцевцев; взлетать раньше времени не хотелось, ползти в человеческом обличии было долго, идти во весь рост опасно. Продвижение на четырех лапах было куда быстрее, к тому же, по расчетам дрейка, в этом облике особо глазастые смогли бы принять его за какого-нибудь местного зверя, койота или гиену, не представляющего опасности для хорошо вооруженных людей.
Первоначальной целью стала северная оконечность лагеря; приблизившись на расстояние, с коего можно было рассмотреть диспозицию в деталях, Ривелиан выбрал объект для диверсии, после чего снова сменил облик.
И приступил к диверсионным действиям.
Его план удался. Небольшая группа палаток вкупе с тентом, под коим находились какие-то ящики, вспыхнула моментально. Лагерь незамедлительно встал на уши; забегали все, включая Мизериана, до момента атаки отдыхавшего возле обелиска. Подступы ко входу в гробницу очистились и Ривелиан, по-быстрому отбарражировавший на восток лагеря, успел рассмотреть юркнувшие внутрь фигурки своих "телохранительниц".
Дрейку повезло. Попытка сходу определить местонахождение поджигателя Мизериану не удалась и дракон заметался над лагерем. В лагере орали, пытались спасать имущество и безуспешно высматривали диверсанта там, где его уже не было. Казалось, можно бы и расслабиться, однако дракон неожиданно дал залп огня в небо и Ривелиану пришлось немного отступить, дабы не быть обнаруженным.
Обнаружение провалилось. Несколько раз дыхнув пламенем в "молоко", Мизериан снизился, переключившись на высматривание врага на подконтрольной ему территории, - наверняка решил, что противник сменил облик и в небе его искать уже бесполезно. Ну, тем лучше. Полетает, выдохнется, сам себя замучает до конца, всё нам на лапу...
Минуты тянулись часами. Все чаще поглядывая на черный зев выхода, Ривелиан понемногу начинал нервничать; ему все сильнее казалось, что вытряхивание амулета с каменных толвиров не должно было занять столько времени, тем более что каждая секунда нахождения могла обернуться обнаружением дрейка, со всеми вытекающими последствиями. Нет, они не стали бы для дрейка летальными, однако Риву пришлось бы улететь, что шло вразрез с его планом прикрывать отход группы до последнего мгновения.
Тогда бы всё пришлось начинать сначала. Учитывая объявленную на дрейка охоту, - занятие весьма малоприятное.
Под влиянием этих мыслей Ривелиан не сразу заметил, что дракон сменил тактику, переключившись с патрулирования северной части лагеря на круговые облеты оного. Это было небезопасно, в связи с чем Мизериану, - и шнотцевцам заодно, - прибавили боли в заднем проходе путем поджигания строений в северо-западной части базы; совершив облет против часовой стрелки, Рив занял прежнюю позицию. Ага, погорельцы метнулись туда. Ну просто молодцы, подарок для манипулятора...
Выскочившую из обелиска парочку он приметил сразу. Приметил, узнал и занервничал ещё больше, так как родственница, коей был передан артефакт, отчего-то не спешила покидать толвирское логово. Если раньше минуты тянулись часами, теперь они запросто смогли бы сравниться продолжительностью с сутками; да где её черти носят, скрежетал зубами Рив, неужели придется кружить тут до рассветных сумерек? а если надуть решила? дери её верблюдом, пусть только попадется...
На придумывание кар времени не хватило. Немного скособоченная фигурка, в которой безошибочно можно было узнать Алиссию, вынырнула из туннеля и юркнула в заросли, следом за прошмыгнувшей в ту же сторону парочкой; с облегчением переведя дух, Ривелиан заложил вираж и улетел в пески, - туда, где скучало его транспортное средство.
Узнать о благоприятном, - или нет, - исходе операции, ему предстояло только на рассвете.

Ликэнджи::
— Торн, эти толстый солдат вряд ли будут ходить вдоль река, — прищурилась тролль, провожая взглядом уставшее чудище у обелиска. — Может не отступать от неё? В пустыня может что угодно случиться. Те же черви.

Эйлин:
- Как знаешь, Ликэ. У тебя куда больше опыта перемещения по пустыне.

Ликэнджи::
— Около реки, — рассудила плут, — Если напряжёнка — тикаем в заросли.

Эйлин:
- Договорились.

ДМ:
Верблюды, хоть и уставшие после панической пробежки, легко несли всадниц по ровной дороге возле реки. Первые десять минут все было спокойно, но потом заросли впереди и слева зашуршали, - не так, как если бы в них проползала змея или шастал в поисках пропитания некрупный зверь.
Тянуло на целого кроколиска. Или, может быть, человека, а то и нескольких.

Эйлин:
Торн остановилась и направила на шуршавшие заросли арбалет.
- Кто здесь? Пять секунд на ответ или стреляю, - вопрос прозвучал довольно громко и внятно.

Ликэнджи::
Замерев, Ликэ сложила кисти на оружие, готовая мгновенно укрываться за телом верблюда в случае стрельбы.

Алиссия:
Алиссия, стараясь действовать как можно тише, пробралась к своему верблюду, взгрузила свою сумку на него, и, то и дело потирая ушибленный бок и мысленно кляня каменных котов, отвязала животное, села на него, и все так же потихоньку выехала их укрытия, постепенно отдаляясь от гробницы. Ехать она решила вдоль реки - причин на это было две: во-первых, густые заросли куда больше способствовали незаметности, чем открытое пространство, а во-вторых - насколько она помнила, этот путь банально был кратчайшим до Херу, где и было условлено встретиться.
Ни Эйлин, ни Ликэ в поле видимости пока что не было - судя по всему, они или продвинулись далеко вперед, или же выбрали другой путь...

ДМ:
Те, кто притаились в кустах, не дали Эйлин и пяти секунд. Грохнуло два выстрела, - целились то ли на голос, то ли по смутным силуэтам всадниц. Мисс Торн не зацепило, а вот руку Ликэнджи обожгло болью: пуля прошла по касательной, содрав кожу выше локтя.

Ликэнджи::
Вмиг исчезнув за верблюдом, тролль навесом кинула флягу в направлении стрельбы, и, с погонщицким криком хлопнув животное по боку, метнулась в ночь, обходя стрелков по кривой.

Эйлин:
Выстрелить в такой темноте можно было только наугад, ориентируясь на звук ружей, что Эйлин и сделала. Сразу после этого спрыгнула с верблюда, послала его вслед за животным Ликэ и, стараясь производить как можно меньше шума, последовала за силуэтом троллихи.

Алиссия:
Тишину ночи прорезал грохот двух выстрелов. Впрочем, стреляли не в леди Шейд и даже не то чтобы поблизости, но явно в том направлении, в котором собиралась ехать она.
Леди вздохнула. Похоже, заросли придется все-таки покинуть...

ДМ:
В зарослях вскрикнул мужчина - выстрел Эйлин все-таки нашел цель. В ответ дважды стрельнули по силуэтам несущихся вдоль реки верблюдов и, конечно, промазали.

Эйлин:
"Двое. Или трое. Прибить бы", - мелькнуло в мыслях наемницы в процессе побега. Но перезарядить арбалет на бегу и в темноте было невозможно. Эйлин тихо свистнула разбойнице и скорректировала свое направление так, чтобы через пол-ярда оно совпало с предполагаемой траекторией движения испуганных верблюдов.

Алиссия:
Алиссия потихоньку свернула из зарослей, и начала обходить опасную зону на некотором расстоянии - не слишком большом, но, в принципе, достаточном для того, чтобы ее не заметили те, кто стреляли из зарослей.
По ее подсчетам, "зону риска" она должна была обойти минут через пятнадцать, может, чуть больше.

Ликэнджи::
Зандалари, слившись с окружением, двигалась к противникам, поводя крисами в движениях продолговатых рук. Не обратив внимания на свист, она метнулась к зарослям через оставшийся песок, ища укрытия от пуль в прибежище самих агрессоров.

ДМ:
Агрессоры затихли. Видно, отравленный болт сделал свое дело, а оставшийся стрелок решил не рисковать в неравном противостоянии, когда малейшая царапина может быть смертельной. Эйлин выскочила как раз на верблюдов, устало рысящих по тропе после стремительного рывка: предыдущий забег все-таки их ослабил.

Эйлин:
Расчет пути оказался верным, поэтому Эйлин легко поймала животных за поводья и притормозила, ожидая троллиху. В процессе ожидания решила зарядить арбалет новым ядовитым снарядом.

ДМ:
Некоторое время было тихо, только иногда шелестели заросли в той стороне, где скрылась Ликэ: пробраться сквозь густую сеть тропических растений без шума было невозможно. Раздался одиночный выстрел - затаившийся враг целил наудачу, доверившись собственному слуху. Пуля взвизгнула у самого уха тролльки.

Ликэнджи::
Забывшая обо всём, разбойница лишь ускорилась, выходя на цель вплотную, для одиночного и быстрого удара.

Эйлин:
Выстрел заставил наемницу вздрогнуть: что если напарница теперь мертва? Торн неспеша достала из сумки огниво и кувшинчик с пойлом, купленный еще у Хефу. Смастерила из тряпки для вытирания рук фитилек и стала ждать дальше.

ДМ:
Будь у врага обычное, однозарядное ружье, Ликэ застала бы его беспомощным, но Шнотц вооружил своих солдат по последнему слову техники, - и когда троллька, уже не скрываясь, ринулась к цели, снова громыхнул выстрел. На этот раз задело плечо; когда раненая Ликэ выскочила все-таки к стрелявшему, то оказалась на свежевытоптанной прогалине, где лежал груженый мешками верблюд и валялся убитый солдат с арбалетным болтом в боку. За верблюдом, выставив штык винтовки, прятался стрелок. Пряталась: это оказалась женщина в форме штурмовика.

Алиссия:
Леди Шейд все еще двигалась в обход зарослей. По пути никаких происшествий не было, но каждый новый звук выстрела, доносящийся вперед, заставлял леди неприятно вздрагивать...

Ликэнджи::
Блеснув глазами в лунном свете, тролль взревела, метнув кинжал в правой руке под шлем жертвы — и даже чуть ниже, не жалея верблюда-подспорье. Выхватив длинное лезвие, на едва согнутых ногах совершила последний рывок.

Эйлин:
Второй выстрел вынудил Эйлин спрятать животных в зарослях, небрежно привязать их к каким-то толстым ветвям и побежать на звук выстрелов. По мере приближения к предполагаемому месту заварушки шаги воительницы становились медленнее и тише.

ДМ:
В зарослях начался настоящий ад. Женщина-стрелок успела пригнуть голову, но кинжал задел верблюда и тот, заревев, вскочил и бросился наутек, не разбирая дороги. Он проскочил на какой-то шаг правее Эйлин, не то сбил бы ее с ног. Лезвие Ликэ было отбито штыком винтовки, после чего оружие пальнуло еще раз. Пятый по счету; мимо, - женщина не успела выровняться и прицелиться.

Ликэнджи::
Плавным обманным движением метя острием горе-фрау в колено, тролль обрушилась на ту с другой стороны, следя за штыком, стараясь ухватить винтовку и повалить женщину на землю — после этого победа была бы очевидна.

Эйлин:
Выстрелы, верблюд... В голове Торн внезапно всплыло нецензурное слово, которое обычно принято говорить в безвыходных ситуациях. Да-да, то самое. Стрелять наугад она не могла - слишком легко угодить в Ликэ, поэтому оставалось только довериться слуху и попытаться выйти на источник выстрелов сзади.

ДМ:
У женщины получилось уклониться от броска, но она дала Ликэ возможность ухватиться за винтовку, и троллька, будучи куда сильнее и выше, легко повалила врага на землю. Эту картину и застала Эйлин, выбежавшая на прогалину.

Ликэнджи::
Пару раз от души дав наёмнице по зубам локтем, зандалари зарычала ей в лицо:

— Лежать, не двигаться!

Кровь и пот Ликэ капали на жертву; после обезоруживания первым делом пригодится верёвка, как крепкие узы.

ДМ:
Женщина решила не геройствовать - обмякла с деланым безразличием; то ли притворялась, то ли действительно выбилась из сил и, к тому же, не ожидала увидеть перед собой клыкастого нелюдя из расы, славящейся опасными гастрономическими изысками.

Ликэнджи::
Заломав шнотцевке руки, тролль окликнула Торн, чтобы та сняла ремень с мёртвого напарника или же обыскала верблюдов на предмет наличия верёвок. В принципе, срезанные подпруги сёдел бы тоже сошли.

— Мне плечо пробило. Нужно быстро лечить. — рывком подняв женщину на ноги, зашипела ей в ухо: — Отвечать! Есть ещё вблизи солдаты? Кто вы и что тут делать?

ДМ:
- Целый лагерь, - угрюмо отозвалась пленница, - так что лучше вам убираться. И побыстрее.

Эйлин:
Увидеть троллиху живой было для Эйлин радостью. Только вот радость быстро сменилась негодованием и никакой ремень наемница тащить не спешила.
- Ну и на хрена тебе это было нужно, Ликэ? Кончай эту тварь и сваливаем быстрее. Времени нет.

Ликэнджи::
— Продадим как раба. А если бы они нас выследили и убили? Пустыня. Нет уж, теперь это наша собственность. — ощерилась зандалари.

— Обыщи их быстро, и валим. Я её вырублю.

Ликэнджи::
Следом за словами мощным ударом отключила геройствующую.

Эйлин:
- #%*&@, какие на%^& рабы? Убей. И быстрее или я сейчас пристрелю обеих. Наша цель - доставка амулета, так какого же черта ты ее сейчас срываешь своим риском?

ДМ:
Наемница не просила оставить ей жизнь и не торговалась; увлечена была другим - обшаривала взглядом кусты, ища малейшую возможность для бегства. Удар Ликэ прервал ее занятие.

Ликэнджи::
Скривившись — то ли от боли, то ли от горечи, — тролль перерезала лежащей горло, заботливо забрав с собой памятку-ухо, а также солидную прядь волос. Развернувшись, зашелестела травой на пути к оставленным верблюдам, не забыв подобрать собственное оружие и винтовку убитой.

Ликэнджи::
— Тебе тоже ружжо перепало, — ухмыльнулась она, тыкая пальцем в сторону второго трупа. — Только в темпе!

Эйлин:
- К черту ружье, и так куча времени коту под хвост. От тебя такого точно не ожидала. Как плечо, артерии не повреждены? - спросила Эйлин уже совсем обычным голосом, как будто пару мгновений назад не она изливалась негодованием. Добравшись до верблюдов, отвязала своего и вывела из зарослей.

Ликэнджи::
— Вроде нет, — стараясь не беспокоить пульсирующий болью мускул, тролль со сноровкой вытащила несколько из сумы алхимический набор, производя зелье лечение за какие-нибудь тридцать секунд. Продезинфицировав рану, глотнула горьковатую смесь.

— Помоги перебинтовать, непросто. — протянула Торн моток чистой ткани.

Эйлин:
Выудив из недр сумки чистенький, аккуратно свернутый бинт, Эйлин приблизилась к троллихе и бесцеремонно отвела ее плечо назад. Бинтовала быстро, и, может быть, повязка получилась не такой эстетичной, как у профессионального медика, но сустав фиксировала превосходно. Слишком тугой тоже не была.
- У нас, людей, есть одна замечательная поговорка. За двумя зайцами погонишься - ни одного не поймаешь, - решила вдруг сказать воительница, взбираясь на свой транспорт.

ДМ:
Тем временем верблюд Алиссии нес всадницу на юг, и постепенно окрестности реки становились все более ухоженными: в слабом лунном свете были заметны мосты, наведенные через реку. Бок драконицы сильно болел, наверняка несколько ребер треснуло, и под одеждой должна была быть страшная гематома. Ехать верхом было некомфортно, но что поделать?
Наконец показался небольшой лагерь, разбитый на краю возделанного сада; там были шатры, тележки и навесы, а охранялось все это добро несколькими толвирами-копьеносцами. Одинокую женщину они не испугались, но насторожились: далекие выстрелы были слышны и здесь.

Ликэнджи::
Улыбнувшись, зандалари оседлала верблюда, пролагая путь — в ночь, к горизонту.

Алиссия:
- Лагерь Херу. Ну наконец-то...
Подъехав в лагерю вплотную, леди Шейд, морщась от боли в боку, спешилась и подошла к охранявшим лагерь тол'вирам с копьями.
- Мир вам, почтенные, - поприветствовала она котов по местному обычаю, - Не примете ли вы одинокую путницу, у которой нет ни крова, ни пристанища, где можно было бы переждать остаток ночи, как гостя?

ДМ:
- Стреляли, - с легким акцентом сказал один из охранников. - А вдруг за тобой гонятся? У нас нет ни оружия, ни людей, чтобы отбить атаку солдат.

Алиссия:
- Я слышала выстрелы, - кивнула леди, - Но я не проезжала тех мест, откуда они раздавались. Не думаю, что за мною гонится кто-либо.

ДМ:
Толвиры засовещались. Делали они это жарко, с развернутыми аргументами; к тому времени, как они почти наполовину решили, не опасно ли впускать Алиссию, подтянулись Эйлин с Ликэнджи.

Ликэнджи::
Помахав рукой Шейд, наёмница оценила ситуацию, улыбаясь и стараясь не морщиться — благо, броня скрывала бинт.

— О, и вы тут! Как сложился путь? — всем своим видом Ликэ выражала интерес в старой знакомой, клыками ворочая ткань на лице.

Эйлин:
- Здравствуйте, храбрые толвирские воины, - обратилась наемница к совещающимся котам, не долго ломая башку с выбором обращения, - Из-за кое-каких проблем нам пришлось разделиться с мужем, а встретиться договорились здесь. Не будете ли вы так добры приютить несчастных жен до встречи с супругом?

Алиссия:
- Я приехала сюда незадолго до вас, - произнесла Алиссия, кивая Ликэ и Эйлин, - К счастью, путь обошелся без приключений. Надеюсь, вы тоже доехали сюда без проблем.
Хотя если они ехали той же дорогой, что и она, надеяться особо не приходилось - в таком случае оставалось не так уж много сомнений, в кого стреляли.

ДМ:
Появился разбуженный кем-то Херу, поморгал, вник в ситуацию и позволил женщинам войти в лагерь.
- Чтобы подданные короля Фаориса испугались каких-то разбойников? - разносил он скептически настроенных стражей. - Мы должны показать им, что даже земледелы стоят насмерть! Они хотят наши сады? Наши фиги? Мы покажем им такую фигу, что они еще не скоро придут в себя!

Алиссия:
- Благодарю вас, почтенный Херу, да озарит солнце ваши дни, - поклонилась леди Шейд, и, выпрямившись потерла бок, - Благодарим вас от нашего имени, а также от имени нашего супруга - кстати, не возвращался ли он еще сюда? Я так беспокоюсь за него...

ДМ:
- Один щелчок сиятельного хвоста его несравненного величества сметет этих надоедливых мух с лица ульдумской земли... Что? Нет, не возвращался. Наверное, погиб - все слышали выстрелы. Но не огорчайтесь, найдутся и другие достойные мужчины. Хотите, я лично вас устрою к знакомому любителю экзотики?

Эйлин:
- Спасибо вам, - Торн, слезшая с верблюда, хотела было уже передохнуть, но слова Херу заставили уставший мозг судорожно искать причины, которые бы позволили без подозрений отклонить сомнительное предложение.
- Если наш обожаемый супруг не вернется, мы просто вернемся к предыдущему. Думаю, никто из дам не возражает, что тот тоже был замечательным, - мягко проговорила наемница.

Алиссия:
- О нет, благодарю, почтенный, но не стоит, - покачала головой леди, - В моем сердце еще есть надежда на его возвращение, и мы, несомненно, будем ждать его условленное время, тем более, как заметила моя подруга, у нас всегда есть к кому возвратиться. Скажите лучше, - перевела она разговор в иное русло, - Не найдется ли в вашем лагере целителя?

Ликэнджи::
Сдувающая с верблюда пылинки тролль никак не могла оторвать внимания от явно беспокоящего её пятна на боку того, предпочитая внимать остальным женщинам. Простушка, что тут сказать.

ДМ:
- Как хотите, - Херу решил не настаивать. - Но если передумаете, то знайте: почтенный Шатех - большой души толвир, его женщины катаются овечьим сыром в пальмовом масле. В том месяце он взял к себе маленькую зеленую двуногую, она исполняет для него чувственные танцы с золотыми статуэтками... простите, отвлекся. Целителя? Нет, увы. Откуда здесь взяться целителю? У нас и несчастных случаев почти не бывает. Это же сад, не стройка, где, в самом деле, могло бы что-то случиться.

Алиссия:
- Очень жаль, - вздохнула Алиссия, - Ибо мне бы помощь целителя не помешала бы. Несчастный случай, знаете ли...

ДМ:
- А что случилось? - сразу заинтересовался жадный до новостей Херу.

Алиссия:
- Неудачное падение с верблюда, - пожала плечами леди, всем своим видом показывая, что это всего лишь досадная мелочь, пусть и неприятная, - Ушиблась.

Эйлин:
- Есть обезболивающее и антисептик, - сказала Торн Алиссии и побрела отдыхать. После внезапной встречи с шнотцевскими солдатами ноги подкашивались до сих пор.

Алиссия:
- Поделитесь обезболивающим, если можно... Лечебные зелья есть и у меня. Надеюсь, до Рамкахена дотяну...

ДМ:
У Херу глаза стали похожими размером и формой на монеты славного короля Фаориса.
- Пустынница, упавшая с верблюда!.. Воистину мир катится в тартарары.

Ликэнджи::
Покачав головой, тролль повела верблюда на стоянку, слегка припадая на левую ногу.

Эйлин:
Мисс Шейд протянули крошечный флакончик из темного стекла. Содержимое почти не имело запаха, но на вкус было очень горьким.

Алиссия:
Намекнув Херу, что несчастный случай - он на то и несчастный, что происходит порою даже с мастерами своего дела, причем зачастую совершенно неожиданно, леди залпом выпила содержимое полученного флакончика, поморщилась, затем извлекла из сумки флакон побольше - с лечебным зельем - и отпила несколько глотков. Полноценную целительскую помощь это, конечно же, не заменит, но на ближайшее время сойдет.

Закончив с "самолечением", леди отправилась отдыхать. Перед сном она как можно тщательнее спрятала свой амулет под одежду, чтобы никто не увидел его...

Ривельт:
Лорд явился на рассвете. При ближайшем рассмотрении тех, кто был оставлен караульными, лже-бедуин казался весьма измотанным на вид. Верблюд его тоже не отличался особой свежестью, - оба они, зверь и его всадник, выглядели так, словно за ночь преодолели расстояние от Рамкахена до Орсиса не меньше десяти раз.

ДМ:
Для опознания бедуина разбудили не женщин, а самого Херу. Толвир сонно поморгал на путника, изволил подтвердить, что это его знакомый, и вместо того, чтобы вернуться в шатер за остатками сна, объявил всеобщий подъем. Работа не гиена, в пустыню не убежит, ворчали работники, - но вставали, протирая плосконосые лица.

Ривельт:
Бедуин, тем временем, успел набулькаться из предложенного бурдюка, закусить спелой фигой и предсказуемо принялся заламывать руки, брови и другие части тела, кои обычно заламываются знойными южанами в случае утраты гарема.

Ривельт:
- Представляете, почтенный Херу, - восклицал мужчина на весь прибрежный оазис, - в пути я потерял свой амулет, после чего мною было решено искать его всеми своими силами, а так же силами своих жен. Ведь то не простой был амулет, - он, почтенный Херу, делал меня на редкость выносливым и в любовных утехах подобным льву рыкающему. Мои бедные жены, что бы ждало их в случае утраты столь бесценной вещицы? И вот, по моему велению, каждая из них отправилась в свою сторону, искать утраченный ключ к своему счастью и неземному блаженству. Договорено было, - коли найдет кто первой, пусть спешит к тебе, почтенный Херу, а на рассвете мы вновь воссоединимся под утренними лучами восходящего солнца...

Алиссия:
Устроенная ни свет ни заря побудка совершенно не входила в планы рассчитывавшей на заслуженный отдых Алиссии, так что покидать палатку она совершенно не торопилась. Впрочем, раздававшийся откуда-то снаружи знакомый голос заставил ее все же медленно, но верно выкарабкаться из царства снов. Покидать палатку леди, впрочем, не торопилась. Посвятив некоторое время приведению себя в порядок и подновлению угольной обводки глаз, она сидела в палатке, скрестив ноги, и ждала, пока либо лорд Эшборн не заявится сюда, либо не проснутся Эйлин и Ликэ...

Ликэнджи::
Неслышно собравшаяся Ликэ уже заканчивала нехитрый завтрак, с удовольствием щурясь в лучах утреннего светила. В какие-то веки она могла позволить себе расслабиться, время от времени задумчиво поглаживая маленькое засушенное ухо на шее.

Эйлин:
Небольшое оживление в лагере Херу заставило Эйлин проснуться и найти его причину, которая оказалась вполне предсказуемой.
- О-о, наш супруг вернулся целым и невредимым. Вы в порядке? Ключ к неземному блаженству мы нашли. Он у Ли... Зухры.

ДМ:
Херу внимал, удивлялся, сочувственно кивал.
- А где почтенный пустынник достал такой амулет? - поинтересовался он, слегка сконфуженно подергав за бороду. - Мы, толвиры, и так сродни львам, но лет, скажем, через двадцать Херу уже будет не тот, совсем не тот!

Ривельт:
- Я в порядке, - Бедуин незамедлительно "расцвел", опосля чего окружавшие его люди и нелюди стали свидетелями весьма редкого зрелища; лорд улыбнулся во весь рот. От уха до уха. - Амулет тот был куплен мною на рамкахенском базаре, почтенный Херу и, признаться, сперва я не поверил в чудодейственную силу впиндюренной мне безделушки. Но, не иначе как вера способна творить чудеса! Мнэ-э... Фатима. А где сейчас Зухра?

Ликэнджи::
Не дав Фатиме ответить, страстная, но немногословная жена, наконец-то пробравшаяся через котов к супругу, невнятно запричитала, осматривая бесценное сокровище.

— Мой господин, вы ещё не умащены маслом! Пойдёмте, после всех скитаний ваша душа, подобная усталому листу, должна вкусить живительная прохлада воды!

Алиссия:
Подождав, пока не станут бодрствовать Эйлин и Ликэ, леди Шейд выскользнула из палатки. Отвесила церемонный полупоклон.
- Рада видеть вас в добром здравии, владыка сердца моего, - последнее было произнесено с некоторой - довольно изрядной долей иронии, - Вам стоит отдохнуть после столь долгого путешествия.

Эйлин:
Торн выразительно посмотрела на Ликэ, давая понять, что под Зухрой имела в виду именно ее.

Ривельт:
- Амулет, - сухо потребовал лорд, который, в отличие от Ликэ, все понял правильно. Троллю была предьявлена ладонь "лопаткой".

Ликэнджи::
На неё легла пресловутая вещица.

Ривельт:
Несколькими мгновениями спустя оная вещица уже висела у лорда на шее, а еще через секунду скрылась под его одеждами, упрятанная за пазуху.
- Умницы, - так же сухо похвалил Эшборн и, для вящего соответствия с ролью любящего супруга, коротко потрепал своих жен по правым щекам. - Судя по тому, что у некоторых из вас на лице ещё видны отпечатки того, что служило подушкой, вы прибыли сюда задолго до меня. И наверняка успели отдохнуть. Это хорошо, потому что сейчас вы посадите свои задницы на верблюдов и мы все вместе поедем в Рамкахен. Воссоединяться.

ДМ:
В отличие от тролльки, лорд ощутил кое-что, когда надел на себя амулет: чувство было сродни тому, что появляется, когда уходишь с перекрестья чужих взглядов в уединенное место.
Или выдергиваешь старую, изредка напоминающую о себе занозу.

Ривельт:
Лорд это почти сразу почувствовал. Потому и расщедрился на импровизированную ласку; в иной ситуации этот очень человеческий жест просто не пришел бы ему в голову.

Ликэнджи::
Сложив руки на груди, наёмница оценила состояние лорда, сильно вздохнув и качнув головой. Затем, не замедлила вместе с остальными начать сборы.

Алиссия:
Фамильярность потрепавшего Алиссию по щеке родственничка вызвала у леди некоторое недовольство - однако, как ни странно - то ли действие амулета сказалось, то ли работа в одной команде - вовсе не желание прибить на месте. Впрочем, сильно нежничать душа тоже вроде бы не лежала. Так что леди, одарив "супруга" самой лучезарной из своих улыбок, отправилась в палатку за своими вещами.

Эйлин:
После приказа воительница не мешкая ушла убирать свою импровизированную постель и собирать верблюда в дорогу. Когда закончила, взгромоздилась на животное и повела его к выходу из лагеря толвиров, дожидаться остальных.

ДМ:
Херу стеснялся проявлять слишком уж навязчивое внимание к амулету. Понятно, почему, - лорд очень удачно обозначил его свойства, и толвир гордо изображал, что подобная вещь ему не нужна. Может быть, потом. К старости. Работа в садах шла своим чередом; прежде чем отправиться по ту сторону реки, на новый участок, Херу цветасто распрощался с гостями, выразив надежду, что они еще встретятся.

Ривельт:
У лордова верблюда был жалкий вид. Животное явно нуждалось в отдыхе, но выбора у него не оставалось; как только сборы были закончены, Эшборн попрощался с Херу и дал знак к отправлению в обратный путь.
Со стороны могло показаться, что ему не терпится оставить пустыню с её открытым пространством. Отчасти, так оно и было.

ДМ:
До Рамкахена было не так уж далеко. Верблюды устало шагали вдоль реки; где-то через полчаса встретился небольшой караван, идущий из Мар'ата к Орсису, потом берега снова обезлюдели - слышны были только крики разноцветных попугаев, да изредка далеко в зарослях взрыкивал хищник или стрекотали большие насекомые.

Ривельт:
- Проблем не было? - осведомился лорд у сопровождавших его женщин, когда близость города стала очевидной и можно было не опасаться внезапного преследования и нападений из-под земли. - Я боялся, что больше вас не увижу.

Ликэнджи::
— В нас с Торн стреляли, но всё обошлось, — заверила его Зухра, старающаяся отделаться от мелкой песчаной пыли. — Преследователи мертвы.

Алиссия:
- А уж мы-то как боялись, что вы не вернетесь... - в голосе леди, как ни удивительно, особой иронии слышно не было - хотя, может, просто потому, что она была не настолько не в духе, чтобы иронизировать, - У меня дороге проблем не было. Но я слышала выстрелы...
Леди повернулась к Ликэ.
- Значит, стреляли все-таки в вас... вам повезло, что умерли они, а не вы.

Эйлин:
"Фатима" с трудом боролась с накатывающей после трудной ночи сонливостью, которой способствовала еще и мерно покачивающаяся походка верблюда. Но начавшийся разговор более-менее бодрил.
- Лорд Эшборн, я вот все думаю, как вы умудрились устроить шнотцевцам такой переполох?

Ривельт:
Упоминание о стрельбе заставило Эшборна ненадолго сосредоточить внимание на спутницах; приметив повязку на плече тролля, мужчина едва заметно дернул бровью и некоторое время ехал молча.
- Не так давно, - заговорил он наконец, глядя вперед, - мне пришлось нанимать людей для одного дела. Я бы не назвал его особо щекотливым, речь шла об экзорцизме. Изгнании злого духа из дома, расположенного в весьма неудачном месте, - мимо него на несколько миль не было никакого жилья и многие считали, что могут скоротать время под крышей. Отдых оказывался вечным, но речь не о том. Те люди едва сумели справиться с задачей, на которую подписались. Дела шли так плохо, что я было подумал, будто не осталось тех, кому можно поручить что-либо. Похоже, что ваша команда меня в этом разубедила.
Вопрос Эйлин заставил лорда едва заметно поморщиться.
- Я не устраивал переполоха, мисс Торн. Это сделали за меня. Уже потом, пытаясь отыскать дорогу к оазису в ночной пустыне, я обдумывал случившееся и пришел к выводу, что эту же ночь выбрал для нападения тот, кто ранее успел потрепать того дракона, что кружил над обелиском весь день. Вернулся под покровом ночи, довершить начатое. Иначе я не знаю, как еще обьяснить огонь с неба и те страшные раны на теле ящера. Когда начался шум, верблюд испугался и понесся прочь. Было два варианта, - либо ждать, когда он остановится, либо прыгать на полном ходу с риском свернуть себе шею. Я выбрал первое и до утра думал, что послал вас на верную смерть. Хорошо, что это не так.

Алиссия:
- Я слышала, что ранее у этого обелиска был знаменитый археолог, Харрисон Джонс, - глубокомысленно заметила Алиссия, на ходу развивая придуманную лордом историю, - Говорят, он заминировал весь лагерь шнотцовцев, но не взорвал все бомбы за один раз - оставил кое-что на случай, если ему придется совершить еще одну вылазку. Конечно, это всего лишь слухи, но... Кто знает, не этот ли археолог и его взрывчатка так любезно помогли нам этой ночью?

Ликэнджи::
Чуть свесив голову, тролль ехала молча, слушая плавно текущую речь. Проводила меж пальцев смятый, вырванный из какой-то книги листок, намереваясь что-то из него сложить.

Ривельт:
- Всё может быть, - отозвался Эшборн, по-прежнему глядя вперед. - В любом случае, вы живы. Это главное. Я, признаться, не люблю, когда гибнут люди, которых я успел узнать и убедиться в... их компетентности.

Алиссия:
Тонкие брови леди Шейд чуть приподнялись, а глаза насмешливо прищурились. Конечно, конечно - кому же хочется терять полезных... хмм, союзников? Хотя справедливости ради следует признать, что лично для Лайдан родственничек все же оказался и сам умеренно полезным - может, не до такой степени, как хотелось бы, ноооо... Как говорится, "с поганой овцы хоть шерсти клок".
- Спасибо за комплимент, - ответила она, все еще щурясь - то ли с насмешкой, то ли просто от ярких лучей солнца, и завершила обмен любезностями, - Рада, что вы тоже остались в добром здравии.

Эйлин:
Торн замолчала. То ли клевала носом, то ли переваривала сказанное Ривельтом. И если насчет переполоха поверила, то вторая часть речи вызвала сомнения.
- Я тоже рада, что смогла завершить дело, за которое взялась. Приятно, когда наниматель не мешает тебе всячески выполнять его же приказы, а твердо знает чего и как хочет добиться, - проговорила она после небольшой паузы. Прозвучало это сухо, как ответная любезность, не более.

Ривельт:
Ответом стал едва заметный кивок. Больше лорд ничего не сказал.
Солнце почти поднялось в зенит, когда небольшая процессия миновала врата Рамкахена. Вот и знакомая улица. Знакомый дом; ставни плотно прикрыты, а возле крыльца не наблюдается оставленного накануне верблюда, значит поверенная выполнила приказ...
Пустовавшая коновязь разом перестала пустовать; спешившись и в последний раз оглядев улицу, Эшборн шагнул к порогу и коротко стукнул костяшками пальцев о дверную притолку.
- Это я, - сказал, адресовываясь к едва слышному шороху по ту сторону двери, не успевшему трансформироваться в дежурный вопрос.

ДМ:
Аггелара открыла. На этот раз обошлось без шока - по лицу поверенной было заметно, что она еле сдерживается, чтобы не броситься лорду на шею.
Нельзя. Потому как это не лорд, а чумазый бедуин со своими женами, и так оно должно выглядеть для случайных чужих глаз.
Только после того, как дверь за вошедшими закрылась, мисс Ошенвилль изобразила четвертую жену, обняв Эшборна на глазах у остальных: в конце концов, такую сцену они уже видели.
- Он у вас, - утвердительно произнесла поверенная. Даже не сомневалась. Настроение господина она угадывала моментально.

Ривельт:
- У меня, - отозвался лорд, на этот раз не делая никаких попыток освободиться. - А вот чеков у моих телохранительниц ещё нет. Поэтому отлипай, бери в руки перо и выписывай. С удвоенной суммой на каждом.

Алиссия:
Леди Шейд весь остаток дороги хранила молчание, мысленно уже считая минуты до того момента, как она окажется в городе, распрощается со спутниками и отправится к самому лучшему целителю, которого она только сможет отыскать в Рамкахене. Ибо один флакон лечебного зелья погоды все-таки не сделал, а эффект зелья обезболивающего успел уже как-то улетучиться.
Соответственно, каждая секунда, пока дверь не открывалась, казалась женщине часом, не меньше - а уж то время, которое она в перспективе должна была провести за получением денег - кои очень пригодятся для оплаты услуг целителя - и вовсе представлялось вечностью. Впрочем, виду, что что-то не так, Алиссия не подавала - еще чего, показывать родственничку свою слабость! Так что леди стиснула зубы и терпеливо ожидала момента прощания...

Ликэнджи::
Проследовав за аристократом внутрь, не забывая прихватить собственные вещи, Ликэ улыбнулась, привалившись к стене, и пристально рассмотрела леди Ошенвилль, потирая плечо.

ДМ:
Поверенная лорда Эшборна едва ли могла вызвать подозрения своим видом. Одета не по гилнеасской моде? Помилуйте, здесь такая жара! Только светлое, только просторное. Волосы женщина собрала на затылке, чтобы тяжелые локоны не парили шею; пахло от нее чистотой и травяным мылом.
С пером и бумагами Аггелара управлялась сноровистее, чем иной пустынник со своим верблюдом. Минута - и все необходимые бумаги были на руках у наемниц.

Ликэнджи::
Оглядев чек, тролль сложила его, убрав в отделение пояса, и молча улыбнулась вновь.

— Приятно было с вами работать. Надеюсь, амулет в ваша коллекция пригодится, вижу — вы его цените.

Алиссия:
Леди спокойно и даже с улыбкой вытерпела все формальности. Чеки мигом перекочевали в маленькую сумочку на поясе. Вот и все - настала пора прощаться.
- Ну что ж, рада была с вами всеми познакомиться. Было приятно работать с вами, - душой она, конечно, слегка покривила, но не то чтобы сильно, - Желаю вам удачи - так, на всякий случай.

ДМ:
Лицо мисс Ошенвилль выразило мимолетное облегчение. Не иначе как порадовалась, что "эта" оставит лорда в покое.

Эйлин:
Торн опять остановилась недалеко от порога и, с легкой улыбкой наблюдала за тем, как мисс Ошенвилль встречает лорда. Когда получила чек, двинулась к выходу.
- Кажется, я это уже говорила, но со всеми вами было здорово иметь дело. Буду рада, если жизнь когда-нибудь заставит пересечься с кем-либо из вас снова. До свидания, - попрощалась наемница и вышла из дома.

Ликэнджи::
Не преминув поклониться, тролль оставила на столе бумажного калдорайского змея, пестрящего строчками, и исчезла за потрёпанной дверью.

ID: 9220 | Автор: Dea
Изменено: 10 марта 2012 — 1:47