Муки выбора

Майри Андерфелс

Покидать Крепость Отваги для Майри было немного грустно и боязно, но ей уже давно хотелось побродить по диким, не тронутым человеком местам Нордскола, о каких, бывало, целыми вечерами у камина рассказывал отец. Она помнила этот ни с чем не сравнимый запах манаполоха, доносящийся от его одежды, звук потрескивающих бревен и мягкость ковра, на котором сидела, глядя в пламя и слушая бесконечные истории о великолепных закатах и рассветах в горах Грозовой Гряды, о заснеженных равнинах Драконьего Погоста и огромных стадах диких оленей, бродящих по лесам Седых Холмов. О тундре она помнила только то, что здесь, по берегам моря, жил смешной и добродушный народ клыкарров, всегда готовых угостить путника чашечкой эля и жареной рыбой.

А Эдвину было... все равно, ни один край никогда не сможет заменить ему родные Альтеракские горы, которые были не столь величественны, чем Нордскольские, но для сердца наемника они навсегда остались родными. Воспоминания нахлынули на Эдвина, и он молча правил своим конем, не обращая внимания на то, что творилось вокруг. Впрочем, он все равно машинально слушал все, что происходило вокруг — привычка, что поделать?

А Уильям, как оказалось, был тем еще болтуном. Завладев долгожданным вниманием, он рассказывал Майри про какие-то дела в Гилнеасе, про свою семью, не забывая страдальчески закатывать глаза и сетовать на судьбу. Потом перешел к делам более насущным, и из всего этого потока сознания можно было выделить две основные мысли — что город, к которому они направлялись, назывался храмовым городом Эн'Кила, в котором раньше жили нерубы, а теперь его заполонила Плеть. Правда, Черный Клинок и Авангард уже порядком подчистили тамошние катакомбы, но мертвяк-другой все же попадался, поэтому путешественники и торговцы обходили его стороной. Ну, а деревня таунка — это проще простого, находилась она на юго-востоке поля гейзеров — довольно-таки неприятного местечка. Проблема была в том, что в той деревне, что носила звучное название Таунка'ле, людей и воргенов очень не любили, так что подходить к ней близко было бы самоубийством.

Эдвин лишь тихонько хмыкнул, когда ворген стал пугать их опасностями местных земель. Можно подумать, они не знали как тут опасно. Наемник плотнее запахнулся в свой плащ и поежился, давненько он не был на таком морозе. Гладко выбритое лицо мерзло куда сильнее, чем если бы оно не было выбрито. Серые глаза на несколько секунд задержались на воргене, который уж слишком старался понравиться Майри, что нервировало обычно спокойного Аверланда.

Майри лишь изредка кивала, улыбалась и отвечала нечто вроде “да-да, очень интересно» на словесные излияния Билли, но по ней было видно, что она давно и прочно погрузилась в раздумья и созерцание. Тундра была довольно-таки бедна на флору и фауну, и среди равнин, покрытых какой-то грязновато-зеленой, а иногда и странно багровой травой виднелись огромные дикие карибу, которые ничуть не боялись людей и спокойно паслись, выкапывая копытами из-под залежалого снега пробивавшиеся сочные травинки. Они не подходили слишком близко, наученные горьким опытом и браконьерами, но и не разбегались в стороны при приближении всадников. Волшебнице пришло в голову, что те олени, которых она видела в Элвине и окрестностях, были далеко не такими величественными, как карибу. Некоторые из этих животных были даже больше старого Кэльпи, а это уже о многом говорило. На одном участке пути Уильям настойчиво попросил свернуть с дороги, мотивируя это тем, что там живут «эти, жабьеголовые», видимо, имея в виду какой-то вид агрессивных животных. И впрямь, на горизонте показались разбросанные повсюду темно-бурые гейзеры, вокруг которых горячим паром выжгло всякую растительность. Какие-то мелкие, низкорослые силуэты сновали вокруг этих гейзеров, но по испуганному виду воргена можно было понять, что они куда опаснее миролюбивых карибу.

— Давайте свернем вон на ту полянку, — он указал заскорузлым пальцем на небольшой овраг у скал, где можно было спрятаться от ветра. – Все равно за один день пути нам до города не доехать, так почему бы не сделать привал здесь?

— Ты — проводник, тебе и решать, — пожал плечами Эдвин, — Если нам нужно сделать привал — сделаем его здесь, место неплохое, и вряд ли нам попадется что-то лучше этого.

Он дернул поводья, неспешно направляясь к указанному оврагу. Наконец-то дурные мысли покинули его голову, и он понял, что немного замерз. Задумчиво хмыкнув, он решил, что надо бы развести костер, да поесть, чтобы не растерять все силы в этой обители льда и мороза.

Без лишних слов (что водилось за Билли уж очень редко) ворген спрыгнул с лошади и принялся разбивать лагерь. Походный набор, видимо, являлся неизменным приложением к казенным лошадям, а потому в сумках нашлось две палатки, несколько сухарей с сушеным мясом, бурдюки с водой и даже один котелок. Майри наблюдала за работой Уильяма и все больше беспокоилась. Хотя такая походная жизнь ее вполне устраивала — романтика ведь, хоть и холодновато. Кутаясь в плащ, она принялась искать поблизости какое-нибудь подобие хвороста.

Эдвин спрыгнул с лошади и принялся помогать воргену, чтобы быстрее приготовить еду. Здесь почти не было ветра, что очень радовало наемника, который успел полюбить теплоту Элвиннского леса, хотя раньше жил почти у самых Альтеракских гор. Он отвел лошадей ближе к скале и привязал к небольшому деревцу, после чего бросил быстрый взгляд на Майри и едва слышно вздохнул.

— Все в порядке? — спросила девушка, подходя к Эдвину через четверть часа с охапкой хвороста. — Давай костер разведем, холодает.

— А ночью будет еще холодней, — встрял Билли, появляясь как по волшебству за спиной наемника. — Советую согреться, как следует, — ворген глупо захихикал.

Эдвин взял хворост и сложил его в кучу, сверху положив несколько дров, которыми их снабдили вместе с провизией. Чиркнув огнивом, он поджег хворост и вскоре язычки пламени весело лизали поленья.

— Все в порядке, Майри, — едва кивнул Аверланд, — Нужно приготовить поесть и отдохнуть, чтобы вовремя добраться до нашей цели.

Он пропустил мимо ушей слова воргена, который уже почти не злил Эдвина, скорее просто раздражал.

— Тут вот грибы растут, — ворген показал принесенные из-за скалы мелкие грибочки, — Можно супу сварить. Эй, ты умеешь суп варить, девушка? — он посмотрел на Майри и плотоядно усмехнулся.

— Меня зовут Майри, — поправила его волшебница, — И я умею варить суп.

— Ну вот и славно, — потянулся Билли и прилег, заложив руки за спину.

— Поднимись и помоги ей с грибами, — тихо прорычал Эдвин, — Лежать будешь, когда доведешь нас до места, а сейчас будешь трудиться наравне со всеми, ясно?

Сам наемник быстро наполнил котелок водой и подвесил его над костром, предварительно соорудив подставку из двух рогатин, которые нашлись в его походном вещмешке. Ну, а пока остальные ходили за грибами, он успел высыпать в котел немного риса, покрошить туда морковь и даже добавить щепотку какой-то приправы из маленькой шкатулки. Пахло очень вкусно, но, увы, это были последние его запасы, еще с корабля, который привез их в Нордскол.

Через полчаса большой деревянной ложкой Билли наливал себе в щербатую миску дымящегося супа и облизывался, чуть ли не капая слюной. Он умудрялся есть и говорить одновременно, чем очень удивлял не слишком разговорчивую в этот вечер Майри. Солнце медленно садилось за западными горами, отделявшими тундру от острова Хладарры.

— Знаешь... я что-то не очень хочу есть, — волшебница отодвинула предложенную тарелку и отвернулась, странно побледнев. — Я лучше вот... сухаря с водой поем. Спасибо, Билли.

— Она у тебя что, больная? — спросил Уильям, ничуть не смущаясь, у Эдвина.

Эдвин ел медленно, больше глядя в тарелку, чем на окружающих, погрузившись в собственные мысли. Однако голос Майри слегка встревожил его, и он повернулся к ней:

— Что-то случилось? Ты не заболела ли? — он отложил пустую миску в сторону и коснулся рукой лба Майри, предварительно немного приподняв свой пистоль и весьма красноречиво поведя его дулом в сторону Билли.

— Нет, я в порядке, — помотала девушка головой, улыбнувшись Эдвину и едва видимым движением прижавшись к его руке. — Я просто хочу прилечь, очень устала за сегодняшний день.

— Это неудивительно, — усмехнулся Билли, уже давно покончив с супом и теперь отхлебывая из припрятанной фляги нечто, по запаху сильно напоминающее самогон. — Вы не привыкли к Нордсколу и его климату, да еще и день в седле, тут уж не каждый выдержит.

— Билли, твоя очередь выходить в дозор, через три часа сменишься на меня, а сейчас — вперед, не дай Свет, если ты уснешь или напьешься, я с тебя спущу волчью шкуру и продам на местном рынке, все ясно? — Эдвин говорил негромко, но от этого лишь еще более пугающе.

— Точно в порядке? — он вернулся к Майри, незаметно и мягко сжав ее руку.

— Да, не беспокойся, пожалуйста, — кивнула Майри и встала, едва откусив от сухаря. — Только вот у нас всего две палатки... — она смущенно отвела взгляд, не в силах терпеть недвусмысленные ужимки Билли, который переводил глаза с нее на Эдвина и обратно.

— Ничего, если ты не против, то мы займем одну палатку на двоих, — спокойно произнес Эдвин, после чего повернулся к воргену. — А тебе был дан указ, так что убери свою байду и следи, чтобы местная живность не захотела поживиться нами.

— Но я ведь совершенно не умею сражаться, — заупрямился Билли, но девушка мягко улыбнулась ему, и тот сразу подобрел.

— А ты, если что, сразу кричи, как тогда на рынке, когда тебя сэр Райгер в тюрьму тащил, — невинно произнесла Майри, и ворген захихикал.

— Да, с этим я, пожалуй, справлюсь, — он отвесил небольшой поклон и принялся расхаживать вокруг лагеря, что-то тихо бубня под нос.

— Пожалуй это самая бездумная трата денег в моей жизни, — задумчиво пробормотал наемник, глядя на воргена, впрочем, через несколько секунд он уже забыл о нем и вернулся взглядом к Майри, обнаружил, что она встала, и тоже поднялся, — Ты точно не голодна? Может тебе прилечь? — серые глаза серьезно смотрели на волшебницу.

Она только кивнула, забравшись в палатку и завернувшись в свой плащ, как в одеяло. Ей хотелось хоть немного отдохнуть, ведь впереди еще несколько дней пути, и с каждой пройденной милей будет все холодней — за границей тундры лежали заснеженные голые равнины Драконьего Погоста, где в дикой природе выживали только магнатавры и местные немногочисленные животные, стойкие к холоду. Правда, поговаривали, что Погост — это не самое страшное, вот в Ледяной Короне — настоящая ледяная пустыня, и жили там только рыцари Авангарда, да и то самые отчаянные. Не считая, конечно, местного народа северных великанов, врайкулов.

"Неужели отец жил здесь? — думала Майри, сворачиваясь в клубок, чтобы согреться. — Ничего, я тоже привыкну. Обещаю."

А Эдвин присел рядом с входом, достал из кармана трубку, набил ее табаком, чиркнул огнивом и принялся попыхивать дымом. Впрочем, настроение наемника было не самым радужным, почему-то ему было одновременно и радостно, и грустно, и если понять, почему грустно, было не трудно, все же самый дорогой ему человек подвергался нешуточной опасности, то понять, почему ему было радостно — было сложнее.

ID: 9115 | Автор: WerewolfCarrie
Изменено: 23 июня 2012 — 21:05

Комментарии (1)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
3 марта 2012 — 22:52 Tar

А мне понравилось :) Хорошие персонажи и хорошая игра)