Муки выбора

Майри Андерфелс

586994238.jpg

На следующий день Майри проснулась рано. Северные рассветы были совсем не похожи на то, что можно увидеть на Калимдоре или в Восточных Королевствах. Встав с постели, девушка принесла в комнату завтрак (трактирщик сегодня оказался куда более дружелюбным, чем раньше), и, сев у окна, задумчиво смотрела на медленно светлеющее небо. Серое, как будто стальное, оно постепенно окрашивалось в розоватый цвет на горизонте. Эдвин еще спал, но она не могла отказать себе в удовольствии погладить его по щеке. Как оказалось после того, как его отмыли и побрили, он был очень красив.

Ночью наемника мучили кошмары. Снилась родина, семья, две пары глаз, которые неотрывно смотрели на него с укором, глаза его жены и дочки, которых он не смог спасти. Со стороны он выглядел как обычный спящий человек, за долгие годы он привык контролировать свои эмоции даже во сне, лишь изредка позволяя себе скрипнуть зубами или тихо прорычать что-то. Когда Майри коснулась его щеки, он моментально открыл глаза и посмотрел на нее. Негромко произнес:

— Доброе утро, — тонкие губы изобразили легкую улыбку, не позволяя ему выглядеть хмурым и расстроенным, хотя внутри было холодно и пусто.

— Как спалось? — улыбнулась Майри, подвигая к нему чашку горячего кофе. По утрам в таверне было холодно — чтобы нагреть каменное здание, требовалось немало усилий, и все равно мороз пробирался даже сюда. Закутавшись в теплый свитер, девушка смотрела на Эдвина, но думала она сейчас совсем о другом. Почему-то ей не давала покоя мысль о том воргене, которого вчера уволокли паладины во главе с рыжим Райгером. Она мысленно дала себе обещание зайти в главный корпус крепости и попытаться выяснить что-нибудь о его судьбе.

— Нам нельзя тут слишком задерживаться, — вздохнула она. — Индарион ждет нашей помощи. И Тарос тоже.

— Нормально, — коротко отозвался наемник. Он должен был чувствовать себя отдохнувшим после долгого сна, но почему-то странная усталость давила на его тело. Эдвин быстро натянул на себя темно-зеленый свитер и присел за стол, едва кивнув Майри и взяв у нее чашку с кофе. Некоторое время он молча пил горячий напиток, погруженный в свои мысли, но потом все же посмотрел на волшебницу:

— Да, сегодня выходим, ждать не имеет смысла.

— Что-то не так? — она наклонила голову, вглядываясь в лицо Эдвина и пытаясь понять, что с ним случилось. — Ты какой-то печальный.

Ее вещи уже были почти собраны, сумка стояла у двери на лестницу. Она уже договорилась с трактирщиком о цене, которая в Нордсколе была не слишком высокой. Здесь вообще мало кто останавливался, в Крепости жили в основном те, кто здесь же и работал, и служил. А постояльцы рано или поздно уезжали в Даларан, не в силах более выносить суровой холодной северной жизни. Но Майри здесь нравилось. Она даже поймала себя на мысли, что могла бы здесь остаться, когда все закончится... Если все закончится хорошо.

— Все в порядке, — Эдвин быстро допил кофе и поднялся. Его вещи тоже были готовы, к тому же их было не слишком много, и все они умещались в походный вещмешок. Наемник прошел к шкафу и вытащил оттуда свою куртку. Переодевшись и поправив висящий на поясе пистоль, он взвалил мешок на плечи, оглядел комнату на предмет оставленных вещей, достал из кармана штанов небольшой ключ и махнул Майри рукой, мол, пошли.

Спустившись вниз, они обнаружили там давешнего паладина. Теперь, правда, он был уже в латах, на спине висел большой треугольный щит с эмблемой Авангарда, рыжие патлы были аккуратно заплетены в хвост, а на поясе висел меч. Сидя за столом в центре, он крутил в руках шлем и явно кого-то ждал.

Майри спустилась по лестнице и, увидев паладина, замерла в нерешительности. Но мужчина только улыбнулся и приподнялся, чуть поклонившись в знак приветствия.

— Доброе утро, — сказал Райгер. Теперь, когда он был трезв, то выглядел вполне прилично. — Хотел бы извиниться за вчерашнюю... неприятную ситуацию. Могу ли я как-нибудь загладить перед вами свою вину?

— Ага, отойди с дороги, — буркнул наемник, не обращая особого внимания на паладина. Он подошел к трактирщику и отдал ему ключи от комнаты, негромко поблагодарив за вкусную еду. Свежевыбритый и помытый Эдвин выглядел куда лучше — это факт, но было довольно непривычно, и это раздражало.

— Здравствуйте, — ответила паладину Майри, которая, в отличие от Эдвина, очень обрадовалась появлению рыжего. — Мне очень приятно, что вы решили придти сюда только для того, чтобы извиниться перед нами. Скажите, сэр Райгер... — она прикусила нижнюю губу и отвела взгляд. — Тот ворген, которого вы вчера задержали... Где он теперь?

— Тот балбес старый? — нахмурился паладин, садясь обратно за стол. — Его отвели в камеру. Он слишком долго мозолил глаза в Крепости, и терпеть его уже не было никаких сил. Мошенник и вор, вот кто он такой. Зачем такой милой девушке, как вы, знать об этом?
Майри присела рядом и поставила локти на стол.

— Я бы хотела поговорить с ним. Возможно, я смогла бы сделать что-нибудь для него, — ответила волшебница, до конца не понимая, зачем вообще это делает. — Вы бы замолвили за меня словечко, сэр Райгер? Пожалуйста.

— У нас нет на это времени, Майри, — негромко обратился к ней наемник, который уже успел встать позади волшебницы, как обычно тихо и бесшумно. Серые глаза спокойно обратились к паладину, и Эдвин едва слышно хмыкнул, после чего коснулся плеча Майри, переведя взгляд на нее.

— Это не займет много времени, Эд, — улыбнулась Майри, поправляя волосы, которые теперь, когда их помыли, блестели в свете солнца, словно золото. — Прошу вас, сэр Райгер, позвольте мне чем-нибудь помочь этому воргену.

— Это будет не так просто, — вздохнул паладин, спокойно бросив взгляд на Эдвина. Он прекрасно понимал, что наемнику не нравится, но это его мало волновало. — Мне нужно будет утрясти этот вопрос с командованием Крепости, но я постараюсь сделать все, что в моих силах. Возможно, за него придется внести залог.

— Много? — деловито поинтересовалась девушка, хотя и знала, что денег у нее — кот наплакал.

— Не больше золотого, — успокоил ее паладин. — Позвольте мне проводить вас в Крепость, миледи, — улыбнулся он, встав и протягивая Майри руку.

Эдвин с трудом удержался от желания выломать пальцы паладину, как тому наркоторговцу в Старом городе. Серые глаза блеснули, но наемник не потянулся к оружию, предпочитая просто наблюдать и смотреть на реакцию Майри. Вмешаться всегда успеется. Но молчать он, разумеется, не стал:

— Во-первых, денег у нас осталось мало, чтобы тратить их на жизнь сумасшедшего старого воргена, во-вторых — это явно займет приличное количество времени, что непозволительно в данной ситуации.

— Эдвин, пожалуйста, — умоляюще посмотрела на него волшебница. — Я не могу уйти и бросить его на произвол судьбы. Мы не можем. Сэр Райгер, проводите нас в Крепость.

Она благодарно кивнула, поднявшись из-за стола и прикоснувшись к руке паладина. Он улыбнулся, посмотрев на Эдвина примиряющим взглядом. Ему не хотелось ссориться с наемником, выглядел он не лыком шитым, да и оружие у него на поясе внушало некоторое уважение.

— Тогда следуйте за мной, господа, — кивнул паладин и направился к выходу из таверны, прихватив с собой шлем.

Аверланд лишь пожал плечами и молча зашагал вслед за Майри и Райгером, на ходу поправляя мешок, который закинул за спину. День начался плохо и, кажется, становился только хуже. Вокруг проклятый мороз, который норовил забраться под теплую куртку, впереди рыжий ублюдок, которому хотелось выбить зубы и потом ему же их скормить, так он еще и Майри держал за руку. Поразительно, но даже с такими мыслями лицо Эдвина сохраняло свое ледяное спокойствие, разве что взгляд серый глаз был далек от доброго.

Проходя мимо внутреннего двора Крепости, Майри обратила внимание на розовые кусты, которые тут действительно выращивали местные маги. Как им удавалось сотворить заклинание, защищающее розы от холода — оставалось для нее тайной за семью печатями. Но сейчас не было времени любоваться цветами, а потому она поспешила за паладином, который вошел в здание Крепости.

Огромная каменная крепость действительно внушала трепет своим строгим и устрашающим видом. Где-то далеко вверху на башенках развевались флаги Авангарда. Одна из лестниц на входе вела куда-то наверх, а другая уходила вниз, видимо, в подземелье, где держали пленников и преступников. Стражники, дежурившие у Крепости, совсем не походили на скучающих стражей в городе — они были молчаливы и сосредоточены, и внимательно следили за каждым шагом Майри и Эдвина.

— Я пойду наверх, поговорю с командованием, — сказал Райгер, останавливаясь. — А вы можете пока что поболтать с Билли, если уж вам так угодно. Не волнуйтесь, вас пропустят.

Он шепнул что-то одному из стражей, и тот скупо кивнул. Затем рыжий паладин быстро поднялся по лестнице, грохоча латными ботинками по деревянным ступенькам.

Наемник не задержал внимание на чудесных цветах, ему не было дело до их красоты, равно как и до умений магов, которые защищали их от холода. Он бы предпочел, чтобы они занимались вещами, более нужными в данное время, но кого волновало мнение простого человека?

— Я все еще не понимаю, что мы здесь забыли, — хмуро проворчал Эдвин, поправляя ворот куртки.

Майри не ответила ему, спускаясь в темницу. Двое стражников, бросив на нее неодобрительный взгляд, ничего не сказали и пропустили ее и Эдвина вниз. Камеры были пусты, за исключением одной — самой дальней, в конце коридора. Оттуда доносилось какое-то неразборчивое бормотание.

— Мистер... — начала было волшебница, но поняла, что не знает фамилии заключенного. Поэтому она просто подошла к решетке и попыталась заглянуть внутрь.

Единственная лампа в камере была разбита, и, похоже, уже очень давно. Пахло плесенью и затхлостью, хотя в темнице было относительно чисто. Темная скорченная фигура в углу камеры находилась в самой тени, и разглядеть ее не представлялось возможным.

— Билли? — шепнула Майри, взявшись за решетку.

Эдвин издал легкий вздох и зашагал вслед за волшебницей. Взгляды стражников ему не особо нравились, но все же такие люди нравились ему больше, чем рыжий паладин, по крайней мере, они спокойны и не лезут со своей помощью. Спустившись в темницу, он моргнул, привыкая к царящей здесь темноте. Коридор казался куда более длинным, чем был на самом деле, все же Аверланд совсем не любил закрытые помещения, где не слишком приятно пахнет и довольно темно. Он все так же молчал, пока Майри пыталась поговорить с узником, но рука лежала на холодной рукояти пистоля, готовая в момент выхватить его и нажать на курок.

— Кто здесь? — раздался голос воргена, и он подполз поближе к решетке. Здесь было больше света, и Майри тихонько вздохнула, глядя на пленника. Было такое ощущение, что он невероятно страдал. Бледный и худой мужчина, на вид которому было лет пятьдесят, прижался к решетке и жалобно посмотрел на девушку. Одного уха у него не было, недельная щетина придавала ему вид бомжа. Одетый в какие-то невнятные тряпки, Билли тяжело вздохнул.

— Вы пришли вынести мне приговор? — спросил он смертельно усталым голосом. — Хорошо, что они послали вас — по крайней мере, хоть полюбуюсь красивой девушкой напоследок...

— Вообще-то... — Майри казалась сбитой с толку. — Я пришла сюда помочь вам, сэр.

— Помочь? — Билли заметно оживился. — Погодите. А это не вы случайно были моими последними клиентами? — он прищурился, разглядывая Эдвина и Майри. — Прошу прощения, что наш сеанс так грубо прервали...

— Ничего, — улыбнулась девушка, похлопав человека по руке. — Вас скоро выпустят. Я договорилась с Райгером, чтобы он освободил вас под залог.

— О... — ворген схватился за сердце, будто вот-вот готов был бухнуться в обморок. — Неужели Свет сжалился надо мной? А вы, должно быть, были посланы самими богами, чтобы освободить ни в чем не повинного... Ах да, забыл представиться.

Он поднялся во весь рост и приосанился, хотя вид его вызывал только сожаление.

— Уильям Фолкнер к вашим услугам, о владычица моего сердца, — проникновенно произнес он, с обожанием глядя на Майри.

Вот теперь Эдвин действительно жалел, что согласился прийти сюда с Майри. Мало того, что ворген не вызывал каких-то положительных эмоций, так за него еще и требуют целый золотой! За такие деньги было не стыдно вогнать нож в спину какому-нибудь бродяге, а тут просто выпустят на свободу шарлатана, который обязательно во что-нибудь вляпается и опять попадет в темницу.

— Один золотой за... это? — немного удивленно поинтересовался Эдвин, ни капли не смущаясь, слышит ворген его или нет.

— Очень приятно, а я Майри, — улыбнулась девушка, не обращая внимания на бурчание Эдвина. Он с самого утра был каким-то недовольным. — Скажите, Уильям, а вы не знаете, где находится мертвый город и... как там говорилось? Поселение таунка, кажется.

— Я тут все знаю, — гордо ответил ворген, — Я уже год в Борейской Тундре, и, похоже, скоро придется уходить из Крепости... Мне здесь, кажется, не рады. Если хотите, я вам дорогу покажу туда, куда вам надо.

— Какая проницательность, — иронично хмыкнул Эдвин, — Спешу предупредить, денег у нас ровно золотой и двенадцать медных, не считая денег на обратную поездку, стоит ли тратить их на... это?

— А вам, молодой человек, я бы посоветовал не распространять вокруг себя негативную энергетику, — ответил ему Билли, улыбаясь щербатой ухмылкой. Один клык у него, как оказалось, был железный. Видимо, на золотой денег не хватило. — Милая леди, прошу вас, — он наклонил голову в жесте смирения. — Выпустите меня отсюда, и я проведу вас, куда вы только пожелаете. Нет сил больше считать тараканов и спасаться от клопов, населяющих этот матрас.

Майри хихикнула. Ворген был довольно забавен, и теперь она просто не могла оставить его здесь. К тому же она уже обещала ему свою помощь, а он мог дать им очень полезную информацию.

— Эдвин, давай его выкупим, — обратилась она к наемнику. — Без проводника мы все равно потеряемся в тундре. И потом, ну посмотри на него. Разве можно бросить его здесь?

— Ну, выход вон там, — Эдвин указал на лестницу, — Можем просто пойти туда и оставить его здесь, хочешь, я покажу, как это делается?

Он и правда не хотел тратить деньги на какого-то бродягу, но, когда у него получалось спорить с Майри? Вот то-то и оно, что никогда. Наемник вздохнул. Отлично, теперь он будет путешествовать по стране смерти с воргеном, которого всю жизнь колотили табуреткой по голове. Замечательно!

— Ладно, пошли, будем жрать снег видимо, — вздохнул Аверланд, — Где тут можно спустить кучу денег ни на что?

— Думаю, нужно поискать Райгера, — ответила Майри, пропустив мимо ушей колкость Эдвина. — Мистер Фолкнер, мы за вами вернемся, я обещаю.

— Я буду ждать вас, алмаз моей души, — пропел Билли и сел на пол, принявшись, видимо, заниматься единственным развлечением в камере — подсчетом тараканов.

— Ты мог бы быть и немного более любезным, — упрекнула Эдвина девушка, когда они поднялись в холл крепости.

— А еще я мог бы быть чуточку выше, но, увы-увы, — хмыкнул наемник, который с каждой секундой все больше падал духом, — Я просто не понимаю, что мы будем делать, когда это чудо сбежит, а мы останемся без гроша в кармане.

— Не сбежит. Он же обещал показать нам дорогу, а значит, останется, — беспечно сказала Майри, улыбнувшись и поцеловав Эдвина в щеку. — Все будет хорошо, вот увидишь. Мы поможем Таросу, а потом Индариона спасем. По-другому просто не может быть.

— Мне бы твою веру, — протянул Эдвин, чуть улыбнувшись, когда Майри его поцеловала, — Ладно, пойдем тратить последние деньги во имя мира и любви.

Через несколько минут вернулся Райгер, и сообщил, что командование дало добро на освобождение Уильяма под залог в сумму один золотой и обещание покинуть город. Майри уверила паладина, что она и сама собиралась уехать и возьмет воргена с собой.

— Ну, как хотите, — пожал плечами Райгер, — Главное, пускай этот бесполезный комок шерсти убирается из Крепости куда подальше. Кстати, если вас интересует работа, за которую можно получить неплохую награду — могу подкинуть.

— У нас уже есть работа, — хмыкнул наемник, — Где можно заплатить за пленника?

Он хмуро смерил паладина взглядом, опустив руку в карман брюк, где лежал его кожаный кошель.

— Можете отдать деньги мне, а я уж передам, куда надо. Ключи от камер у меня, — он достал из напоясной сумки связку ключей и протянул Майри. — Сделайте все быстро и без шума, ладно?

Эдвин неохотно достал небольшой мешочек и высыпал его содержимое в ладонь паладина:
— Да, замечательно, потратить целую кучу денег на... впрочем, не важно.

— Эдвин, — одернула его Майри, продолжая улыбаться паладину. — Спасибо за вашу помощь, сэр. Мы благодарны вам... и думаю, что мистер Фолкнер тоже.

— Да пусть его блохи сожрут, никто скучать все равно не будет, — буркнул паладин и, спрятав деньги в сумку, направился вверх по лестнице в ставку командования. — Только пусть его сегодня же не будет в городе. — Бросил он на прощание.

— Да-а, благодарны, — протянул наемник, впрочем, под взглядом Майри он терял свое вечное недовольство и почти переставал ворчать. Он взял ключи и быстро отпер клетку:

— Выползай уже, и уходим отсюда.

Увидев своих недавних спасителей, ворген расплылся в отвратительнейшей приторной улыбке и протянул руки к девушке, словно в молитве.

— У моей спасительницы поистине великодушное сердце, — протянул он, — У вас в роду, случаем, Голдринна не было? О, боги, я так вам благодарен, что упал бы на колени и расцеловал бы ваши сапоги, но, боюсь, это будет слишком.

— Да, пожалуй, — несколько опешила от такого напора волшебница. — Давайте обойдемся без поцелуев.

— Да, давайте обойдемся без поцелуев, — Эдвин нахмурился. Он как всегда стоял позади волшебницы, возвышаясь как большая недовольная гора.

— Твоя свобода стоила весьма прилично, ворген, так что лучше бы ты нам помог, а еще лучше просто ушел бы куда-нибудь.

— Помогу, а как же, — Уильям последовал за Майри, как верный пес, довольно ухмыляясь и совершенно бесстыдно пялясь на ее корму. — Я тут все знаю. Я уже говорил? Наверное, говорил. Все и всех, кого следует знать. Если вы что-то ищете, то идете к Билли, он-то точно подскажет... за определенную сумму. Но вы вытащили меня из той вонючей камеры, так что вам, моя милая леди, информация бесплатно.

Эдвин медленно, но верно превращался в очень-очень мрачную тучу, и если у воргена было хоть немного здравомыслия, то он бы уже сообразил, что так откровенно смотреть на Майри не стоило, все же на поясе наемника висел внушительный пистоль, да еще и острое мачете.

— Что за Билли?

— Меня тут так называют, — пожал плечами ворген. — Презрительно, конечно. Но я уже привык. Да и у себя на родине, в Гилнеасе, меня не слишком-то жаловали. Так, мелкопоместный дворянчик, у которого имущества — клочок земли, огород и покосившийся домишко. Слуг человек пять, да и те — всякий сброд с трущоб. — Тут он прочувственно шмыгнул носом, вот-де бедная и несчастная у него была жизнь, что он подался в мошенники в самой неблагодарной земле мира — Нордсколе. Майри сочувственно посмотрела на него, но шага не замедлила. Она направлялась к стойлам, располагавшимся почти у самых ворот города.

— Да уж, всего пять слуг, — поцокал языком Эдвин, — Тяжелая жизнь, не сравнить с нашей.

Ворген ему определенно не нравился, но ради Майри наемник терпел его... по крайней мере, пока. Слава Свету, впереди виднелись стойла, а значит, скоро в путь. Холодный ветер заставит его забыть о том, что ему сегодня снилось. Ну, он надеялся, что заставит.

— Давайте поступим так, — решила Майри, остановившись у стойл. Дружелюбный дворф не перебивал, смотрел на нее, ожидая, когда путники закажут лошадей. — Мы в тундре сами ничего не знаем, заблудимся еще. Да и не понятно, что имел в виду Тарос, когда говорил о мертвом городе и деревне этих... таунка, — она чуть запнулась. — Так что, Билли, вы можете оплатить долг нам, проводив до этих самых мест как можно более кратким и безопасным путем.

Ворген задумался, пожевав нижнюю губу, а затем кивнул.

— Что ж, хорошо. Но если вы в какую авантюру ввязываетесь, предупреждаю — я в драках не участвую. Ни оружия, ни доспехов при мне, как видите, нет, да и не умею я ими пользоваться. Идет?

— Кто бы сомневался, — проворчал Эдвин пытавшийся по привычке почесать щетину, но, увы, ее уже не было, — Доводишь до места и можешь идти на все четыре стороны.

Наемник бросил быстрый взгляд на улыбающегося дворфа и хмыкнул, ну хоть кто-то сохраняет здесь оптимизм.

— Господа будут брать лошадей? — поинтересовался дворф, будто бы в насмешку над Эдвином почесывая огромную, кустистую бороду. — Всего за золотой на человека выдам лучших авангардских скакунов, донесут до места назначения, и глазом моргнуть не успеете.

— Золотой? — слабо пискнула Майри, вмиг стушевавшись и оглядываясь на наемника. — Ладно, у меня своя лошадь... а вы?

— Слушай, дружище, а ты ведь знаешь Терри? Вижу, что знаешь, так вот, он тебе заплатит за лошадей, вот записка от него, — Эдвин вытащил из кармана смятый листок и протянул дворфу, который лишь кивнул, мол, все ясно, а Аверланд мысленно поблагодарил себя за то, что согласился привезти для Терри ящик.

— Хорошо, — несколько неохотно ответил дворф, — Но только с возвратом. Доедете до ближайшей деревни или аванпоста, и там лошадей оставите. У нас тут строго, каждый конь на счету, а мне потом в отчете писать неохота, что кони сгинули.

С этими словами он нырнул в конюшню и вывел двух не слишком приметных, но закаленных в бою лошадей. Один был серый, побольше и по мощнее, а второй гнедой. Майри облегченно вздохнула и пошла выводить собственного скакуна, который, может, был и не таким быстроногим, но зато был ей старым другом. Вскоре кони были оседланы, сумки приторочены и все готовы в путь. Уильям с подозрением втянул носом воздух, бурча что-то о том, что волки не выносят копытным, а затем со вздохом обреченности полез в седло.

Эдвин лишь кивнул, мол, вернем-вернем, не бойся, и в один момент оказался в седле, сжимая в руках поводья:

— Хватит скулить, Билли, чем быстрее доведешь нас до места — тем быстрее вернешься к шарлатанству, — он ухмыльнулся, но взгляд Майри заставил его едва слышно вздохнуть и убрать мрак с лица.

ID: 9115 | Автор: WerewolfCarrie
Изменено: 23 июня 2012 — 21:05

Комментарии (1)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
3 марта 2012 — 22:52 Tar

А мне понравилось :) Хорошие персонажи и хорошая игра)