К облакам

Александра Присцилла Фаулер
Тран "Ворчун"

Еще одна история про рыжих.

Солнце уже садилось, однако каменные плиты моста еще не отпустили накопленное за день тепло и грели ноги Алекс даже сквозь подошвы кожаных ботинок. Впрочем, здесь все равно было прохладно – свежий ветерок, дувший с моря, напоминал о себе даже в полдень, а к вечеру и вовсе полностью завладел этим местом, играя с начинающими желтеть травинками. Дойдя до середины моста, девушка остановилась, глядя вниз, туда, где величественно и неторопливо струилась река. Прошло уже четыре года с тех пор, как она уехала из дома, и в этом году ей впервые хватило духу вернуться туда, только для того, чтобы увидеть свой город разоренным Ордой, покрытым копотью и какой-то мерзкой слизью. Чтобы беспомощно стоять и смотреть на какое-то отвратительное зеленое создание – без сомнения, очередное дитя аптекарских экспериментов – ползущее по провалившемуся подгнившему крыльцу ее дома. В горле образовался комок, и Алекс несколько раз глубоко вздохнула, успокаиваясь. Лучше бы Катаклизм смыл Южнобережье в море, лучше бы эта огнедышащая курица сожгла его дотла – только бы не видеть, как очередной некогда прекрасный город, звенящий от детского смеха, достается нежити. Несмотря на свою молодость, охотница уже была достаточно цинична, чтобы не опускаться до ненависти, но Отрекшиеся… как можно относиться к ним иначе? Как можно всерьез считать, что они чем-то отличаются от Плети? Пусть штормградские философы, родившиеся и всю жизнь прожившие в благополучной столице, болтают сколько угодно – они не знают, каково это, видеть колышущийся над родной деревней флаг цвета гнили и трупных пятен, флаг Сильваны.
Мост Тандола, сейчас наполовину обрушившийся, все еще воскрешал в памяти тот майский день, когда, четыре года назад, они проезжали здесь с Грей. Они были в пути уже три дня, но, только ступив на этот мост, Алекс поняла, что назад пути нет. Она почувствовала тогда – и она была права – что с этого момента заканчивается эпоха безрассудства и безнаказанности, эпоха «а что, если?» и «почему нет?», заканчивается – теперь уже насовсем – ее детство. Этот мост, граница между землями Лордерона и королевством Каз Модан, отпечатался в ее памяти, и Алекс даже не особо удивилась, когда через год ноги словно сами потянули ее вернуться на это место. С тех пор она ездила сюда каждый год, одна, неизменно оставляя лошадь в небольшой деревушке на севере Болотины и приходя к мосту пешком, чтобы провести здесь один спокойный день. В этом году она проехала мост мимо, чтобы заглянуть в Южнобережье, и вернулась сюда, горько сожалея об этом.
Постояв немного, Алекс словно очнулась, потерла пальцами виски и зашагала дальше, в сторону Дун Модра. Обычно она разбивала лагерь здесь, у юго-западной опоры, прямо над обрывом. Поглощенная своими мыслями, она сошла с моста, снимая с плеча сумку, и чуть было не наступила в чей-то… костер? Девушка ошарашено озиралась вокруг: здесь, в ее секретном месте, уже был разбит чей-то лагерь. Над огнем висел видавший виды закопченный котелок, в котором булькало что-то ароматное; чуть неподалеку стояла светлая палатка, приземистая, но довольно широкая; у вбитого в землю колышка меланхолично жевал траву горный баран, чуть склонив вбок голову с тяжелыми витыми рогами. Охотница бросила сумку на землю и потянулась к карману, где лежал боевой наконечник для ее походного посоха – другого оружия у нее с собой не было – как вдруг чье-то ловкое движение перехвалило ее руку и заломило за спину, а между лопаток уперлось холодное дуло, смяв плащ.
- Ты кто такая будешь, а? – голос из-за ее спины звучал сурово, но как будто чуть насмешливо. «Дворф, кто же еще, - подумала Алекс. – А я, дура, кого боялась-то увидеть тут, орка что ли? Конечно, дворф», - но с души у нее отлегло.
- Я просто путешественница, я не хотела вот так вторгаться в ваш лагерь. Просто я сама всегда тут останавливаюсь, вот и…
- Кто такая, спрашиваю, как звать, на кого работаешь? – дворф немного ослабил хватку, но ружье не убрал, и девушка не смела повернуть голову.
- Ал… Алонзи меня зовут, - вдруг вырвалась у нее старая кличка. Сработал выработанный за несколько лет работы в ШРУ рефлекс – не называть настоящего имени в таких ситуациях, но заготовленное фальшивое имя вылетело из головы напрочь.
- Ало-что? – обескураженный дворф отпустил ее руку, и девушка, упав на траву, в два кувырка оказалась за большим камнем почти у самого обрыва. Она почти физически чувствовала пропасть за спиной и, понимая ненадежность своего укрытия, осторожно выглянула из-за булыжника.
Незнакомец, скрестив руки поверх морковно-рыжей бороды, строго смотрел на нее, но его глаза из-под насупленных бровей светились дворфийским умом и дружелюбием. А то, что Алекс приняла за ружье, оказалось блестящей медной трубкой геодезического нивелира.
- Погоди-ка… - рыжий вгляделся в ее лицо. – Да ты, никак, та Картумова ученица? Как там тебя, Алондра Фаулер?
Алекс поморщилась. Алондрой после пары кружек пива ее любил звать отец, и, как-то упомянув об этом в разговоре с учителем, она обрекла себя на вечное унижение – это дурацкое имечко до того ему приглянулось, что весь Стальгорн отныне только так ее и величал.
- А ты, выходит, тоже из Стальгорна. Мы встречались раньше?
- Не, не встречались. С Картумом мы приятели давнишние, а тебя я только мельком видел – ну, тогда, на свадьбе у Сталежаров.
Охотница, переводя дух, вылезла из-за камня, внимательно разглядывая дворфа. Загорелая, обветренная кожа, борода заткнута за пояс, на поясе… так, он все же не безоружен.
- Копать тут собрался? – она кивнула на приткнувшийся у палатки ящик. Его содержимое – лопатки, кисти, какие-то еще неизвестные девушке инструменты – наполовину скрывала расстеленная поверх карта Каз Модана.
- А че, ты возражаешь, что ли? – после некоторой паузы ответил дворф.
- Да нет, спросила просто. Ясно, не буду мешать тогда, разобью лагерь в другом месте, - затараторила она, чувствуя себя ужасно глупо. – Бывай, передам от тебя учителю привет. Тебя как зовут-то?
- Трандир. Из Златобородов я. Передавай.
Алекс подняла с земли сумку, перекинула ремень через плечо и снова вышла на дорогу, ощущая спиной тепло последних лучиков опускающегося за горизонт солнца. Она успела сделать около пары дюжин шагов, когда точно в середку резного наконечника ее посоха ткнулся камушек. Охотница обернулась, вопросительно глядя на меткого дворфа.
- У тебя это, соли с собой нет, часом? – крикнул Трандир чуть громче, чем было необходимо на таком расстоянии.
- Соль? – удивленно переспросила Алекс. – Есть, конечно. Отсыпать?
- Давай оставайся, я уж потеснюсь как-нибудь. Время позднее, да и соль у тебя есть, - добродушно отозвался археолог.

***

- Нет. Я уже говорил, и скажу еще, столько раз, сколько потребуется.
- Ну Трандир, ты ни одного нормального аргумента не привел. Почему нельзя?
- Какие тебе еще аргументы? Нет, и все тут – этого тебе должно быть достаточно. Брысь отсюда, у меня полно работы.
Алекс порывисто встала из-за стола, заваленного картами, документами и чертежами, и сняла с полки рассохшегося книжного шкафа первый попавшийся том. Книга была на дворфийском, который девушка уже неплохо понимала на слух, но прочесть она не смогла ни строчки, тем не менее, охотница продолжала раздраженно перелистывать страницы, обиженно поглядывая на невозмутимого дворфа, вперившегося в свои бумаги.
- Знаю я, что у тебя за работа. Экспедиция через две недели, а состав еще не утвержден, людей не хватает. Не хватает людей! А меня ты не берешь.
- Алонзи, - твердо сказал Трандир. – Этой экспедицией руковожу я – раз. Это не увеселительная прогулка, и ехать нам реально далеко – два. И – это будет три – людей мне хватает, мне не хватает участников.
- Ты не берешь меня, потому что я человек? – тихо спросила Алекс.
- Отчасти, - вздохнул дворф. – Оборудования у нас в этот раз немного, но объект далеко, а сроки… в общем, у руководства там крыша совсем поехала. Поэтому мы полетим. На грифонах. Поняла? Поэтому я тебя не беру. Это все. Сиди тут, каталогизируй материал прошлой экспедиции.
- Я. Не. Научный. Работник,- все так же тихо отчеканила девушка. – Я картограф, я разведчик, я, в конце концов, кухарка и бухгалтер в одном флаконе. Да, я теперь работаю на Лигу, но я не ученый, и не для того сюда вступала, чтобы сидеть на заднице и раскладывать косточки по коробочкам.
Алекс, не глядя на Трандира, поставила книгу обратно в шкаф и вышла из кабинета, закрыв за собой дверь. Дворф устало покачал головой и снова занялся бумагами.

***

- Фринна, научи меня летать на грифоне, - с лету выпалила Алекс, плюхаясь на низкий дворфийский стульчик в баре рядом с подругой. Фринна чуть не поперхнулась пивом и изумленно взглянула на охотницу из-под падающих на лоб пшеничных прядей.
- Чего еще изволите, госпожа? – наконец выдавила она. – Может, ноги тебе укоротить маленько, чтоб совсем дворфом заделалась? Ты когда человека-то видела в последний раз вообще? Не за наших же тебе замуж выходить.
- Да ну тебя с твоим замужем, мне в экспедицию надо, а меня не берут. Фринночка, пожалуйста, научи, у меня две недели всего.
- Две недели? Ты издеваешься? – молодая дворфийка усмехнулась и отправила в рот густо намазанный маслом крекер. – Для того, чтобы грифоны начали тебя к себе подпускать, дня три нужно. Потом учиться держаться в седле, потом по земле ездить… Летать-то через месяца полтора только.
- Я буду целыми днями тренироваться, без выходных, пожалуйста! Мне очень нужно.
- Ага, и все наши грифоны с ног от усталости попадают. Держи карман шире.
Алекс фыркнула и достала из кармана фляжку. Фринна с улыбкой смотрела, как ее трясущиеся тонкие пальцы нервно откручивают крышку.
- Алекс, послушай меня, две недели – это совершенно нереально. Но месяца за три, если будешь стараться, лицензию получишь.
- Через три месяца экспедиция уже обратно вернется, - буркнула девушка, делая большой глоток из фляжки.
- Зато ты будешь готова к следующей. В этом деле торопиться не нужно, мешает только. Согласна? Или ты дальше этой экспедиции и не видишь ничего?
- Согласна. А то, чувствую, так и потрачу всю жизнь на мелкие проекты в окрестностях города.
- Ну, я в этом не шибко разумею, но у нас и в окрестностях есть на что поглядеть, это ты зря. Вон, давеча патруль эльфов реликварских спугнул, прямо у нас под носом что-то копать собрались…
- Ага, а когда учиться-то начнем? – перебила подругу охотница.
- С понедельника и начнем, пожалуй. У бати как раз молодняк на крыло встал недавно. А теперь успокойся и поешь нормально, - дворфийка кивнула на блюдо с аппетитной жареной рыбой, и подруги принялись за еду.

***

Алекс, взволнованно переминаясь с ноги на ногу, дожидалась Фринну у входа в грифоний питомник Дымокрылов, принадлежавший ее отцу. Поголовье здесь было небольшое, но семья Дымокрылов происходила из клана Громового Молота, и грифоноводство было у них в крови – питомник не зря считался лучшим в Дун Мороге.
Охотница училась здесь уже месяц с небольшим, взамен помогая Фринне и ее семье всем, чем могла. И сегодня, сегодня старик Дымокрыл обещал впервые разрешить ей пробный полет. Морозный воздух пощипывал щеки, волосы у лица покрылись инеем, но это мало волновало Алекс – сегодня она взлетит.
Щелкнул замок, и Фринна открыла калитку.
- Заходи, - улыбнулась дворфийка, пропуская ее внутрь. – Батя пока занят, у нас тут небольшая проблема… Айвар, похоже, вывихнул крыло.
- Что? Как? – этого Алекс не ожидала. Айваром звали грифона, с которым она обычно тренировалась, а это означало, что полет откладывается… На неделю, на две?
- Да повздорил чуток с братом, молодые грифоны, ты же знаешь, как это у них бывает… - увидев разочарование на лице подруги, дворфийка ободряюще улыбнулась. – Не переживай, сегодня просто с другим грифоном поработаешь. Конечно, другие к тебе не так привыкли, но… - она бросила быстрый взгляд на сарай, откуда доносились негромкие ругательства Дымокрыла-старшего и обиженный грифоний писк. – В общем, батя сказал, что если ты поладила с этим драчуном, то и с другими получится.
Алекс неуверенно улыбнулась и прошла вслед за девушкой в стойла, доставая из сумки припасенную для угощения куницу. На застеленном соломой полу лежали грифоны, кто-то спал, кто-то умиротворенно чистил клюв – к чужим они привыкли и не обращали внимания на девушку. С любопытством разглядывая животных, охотница следовала за подругой вглубь помещения, как вдруг один из грифонов, игриво мотнув головой, вырвал куний трупик из ее руки и проглотил чуть ли не целиком, нахально глядя на нее блестящими янтарными глазами.
- Фрин, а я любого могу взять? – крикнула Алекс заправлявшей кормушки дворфийке.
- Что? Да, вообще любого… Погоди, я щас…
- Ну что, наглец, полетаем? – Алекс надела на грифона, тут же прикинувшегося паинькой, уздечку и вывела его на улицу. Пока она седлала его, проговаривая про себя каждый ремешок и каждую застежку, чтобы ничего не забыть, грифон на редкость покладисто сидел на снегу. Это был молодой зверь – охотница уже научилась определять возраст по цвету и состоянию клюва, который у ее нового знакомого был блестящим и гладким, медного оттенка. Золотисто-рыжие перья и шерсть тоже блестели на солнце, словно весь грифон был облит карамелью.
Девушка закончила, потрепала дракона по загривку и уселась в седло в ожидании Фринны, как вдруг грифон, снова мотнув головой, взмахнул крыльями и поднялся в воздух. Алекс взвизгнула от неожиданности и вцепилась обеими руками в седло, но грифон выше не поднимался – он держался в воздухе примерно на высоте трех метров, словно чего-то ждал.
- Так… спокойно… давай опустимся вниз… - легонько потянув поводья, девушка судорожно вспоминала все, чему учила ее подруга.
Грифон невозмутимо махнул хвостом и сделал круг над питомником, эффектно завершив его пробежкой по крыше сарая, откуда уже выбежал взлохмаченный Дымокрыл.
- ФРИННА! – заорал он на дочь, которая стояла, разинув рот, в дверях стойл. – ТЫ ЧТО, ДАЛА ЕЙ КИЛЛИУМА? У ЭТОГО ГРИФОНА С РОЖДЕНИЯ НЕ ВСЕ ДОМА!
Грифон, как будто именно этого и ждавший, расправил крылья и взмыл еще выше, оставляя дворфов далеко внизу и наслаждаясь верещанием перепуганной Алекс, вжавшейся в седло и обхватившей его за шею. Он летел, то опускаясь к лесу и почти касаясь животом верхушек деревьев, то снова поднимаясь к облакам, выписывая какие-то дикие кренделя и мертвые петли, так, что девушка вообще перестала понимать, где небо, а где земля. Наконец это ему наскучило, и полет стал ровнее, хотя заканчивать его грифон явно не собирался. Охотница, крепко держась правой рукой, левой кое-как натянула на голову капюшон – ей казалось, что ее уши, если они еще на месте, вот-вот отвалятся.
- Если ты меня скинуть решил, то давай не здесь, - зачем-то прокричала она грифону, чья тень сейчас скользила по скованному льдом горному озеру. – Хоть сугроб помягче выбери, что ли.
Грифон вдруг вильнул, обогнул темневший за озером пролесок и над небольшой полянкой сложил крылья, камнем падая вниз.
- Ааа! Я пошутила! – хрипло крикнула Алекс. – Ты что-то чертовски умный для грифона!
Зверь вновь расправил крылья у самой земли и начал набирать высоту.
- Все, я поражена, ты очень крутой, правда. Я в восторге.
Киллиум, скрипуче крикнув, выписал еще одну мертвую петлю, и Алекс поняла, что он – кто бы мог поверить – действительно выпендривался перед ней.
- Молодец! Но теперь, знаешь, нам лучше возвращаться, потому что… - голос охотницы прерывался, ледяной ветер дул ей прямо в горло, - потому что тебе и так уже достанется… от Дымокрыла, и не надо это усугублять… А я тебе еще… ух… еще угощу тебя, идет?

Три минуты спустя они мягко приземлились во дворе, где Фринна с отцом уже седлали двух вороных грифонов, костеря друг друга на чем свет стоит. Алекс буквально выкатилась из седла, удивляясь, как она умудрилась не свалиться в первые же секунды – сейчас конечности вообще не слушались ее. Киллиум невозмутимо направился к поилке, игнорируя брань переключившегося на него Дымокрыла.
- Вот уж не ожидали мы, что ты еще жива, - проворчала Фринна, помогая Алекс подняться. – Я про этого-то не в курсе была, извини. А батя говорит, он совсем без царя в голове. Прям как ты, - подумав, усмехнулась дворфийка.
- Фрин, можно, я теперь с ним буду тренироваться? – выдохнула охотница.
- С ним?! Он же тебя чуть не убил!
Алекс молча кивнула, тяжело дыша и соскребая лед с бровей.
- Ну, знаешь… Если у тебя совсем крыша поехала, то пожалуйста. Этого грифона же и не купит никто, хоть полсуммы скидывай…
- Я куплю.
Дворфийка покачала головой и потянула подругу за руку к дому, из приоткрытой двери которого заманчиво тянуло горячим яблочным пуншем. Алекс оглянулась на стойла – рыжий грифон спокойно лежал на соломе, в упор глядя на нее своими янтарными глазами.

ID: 9100 | Автор: Too-ticky
Изменено: 18 августа 2012 — 14:57

Комментарии

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
20 декабря 2012 — 17:21 Twilight dreamer Elunesh

Я все-таки отпишусь)
Шикарнейшая атмосфера, и читается на одном дыхании. Не первый раз перечитываю, и не последний, наверное =)

20 декабря 2012 — 18:28 Too-ticky

Спасибо, мне очень приятно)