Ужин на двоих

Графиня Лориенн Крайтен
Граф Драйлин Крайтен

Загруженность была такая, что Драйлину вряд ли удастся вырваться за пределы столицы ближайшие две недели. Верноподданным (хотя в данном случае этот термин вряд ли уместен) Их Величества надоело спокойно жить: в Западном крае обстановка была по-прежнему напряженной, так еще и несколько шаек активизировались в кварталах Старого города, будто без них скучно было. Все это добавляло головной боли верным слугам подданных Их Величества, которые денно и нощно не покидали пределов Крепости, решая (или делая вид, что решают) возникшие проблемы. В любом случае, этому учреждению скучать не приходилось в любое время: оно создавало столько внутренней работы, что необходимость во внешнем мире отсутствовала, Двор мог работать совершенно автономно от него.

Однако, ужин был как раз тем священным временем, когда любая работа останавливалась, и верные слуги народа Штормграда могли уделить время себе и своей семье. И хотя Драйлину не нравилось ужинать в обеденной зале, он знал, что ужин на двоих в его кабинеты вызовет ненужное внимание и слухи, которых графу (как и любому другому служащему дворца) хватало с головой. Именно по этой причине Светлейший сидел за угловым двухместным столиком, у огромного окна, которое выходило в Старый город, и дожидался свою гостью. Одет он в форменный френч темно-серого цвета, лента и награды отсутствовали на его груди, как и тиара на голове. Обеденная зала гудела подобно полному улью, так много в ней было людей.

Появление леди Тэль не осталось незамеченным. Тонкая, гибкая фигура, облитая изумрудно-зеленой тканью дорогого платья с открытыми плечами, на которых покоился пышный палантин из органзы серебристого цвета, стремительно проскальзывала мимо людей, направляясь к его столику. Вот легкая органза, повинуясь движению изящной руки, словно порыву ветерка, слетает с плеч и взору Драйлина открывается соблазнительная грудь в декольте, и на ней — его незабвенная фамильная драгоценность. Изумрудное колье. Определенно, новая хозяйка была в его вкусе, ибо колье не жалело блеска и яркости. Может быть, оно и дало этот легкий зеленоватый оттенок темным глазам Лориенн.
Реверанс, словно вырванная из танца фигура...
— Милорд Крайтен, большое счастье видеть вас! — голос-песня, тихий, соблазнительный...

— Юная леди, — после этих слов граф поднялся и помог невесте присесть за столик, затем и сам занял своё место. – Здесь несколько людно, однако, место очень милое. Видите, в окнах домов и таверн старого города загораются огни, скоро на небо выйдет луна, и зальёт белый город своим серебристым светом. А ещё, я был с вами не до конца честен во время нашей короткой встречи два дня назад, простите, мне нужно было все обдумать, ведь именно тогда в Крайтен Холл вернулась моя сестра. Нет, — он уловил удивленный взгляд собеседницы, — не та, что погибла, у меня есть ещё одна сестра, так вот она вернулась.

— Женские чувства еще не удалось обмануть ни одному мужчине, мой лорд, — Лориенн усмехнулась, поправив тоненькие ажурные перчатки, унизанные перстнями. Помолвочное кольцо было на своем месте. — И чего же она от вас хочет теперь? Как обычно хотят любящие родственники — защиты и денег?

— Аделис не такая, как другие родственники, — он печально выдохнул. – Когда-то давно она сбежала с мечом в руках, ей хотелось военных подвигов. Сейчас же она вернулась потому, что ранена, также, с её слов, она безумно скучала по своим братьям.
Ужин не заставил себя долго ждать, служка принес индейку, запеченную на углях и политую ягодным соусом, и поставил её на уже сервированный стол. Гарниром служили свежие овощи. Еще через мгновение оба бокала были наполнены красным сухим вином, как и полагается под дичь.

— Женщина-солдатка... Нежная любовь к братьям... — задумчиво проронила Лориенн. — У вас большая семья, Ваше Сиятельство, — знаком женщина подозвала официанта, тот ловко расправился с крылом индейки, аккуратно положив его на тарелку дамы, окружил гарниром. Леди Тэль только оставалось взять в руки приборы и приступить к трапезе. Она ждала, пока первым начнет ее собеседник.

— Да, порой я думаю, что она слишком большая, — есть Драйлину совсем не хотелось, но он все же взял в руки приборы и попробовал на вкус нежное мясо птицы. – Интересно, она останется или снова куда-нибудь сбежит. Это так странно, ей ничего не нужно, как она выразилась, кроме комнаты.

— Ты не слышал притчу о Лисице и Зайце? — Лориенн с равнодушным видом взглянула в окно, осторожно макая кусочек индейки, наколотый на вилку, в ягодный соус и отправляя ее в рот.

— Нет, — машинально ответил он, продолжая пялится на крыши домов.

— Однажды пришла Лиса к избушке Зайца, присела у порога и начала жалобно причитать: "Заинька, миленький, пусти у порога переночевать, в лесу холодно, голодно, страшно..." Заяц был очень добрым, поэтому позволил ей переночевать у порога... На следующую ночь приходит Лиса: "Заинька, миленький, пусти за дверь переночевать! В лесу холодно, голодно, страшно..." Заяц подумал-подумал, но уж так ласково Лиса пела, что он разрешил ей переночевать за дверью... На третью ночь попросилась Лиса на печь ночевать. Заяц пустил... А на утро она его из избы-то и выгнала...
Виконтесса вздохнула. Отпила вина и задумчиво оглядела зал. Суета.

— И что ты предлагаешь, выгнать на улицу мою раненную сестру?

— Отчего же? Заяц мог бы остановиться на варианте "Ночевать у порога"... Разве я что-то говорила, о твоей обожаемой родственнице? Она, вне всякого сомнения, особа достойная. Ведь женщина, взявшая в руки оружие и отправившаяся за славой, определенно заслуживает доверия, — Лориенн улыбнулась. Так, что стало понятно, за что именно ее прозвали Ледяной Лисой Тэль.

— Какой бы она не была, у нас с нею течет одна кровь, уже по этому двери Крайтен Холла будут всегда открыты для неё. Кроме того, она живет так, как ей нравится. Она не разбойница и не воровка, — он стал говорить куда тише, едва шевеля губами. – Куда достойней многих в этом зале.

— О, Свет, милорд, перестаньте оправдываться, я, кажется, никого ни в чем не обвиняла. Я лишь сделала ей комплимент, — Лориенн повела оголенным плечиком, пожираемая парой десятков глаз. Определенно, будучи рядом с ней можно не бояться остаться незамеченным. — Да и кто я такая, чтобы совать нос в чужие семейные дела? — женщина опустила глаза к своему блюду, подцепляя на вилку кусочек зеленого салата.

— И это правильно, — серьёзно заметил он. – Комплименты это хорошо, это как раз то, что должны делать женщины: растить детей, следить за домом и делать комплименты. Остальное – не их ума дело.

— Действительно, но до чего огорчительно, должно быть, что любимая сестра не хочет делать ни того, ни другого, ни третьего, — совсем тихо заметила виконтесса Тэль, в темных глазах ее скакали бесята.

— Возможно, для её мужа, которого, как ты понимаешь, нет. Мне-то что печалиться. Однако интересно другое, если лишить мою кузину Амалию звания лейтенант-командора, её тут же назовут мародером. А так она – герой. Или, например, дорогая, если вашего жениха лишить чина Тайного советника, он тут же бессовестным вором. А так он – образец благочестивой жизни.

— Что ж, оставим в покое твою многочисленную родню. Мне недавно пришлось столкнуться с одной знакомой тебе леди. Как мне удалось выяснить, не от нее, конечно, некоторое время назад вы состояли в довольно близких отношениях. Леди Лоррана Д'Вальдес Эт'Бишен, виконтесса Харкер. Вдова. Ныне она вернулась и, вот удивительно, первым, у кого ей пришло в голову просить аудиенции, был ты... Кроме того, она заявила, что является близкой подругой твоей любезной ведьмы де Луа...

— Вдова? – граф был удивлен, он даже заглянул в свою тарелку. – Соболезную её утрате. Впрочем, теперь ей должно быть легко. Ведь легко работать с людьми, тяжело работать с живыми людьми, — нечто похожее на насмешливую улыбку, которую до этого Лориенн не имела удовольствия наблюдать, тронуло его губы, он даже отпил немного вина.

— Не знаю насчет легкости в отношениях с людьми, а вот с деньгами и долгами у нее точно весьма серьезные трудности, — виконтесса Тэль пригубила вина и с удовольствием захрустела салатом. — Я обещала ей помочь, Драйлин. Было бы вежливо и дальновидно навестить ее с твоей стороны. Бедняжка осталась совсем одна... Ведь ее папА тоже почил в Свете...
А вот теперь на его лице растянулась довольная до безумия улыбка, граф даже о сестре забыл.

— А все-таки, Свет все расставил на свои места, — менторским тоном проблеял он, иначе это не назовешь. – Старый подлец получил то, что заслужил. Вот так вот. Жаль только его несчастную дочь, хотя я давно уже советовал ей написать письменный отказ от любого родства с ним.

— Она мне показалась довольно милой особой, — Лориенн кивнула. — Иногда у плохих родителей получаются прекрасные дети. Я надеюсь, ты окажешь ей всемерную поддержку. С ее кредиторами я разделаюсь сама, но, увы, утешить... по-мужски я не способна, — несколько таинственно улыбнулась леди Тэль.

— Мне поговорить с ней? – он слегка удивился. – Хорошо, я навещу ее, как только выпадет свободная минутка, которую я, ради такого-то дела поверь, буду искать часами.

— Ну, вот и отлично, — Лориенн собрала последним кусочком индейки соус, оставшийся на тарелке и запила все вином. Бокал и тарелка опустели.

— Вкусно? – поинтересовался он, и легкая улыбка тронула уголки губ. – Мне нравится местная кухня. Ну а сегодня расстарались, уж расстарались, — граф снова заглянул в свою тарелку. Полная.

— Вкусно, — женщина кивнула. — Ты почти не притронулся к пище, Драйлин, — заметила она.

— Наверное, я подцепил простуду. С самого утра себя весьма неважно чувствую, едва поднялся с кровати. Весь день рассеянный какой-то и невнимательный.

— Я знаю один великолепный способ от простуды. И с кровати подниматься не надо, — глаза Лориенн лукаво замерцали. — Быть может, сегодня ночью мне представится возможность продемонстрировать свои лекарские навыки?

— Тебе так понравились местные кровати? – он лукаво улыбнулся в ответ. – Значит так и поступим. Где нужно вынести резолюцию?

— М-м-м... все мои документы, — Лориенн таким тоном произнесла это "документы", что у Драйлина едва не перехватило дыхание. — Кажется, остались в кабинете с прошлого раза... На столе... И, боюсь, там много... где нужно ставить печать. И не одну...

— Тише ты! – шикнул он. – Вот сейчас за соседним столиком услышат и невесть что подумают. Вечером документы принято подписывать в покоях, честным людям после ужина уже нечего делать в своих кабинетах.

Лориенн закусила губу, чтобы не рассмеяться в голос.
— Ох, что же делать, коли так принято... Вы же не откажетесь завизировать мое... дело, — последнее прозвучало, скорее, как "тело"... Виконтесса Тэль нашла ногу Драйлина своей крошечной ступней, освобожденной от туфельки, и осторожно коснулась голени графа.

Драйлин едва не подскочил на своем месте. Он мигом поднялся из-за стола, и протянул руку юной леди, ясно давая понять, что обеденная зала – место крайне серьёзное, а ужин – ответственное мероприятие. И здесь нельзя устраивать подобные шуточки, вдруг кто увидит!

Леди замешкалась, нащупывая туфлю, потом вложила узкую кисть в ладонь Его Сиятельства и неторопливо поднялась.

— Как приятно иметь дело с таким рьяным слугой Короны, милорд. Вы не откладываете на завтра то, что можно сделать сегодня, — промурлыкала она, увлекаемая им из залы...

ID: 9061 | Автор: Idanielle
Изменено: 29 февраля 2012 — 1:23

Комментарии (4)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
27 февраля 2012 — 16:56 Гуляющий DeathRaider

Прелесть.

27 февраля 2012 — 23:47 Idanielle

Еще бы ) Эта прелесть вас еще заставит побегать )

28 февраля 2012 — 21:37 Гуляющий DeathRaider

Маэв и Лорриена. Интересно, а они будут между друг другом соперничать. Это вообще будет...финиш) Тогда точно побегаем.

29 февраля 2012 — 1:21 Idanielle

Маэв-то это к чему? Граф ее вообще подальше держит и от Двора и от себя. Лориенн, скорее всего, поступит точно так же. Ибо от таких вот головушкой ударенных "солдаток", как она считает, одни неприятности. А Маэв и рада - нечего ее тянуть в придворную жизнь, полную глупых правил и предрассудков.