Инкогнито

Графиня Лориенн Крайтен
Граф Драйлин Крайтен

Леди Тэль внимательно разглядывала прелестные букеты, любовно изображенные художником в довольно толстом альбоме. Никто не мог бы обвинить Ледяную Лису Тэль в поспешности. До стольких лет ждать "своего мужчину" могли немногие. И она твердо была уверена в том, что ко всему стоит быть готовой заранее. Тем более — к такому важному событию, как предстоящая свадьба. В том, что она будет, виконтесса не сомневалась. Лориенн всегда доверяла своим чувствам, и сейчас безмятежность, с которой женщина склонилась над миниатюрами, говорила ей больше, чем лихорадочные попытки разума уберечь ее от лишних ожиданий и разочарований.
Виконтесса поднялась с кресла, отложила альбом. Взгляд ее упал на часы на каминной полке. После возвращения в Штормград время будто сошло с ума. Оно неслось мимо, кружа ее в ритме какого-то бешеного танца, и приносило с собой только перемены... Лориенн иногда казалось, что она стоит в центре бури и наблюдает за тем, как вокруг нее носит все, что этот ураган успел подхватить на пути.
Появившаяся в комнате прислуга сообщила, что некий незнакомый мужчина дожидается госпожу в черной карете, которая остановилась у заднего двора столичного особняка. Также, прислуга передала виконтессе запечатанный конверт, на котором красовались две переплетенные змеи. Конверт оказался пуст.
Лориенн рассмеялась: или любимый забыл вложить любовную записку или слуги уже вытащили ее и хихикают над излияниями молодого графа... Женщина оправила складки темно-лилового шелкового платья. Оно плотно облегало тонкую фигуру и за счет специального кроя выгодно подчеркивало все изгибы прелестного тела. Платиновые серьги с яркими аметистами, изображающие грозди винограда играли в лучах солнца, ожерелье на открытой груди изображало виноградную лозу. Легкими шагами леди поспешила на улицу.
Карета все также дожидалась юную леди у заднего двора, шторки её были плотно задернуты. Лакеи ее не сопровождали, вел карету лишь массивного вида кучер. У рядовых подданных Их Величества могло сложиться впечатление, что в ней передвигается купец, зажиточный крестьянин или просто странник.

— Ты снова инкогнито? — негромко, чтобы не привлекать излишнего внимания прислуги, поинтересовалась виконтесса, глядя на занавешенные окна экипажа.

Дверца кареты отворилась, и уже знакомая рука, затянутая по кисть в темно-синюю ткань форменного френча, помогла девушке забраться внутрь и расположиться напротив. Легкий стук по крыше, обитой черной кожей (должно быть, летом в этой карете можно свариться), и лошади двинулись с места, увлекая дилижанс за собой. Граф улыбнулся девушке напротив.

— Люди, наверное, думают, что мы можем позволить себе все, что только захотим, — он первым нарушил молчание, все ещё находясь в ореоле полумрака. — Это правда. Также, правда и то, что те, кто могут себе все позволить, вынуждены отказывать абсолютно во всем.
— Ты очень мудрый человек, мой дорогой, — Лориенн улыбнулась, тихонько вздохнула и пересела к нему, подхватив под локоть и прижавшись к плечу. — Так лучше, — плечо под дорогой тканью френча было горячим. Это успокаивало и будоражило одновременно... — Ты чем-то обеспокоен? — виконтесса Тэль заглянула графу в лицо, тонкими пальчиками отвела от щеки черную как смоль прядь, что выбилась из его строгой прически.
— Тебе показалось, — отмахнулся он, машинально бросив взгляд в занавешенное окно. — Тем более, разве можно волноваться о чем-то рядом с тобой? Расскажи лучше, как проходит твои дни?
— Я все пытаюсь добиться встречи с той леди, которая ведет дело об имуществе Думов, однако мои усилия пропадают втуне. Но я не отступлюсь, не будь я Ледяная Лиса Тэль, — темные глаза виконтессы сощурились. — Рано или поздно я добьюсь своего. Кстати, моя семья весьма заинтересовалась происхождением загадочного изумрудного колье, а так же тем, где это я столько времени пропадала. Моя мама прекрасно умеет делать вид, что слуги ей ничего не докладывают, и она не знает ни об одной из моих поездок, — усмехнулась Лориенн.
— Это ужасно, — граф расплылся в довольной улыбке, поглядывая на собеседницу, — когда родственники требуют отчета. Почему же ты не сказала им правду? Впрочем, тут мы квиты: любопытство моих коллег также не было удовлетворено.
— Я сказала правду, — Лориенн засмеялась, — что оно от человека, которому я весьма интересна. Отец безуспешно пытался навязать мне скорейший ужин со знакомством, но я решила сначала узнать твое мнение на этот счет. Полагаю, ты уже натерпелся от отцов и невест вместе взятых? — она подняла лицо, чтобы взглянуть ему в глаза.
— Честно? — улыбка на мгновение поникла, чтобы заиграть новой волной. — Эти ужины уже настолько вошли в привычку, они просто не могут вызывать дискомфорт. Напротив, если вечер не носит официального характера, его можно разбавить чернокожей девицей из Калимдора или же писакой-философом.

Карета продолжала движение, она подскакивала и балансировала на каменистых улочках столицы.

— Тогда, может быть, затеять что-нибудь менее скучное? Пикник, например? Ты пригласишь какую-нибудь милую... хм-м-м... даму, которая умеет развлечь публику и будет отвлекать внимание папы от нас с тобой. А заодно, может быть, симпатичного и куртуазного юношу, который сможет занять мою маму, — расхохоталась леди Тэль, представив себе эту картину.
— У твоей маман есть вкус к жизни, — Драйлин тактично посмеялся. — Уже не терпится познакомиться с ней! А что касается тебя, чего ты хочешь? Кстати, скоро при Дворе будет официальный ужин в честь вручения верительной грамоты новым послом Провидцев из Шаттрата. Составишь компанию?
— А у меня есть выбор? — Лориенн хитро прищурилась. — Я еще ни разу не видела дренея близко. Лишь издалека, да и то каких-то... один хвост из-под лат виднеется, да рога, — она встряхнула головой, переплела пальцы с его пальцами, завладев его рукой. — Жаль, сейчас не сезон для охоты.
— Высшего эльфа, — Дралийн соприкоснулся лбом с виском девушки. – Среди Провидцев не бывает дренеев. Правда, все это неважно. Для охоты совсем не сезон, однако, совсем скоро зацветут яблони у пруда. Как отреагируют твои папа и мама на идею прогуляться под яблоневым цветом, у воды, в гостях у человека, которого ненавидит добрая половина Элвиннских лесов?
— Драйлин, я в политике не разбиралась никогда, хоть сейчас это могло бы пригодиться, — Лориенн вздохнула. — Мне иногда кажется, что если знать наперечет, кто и в какой группировке состоит, на что влияет и чем может быть полезен, добрая половина жизни ушла бы только на то, чтобы структурировать эти знания в собственной голове, — она немного неловко улыбнулась. — Боюсь, тебе придется немного подтянуть меня в этой сфере, чтобы я не ляпнула что-то подобное, о дренеях-провидцах, — поморщилась она.
— Значит яблони достопочтенную чету Тэль совершенно не интересуют?
— Ох, Свет Всемогущий! Прости... я очень раздосадована своей промашкой, и как ярая эгоистка, совершенно выбросила из головы вторую часть. Я думаю, навряд ли кто-то удивится, что самые крупные торговцы мехом посетят графа Крайтена. В ваших угодьях водятся самые жирные лисы с отличными шкурами, — виконтесса приложила тонкую руку ко лбу, на котором уже начали разглаживаться морщинки от раздумий о дренеях и эльфах.
— Тебе так хочется во всем себе отказать? – непонятно, о чем конкретно он хотел спросить.
— О чем ты? — леди Тэль приподняла брови.
— Ну как же, — на мгновение могло показаться, что он смутился и даже отвел глаза. — Не подумай, твоя фамилия просто замечательна, однако, моя бы тебе пошла больше. Вдруг ты все-таки возьмешь её. А затем получишь королевскую грамоту, в которой сказано: "Трудами сравнивается с супругом". Тогда ты будешь вынуждена во всем себе отказать, и тебе придется довольно часто ездить в такой вот безобразной карете.
— Мне так хочется позволить себе быть с тобой рядом, — она чуть приподнялась и запечатлела на его щеке теплый поцелуй. — Мне хочется окружить тебя любовью и нежностью, поддерживать твои начинания, которые всенепременно приведут тебя к вершинам успеха, за что бы ты ни взялся. Хочется отдать тебе все, что у меня есть, — женщина осеклась и чуть сникла. — Я слишком тороплю события?
— Да нет же, все именно так, как должно быть, — только теперь он позволил себе поднять глаза и посмотреть на неё. – Я наоборот не хочу затягивать.
— И все же, тебя что-то тревожит, — она покачала головой. — И ты не сказал, куда мы едем...
— Да и сам не знаю, — мужчина пожал плечами и издал пару приглушенных смешков. – Я вообще люблю вот так кататься по городу, не видя при этом того, что происходит за окном. Меня действительно ничего не волнует, совершенно ничего. Может, расскажешь мне одну из своих историй, или споешь какую-либо песню?
— Одну из историй, — задумчиво повторила Лориенн. — Мне ничего на ум не приходит, кроме страшилок, которыми нас с братом потчевала нянька на ночь глядя. А если петь... То о чем тебе спеть?
— Быть может, о прекрасной леди, которая бродит по балконам замка и расчесывает свои волосы? — он внимательно посмотрел ей в глаза и улыбнулся. — Что, не романтично?

ID: 9045 | Автор: Idanielle
Изменено: 26 февраля 2012 — 4:40

Комментарии (3)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
26 февраля 2012 — 12:03 Гуляющий DeathRaider

Как всегда - очень круто

26 февраля 2012 — 12:20 Idanielle

Мы стараемся)

26 февраля 2012 — 15:28 Гуляющий DeathRaider

Я уже делаю наброски как описать лицо Алека, когда он вернувшись из Нордскола увидит весь этот "женсовет".)