Цепь Небольшая разминка, колдовство и бабулька

Ховенбет Хельс
Маэв Идилия Марселина де Луа

Небольшое отступление от основного сюжета. Бои, колдовство, бешеные орки и суровая старушка прилагаются.

НПС и мастеринг - Lone_Wolfy при поддержке Idanielle.

Наслаждайтесь.

***

Арена Клоаки. Нехорошее, криминальное, опасное и прочая место. Хотя, это понятно — его облюбовали гоблины и приспособили под бои без правил, но со ставками. Вокруг нагромождениями располагались постройки из мусора, на какой-то кучке сидели четыре черепашки и огромная сточная крыса, по дощатым настилам, окружающим арену, сновали туда-сюда мелкие зеленые официантки. Хотя, несмотря на рост, трогать их не осмеливались — если сама не добьет, костоломы помогут. За столиками в кафе отдыхали бойцы. Здесь были представители всех рас — от огромных тауренов до костлявых мертвяков, от мелких гномов до таких же мелких гоблинов Трюмных Вод. Орки, люди, дворфы, тролли — противники на любой вкус. Рядом с едальней располагалась грубо сколоченная будка букмекера. Ставки принимал и заодно организовывал бои маленький толстый гоблин с желтоватой кожей и жидкими волосенками цвета детской неожиданности. Он брезгливо взирал на уборщиков, кое-как старавшихся разгрести всё то дерьмо, что заливало окружающее пространство. Арена пока что пустовала, бойцам друг с другом драться надоело, а новички еще не пришли — с утра народ был занят. В общем, жизнь в сем уголке Клоаки шла своим чередом.
Хови уже был в Клоаке. А точнее — в таверне «Ведьма и Ворон». Сидел за столом, пил какую-то странную жидкость, которую здесь называют портером. Одет он был в свой обычный костюм, правда, было добавлено несколько других вещичек — кожаный наплечник на левом плече, наголенники. Да и из оружия теперь он взял с собой не только меч. На поясе болтался гоблинский пистоль, чуть ниже — ножны с двумя кинжалами. Обычный набор Ховена, когда он выходит на задания, в общем. Сегодня он знал, куда ему идти и что делать. Может, удастся ещё денег из этого Даларана выудить.
За одним из больших столов сидела шумная и крайне агрессивная компания, которая привела бы в ужас простого человека где-нибудь в Западном крае: одноглазый гоблин; орк, по виду которого можно было сказать, что он людьми обедает, а соплеменниками ужинает; хлипкий эльф, закутанный с головы до пят в непонятную хламиду; гном с самой воровскою рожей, которая только возможна, и молодой, непримечательный в этом окружении, юноша, оголенный по пояс, с кинжалом на поясе без ножен. Компания пьянствовала, периодически взрываясь хохотом от небрежно бросаемых юношей фраз.

— Я ничего не пропустила? — показавшаяся незнакомой, довольно пожилая женщина, в потертом платье, наново перелицованном не единожды, принялась протирать испятнанным передником заваленный объедками стол перед носом у воргена. Его глаза могли обмануть его. Его слух мог предать его, но не обоняние. От старухи отчетливо несло персиковым мылом маркизы де Луа...

— Где-то я это... нюхал, — на лице Ховена появилась улыбка, — Что вы тут забыли?

Не дожидаясь ответа, он перевел взгляд на шумную компанию. Кто это там полуголый и бухой сидит? Александр Тейн. Ясненько...

— Мне стало любопытно, куда деваются мои бойцы по вечерам. Но не идти же сюда... без подготовки, а на такую красавицу никто не позарится ведь, правда? Боюсь, я малопривлекательна для любого... существа мужского пола, Хельс, — Маэв подмигнула шпиону и, ворчливо кряхтя, принялась за соседний столик, раздавая нещадные комплименты заведению.

Букмекер, уже довольно долго наблюдавший за пьяной компанией, подозвал к себе одного из стоящих рядом людей. Человек обладал приятной, располагающей внешностью и был одет в слишком приличный для такого заведения строгий костюм и цилиндр. Он выслушал гоблина и направился к компании.

— Здравствуйте, дорогие посетители. Вижу, вы хорошо проводите время? Может, хотите заработать? Без обмана, нужны лишь ваши руки, ноги, оружие, что вы привыкли использовать, в общем, небольшой взнос и толика удачи.

Человек переводил взгляд с одного на другого, мягко улыбаясь. Бабулька, подошедшая сзади, сурово оглянула приятного молодого человека снизу вверх, и, судя по острому взгляду, ничего приятного в нем не нашла...

— Ходют и ходют тут... Ходют и ходют... опять гавно на башмаках припер... да еще и растер по полу... хоть бы раз тряпку взял... и в наклонку... ох, кости мои старые... ох кости мои... — охая, и потирая артритной рукой поясницу, старуха оттерла хлыща в сторонку, присела на корточки, поминутно вздыхая и стеная о своей несчастной судьбе.

— Кхм, простите, у вас что-то со зрением, — не меняя лица, покачал головой мужчина, после чего просто встал рядом с "бабулькой" и вновь обратился к компании людей:

— Ну, так что? Желает, кто поучаствовать? Победитель забирает всё. В буквальном смысле.

Сидящие за столом подобрались, просто пить им уже наскучило, а драться в этом заведении было крайне неосмотрительно. Взгляды собутыльников заскользили друг по другу в поисках самого пьяного и храброго. Человек встал, изрядно пошатываясь, коротко кивнул букмекеру, всем своим видом выражая готовность идти сражаться. После чего наклонился к закутанному эльфу и что-то прошептал ему на ухо. Тот кивнул, начал делать странные пасы руками, а закончив, плеснул остатками своего эля прямо в лицо юноши, того пробило судорогой, а потом вырвало. Но когда юноша повернулся к букмекеру, у него не было и следа недавнего опьянения.

— Я-я-я желаю тоже, — подал голос Ховен, который уже стоял за спиной у "мужчины с говном на башмаках", после похлопал рукой по своему обмундированию, — Вы ведь ничего против не имеете? — ехидная улыбка была натянута на его лицо.

Человек обернулся. Когда он увидел Хова, фирменную улыбочку слегка перекосило. Во взгляде скользнула ненависть, но возразить он ничего не мог.

— Н-не имеем... подходите к вон тому уважаемому господину, — взяв себя в руки, сказал хлыщ, — и вы, сэр, тоже. Вижу, вас ждет сегодня удача, — похлопал он напоследок Тейна по плечу, а сам пошел к барной стойке, где сразу заказал себе чего-нибудь покрепче.

— Твою мать, Хови, ты какого демона тут делаешь? — прошипел Алек, подойдя к воргену.

— Пью и хочу заработать. А ты? — Хови направился к тому уважаемому господину, у которого можно записаться на бой на арене. — И да, я думал, паладины не нажираются в стельку в полуголом виде. Ты ломаешь все мои стереотипы, гад.

— Ох, как жить-то теперь, — старуха вылезла из-под стола, вытягивая за собой ведро с горой ошметков и огрызков, плавающих в вонючей воде. — Ох... и заблевал ишшо тут все! Да что же это такое... куда же родители смотрют? Ох и понатыкала бы я тебя рожей в блевотину твою... ох, кости мои старые... да шо ж такое делается....

У Алека резко испортилось настроение. Предположение, что Хов зашел в «Ведьму и Ворона» просто так, имело место, но неминуемо сталкивалось с природной Алековой подозрительностью, взлелеянной на военной службе. Но отступать было уже поздно и паладин, оставив выпад Хова без ответа, молча пошел за ним по направлению к уважаемому господину.

— О, желаете поучаствовать в веселье? — мерзко улыбнулся толстый гоблин в засаленном сюртуке и брюках. — У нас есть целый спектр различных услуг: кулачные бои, бои без правил, командные бои без правил, все против всех! Победитель получает всё, и это не преувеличение! Что сможете унести с поверженного соперника — то и заберёте! Вы должны всего лишь заплатить взнос в размере несчастных трёх золотых с лица или морды, — улыбка стала не просто мерзкой, но еще и жадной. — Ну и, конечно же, пять процентов со ставок на Вас тоже будут получены Вами в случае победы!

Гоблин ткнул, наконец, толстым пальцем в деревянную табличку с перечнем предлагаемых услуг, кои он уже огласил. Каждая надпись была написана на орочьем и всеобщем, а рядом еще и дублировалась схематичными рисунками палкогоблинов.

— Старая ты жабья морда, ишь, пузо-то отрастил... Чтоб тебя крысы сожрали... такие деньжищи драть, а для нищей старухи уже год как денег нет... за жратву твою поганую спину гну... ох, кости мои старые... — бабка, смачно плюнув под ноги распорядителю, с торжествующим видом выплеснула помои в ближайшую сточную канаву. От брызг не укрылся никто...

Гоблин даже не обратил на брызги внимания — он и так был, на первый взгляд, грязнее сточной канавы.

— Потому что ты работаешь хреново, старая, вот и не платят, — огрызнулся, тем не менее, он, и вернулся взглядом к Ховену и Алеку, вновь цепляя улыбочку. — Так что выбираете, господа?

— Ну, раз нас двое... и Алека я убивать не собираюсь, можно было бы... командный бой, да. Бой на выживание, вот, — Ховен задумался. — А у вас противники случайные, или что-то изменилось с прошлого раза?

— Конечно случайные! Но мы улучшили систему отбора! — радостно воскликнул толстяк и вынул из-под прилавка банку с затертыми бумажками.

На бумажках были написаны имена. Гоблин поставил банку на стол и поднял взгляд на Хова.

— Вот. Система случайного отбора имени меня. Давайте по три золотых, и я отбираю вам соперников.

— О ужас, как вы быстро развиваетесь! Лучшие технологии в Даларане, — повозмущавшись, Хов положил перед распорядителем арены три золотых. — Когда выход?

Алек, еще не вполне отошедший от последствий отрезвляющего заклятия, приблизился к гоблину и сиплым голосом прохрипел:

— Сейчас принесу я тебе твои деньги, понял, нет? — после чего отошел к столику, где сидели его приятели, и стал собирать свои вещи. Пока он боролся с бессердечными штанами, закутанный эльф, использовав телекинез, кинул гоблину положенную сумму.

Гоблин поймал монеты и убрал... куда-то. Вряд ли даже Хов заметил, куда. После этого букмекер сунул руку в банку и начал мешать пальцами карточки с именами, глядя в потолок. Затем он вынул две карточки и раздвинул их, держа в пальцах и протягивая Хову и Алеку. На одной было написано "Гарвель Рвач", а на второй — "Тэассим Крайро".

— Ваши соперники.

Старушенция, грохоча пустым ведром, вернулась.

— Кто-то доспехи в раздевалке забыл! — громогласно объявила она. — С золотым ронделями...

Предусмотрительно отступив за гоблинскую будку, она, хихикая, наблюдала, как большая часть посетителей, переворачивая мебель, ринулась к раздевалке... Не ринулись лишь несколько самых закаленных вояк и две темные личности — человек в черном плаще с красной отделкой и здоровенный орк с огромным двуручником в одной лишь боевой упряжи и шортах.

— О, старый добрый Гарвель Рвач. Впервые слышу... Когда выход то? И где наши соперники? Те двое? — кивнул на темных личностей. Искорки азарта сверкнули в глазах Хельса.

Старуха, а так же несколько шустрых личностей из обслуги тем временем не дремали. Позабытые в спешке на столах монеты, порой даже кошели, кисеты, ставки при игре в кости и прочая, имеющая хоть какую-то ценность, дребедень была тут же растащена и упрятана.
Алек наконец-то победил собственные доспехи, взял в руки свое копье и, кивнув своим товарищам, подошел к Хову. Его спутники нестройно пробурчали что-то вроде: «Укуси их посильней, Змей», видимо, пожелав, таким образом, удачи. Проходя мимо снующей прислуги, Алек презрительно сморщился.
Пока прислуга и посетители выясняли между собой, где их добро, остальные бойцы и более удачливые гости заведения делали ставки у букмекера. Тэассим и Гарв уже куда-то исчезли, а к Алеку и Ховену подошел тот человек в костюме и цилиндре, всё так же улыбаясь.

— Прошу за мной, господа.

Он отвел паладина и убийцу к одному из входов на арену, закрытому деревянной панелью.

— Ожидайте сигнала. Бой закончится только тогда, когда я скажу, — сказал человек и удалился, а за ним опустилась стальная решетка, перекрывающая путь назад. Сверху на помостах уже собирались зрители из тех, кто сделал ставки и из тех, кто наплевал на потерянное добро. Ну и из тех, у кого и спереть-то было нечего.

— Орк мой, — спокойно сказал Алек Хову, — бери на себя второго.

— Да с удовольствием, ты только орка обуздай, если справлюсь раньше — тебе помогу... Но второй явно маг. Я-то его положу, но проблемы могут некоторые возникнуть, — говоря это, Хельс поочередно проверил оружие. Кинжалы в порядке. Меч цел. Пистоль заряжен. — Ты готов хоть?

Алек с усмешкой посмотрел на Хова.

— Драться с огромным зеленым бугаем? Пфф. Я надеюсь, это был риторический вопрос.— Алек спокойно крутил Луч Зари в руках, нисколько не беспокоясь перед боем.

— Ну, смотри, сдохнешь тут — я не виноват, — Ховен подошел к "воротам". В левую руку взял меч, в правую — кинжал. К бою готов.

Ворота поднялись, те, что были напротив — тоже. Зрители закричали, подбадривая каждый своего "ставленника", костоломы следили за порядком, а противники... Тэассим медленно сделал несколько шагов. В одной руке он держал моргенштерн, другая была пуста. Вокруг него кружилась какая-то зеленая гадость, явно темная магия. Но самым страшным был не он. Из-за его спины вышел Гарв... у изо рта его текла пена, вены просвечивали зеленым сквозь кожу, а сама кожа (тоже зеленая, но обычная, орочья) словно была перетянута серой пленкой. Глаза ярко светились красным, с топора стекало что-то зеленое. Он яростно взревел: "ВА-А-А-А-АРГХ!!!", перекрикивая гомон толпы, и с силой долбанул древком топора о пол арены, выбив щебень из камня.
Сама арена была круглой, достаточно обширной. Высокие стены из камня не несли на себе никаких уступов и прочего, зато два столба, примерно по три метра от середины арены каждый, были утыканы прочными деревянными перекладинами. У левой относительно Хова и Алека стены была прислонена стойка с зазубренными шипами примерно два с половиной метра в высоту. Диаметр арены — пятьдесят метров.

— Орк твой, — Хов хихикнул и вышел из комнаты, в которой недавно обсуждал тактику. Осмотрел помещение арены... — Так, тут я был, и выигрывал, попробуем эту же тактику, — после этих слов Ховен "спринтанул" к столбу в середине арены. Прыжок. Ухватился за перекладину, которая торчала из него, и полетел в сторону чернокнижника, по пути кидая нож в оного.

— Скакун, — фыркнул Алек, глядя за перемещениями Хова. Сам он поудобнее перехватил копье и легким бегом по кривой двинулся в сторону своего противника.

Колдун отскочил назад, орк принял нож на себя. Лезвие неглубоко вошло в зеленую кожу, остановленное сеткой заклинания Тэассима, а орк оглушительно взревел. Гарв понесся навстречу Хову, бешено махая перед собой двуручником. Демоническая сила позволяла ему вертеть эту махину словно пушинку. Тэассим же сделал пару шагов назад, воздел руку над землей и начал шептать колдунство. Зеленые хрени вокруг него завертелись быстрее.

— Ах, ты ж ****, — Ховен, завидев впереди себя ходящую мясорубку, отпрыгнул назад, после спрятался за столбом.
Орк пролетел мимо столба, затормозил, скрежеща обувью по камню, и развернулся к Хельсу, бешено дыша. Нож выпал из тела орка где-то по пути, на правой груди виднелся небольшой разрез.

Алек внимательно следил за происходящим. Заметив, как отскочил от груди орка нож Хова, он моментально понял, кто здесь заправляет балом. Копье в его руках засветилось теплым, неярким светом и паладин, успев за это время подбежать к своим противникам, ударил в чернокнижника, метя точно в грудь.

— Задержать орка, пока Алек бьет книжника, — думал вслух Ховен, вытягивая из ножен второй кинжал. После побежал к орку, и на полпути прыгнул на него, не взирая на риск быть разрубленным на две части. Попытался вонзить в грудь орка меч и кинжал.

Свет копья, взаимодействуя с зеленой хренью вокруг колдуна, привел к неожиданному (почти) эффекту — копьё резко толкнуло назад в руке паладина, а Тэассима отбросило к стене. Заклинание он закончить не успел, но из сформировавшейся печати на полу арены выбрался Ходок Пустоты. Причем, судя по всему, колдуну не подконтрольный. Он начал тупо озираться, пытаясь понять, где оказался и что происходит. Орк в это время отмахнулся топором. Лезвие топора врезалось в клинок меча, и тот отлетел к стене, однако кинжал вошел по рукоять орку в плечо, которое оказалось напротив Хельса в момент удара зеленого. Серая сетка на руке порвалась и опала, кожа, находившаяся под ней, сразу перестала быть сероватой и приобрела здоровый зеленый цвет. Гарв взревел еще громче, взмахнул топором и обрушил его сверху на Ховена. Крайро в этом время поднялся и вновь окружил себя потоками зеленой гадости, с ненавистью глядя на паладина.

— Дело дрянь, — думал вслух Ховен, уходя влево от грозящего разрубить его на две ровные половинки топора. Пара быстрых шагов — и Хельс уже далеко от орка. На пути к мечу.

Алек, с трудом удерживая равновесие, сосредоточенно оценивал ситуацию. При взгляде на демона его лицо расплылось в холодной усмешке. Воздев левую руку, он послал в него слабый импульс светлой энергии. Привлёк тем самым Ходока, и, уводя его за собой, побежал к чернокнижнику. Ходок в ярости понесся следом, швыряя в спину паладину Стрелу Тьмы. Тэассим понял, что ему сейчас придется ой как не сладко, а потому вытянул руку вперед и ударил проклятием Агонии, посылая волны боли в Алека. Орк с третьей попытки вынул застрявший в камне топор и с ревом погнался за Ховеном. За этим ревом даже не было слышно ора толпы. Гарв бежал с явным намерением разрубить Хельса на две половинки: верхнюю и нижнюю. Хельс оказался намного быстрее орка, посему, взяв меч, и обернувшись, заметив очень злую тварь с топором, которая хотела разделить его на две части. В момент замаха топором Хови пригнулся, тем самым избежав опасности быть разделенным. Затем последовал режущий вертикальный удар снизу вверх мечом и кинжалом. Ховен не хотел отдавать свои три золотых просто так, да и умирать не хотелось пока.
Для Алека время замедлилось. Он чувствовал темную энергию и спереди, и сзади, но если попытаться прямо отразить оба заклятия, можно было просто рухнуть без сил. В голове у паладина мелькнула случайная мысль, которую он радостно приютил. Развернувшись так, чтобы встретить Агонию левой рукой, а темную стрелу чуть боком, Алек поставил два барьера: у левой руки более мощный, призванный поглотить вражеский удар, а у правой слабее, с целью лишь чуть перенаправить вражеское заклинание. И ему это удалось — стрела Тьмы улетела в сторону и разлилась об стену, а Агония просто поглотилась Светом. Тем не менее, Ходок Пустоты теперь был рядом и ударил сначала правой, а затем левой лапой, хрипло рыча. Толпа взволнованно взревела, но затем этот рёв снова перекрыл орк — клинок меча Хова слегка отскочил от тела орка, когда развеял окутывавший его Тёмный Доспех, а кинжал оставил глубокий разрез в боку Гарва, наверняка задев почку. Орк, при ударе и не думавший снижать скорость, споткнулся о присевшего Ховена, перевернулся в полете вверх ногами, с грохотом врезался в стену и сполз вниз, тут же начиная подниматься. Нечестивое Безумие не позволяло ему отвлекаться на боль, хотя та была неимоверно сильна.
Тэассим, тем временем, направил руку в сторону Ховена и зашептал колдунство, надеясь, что Ходок даст ему достаточно времени.
Ховен был уверен, что Гарва уже ничего не остановит, посему уже приставил клинок к шее орка и начал с силой опускать его, надеясь, что Александр сделает что-нибудь с колдунством чернокнижника. Его надежда не пропала всуе. Хоть удар демона был страшен и отбросил Алека в сторону, за секунду до него паладин успел с размаху швырнуть в чернокнижника копье, усилив его силой Света. Демон приблизился к Алеку, но тот спокойно стал нашептывать себе под нос странный речитатив, который он прочитал в одной старинной рукописи, посвящённой могущественным демонологам прошлого. Ничего сверхъестественного, просто легкий заговор, успокаивающий демонов. На подконтрольного чернокнижнику демона он бы не подействовал, но этот не был таковым. Копье же стремительно неслось к Тэассиму, приближая того к его судьбе. Крайро, видя копье, понял, что он всё. Колдун резко перевел руку на паладина и выкрикнул: "Р'раз му'раш-ш!", после чего взмахнул рукой вверх. Копье тут же проткнуло Тэассима насквозь — тот отлетел и упал оземь. А тем временем, над Алеком словно разверзлась бездна и оттуда плюхнулась вниз Рука Гул'Дана — чрезвычайно мощное заклинание. Оно обрушилось сверху, словно огромная кувалда и долбануло паладина о пол, после чего демон подхватил и швырнул Алека о стену.
По сути, сражение уже закончилось. Гарв сидел у стены с перерезанной глоткой, Тэассим медленно рассыпался в прах, проткнутый копьем, но... Разъяренный незаконченной молитвой Ходок Пустоты всё еще бушевал на арене, а потому гоблины не спешили открывать врата.

— Ты как там, Але... Твою мать! — Ховен, вынув меч из орка, побежал к Ходоку, и, оказавшись на достаточно близком расстоянии, кинул в него свой зачарованный меч. Должно сработать.

И ведь сработало. Клинок прошил Пустоту демона насквозь и чары, которые были наложены на меч, тут же начали его развоплощать. Демон хрипло взревел и вскинул руки в стороны и вверх, его тело медленно таяло. Вскоре от него остались только вычурно украшенные наручи, которые звякнули о камень пола. Тело Крайро тоже уже полностью развеялось, осыпавшись прахом вместе с одеянием. Только моргенштерн валялся на полу. Мертвый орк же выглядел совсем обычным. Только пена, смешанная с кровью, застывала на горле, лице и груди.
Врата и решетки поднялись, голос человека в цилиндре провозгласил:

— Бой завершен! Победители — Ховенбет и его напарник! Пожалуйста, пройдите к Вайцеху за выигрышем!

Часть зрителей в восторге чуть ли не верещала, часть с изумлением наблюдала за парочкой, победившей столь сильных противников, а часть рвала и метала из-за проигрыша. В общем, обычное окончание боя.
Алек с кряхтением поднялся на ноги и невнятно бросил:

— Что б я так жил! — после чего подошел к тому, что осталось от чернокнижника, и поднял свое копье.

— Пошли, — Ховен махнул рукой и направился прочь из арены. Волоча за собой моргенштерн и мешочек, снятый с трупа орка. Успел уже помародерствовать, — Выигрыш заберем, на нас много ставили, уж поверь.

Алек неспешно, опираясь на копье, побрел к выходу с арены.

— Вот и наш обогатитель, — Хови подошел к Вайцеху, — Сколько мы там выиграли?

— Сейчас отсчитаем, — пробормотал гоблин и принялся копаться в ворохе потёртых бумажек, — Так... ставки.. угу.. ага... Вот, — Вайцех плюхнул звякнувший мешочек на стойку будки. — Тридцать золотых. После того, как какая-то крыса спёрла деньги у посетителей — хоть и не так уж и много — остальные с денежками расставались не так охотно, — гоблин поморщился. — Не желаете устроиться на постоянной основе? Ладно, Хов, тебя не спрашиваю, а вот ты, паладин?

— Да я у вас и так почти на постоянной основе, — Хельс улыбнулся и взял мешочек. Отсчитал Александру десяток монет, протянул.

Алек взял у Хова деньги, а потом сумрачно посмотрел на гоблина. После чего ответил:

— Знаешь я бы с радостью, но меня уже завербовали в одну очень серьезную шарашку, откуда так просто не уйти.

— Понятно. Ладно, деньги забрали и валите отсюда, брезгливо поморщился толстяк и вернулся к вороху бумаг.

Посетители вокруг яростно спорили друг с другом, либо просто выпивали, либо выпивали радостно. Где-то царило веселье от выигрыша, где-то заливали горечь проигрыша, а где-то пили просто так. Клоака, что сказать.
Довольный Алек пошел к выходу, по ходу пересчитывая монеты. Несколько секунд и он развернулся к Хову, ударив его обратной стороной своего копья, — Свои пять и мои отдашь Маэв, договорились?

«По-моему, у неё и так много добычи с тех столов. А я работы больше тебя сделал» — подумал Хов, но вслух сказал:

— Конечно, Александр, я так и хотел!

Алек мило улыбнулся:

— Я в тебе ни секунду не сомневался, — он подошел к Хову и похлопал его по плечу. — И да просто так на будущее, — паладин сильно сжал плечо воргена, — никогда не пытайся меня обмануть, ясно?

— Конечно, о чем ты, — Хельс улыбнулся, — я тебя и не буду обманывать, — сунул руку в карман.

— Вот и славно, — закончив этот обмен любезностями, Алек не спеша развернулся и отправился в таверну.

ID: 8940 | Автор: Lone_Wolfy
Изменено: 14 февраля 2012 — 23:56

Комментарии

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
15 февраля 2012 — 0:03 mandarin

Молодцы. )

15 февраля 2012 — 0:06 Lone_Wolfy

Мы такие ^_^

15 февраля 2012 — 0:18 Гадкий ретконщик apelsin

Отлично!
И я уже молчу про старушку... Хотя, где ТДБ (ака Толстая Даларанская Бабень)?

15 февраля 2012 — 11:28 Idanielle

Она же в другой гостинице, Коль )

15 февраля 2012 — 12:13 Гадкий ретконщик apelsin

Ох... Ну я то не просвещен, где именно.
Так или иначе, я уверен, что это чудовище еще задавит не одного невинного ДК...