Между змеем и пауком

Майри Андерфелс
Тарос Направляющий Жар

------------------------------------------------
Эдвин сидел за столом, вяло ковыряясь ложкой в миске с кашей. Аппетит не шел, что было странно для наемника, ведь после Альтерака он всегда ел, если была такая возможность. Но сейчас голова была забита мыслями, абсолютно не связанными с едой. Он бросил быстрый взгляд на кровать, где спала Майри, и тихо вздохнул, позволив себе легкую полуулыбку. До прибытия в Нордскол оставалось всего ничего, меньше часа, как сказал капитан Гросс, так что надо было бы уже разбудить ее, чтобы поела перед высадкой.

Сказано — сделано. Аверланд подошел к кровати и осторожно коснулся плеча волшебницы:

— Майри, подъем.

Девушка уже проснулась, просто хотелось еще немного поваляться в постели, но она прекрасно понимала, что следует торопиться. Плавание подходило к концу, и она немного сожалела об этом. Если бы не нападение змея, все было бы так идеально. Вздохнув, Майри встала с постели и принялась одеваться. Бинты она уже давно сняла, и на ее руках только осталось несколько едва заметных шрамов, как напоминание о том сражении.

— Когда мы прибываем? — поинтересовалась волшебница, садясь рядом с Эдвином и придвигая к себе тарелку полуостывшей каши с мясом.

— Капитан сказал, что если ветер сохранится, то меньше чем через час, — Эдвин вернулся за стол и подвинул к себе кружку с горячим чаем. — Вещи я уже собрал, — он кивнул на вещмешок у двери. — Оставил только твою теплую одежду, она висит в шкафу, так что когда доешь — одевайся.

Сегодня серые глаза наемника были на редкость задумчивыми, впрочем, учитывая, что он первый раз в жизни попадет в Нордскол... В общем было о чем задуматься. А еще этот змей никак не шел из головы.

— А ты знаешь, что моя семья родом из Нордскола? — улыбнулась Майри, разглядывая Эдвина. Если его побрить, вымыть и одеть подобающе, он был бы настоящим красавцем. Она мысленно поставила себе галочку сделать это, как только приедут в город. — Мой отец женился на лордеронке, которая приплыла в Нордскол на корабле, вот как мы с тобой сейчас. А родилась я уже там.

— Теперь знаю, — чуть улыбнулся Аверланд, оторвавшись от созерцания своего напитка и посмотрев на волшебницу. — Говорят, здесь красиво, хотелось бы сравнить с Альтеракскими горами... Они прекрасны.

Он тряхнул головой и опять улыбнулся, вспоминая свою родину. Вот что действительно будет в его памяти вечно, так это величественные горы Альтерака.

— Я бы хотела как-нибудь побывать в Альтераке, — улыбнулась Майри, глядя на Эдвина с какой-то затаенной грустью. — Когда вернемся, покажешь мне горы?

Какие-то крики донеслись с палубы, и корабль замедлил свой ход, входя в гавань. Похоже, они наконец-то достигли северных земель. Девушка почувствовала странный подъем духа, волнение и радость, осознав, что возвращается на свою историческую родину.

— Не знаю, там сейчас не безопасно, — Эдвин вздохнул. — Но мы что-нибудь придумаем, — он улыбнулся и поднялся из-за стола. — Что ж, кажется, мы приплыли, — наемник едва слышно хмыкнул и прошел к двери. — Доедай, одевайся и мы пойдем...

Лицо наемника было немного хмурым, но скорее от некоторого волнения, которое он испытывал, нежели от тоски или грусти. Поправив свой капюшон, он погладил заросшую щеку и склонился над вещмешком, проверяя, хорошо ли затянул его.

Майри надела меховую курточку и натянула теплые сапоги, закинула на плечо свою сумку, в которой были несколько книг, какие-то колбы и ее бесценный дневник. Взявшись за ручку двери, она с некоторым трудом открыла ее — после битвы со змеем на нее приладили новый замок, и теперь он открывался не слишком хорошо. Кэльпи уже ждал ее вместе с другими лошадьми и грузом на палубе, и она принялась подниматься по лестнице, втайне радуясь, что наконец-то сможет ступить на твердую землю.

Эдвин закинул мешок за спину, взял в руки небольшой ящик, который все плавание оберегал, как зеницу ока, и пошел вслед за Майри. Он не меньше ее радовался, что скоро покинет этот плавучий дом и сможет стоять на твердой земле, не боясь, что какая-нибудь подводная тварь сможет потопить корабль. Поднявшись на палубу, он быстро отыскал своего коня и ласково потрепал по загривку.

— Ну, вот и Нордскол...

— Моя родина, — добавила девушка, подходя к Эдвину и ведя Кэльпи под уздцы. Конь уже застоялся в стойлах и тоже беспокойно прядал ушами, желая как можно быстрее снова размять свои старые кости. Ветер трепал его черную гриву, завязанную косичками — видно, хозяйка постаралась, чтобы грива не лезла коню в глаза. Они рядом смотрелись как огромная боевая черная махина и крохотная девочка, но каким-то невероятным образом это сочеталось, как само собой разумеющееся.

Гавань представляла собой каменный причал, ведущий к огромной крепости из такого же белого камня, опутанной деревянными помостами и стропилами. Видно, крепость все еще достраивали, а может быть, расширяли, добавляя все новые и новые помещения. Издалека было видно, как на лесах мелькают дворфы-строители, а вокруг крепости прогуливаются закованные в латы воины. Здесь было много паладинов Ордена, как, впрочем, и везде в Нордсколе, но в основном это были люди и дворфы. Кое-где мелькали высокие фигуры эльфов и маленькие — гномов. Возле крепости, у самой ее стены, раскинулся небольшой рынок, где жители и путешественники могли купить все необходимое, починить доспехи и оружие и разжиться кое-какими артефактами.

— Ну да, — согласился Эдвин, — А заодно одно из самых опасных мест во всем Азероте... Ладно, пойдем, мне не терпится почувствовать под ногами что-то, кроме деревянного пола этой плавучей крепости.

Наемник снял свой мешок и взвалил его на своего коня, который отличался необыкновенным спокойствием, которое наверняка перенял от хозяина. Можно было подумать, что он каждый день плавал на корабле, который едва не утонул посреди ледяного моря, настолько спокойным он выглядел.

Пока они спускались по трапу, Эдвин внимательно изучал Крепость Отваги, которая буквально кишела всевозможными адептами добра и справедливости, а такие люди обычно не слишком жалуют потрепанных бродяг. Впрочем, он хмыкнул и посмотрел на Майри, он сюда приехал не ради того, чтобы кучка латноголовых прониклась к нему братской любовью.

Спускаясь по второпях перекинутому от палубы трапу, она улыбалась. Ветер утих, стены, которыми была обнесена крепость, надежно защищали ее от северного ветра и посторонних глаз, но мороз все равно чувствовался. Он забирался под меховой воротничок ее куртки и заставлял ее щеки покрываться румянцем. Впрочем, ее это ничуть не огорчало — она ведь была северянкой по крови, и холод был для нее не так страшен, как для южан. Осторожно спустившись, она ступила на мост, ведущий к крепости, и ее уши наполнились гамом, шумом, криками продавцов и покупателей, звоном латных доспехов и доносящимся откуда-то из таверны смехом. Паладины и воины, решившие немного передохнуть между постоянными сражениями, наверняка пили эль в местном трактире в окружении девушек. Впрочем, даже женщины здесь были не такими, как на материке, и почти каждая владела мечом не хуже своих соратников-мужчин. Суровая, странная земля, покрытая вечным холодом, была прекрасна в своей уникальности. Майри не могла подавить улыбки и ускорила шаг, чуть ли не бегом направляясь вперед.

Эдвин хмурился, глядя на незнакомый ему люд. Конечно, Альтерак тоже был довольно холодной землей, но только в горах, а долины были все же более-менее адаптированы для спокойной жизни, здесь же все казалось мертвым и пустым. Хотя местные, кажется, были довольны такой жизнью, впрочем, глядя на них, он понимал, что таким людям нет ничего милее, чем земля, которая каждый день бросает им вызов.

— Майри, не спеши ты так, — окликнул он девушку, которая спешила вперед и, кажется, не задумывалась о том, что наемник тут первый раз в жизни, и вполне может заблудиться.

— Эй, красавица! — крикнул какой-то высокий стражник, которому, похоже, было нечего делать. Он стоял на страже у моста, опираясь на свой щит, и лениво разглядывал прибывающие корабли. С корабля капитана Гросса люди выносили какие-то ящики, выводили лошадей и несли всякое добро в крепость, за стеной которой находились складские помещения.

— Привет! — ответила Майри, улыбаясь и помахав рукой стражнику.

— В первый раз в Крепости? — поинтересовался стражник. Его лица невозможно было разглядеть из-за латного шлема, только из прорези поблескивали заинтересованные глаза.

А вот сейчас Эдвин действительно нахмурился. Серые глаза холодно смотрели на стражника и желали ему как минимум упасть вниз и хорошенько искупаться в ледяной воде.

— Первый-первый, — буркнул он, — Майри, пойдем, нужно зайти в таверну...

— В таверну? Я не хочу таверну, — возразила девушка, прикрывая рукой в теплой кожаной перчатке губы. — Я хочу прогуляться здесь сначала и все посмотреть! Господин стражник, вы нам не подскажете, где тут что?

— Для вас, милая леди, с удовольствием, — хохотнул стражник и принялся задумчиво загибать пальцы. — Значит, вон там у нас рынок — если что-то нужно купить или продать, или починить, или лошадь подковать, то вам туда. В Крепости найдете оружейную, кузницу и бараки, а также там находится пункт командования обороной крепости. Вон там сбоку, у воды, вход в таверну, да вы и сами все можете расслышать, там сейчас как раз патруль отдыхает, у них перерыв. Во внутреннем дворе крепости у нас даже есть сад, — с гордостью сообщил он, — С розами. Представляете? Местные маги тут умудрились вырастить розы. Советую посмотреть, вам понравится, — он подмигнул девушке и кинул ленивый и не слишком приветливый взгляд на Эдвина.

Эдвин с трудом поборол желание лично окунуть стражника в воду.

— Нам нужно как минимум сложить где-то вещи, оставить лошадей и уже потом пойти гулять по крепости, Майри, — он вздохнул, — В конце концов, мы все успеем, мы же не собираемся уезжать через час, время еще есть.

Наемник беспокойно огляделся, здесь он был далеко от родной земли, и ему было немного не по себе. К тому же постоянно казалось, что за ним кто-то следит. Это нервировало.

— Ну давай хотя бы посмотрим на сад, — принялась упрашивать Майри, и вдруг замерла. Улыбка слетела с ее лица, будто ее сдул ветер, и она широко раскрыла глаза, словно к чему-то прислушиваясь.

Зов. Ее кто-то звал, звал ее душу. Властное прикосновение чего-то древнего, могущественного, той силы, которая всегда была в круге, но с которой она лично никогда не имела дело. Ее охватило странное благоговение, почти страх перед этим могущественным существом. Оно звало ее куда-то за стены крепости, и звало настойчиво, требуя от девушки немедленного отклика. И она откликнулась.

— Эдвин, — тихо произнесла она, отступая от стражника, который принялся снова разглядывать сходящих с трапа людей. — Мне... мне нужно за стены города. Прямо сейчас. Это... кто-то из Круга.

— А подождать это не мо.., — начал было Эдвин, но по взгляду и голосу Майри он понял, что ждать это не могло. — Ладно, пойдем за город, — он вздохнул и, быстро развязав мешок, убрал туда небольшой ящик, который бережно нес в руках.

Они быстро направились к выходу из города, благо это был не Штормград, который славился узкими улочками, в которых было довольно сложно протиснуться. Эдвин опустил одну руку к ремню, на котором висел гладкий и чистый пистоль, вещь, без которой наемник не выходил из дома почти всю свою жизнь.

— Эй, куда это вы? — беспокойно спросили несколько воинов, охранявших выход из крепостных стен. — Там опасно, господа. Не рекомендую выходить из города, если не готовы к бою.

— Да, конечно, — отмахнулась от них Майри. — Мы готовы. Пропустите, пожалуйста.

— Открыли Калимдор, — буркнул наемник, — Сами знаем, что опасно.

Еще эти стражники повсюду, ходишь тут как на прицеле... Эдвин поежился и плотнее запахнул свой плащ, только простыть ему не хватало. Впрочем, что-что, а болезни его не страшили, болел он редко, а если и заболевал, то довольно быстро поправлялся. Воины отошли, бурча что-то про слишком смелых людей, пропуская Эдвина и Майри к выходу из крепости.

Майри быстрым шагом направилась вон из города, и вскоре шум крепости исчез за ее спиной. Здесь, за стенами, ветер был особенно сильным, и она сжала зубы, чувствуя, как холодный воздух ледяными коготками впивается в ее лицо. Но она шла вперед, словно в трансе, ведомая таинственным, только ей известным зовом. Вскоре они завернули за небольшой холм, и девушка остановилась. Здесь не было ни следа присутствия человека, только непуганые олени-карибу гуляли по поросшей редкой травой земле.

— Хорошо, мы выбрались из безопасного места и пришли сюда, — Эдвин вздохнул и поправил капюшон. — Я, конечно, не настаиваю, но все же... Зачем мы сюда пришли?

Он вопросительно посмотрел на Майри, борясь с желанием оглядеться. Чувство, что кто-то следит за ними, не ослабевало, скорее, наоборот, усиливалось.

Вместо Майри Эдвину ответила земная твердь. Глухой нарастающий рокот раздался у них под ногами, и прежде, чем они успели предпринять что-либо осмысленное по этому поводу, земля вспучилась в полутора метрах от них, образуя горку высотой в половину человеческого роста. Всё стихло, а поднявшаяся каменная серая пыль (и откуда она взялась?) была унесена ветром. Перед Майри и Эдвином стоял дворф. Его серое лицо имело неправильные и грубые черты. Оно было будто бы вытесано из камня... Нет. Оно и было вытесано из камня. Весь дворф представлял собой, по сути, статую. Два красных рубина, горящих на лице и, судя по всему, выполняющих роль глаз, внимательно «рассматривали» людей.

— Я пришла по твоему зову, — тихо сказала Майри, уже ничем не напоминавшая легкомысленную девушку, которой казалась буквально полчаса назад. Теперь она была больше похожа на маленького напуганного кролика, но смотрела ровно на дворфа, не отводя глаз. — Приветствую тебя, Тарос.

Наемник непонимающе смотрел на возникшую перед ним статую. Земля перестала дрожать, и это хоть немного радовало Эдвина, который всю жизнь опасался магии, полагая, что если не связываться с чем-то опасным, особенно с тем, чью природу порой невозможно понять простому смертному, то жить будет куда легче. Правая рука было рванулась к оружию, но что-то подсказывало, что толку от этого будет мало. Тем не менее, он нахмурился, глядя на непонятное существо, которое молча стояло перед ним и, кажется, смотрело на него...

— Замечательно, — пробурчал он. Бросив взгляд на Майри, наемник одним шагом оказался рядом с ней, мягко положив руку на ее плечо.

Рот дворфа раскрылся, и оттуда исторглись звуки, больше похожие на горный обвал, чем на осмысленную речь. Однако мгновения спустя неожиданный собеседник обрёл голос. Глухой, низкий, далёкий. Как будто с людьми говорили сами глубины земли.

— Майри Андерфелс, обещанная помощница. Ты узнала меня — и это хорошо. Ты не одна здесь — и это плохо. Этому смертному здесь не место.

Дворф нахмурился, и каменная крошка посыпалась с его тяжёлых каменных бровей.

— Время укажет нам на наши ошибки. У меня нет времени. Наконец-то ты на твёрдой земле. Знай же, что твой друг был ранен и сейчас находится в ином мире. Сумерки сгустились над его душой и над этой землёй, куда ты так стремилась. Альдия говорила со мной, надежда есть, все, кто может отправиться на поиски частиц души друида, сделали это. Я перенёс дренейку и деву-воина из Штормграда. Место, которое вы называли там домом — разрушено, на дренейку напали приспешники сумерек, однако она цела. Круг ослаб, и тот, кому не следует видеть вас, вновь взялся за поиски. Даже я не могу более находиться в глубинах земли. Но здесь ты будешь полезна.

— Спокойно, Эдвин, — прошептала Майри, бросая взгляд на своего спутника, и прокашлялась, пытаясь заговорить громче. — Индарион ранен? Мы можем чем-нибудь ему помочь? Где Ниобэ и остальные? Мне нужно знать. Ведь этот друид — мой друг и я ему всем обязана. Пожалуйста, скажи, что мне сделать, чтобы хоть как-то помочь ему вернуться?

Наемник хотел было возмутиться от слов этого куска камня, но промолчал, понимая, что если начнет сейчас язвить, то делу это не поможет. Но хмуриться он от этого не перестал и продолжил неотрывно следить за дворфом, надеясь, что тот закончит свои пафосные речи и вернется обратно в землю. Правда, надежды на это было маловато...

Кажется, каменный дворф ожидал вопросов, потому что незамедлительно дал на них ответ.

— Они в Запределье, на Хиджале, в Фераласе и Азшаре. Нужен кто-то в Нордсколе, и ты тут. Оружие сумерек сковало душу твоего друга. Круг собирает частицы его души, оставленные в этом мире, чтобы призвать его оттуда, где он был пленён. Часть его души находится в Нордсколе, но большее неизвестно. Найди её. Другое дело, требующее немедленного участия — нерубы. Для меня рискованно возвращаться на прежние пути сейчас, они слишком темны, слишком глубоки и слишком близки к хозяевам того, кому не следует вас видеть. Здесь на севере есть старые тоннели, принадлежащие потомкам Аз'Акир, но некоторые были проложены очень давно. Часть из них безопасна для меня, но именно потому я не могу просто войти в них. Мне нужно слово их хозяев. Отправляйся к нерубам, скажи им: «Сирасе шис'кхишливс ашусинвсе аш Тарос симрассэ Аз'Акир. Ушшесе ши комон». Ты не забудешь. Они ответят на всеобщем. Я услышу ответ. Если попросят что-то сделать — сделай. После найдёшь душу друида. Где искать, спросишь у ветров Севера.

— К нерубам? — Майри тихонько пискнула, но не посмела возразить. — Хорошо, я пойду туда. Но где нам искать их? Как войти в тоннели? Может быть, ты дашь мне какую-нибудь подсказку? Я обещаю сделать все, что в моих силах, — добавила она, благоговейно и с уважением глядя на дворфа. Странно, а ведь она знала, что он в самом деле является драконом. Видимо, он решил придти в другом обличии, дабы не привлекать к себе внимания.

Эдвин продолжал, молча рассматривать статую, не вмешиваясь в разговор между дворфом и Майри. Наверно хорошо, что он не знал, кто такой на самом деле этот говорящий камень, иначе давно схватился за оружие. Не нравилось ему все это, но волшебница переживала за своего друга, а значит, он должен был ей помочь, хотелось ему лезть к этим... нерубам или нет.

Каменный собеседник указал на северо-восток. Подъём его руки сопровождался треском и осыпающимися мелкими камнями.

— Между деревней таунка и мёртвым городом есть запечатанный путь. Когда вы придёте туда, разведи костёр и брось в него это.

Дворф перевернул руку ладонью вверх и раскрыл пальцы. На ладони существа из камня был... камень. Но, в отличие от остальных, он не представлял собой часть тела дворфа. Это был крупный, гладкий совершенно чёрный голыш.

— После этого жди встречи.

— Спасибо, — Майри осторожно забрала камень у дворфа. Он был чуть теплым на ощупь и очень гладким, словно яйцо. Спрятав камешек в кармане куртки, она кивнула с благодарностью Таросу и инстинктивно подвинулась чуть ближе к наемнику. — Я сделаю все, как надо. Круг может на меня положиться.

Она была уверена в своих словах, ведь на кону было больше, чем просто ее жизнь. На кону были жизни всех членов круга, а особенно — Индариона. И если ради его спасения нужно лезть в тоннели паукообразных разумных существ, то она полезет не раздумывая.

Эдвин продолжал держать руку на плече Майри, от этого ей вроде было легче говорить с куском камня. О Свет, да месяц назад Аверланд смеялся бы не переставая, если бы кто-то сказал ему, что он попадет в Нордскол, в землю смерти, вместе со своей возлюбленной, и будет разговаривать с каменным дворфом. Впрочем, он-то молчал, а разговаривали волшебница и дворф, но Эдвин был этому даже рад, было бы куда хуже, если бы разговаривать с этим пришлось ему.

Опустив руку с тем же треском, дворф произнёс только одно: «Я буду ждать». И следом за этим... стремительно забурился в землю. Под земной поверхностью прошла волна. Она двинулась на север и исчезла из поля зрения в тундре.

— Ну вот и все, — тихо промолвила Майри, глядя в ту сторону, где исчез дворф. Или все-таки дракон? А впрочем, какая разница. Теперь, по крайней мере, она знала, что нужно будет делать дальше. — Эдвин, ты как, в порядке? — спросила она, повернувшись к наемнику.

— Ну, я первый раз в жизни говорил с камнем, — задумчиво протянул наемник, — Наверно, я немного удивлен... Впрочем, он ведь помог, верно?

Серые глаза внимательно смотрели на Майри, ожидая ее ответа.

— Ты все слышал, — она достала из кармана камешек и принялась задумчиво его разглядывать. — Он сказал, что тоннели находятся между деревней таунка и мертвым городом... что это за деревня и что за мертвый город? Нужно выспросить у местных.

Она уже порядком замерзла, стоя на ветру, и принялась кутаться в меховой воротник. Эх, а сейчас хорошо было бы выпить горячего чаю...

— Ну, я слышал, что нам придется тащиться к нерубам, а если мне не изменяет память — это огромные и злобные пауки, так что я как-то не уверен, что этот... камень помог нам, — он вздохнул, — Ладно, для начала нам нужно вернуться в крепость, зайти в таверну, снять комнату, заказать чего-нибудь горячего и уже потом думать, что и как делать.

ID: 8922 | Автор: WerewolfCarrie
Изменено: 23 июня 2012 — 21:05