Внимание: материал сексуального характера!
Опубликованный на этой странице текст содержит описание сексуальных отношений.
Не читайте его, если вы младше 18 лет или сторонитесь подобного.

Я всегда буду с тобой

Майри Андерфелс

--------------------------------------------------
…Ей снилась Лунная поляна. Синевато-зеленая, покрытая почти невидимым и неосязаемым туманом, пропитанная запахом трав и озерной воды, она была похожа на сам Изумрудный сон. Маленькие домики, жавшиеся где-то у края поляны, выглядели почти чуждыми всему природному ее великолепию. Небо, казалось, сливалось с землей в единое целое, отражая ее зеленую поросшую травой поверхность. По краям немногочисленных дорог горели друидические фонари, похожие на болотные огоньки.

Ей снилось, что она шла по одной из этих дорог и говорила со своим другом, со своим наставником, высоким ночным эльфом с синеватыми волосами. Он смотрел на нее, как обычно, добродушно и с долей сочувствия, которую она почти никогда не могла понять. Тихий, спокойный и вкрадчивый голос эльфа смешивался с шелестом листвы в высоких деревьях и криками пролетающих высоко над головой птиц. Она никак не могла разобрать, что же он пытался ей сказать, но одно знала точно — так спокойно и хорошо ей давным-давно не было. Вся суета, грязь и каменная пыль Штормграда ушли в прошлое, как старые и не слишком приятные воспоминания. Осталась только дорога, ведущая в никуда, бегущая, извивающаяся змеей под ногами, да тихий голос, зовущий ее по имени.

Майри.

Она потянулась к нему, к этому голосу, всем своим существом. Она умоляла дать ей покой, заставить ее забыть о чем-то… О чем? Она уже и не могла толком сказать, что именно ей хотелось забыть. Хотела она только погрузиться в этот покой навечно, на сотни и тысячи лет превратиться в высокое, стройное молодое деревце, растущее на Лунной поляне. Не думать ни о чем, просто быть — быть частью этого прекрасного мира, в котором не было места войне и смерти. И в тот момент, когда ей уже почти удалось расслышать слова друида, что-то вдруг поменялось.

Он исчез. Голос исчез, исчезло его мудрое и всегда спокойное лицо с мягко светящимися глазами, исчез шум листьев. На Лунную поляну опустился штиль. Мертвая тишина накрыла ее, как толстое одеяло, ослепила, не давая понять, где верх, а где низ. Она погрузилась в полную отчаяния и пустоты тишину, и попыталась было закричать, позвать его — но ее горло словно сдавило невидимой рукой. А потом она увидела кровь. И тогда она закричала…

Майри проснулась от собственного хриплого крика, который разорвал пелену сна, и в ужасе открыла глаза. Над головой — деревянный потолок, чуть протекший, где-то рядом она могла расслышать шум волн. Ее всю трясло от того ужаса, который она испытала только что, но постепенно разум ее приходил в себя и девушка понимала, что это всего лишь сон. Но… когда дело касалось друида, не было места слову «всего лишь».

— Майри, — Эдвин с беспокойством склонился над волшебницей, глядя в ее глаза, — Майри, проснись, это просто плохой сон.

Наемник все это время сидел рядом с ее кроватью, наблюдая за отдыхавшей. Спать не хотелось, да и трудновато было уснуть, когда корабль едва ли не разваливался на части. Серые глаза были спокойны, но в глубине их билась тревога за судьбу этой девушки, которая мало того, что едва не погибла, так еще и спасла всех остальных. А теперь ей приснился кошмар, и Аверланд все же решился разбудить ее, осторожно тронув за плечи.

— Инда…рион, — выдохнула девушка, садясь на кровати и сжимая дрожащими руками виски. Ее руки были перебинтованы после вчерашних ожогов и ссадин, но она ничуть не обращала внимания на боль. Ее широко раскрытые глаза словно видели то, что никому другому увидеть было не под силу. И в них был страх — даже не страх, а животный ужас. Эдвин сам видел, как бесстрашно волшебница бросалась в бой даже с противником, шансы победить которого были чуть больше нуля. Но теперь она была по-настоящему напугана.

— Я должна была догадаться… змей… Индарион… круг, — выпалила она, видимо, стараясь что-то объяснить, но мысли путались, оставляя после себя лишь кровавый след.

— Тише-тише, — наемник осторожно сжал плечо Майри, благо оно было целым, в отличие от рук, — Это был просто сон, все в порядке.

Эдвин нахмурился, такой страх он видел всего пару раз в жизни, в глазах тех, кто уже был уверен, что жить ему осталось не больше минуты. Такой взгляд был у его напарника, которого сцапала нежить и утащила в свой лагерь. Хотя прошло уже несколько лет, но до сих пор, почти каждую ночь, его крик стоит в ушах Эдвина, заставляя в бессилии сжимать зубы. Впрочем, сейчас напугана была Майри, а из ее бессвязного бормотания понять что-то было сложно.

— Сон?.. — пробормотала девушка, вращая глазами и будто бы не видя Эдвина. — Просто сон? Да, конечно, это был сон… А змей? Он тоже мне приснился? — она истерически захохотала, и по ее лицу одновременно потекли слезы. Она явно была не в себе.

— Так, секунду, — наемник взял со стола жестяную флягу и протянул ее Майри. — На, глотни и расскажи, что тебе снилось.

Было трудно оставаться хладнокровным, когда она плакала, но в истерику Эдвин впадать не собирался. К тому же виски должно было помочь...

Глотнув из фляги, девушка закашлялась. Ничего крепче вина или эля она никогда в жизни не пила, а потому сделала весьма большой глоток, и теперь ее внутренности и горло будто огнем обдало. Придя в себя, она вытерла выступившие слезы и посмотрела, наконец, на Эдвина, как будто впервые его увидев. Протянула руку, словно хотела его обнять, и тут же отдернула.

— Что-то случилось с Индарионом, — твердо отчеканила она, рефлекторно приглаживая волосы. — Его нет в круге. Я его не чувствую. Я видела Лунную поляну, и потом… кровь… С ним что-то произошло, и я его больше не чувствую, — ее снова начало трясти, но она сделала еще глоток из фляги и успокоилась. — То, что вчера произошло… Думаю, это требует некоторых объяснений.

— Подожди ты с объяснениями, у тебя такой вид, как будто ты только что выбралась из горящего здания, — Эдвин сел рядом с Майри и мягко обнял ее. — Успокойся и расскажи мне, что тебя так напугало, а потом мы решим, что нужно делать.

— Я думаю, что если не объясню тебе всей ситуации, ты ничего не поймешь, — вздохнула она, прижимаясь к груди наемника и на миг закрывая глаза. Нет, она никогда больше не найдет того покоя, что чувствовала тогда на Лунной поляне, когда друид был рядом. — Поэтому послушай то, что я скажу, и уже тогда скажешь мне, что нужно делать.

— Хорошо, я слушаю тебя, — едва кивнул Эдвин, мягко прижав к себе Майри.

— Когда-то давно мы с друидом по имени Индарион, а также еще несколькими людьми, путешествовали по Внутренним землям, — начала Майри, слушая биение сердца Эдвина и находя в нем какую-то долю успокоения. Его тепло согревало трепещущую от страха душу Майри, и она возблагодарила Свет за то, что послал ей этого человека в такой миг. — И столкнулись с существом, могущество которого превосходило все, что мы видели до того момента. Это был тролль… или не тролль, а некто, скрывающийся под маской тролля, проводящий свои темные ритуалы в старых руинах и сводящий с ума всех, кто находился там. Мы вступили с ним в бой, и с помощью магии древнего друида и духа красного дракона мы смогли изгнать это существо из тех земель. Дворфы почитали нас, как героев, — усмехнулась девушка, но смешок получился невеселый. — Но они не знали, что то существо все еще живо. Оно следит за нами, охотится на нас в наших снах и в реальности, посылая за нами своих слуг. Оно хочет отомстить нам и не остановится, пока не завершит начатое. Индарион Крыло Ворона дал мне эту статуэтку, сказав, что она будет всегда защищать меня от зла, и что все мы, кто был тогда в сражении, навеки связаны друг с другом древней магией ночных эльфов. Это… сложно объяснить. Мы действительно связаны, я могу слышать их, а они меня. И вместе мы поддерживаем друг друга и защищаем от того, кто охотится на нас. А теперь Индарион исчез. Я не вижу его, не слышу, не чувствую, его словно нет больше в этом мире. Он выпал из круга, и теперь магия, защищающая нас, ослабла. Теперь оно видит нас. И хочет нас уничтожить. Вот почему вчера морской змей напал на корабль… Он искал меня. И сейчас ты в опасности только потому, что рядом со мной. Прости.

— Да я всегда в опасности, так что погоды ты не испортила, — Эдвин тяжело вздохнул и нежно чмокнул Майри в макушку. — Меня больше ты беспокоишь, этот Индарион... Если ты больше не чувствуешь его, значит, он мертв?

Наемник, конечно, не был спокоен, но старался таким казаться, чтобы Майри успокоилась, это было не трудно, все же прятать настоящее лицо за маску он научился прекрасно. Зато внутри он весь напрягся. Вчерашний змей ему совершенно не понравился, а перспектива встретиться с еще одним была, мягко говоря, не столь прекрасной, как хотелось бы.

— Я не знаю, — покачала головой Майри. — Не думаю, что кто-то убил его. Но вполне вероятно, что его каким-то образом погрузили в сон, вывели из мира… Украли душу, может быть. Ведь даже если бы он умер, я чувствовала бы это, я бы могла слышать его дух, упокоившийся с миром… А я не чувствую вообще ничего. Будто он и не существовал никогда. А еще я видела кровь. Думаю, кто-то проклял его. Я должна что-то сделать, ведь это мой друг, он спасал меня уже… не помню сколько раз… — она закрыла глаза, стараясь снова не расплакаться. Потерять сначала Хьорборга, а теперь еще и Индариона, было бы слишком. Почему все, кого она любила, уходят из этого мира? Это было несправедливо, страшно и несправедливо, и она не могла просто сидеть сложа руки. Нужно было хоть что-то сделать, но связаться с Кодой сейчас было невозможно — они слишком далеко, а слышать она могла разве что отдельные обрывки мыслей да эмоции, и больше ничего. Возможно, это они послали ей вещий сон, предупреждение, но что могла сделать одна волшебница посреди Великого моря? Только ждать и молиться, чтобы все как-нибудь обошлось.

— Значит, мы ничего не можем сделать, по крайней мере, в данный момент, — негромко произнес наемник. — Я сомневаюсь, что вдвоем мы сможем спасти твоего... Индариона, а больше никого нет... Значит, продолжим свой путь, а когда вернемся, постараемся разузнать побольше. И, хм, ты говорила, что вы путешествовали с кем-то еще, верно? А они не могут помочь?

— Они остались на материке, — ответила девушка, уткнувшись в плечо Эдвина. — Я думаю, что они уже предпринимают какие-то попытки помочь, но Индариона все еще нет. Проклятие, которое наложили на него, слишком сильно. Ведь он очень древний, Эдвин. Он видел еще сам раскол… И простым ножом в бок его не одолеть. Нет, это должно быть очень сильное проклятие. Мне страшно. Ведь теперь мы остались совсем одни… И еще это существо, оно ведь будет и дальше пытаться убить нас. Вчера нам повезло, а что, если в следующий раз удача будет не на нашей стороне? Нет, мы должны, просто обязаны что-то сделать, чтобы вернуть Индариона к жизни. Я попробую позвать кого-нибудь к нам, когда мы доберемся до Крепости Отваги. Кто-то должен откликнуться. А пока… пока нам остается только молиться.

— Ага, только я в молитвы не верю, — вздохнул Эдвин. Выходило так, что это путешествие в Нордскол затянется, и надолго... Не хотелось даже думать, что скажет Бернард, когда Аверланд вернется. Впрочем, он же заслужил отпуск, верно? Верно, а значит, Бернард не будет злиться... В это хотелось верить, но наемник слишком хорошо знал своего командира.

— Будем надеяться, что той зверюге хватило и вчерашней бойни, и она сейчас мирно спит где-нибудь под толщей вод.

— То заклинание, которым я выстрелила ему в пасть… — девушка неуверенно улыбнулась, отстранившись и заглядывая в лицо наемнику. — Оно вытянуло из меня все силы. И в ближайшие пару дней от меня будет мало толку в сражении. Так что, я думаю, нам нужно поговорить, и серьезно поговорить с капитаном. Он должен знать, на какой риск идет. И должен быть готов отразить любое нападение.

— Ох, не думаю, что это хорошая мысль... Кажется капитан немного не в настроении... И он уж слишком любит свой корабль, — протянул Эдвин, — Думаю, разумнее было бы дать ему хотя бы день, чтобы он отошел, и уже потом говорить, на какой риск он идет. В любом случае сейчас вся команда ремонтирует эту посудину, а значит, как минимум день они все равно не смогут заняться ничем другим.

— Слишком опасно оставаться на одном месте, — взволнованно проговорила Майри, — Нужно двигаться вперед, так меньше шанс, что нас найдут. А здесь мы теперь, как утка в тире.

Она внезапно почувствовала такую усталость, что ее чуть не зашатало. Ведь она почти не отдохнула, а этот кошмарный сон только выбил ее из колеи. Да еще и осознавать, что из-за нее опасности подвергается целая команда корабля, заставляло ее чувствовать себя так, будто ее голову в тисках сдавили. Тихонько вздохнув от безысходности, она закрыла лицо руками.

— Выбора у нас нет, если мы попытаемся двигаться дальше, то просто утонем, — Эдвин вздохнул и мягко погладил Майри по голове. — Все будет хорошо, слышишь? — он осторожно отвел ее руки от лица и посмотрел в большие голубые глаза. — Посмотри на меня, все будет хорошо, — спокойный и уверенный голос успокаивал и довольно неплохо, особенно вкупе с выпитым виски.

— Эдвин… — улыбнулась Майри, с нежностью глядя в глаза наемника. Почему-то он казался ей очень добрым человеком, и даже то, что он был убийцей, ее ничуть не убеждало. Ведь в душе он совсем другой, только почему-то прячет свою доброту от глаз. — Спасибо тебе. Если бы не ты… Я не знаю, что было бы со мной. Ведь сейчас, когда Индарион не сможет мне помочь, у меня остался только ты. — Она потянулась вперед и прикоснулась к его губам, тихо вздохнув.

— Да уж, не сильно тебе повезло, — едва слышно ухмыльнулся Эдвин. Он едва вздрогнул, когда волшебница коснулась его губ. Серые глаза стали чуть добрее, а крепкие сильные руки мягко обняли Майри за талию. Аверланд не мог быть спокойным в такие моменты, когда она была так рядом и смотрела на него так, как никто не смотрел. Было бы проще быть спокойным, если бы тебя резали на куски, чем когда Майри смотрела на него своими огромными голубыми глазами.

ID: 8910 | Автор: WerewolfCarrie
Изменено: 24 июля 2012 — 18:02