Внимание: материал сексуального характера!
Опубликованный на этой странице текст содержит описание сексуальных отношений.
Не читайте его, если вы младше 18 лет или сторонитесь подобного.

Все дороги ведут в Нордскол

Майри Андерфелс
Александр "Белый" Гросс

— Если ты замерзнешь насмерть, то я очень расстроюсь, а я не люблю расстраиваться, — Эдвин улыбнулся Майри и сам удивился, почему это вдруг стал таким любезным, — Давай, переодевайся, а я схожу до капитана и узнаю, через сколько мы будем у конечной цели, — он вышел из каюты, тихо прикрыв за собой дверь.

Майри пожала плечами, но не могла не отметить, что после их первой встречи Эдвин стал чаще улыбаться, и это было хорошо. Девушку радовала такая перемена, и хотя она все еще была не уверена в том, что сможет хоть немного изменить наемника к лучшему, она все же решила приложить к этому усилия. Он смотрел на мир в темных тонах, но она могла показать ему, что все не так уж и плохо на самом деле. Особенно, когда у тебя есть друг.

Примерно через минут семь дверь распахнулась, и в каюту вернулся Эдвин:

— Примерно две недели, возможно, меньше, возможно больше, зависит от моря, — он буквально рухнул на свою кровать и оперся на стену, — Но пока все складывается как нельзя лучше, ветер на нашей стороне.

Майри уже успела переодеться, а на гвоздике у двери висела плотная курточка, отороченная мехом. Такая и от ветра защищала, и замерзнуть не давала.

— И что мы будем делать целых две недели? — поджав губы, вопрошала Майри. — Тут же ужасно скучно. Я даже книг с собой не взяла, не говоря уже... — она замолчала, внезапно решив не заканчивать свою мысль.

— Не знаю, у меня голова отказывается соображать последние дни, — Эдвин устало потер виски, — Познакомимся с кем-нибудь из пассажиров или команды, да хоть с тем же капитаном, кстати, его зовут Александр Гросс и он довольно умный, хоть и молодой, — наемник хмыкнул, — Так что найдем чем заняться.

— Александр Гросс? Где-то я уже слышала это имя... — Майри беспокойно посмотрела на Эдвина. — Впрочем, неважно. Я так понимаю, вы уже знакомы. Может, познакомишь нас с ним? — она улыбнулась, немного неуверенно, но спокойно.

— Он сейчас занят, раздает распоряжения команде и все такое прочее, — Эдвин почесал щеку, — Думаю, мы его увидим только на обеде, благо до него не так уж много времени осталось.

Наемник молча рассматривал Майри, раздумывая, нужно ли ее кормить или она все еще сыта? Да, почему то ему очень хотелось заботиться о ней, а такие чувства оставили его много лет назад и вот, вновь всплыли. Это нервировало и немного пугало.

Майри не ответила. Только придвинулась к Эдвину, как будто в поисках поддержки. Она не выглядела беспомощной, но было видно, что ей не хватало чего-то в жизни. Может быть, собственной семьи, нормальной, человеческой, без рыцарей смерти. А может быть, чего еще.

— Расскажи мне про Альтерак, — попросила она.

Эдвин приобнял Майри и начал свой рассказ. Неторопливо, спокойно, как всегда, казалось, что по-другому он говорить просто не умеет.

— Альтерак... На самом деле о нем думают гораздо хуже, чем надо, — он бросил взгляд на висящую на стене картину и продолжил, — Небольшое королевство с не самыми лучшими природными условиями, оно никогда не стало бы великим, подобно Лордерону или Штормграду, но в нем были свои плюсы, хотя бы то, что воздух в горах всегда был чистым, а люди плотнее держались друг другу, понимая, что без взаимопомощи им жилось бы куда труднее. Да, народ там был не в пример нынешнему, — наемник слабо улыбнулся, — Но, увы, власть там держалась не на тех людях, на которых хотелось бы, в результате Альтерак распался.

— Я вообще-то имела в виду то, как тебе там жилось, — усмехнулась девушка, закусив губу. — Историю я и сама знаю. У нас в монастыре была огромная библиотека, а делать там было особенно нечего. Поэтому все послушницы проводили свои свободные часы за чтением.

— Жилось, как и всем, — Эдвин едва дернул плечом, — Какая жизнь у солдата? От подъема до отбоя и так каждый день, — на миг он прикрыл глаза, окунаясь в прошлое, впрочем, вряд ли оно ему понравилось, так как даже слабая улыбка пропала с его лица, — Самая жизнь была, когда появился Синдикат, но даже он не удержался от междоусобицы... Я потерял всю семью и решил, что такая жизнь не по мне, вот и ушел оттуда.

— И стал лесником в Элвине, — скептически проговорила девушка. — Я знаю такой тип людей, вроде тебя. Они никогда от своего не отступятся. Может быть, ты все-таки скажешь правду? Кто ты такой на самом деле?

— Сказка про посланника Света не сработает? — поинтересовался Эдвин, едва слышно вздохнув. Не хотелось рассказывать Майри про свою жизнь, хотя бы потому, что гордиться ею не было причин.

— Не сработает, — улыбнулась Майри, хитро прищурившись. — Давай-ка, раз уж мы с тобой вдвоем в это дело ввязались, будем честны друг с другом, хорошо? — она подумала немного и добавила: — Я не буду тебя осуждать.

— Дело не в том, что я боюсь осуждения, Майри, — опять вздохнул Эдвин, — Просто я не хочу, чтобы ты видела во мне то, чем я являюсь, роль странноватого лесника меня бы вполне устроила...

— Я вижу только очень несчастного человека, — серьезно сказала она. — Человека, у которого жизнь не слишком ладится в последнее время. Или я не права?

— Смотря как на это посмотреть, — отозвался наемник, — Я занят делом, а значит, у меня есть цель в жизни — это хорошо, не так ли?

— А ты уверен, что это достойная цель? Или это просто такой предлог, чтобы продолжать жить? — тихо спросила Майри, разглядывая свои руки. — Я вот, например, раньше жила потому, что знала — мое место рядом с учителем. А потом он умер. Его убили на моих глазах... — она закрыла глаза, и на ее лице отразилась такая тоска, которая была совершенно несвойственна молодой юной особе. Она сразу как будто стала старше лет на двадцать. — Теперь моя цель найти своего отца и сделать так, чтобы история не повторилась...

Эдвин некоторое время молчал. Он не хотел разрушать мечты Майри, но прекрасно осознавал, что ее отца уже невозможно спасти, отчасти именно поэтому он и отправился вместе с ней, чтобы не дать этой твари убить собственную дочь.

— Не знаю, Майри, я стараюсь об этом не думать, — наемник покрепче прижал к себе девушку, стараясь развеять тоску, вызванную этим разговором.

— Я знаю, — продолжила она, глядя на Эдвина честными глазами. — Много кто считает, что если человек стал нежитью — то это означает, что спасения для него нет. Но это не так, поверь. Есть и те, кто даже после смерти сумел остаться собой. Я... знала таких. И потому знаю, о чем говорю.

Она прижалась к Эдвину, вздрагивая всем телом.

— Очень на это надеюсь, я таких не встречал, — тихо прошептал Эдвин. Ситуация ему не нравилась, рядом был человек, знакомый ему всего пару дней, но уже зависящий от наемника, так же как сам Аверланд зависел от нее. Рядом с ней он чувствовал себя... живым, способным на эмоции. Мужчина ласково погладил плечо Майри:

— Мы сделаем все возможное, обещаю тебе.

— Только поклянись мне, поклянись обязательно, что не убьешь его, пока не убедишься, что он действительно никогда не сможет быть спасен, — твердо сказала она, подняв голову и заглядывая Эдвину в глаза, которые сейчас находились близко. Даже слишком близко. — Пожалуйста.

Наемник нахмурился, ситуация выходила из-под контроля, а он не знал радоваться этому или злиться. Впрочем, он твердо взглянул в голубые глаза девушки и произнес:

— Я клянусь, что не убью его, если будет шанс его спасти, Майри.

— Спасибо, — только и проговорила волшебница, закрывая глаза. У нее с плеч будто камень свалился — почему-то стало казаться, что теперь-то все будет хорошо. Она склонила голову, положив ее на плечо Эдвина, и тихонько вздохнула.

— Это, конечно, при условии, что мы его вообще найдем.

— Если он в Нордсколе, то мы его найдем, уж что-что, а искать людей я умею, — тихо произнес Аверланд, прижимая Майри к себе, — Вместе мы его найдем, Майри, обязательно найдем.

— А если его там нет? Вдруг мы ошиблись? — с волнением произнесла Майри, не в силах не отметить, что ей было приятно находиться рядом с Аверландом. Особенно когда ее обнимали вот так. — Тогда что делать будем?

— Искать дальше, человек не иголка в сене, его можно найти, было бы желание, — прошептал Эдвин, прислушиваясь к дыханию и стуку сердца Майри, все же она была слишком близко к нему, чтобы он оставался таким же спокойным и хмурым как обычно.

— И ты действительно пойдешь со мной до конца? — она посмотрела на него с долей сомнения, которое быстро рассеялось. Внезапно ей захотелось поцеловать Эдвина, но она не осмелилась этого сделать — слишком дерзкой казалась ей эта мысль. Она попыталась избавиться от навязчивой идеи и неуверенно улыбнулась.

— Да, пойду, Майри, — твердо произнес Аверланд, глядя в ее глаза, — Иначе ведь ты пойдешь без меня, а это недопустимо.

Возможно, он был слишком строг к себе все это время, думая больше о мертвых, нежели о живых, но тем не менее рядом с этой девушкой наемник медленно, но верно "таял", становясь все больше похожим на обычного человека, нежели на ходячий труп без каких-либо эмоций и чувств.

— А теперь пойдем, чего-нибудь выпьем, — девушка наконец отодвинулась от него, немного разрядив обстановку. — А то мы тут заболтались с тобой, а время уж к обеденному подошло.

— Да, конечно, думаю самое время, — наемник вздрогнул и отвел взгляд, — Пойдем, выпить... Это верная мысль, Майри, пойдем, — он поднялся с кровати, нехотя отпустив девушку, и быстро подошел к выходу из комнаты.

Девушка втайне улыбнулась. "Что ж, похоже, это будет то еще приключение", подумала она и, накинув на плечи куртку, выбежала из каюты вслед за Авернландом.

— Добро пожаловать на мой борт, — Александр Гросс был одет в свой любимый военный мундир, на поясе висела его знаменитая сабля, которая отправила к Свету не один десяток пиратов, — С мистером Аверландом я уже познакомился, а кто ваша милая спутница? — пират с улыбкой наклонился к ручке Майри, нежно коснувшись ее губами, — Александр Гросс к вашим услугам, миледи.

— Приятно познакомиться, сэр, — улыбнулась Майри, поправляя волосы. — Меня зовут Майри Андерфелс, я из Нортшира. Для меня большая честь оказаться на вашем корабле, господин Гросс.

— Ох, сто лет не был в аббатстве, — Алекс хитро улыбнулся, глядя на девушку своими яркими синими глазами, — Если не ошибаюсь, там есть прекрасные виноградники, верно? Впрочем, мы успеем обо всем поговорить в моей каюте, вы ведь не откажетесь пообедать со мной, да?

— Почтем за честь, капитан, — хмыкнул Эдвин. Наемник нутром чуял, что этот юнец не так прост как кажется, в его глазах был виден обширный опыт, а так же довольно тяжелая жизнь, которую он вел, и нет, это не жизнь военного, это что-то другое...

— Конечно, нет, — кивнула Майри, следуя за капитаном в его каюту. — Я так полагаю, что вы не принадлежите к официальному флоту королевства? — тихонько спросила она.

— Ну что вы, я верой и правдой служу нашему славному королю и всему королевству, — Алекс улыбнулся, — Правда, иногда беру пассажиров, но это не слишком серьезное нарушение, не так ли?

Каюта капитана была... великолепной, по-другому нельзя было сказать. Два больших шкафа набитых книгами, чудесные картины, повешенные на стену, явно не из дешевых. В центре каюты стоял большой стол, на котором уже был накрыт обед на четыре персоны, хм, странно, вроде их было всего трое...

— Прошу прощения, возможно к нам присоединиться еще один человек, — Алекс вздохнул, — Но, думается мне, что он слишком занят, чтобы пообедать со своим капитаном, — Белый покачал головой, но сразу же улыбнулся, — Прошу вас, присаживайтесь.

— Спасибо, капитан, — Аверланд вежливо кивнул и помог Майри занять ее место, сам же сел рядом, так, чтобы оказаться между Александром и девушкой.

— А кто же этот таинственный гость, который должен к нам присоединиться? — Майри выказывала безупречные манеры, и теперь по ней вряд ли можно было сказать, что она девушка из глухой деревни. — Мне любопытно было бы узнать, почему он не пришел на эту маленькую встречу.

— Мой хороший друг и мой маленький помощник, — Алекс улыбнулся. Он медленно стянул свои белоснежные перчатки и заткнул их за пояс, демонстрируя всем тонкие пальцы, больше подходящие для игры на музыкальном инструменте, нежели для сражения тяжелой саблей, которая висела на его поясе, — Он слишком занят своей работой и редко позволяет себе отдыхать, — мужчина вздохнул.

— Но это ведь хорошо, иметь человека, который готов работать не покладая рук, верно? — Эдвин посмотрел на Белого, ожидая его реакции. Этот человек не особо нравился наемник, чересчур уж он важничал, как будто считал себя королем, не меньше.

— Вы совершенно правы, мой дорогой друг, — Гросс легко улыбнулся, сверкнув белоснежными зубами, — Но я переживаю за мальчика, он слишком изматывает себя, а в раннем возрасте это довольно вредно... Впрочем, он уже достаточно самостоятельный, чтобы самому решать, как он хочет жить.

— М... простите меня, капитан Гросс, — перебила их милую беседу Майри. — Но не могли бы вы сказать, куда именно в Нордсколе вы направляетесь?

— Мы просто патрулируем здешние воды, от Штормграда и до Борейской Тундры, точнее, до крепости Отваги, — капитан улыбнулся, но потом добавил, — Вы кушайте, не стесняйтесь меня, — и он подал пример налив себе бокал вина и положив в тарелку несколько кусочков мяса, покрытых соусом. К слову, именно соус так чудесно пахнул, распространяя по каюте этот волшебный аромат.

— Вот как, — задумчиво протянула Майри, изящно наливая себе и Эдвину по бокалу вина. — Крепость Отваги, значит? Я там никогда не бывала прежде. Расскажите об этом месте, капитан, прошу вас.

Она бросила взгляд на наемника искоса, пытаясь понять, о чем он думает. Может быть, сомневается в том, что сопровождает малознакомую девушку в столь опасные места? В Нордсколе не было места для слабаков. Но Майри была далеко не слабой, просто она не любила растрачивать свой дар зря.

Вино ударило в голову, особенно сильное влияние оно имело на неокрепший и не привыкший к алкоголю организм девушки, и она почувствовала, как голове слегка зазвенело.

— Да ничего особенного, туда стекаются рекруты из Штормграда, и это один из главных опорных пунктов Альянса, только и всего, — Алекс пожал плечами.

Эдвин слабо кивнул Майри, благодаря ее за налитый бокал. Он чувствовал себя не слишком уютно здесь, прежде всего из-за внешности. Этот Алекс был типичным Штормградским ловеласом — это чувствовалось сразу, все эти повадки, одежда и прочее, ну, а Майри была просто совершенна в каждом своем движении, а он? А он был хмур, небрит и все больше впадал в депрессию из-за сложившейся ситуации. Странно, когда они были одни, в каюте, наемник чувствовал себя почти счастливым, а сейчас его злил капитан корабля... Впрочем, Аверланд отбросил странные мысли, что лезли в его голову и поднял бокал:

— За удачу, — банально, но нужно было отвлечь себя от скверных мыслей. Он пригубил вино и принялся делать вид, что разглядывает одну из чудесных картин, что висели в каюте.

— За удачу, покровительницу всех моряков, — Белый присоединился к тосту, широко улыбаясь. Голубые глаза буквально светились добродушием, но в глубине сверкали глыбы льда.

— За госпожу фортуну, что привела нас сегодня сюда, — улыбнулась Майри, походившая в своей простой одежде на кого угодно, но только не на аристократку. Однако что-то было в ней благородное, не наносное, как обычно бывает среди новоявленных барончиков и графьев Штормграда. Нет, благородство в ней было древнее, благородство неистовых воинов Севера, чья кровь текла в ее жилах.

Выпив бокал до дна, она аккуратно вытерла губы салфеткой и спокойно посмотрела на капитана.

— А вы откуда родом, капитан?

— Ох, кабы я знал, — Александр пожал плечами, — Море мой дом родной, оно им было, есть и будет, всегда.

Эдвин негромко произнес:

— Хорошо, когда есть родной дом, но... Неужели вы собираетесь всю жизнь плавать по морю?

— Кто бы знал, мистер Аверланд, кто бы знал, — вздохнул Белый, — Но пока мне все здесь нравится, и нет смысла искать что-то еще.

— Позвольте я налью вам еще, — лучезарно улыбнулась Майри, посверкивая беззаботными глазами цвета северного моря. Поднявшись, она подошла к капитану и принялась доливать в его чашу вина, одновременно поглядывая на него из-под полуопущенных ресниц. Этот человек с первого взгляда казался хорошим и воспитанным, но какой-то маленький колокольчик тревоги постоянно звенел в разуме девушки, предупреждая ее, что он не так прост, как кажется.

— Вы очень любезны, миледи, — капитан улыбнулся, позволяя девушке наполнить свой бокал. Его цепкий взгляд прошелся по ее фигуре, незаметно для всех, правда, почувствовать такой взгляд на себе было не очень сложно.

Эдвин явно загрустил, все эти разговоры напоминали ему прошлое, когда он служит при дворе лорда Перенольда... Когда у него была семья. Конечно, его грусть не особо поменяла лицо наемника, но Майри вполне могла увидеть, что серые глаза наполнились грустью и тоской.

— А это тебе, Эдвин, — голос девушки раздался над его ухом. — Чтобы ты не грустил, мой верный друг.

С этими словами его бокал тоже наполнился вином, и Майри заглянула наемнику в глаза. Ей хотелось увести его отсюда, сделать так, чтобы ему никогда больше не пришлось бы быть одному. Он жил в одиночестве слишком долго, и теперь оно никак не отпускало его.

— Все будет хорошо.

— Спасибо, Майри, не стоит так беспокоиться, я просто задумался, — наемник сбросил оцепенение и даже почти улыбнулся. Он сделал порядочный глоток из бокала и покосился на дверь. Ему было не по себе в этой каюте, среди подобной роскоши, но, кажется, Майри тут нравилось, а оставлять ее одну с этим Александром он явно не собирался.

Белый бросил взгляд на настенные часы и воскликнул:

— Ох, как быстро бежит время, Джон ждет меня уже целых пять минут, — он быстро поднялся и коротко поклонился своим новым знакомым, — Прошу меня простить, но я должен поговорить со своим помощником и составить верный курс до цели. Буду рад видеть вас в любое время, надеюсь, вы запомнили, как добраться до моей каюты.

Капитан еще раз поклонился Эдвину и Майри, и вышел из каюты.

— Хм, думаю, теперь можно вернуться обратно? — наемник посмотрел на девушку.

— Пожалуй, — она проводила капитана взглядом, в котором читалось некоторое огорчение. Ей явно хотелось бы провести с ним побольше времени, но она смирилась с необходимостью. — Только вино допью, если позволишь.

— Да, конечно, — кивнул Эдвин тихонько барабаня пальцами по столу.

Майри за два глотка допила свое вино, и зажмурилась. Похоже, она выпила многовато, хотя со стороны Эдвина это показалось бы сущей ерундой.

— Давай лучше... действительно вернемся, — икнула она и улыбнулась, едва сдерживая дурацкий смех.

— О... — только и протянул наемник, который слишком поздно понял, что лучше бы не давал Майри столько пить, — Ну-ка, давай помогу, — он осторожно помог ей подняться, держа за талию, — Пойдем обратно, тебе нужно прилечь.

— Да все в порядке, я хорошо себя чувствую, — воскликнула девушка, однако, не отказываясь от помощи Эдвина. Впрочем, ей больше нравилось, что он обнимает ее за талию, чем какая-то реальная помощь. — Только не отпускай, а то упаду.

— Вот именно, обычно, когда себя хорошо чувствуют — не падают на ровном месте, — больше по привычке, чем специально ворчал Эдвин ведя Майри по дощатому полу.

— Я же шучу, а ты все всерьез воспринимаешь, — хихикнула девушка, заходя в каюту и плюхнувшись на кровать. — Послушай, а ведь этот Гросс кажется неплохим человеком, да?

— Привык жить серьезно, вот и воспринимаю все так же, — вздохнул Аверланд, — Гросс? Не знаю, мне кажется, он не такой, каким хочет себя показать, впрочем, я могу и ошибаться.

Майри ничего не ответила, растянувшись на кровати и глядя в потолок. Где-то за бортом она слышала шум волн. Хорошо все-таки, что ее не укачивало, а то ходила бы, зеленая и печальная, все две недели плавания.

— Эдвин, — тихонько позвала она. — Спасибо за то, что ты со мной.

— Да не за что, Майри, — наемник присел рядом с ней и взял ее руку в свою. Так странно, ее ладошка легко умещалась в его руке, которая казалась такой огромной по сравнению с ней. Эдвин улыбнулся, вспоминая, что у его Джулии были точно такие же руки, маленькие и нежные...

— Я ведь тебе кого-то напоминаю, да? — цепкий взгляд Майри не отрывался от лица Эдвина. — Ты иногда так смотришь на меня, будто видишь на моем месте кого-то другого.

— Честно? — Эдвин посмотрел на Майри, — Ты напоминаешь мне мою жену...

Эти слова дались наемнику явно нелегко, он говорил медленно и тихо, не отрывая взгляда от глаз Майри.

— Она погибла в Альтераке, вместе с моей семьей.

Несколько минут Майри молчала, не двигаясь, а потом вдруг села и прижалась к Эдвину, положив руку на его щеку и повернув к себе его лицо.

— Тогда закрой глаза, — прошептала она, со странноватым выражением, почти одержимостью, глядя на наемника. — Пожалуйста, закрой.

Эдвин покорно закрыл глаза. Его тело давно отвыкло от всего, кроме боли, впрочем, даже боль ощущалась как-то слабо, но это прикосновение руки чувствовалось, причем чувствовалось очень сильно, как будто он снова молодой и перспективный капрал, вернулся домой к своей семье, окунувшись в любовь и заботу, что окружали его...

Ласково проведя пальцами по щеке Эдвина, Майри посмотрела на него. Бедный, бедный Аверланд... за что ему такие испытания? Почему самые хорошие люди всегда вынуждены были бороться с самыми тяжелыми потерями? Она ведь прекрасно понимала его. Майри потеряла единственного по-настоящему дорогого ей человека, она видела, как учителя убили — и ничего не смогла сделать. Девушка была способна лишь прятаться и бессильно наблюдать, как ее учитель рассыпался в пыль. Тот, без кого она уже не могла представить себе свою жизнь, оставил ее одну, в той темной, жуткой, проклятой башне.

Слегка наклонившись, Майри шепнула: "Я здесь, с тобой. Успокойся и не думай ни о чем." Затем она, помедлив в нерешительности, подалась вперед и почти неощутимо, легко, как касание крыльев бабочки, поцеловала наемника.

Эдвин нерешительно ответил на поцелуй. Сильные руки мягко и почти нежно обхватили тонкую талию Майри, ласково сжав ее. Он открыл глаза и посмотрел на девушку, внимательно и слегка удивленно. Наемник не думал, что такое могло случиться с ним, ведь со стороны он больше напоминал уставшего бродягу, но, видно, для доброй души Майри именно это и нужно было. Серые глаза блеснули, в них буквально на миг появилась нежность к этой маленькой девушке, которая решила согреть холодное сердце Аверланда.

ID: 8839 | Автор: WerewolfCarrie
Изменено: 24 июля 2012 — 18:01