Старый Город Инициатива наказуема

Трэй Кейдж
Леонард Дерри
Анри де Ларж

Нет ничего сильнее на Земле, чем желание выжить.
- "127 часов"
-------------------------------------------------------------
Лео приоткрыл глаза, сонно оглядываясь по сторонам. События вчерашнего дня и ночи медленно возвращались в его сознание. Он чуть улыбнулся и понял, что лежит рядом с Трэем, который, кажется, все еще спал. Парень мягко провел рукой по щеке Кейджа, разглядывая его лицо. Когда он спал, то был просто прекрасен, по крайней мере, для Лео. Не хотелось будить его... Хотелось лечь рядом и просто лежать, слушая, как бьется его сердце.

Кейдж медленно открыл глаза. Вчера он долго лежал без сна, лежал и курил сигареты — одну за одной, не в силах остановиться, и смотрел, как засыпал Лео. Мысли одолевали его, мрачные, темные мысли, которые он так долго от себя отгонял. Разум наконец достучался до сердца Трэя, заставив его обдумать все, что произошло за последние несколько дней. Он никогда бы не мог предположить, что тогда, в таверне, та перестрелка столь круто изменит его жизнь. И изменит его самого. Но отпустить себя и свое прошлое было не так уж легко, как казалось поначалу. И поэтому он не мог перестать думать.

Таков уж был характер Трэя — он всегда и везде обдумывал пути отступления, искал альтернативные решения, учитывал все данные, чтобы в случае чего иметь возможность уйти и не оставить следов. Вот только уходить ему совсем не хотелось, но такова была суровая необходимость. Эти несколько дней были для него самыми безоблачными и счастливыми за всю его недолгую жизнь. И ему не хотелось их отпускать.

— Доброе утро, — улыбнулся Лео, опять проведя рукой по щеке Трэя, — Ты такой хорошенький, когда спишь.

Голубые глаза счастливо смотрели в серые глаза воргена, а Лео довольно улыбался, думая о чем-то своем. О чем? Да как обычно, о том, что ему повезло быть рядом с этим человеком, о том, как сильно он его полюбил всего за несколько дней... Обо всем и сразу, как всегда. Ему казалось, что Трэй чем-то обеспокоен, он уже научился определять настроение воргена, не всегда, но в данный момент он буквально чувствовал, что Кейдж напряжен.

— Да... — неопределенно бросил Трэй, а затем встал и приблизился к окну. Уже было позднее утро, на улице было светло, хотя и холодновато. Торговцы, покупатели и простые жители неспешно шли по своим делам, а где-то на дороге слышно было, как гремели несмазанные колеса обозов.

Сев на стол, Трэй потянулся за сигаретами и обнаружил, что осталась всего одна. Вчера, пока он размышлял, он умудрился выкурить почти всю пачку. Такое с ним случалось нечасто, и обычно означало, что вора одолевает тоска.

— Послушай меня, Лео, — сказал Кейдж, вытаскивая последнюю сигарету и задумчиво помяв ее в руках. — Послушай очень внимательно и прошу, не перебивай.

Лео присел на кровати, поджав под себя ноги и обхватив себя руками. Почему то ему стало грустно и немного страшно, а вдруг он передумал насчет них? Хочет уйти?! Эта мысль буквально поглотила все остальные, и в глазах юноши поселился страх, впрочем, если Трэй действительно хотел уйти, он должен был его отпустить... Но не хотелось совершенно, он был готов идти за ним куда угодно, хоть в огонь, хоть в воду.

— Что такое? — тихо спросил парень, глядя на Кейджа.

— Я, пожалуй, начну сначала, — тихо произнес Кейдж, глядя в окно. — А начало состоит в том, что я тебе лгал, Лео. С самого первого дня я лгал всем вам — Фрэнку, тебе, Брайану. И дело вовсе не в том, что на самом деле меня зовут не Дэрриан, а Трэй, и не в том, что я не вор, а убийца. А правда в том, что я стал работать с Лоренцо, как только приехал в город.

Он зажег спичку и поднес к лицу. Огонь осветил его черты, заострившиеся и резкие, и прикрытые глаза. Дым заструился от тлеющей сигареты, как тончайшая завесь, закрывая его лицо.

— Это я навел их на след твоей матери, — спокойно продолжал он, но по бледной, какой-то посеревшей коже видно было, насколько плохо ему было сейчас. — Я привел их в тот дом, и когда ее убивали, я стоял рядом и смотрел. Мне не было ее жаль. Я получил за ее смерть три золотых. — Он перевел дыхание. Ему было как никогда сложно говорить правду, может быть, потому, что он никогда прежде не говорил ее кому-то. — После этого я помогал им и дальше, зарабатывал себе на эль и дешевых шлюх. Впрочем, иногда хватало и на погулять. Как, например, вчера, когда я пришел к Лоренцо и продал вас всех за восемь золотых монет... Это только половина. Еще восемь мне должны заплатить, когда вы будете мертвы.

Он посмотрел на Лео, пытаясь понять, стоит ли ему остановиться сейчас и уйти.

Парень молчал. Не хотелось верить в то, что Трэй говорит правду, но нутром Лео чувствовал, что это так. Он проглотил подступивший к горлу комок и посмотрел в глаза Кейджа, надеясь найти там спасение, как делал раньше. Юноша видел боль и тоску, которая грызла воргена изнутри, но он явно видел главное — ему было стыдно за все, что он совершил, а значит, его душа не была потеряна. Будь на месте Лео его брат, и судьба Трэя была бы решена, но младший Дерри был куда мягче, к тому же маму это все равно бы не вернуло. Он всхлипнул, но не прервал собеседника, продолжая слушать все, что тот хотел ему сказать.

— Я мог бы убить тебя прямо сейчас, — спокойно сказал Трэй, не отводя взгляда. — В куртке у меня был нож. Я взял его, когда мы уходили из склепа в Златоземье... Отравленный смертельным ядом. Знаешь, когда яд проникает в кровь, у тебя начинаются судороги. Изо рта идет пена, страшная боль пронзает все тело, а внутренности медленно сжигают, будто на огне. Через четверть часа ты был бы мертв. Я хотел сделать это, пока ты спал. Одного пореза было бы достаточно, а потом я ушел бы к Лоренцо и сообщил бы им, где находится склеп. Ночью его ребята накрыли бы вашу штаб-квартиру, и твоего брата, и Брайана, и, если повезет, — чернокнижника.

Сигарета сгорела до половины и вдруг выпала из рук Трэя. Медленно, словно пушинка, упала на непокрытый дощатый пол, едва слышно шипя, как будто недовольная тем, что с нею так обращаются. Трэй посмотрел на свои руки, словно они были чьи-то чужие, не его, посмотрел с удивлением и отвращением.

— Но я не смог, — прошептал он хрипло и сглотнул. — Я не смог, Лео... что со мной происходит? Я убил Кейти, чтобы спасти себя. О, я помню, как ворген жрал ее, пока я выбирался из окна, а она звала меня назад. Она говорила, кричала, умоляла вернуться, но я знал, что ворген не побежит за мной, он будет есть мою подругу, а я успею спастись... И я не почувствовал ничего.

Вор поднял лицо, и на нем была улыбка. Неестественная, жуткая, как маска. Пустые серые глаза казались стеклянными, но теперь было понятно — они такие, чтобы никто не мог заглянуть в душу Трэя. Ни один человек.

— И после нее я никогда не чувствовал вины, — закончил он, опустив голову и сжав виски ладонями. — Я остался в живых, но... внутри была пустота. Абсолютная пустота. А теперь я не смог убить тебя... Мне страшно.

Секунды тянулись очень медленно, как будто специально замедляя ход времени. В голове гулко стучала кровь, заставляя терять сознание и бежать, куда угодно, туда, где все это неправда, дурной сон или наваждение. Но Лео знал — все это правда, горькая, ужасная, но правда... И только это спасало их обоих, его и Трэя — раскаяться можно всегда, а Кейдж именно раскаивался, может, не осознанно, но все же. Юноша медленно поднялся с кровати и так же медленно подошел к человеку, а потом с размаху врезал ему в челюсть, быстрый и четкий удар:

— Ты не мог рассказать раньше, да?! Нужно было дотянуть до конца и только потом сказать?! — взъярился парень, — Трэй, почему ты раньше мне все не рассказал?! Думаешь, я бы отвернулся от тебя? Убил бы тебя? Идиот! Потерянный идиот! — он буквально зарычал, — Я хотел спасти тебя от тебя самого, но не знал, что грызет тебя! Если бы ты рассказал мне раньше, все прошло бы по-другому...

Он тяжело дышал, глядя на Трэя, ожидая от него всего, что тот уйдет, что тот убьет его или сделает что-то еще. Сердце бешено колотилось в груди, спина вспотела, а глаза были влажными от слез, что лились по бледным щекам Леонарда.

Трэй завалился куда-то набок, подставив руку, и только это спасло его от падения. Сигарета медленно тлела на полу, и он никак не мог оторвать от нее глаз. Вот уже больше половины сгорело, превратилось в пепел, такой же мертвый и безжизненный, каким Кейдж сейчас себя ощущал. Но оставалось еще немного, совсем немного, несгоревшая желтая бумага...

Кейдж потер челюсть, на которой расплывался синяк. Хорошо приложил, а по Лео не скажешь, что он умеет так бить. Нечто вроде гордости переполнило Трэя, и он чуть не захохотал от всей абсурдности ситуации. Ему ведь даже и в голову не пришло ударить в ответ, вместо этого он мысленно похвалил Лео.

— Я только сейчас понял, — переведя дыхание, ответил он. — Только этой ночью, что не могу больше лгать тебе в лицо. Я ведь сначала хотел просто сманить тебя на свою сторону, чтобы ты начал мне доверять. Чтобы ты повлиял на Фрэнка, и мне было легче его достать. А когда я понял, что ты хочешь меня — что ж, подумал я, тем лучше. Куда уж проще заставить кого-то тебя полюбить, а потом использовать?

Трэй с каким-то остервенением говорил эти ужасные вещи, словно хотел добить самого себя, заставить Лео убить его, освободить от страшного осознания собственной ничтожности.

— А вот теперь я сижу здесь, растерянный от собственных мыслей... — тихо добавил он, с трудом поднимая взгляд на Лео. Выглядел он при этом жалко, как мокрая ворона, голодно ищущая на пустых улицах хотя бы крошку еды. — Я не знаю, что чувствую к тебе, но я должен был сказать тебе все. Если хочешь, убей меня — я этого заслуживаю. Я так виноват перед тобой, Лео.

Лео присел рядом с Трэем и некоторое время молча смотрел ему в глаза, но все же не смог удержаться и уткнулся ему в плечо. Слезы капали на кожу Кейджа, медленно скатываясь вниз:

— Прости, я не хотел тебя бить, — всхлипнул Дерри, — Просто... Все так быстро случилось, я не ожидал.

Он хотел сказать что-то еще, но слезы мешали ему сосредоточиться, поэтому он просто сидел перед Кейджем, обхватив его за плечи, и тихо плакал. Лео хотел, чтобы тот понял, как дорог ему, и как он хочет, чтобы Трэю стало лучше, ведь юноша видел в нем добро, видел свет в его душе и поклялся себе, что сделает все, чтобы этот свет никогда не угас.

Трэй некоторое время не двигался, но в конце концов напавшее на его тело оцепенение прошло, и он обнял Лео, медленно и осторожно поглаживая его по волосам.

— Я обещаю, что больше лгать не буду, — сказал он, глядя в стену. — По крайней мере, тебе. А теперь пойдем... Нас уже заждались. Пойдем.

--------------------------------------------

Сегодня было довольно холодно. Даже в потайном помещении склепа, лежащем под толстым слоем земли и камня, это чувствовалось — встать голыми ногами на холодный каменный пол не представлялось возможным, а сверху капала вода. Капля за каплей, она очень выводила из себя своим звуком Брайана, который допивал и читал книгу, и даже не думал вставать.

— Ну, что ты думаешь насчет Баттерфляя и его проделок над Трэем? — Фрэнк сидел в кресле и маленькими глотками пил холодное пиво, — Мне все это не нравится, Брайан, в конце концов темная магия — это не шутки...

Громила посмотрел на своего напарника и друга, ожидая его слов.

— И приглашать сюда всяких воргенов — тоже, Фрэнк, — ответил Брайан, не отрываясь от книги. — А так — не надо было врать, хотя темная магия... да, это мешает. Этот Анри — зло, но я как-то боюсь чинить расправу над ним. Сначала пусть сделает то, что должен нам, а потом подумаем об этом.

— Между прочим, он нам ничего не сделал, — Фрэнк почесал щеку, — Скорее уж наоборот — очень нам помог... Впрочем, не будем об этом, сначала разберемся с Лоренцо, а там решим, что делать с Анри и Трэем.

Со стороны лестницы послышались шаги, а вскоре в проходе возник Лео, как всегда, с улыбкой до ушей. Подбежал к брату и крепко его обнял, а потом присел на свою кровать:

— Привет, мы только из Златоземья, — он сладко потянулся и опять улыбнулся.

— В черте города люди косо смотрят? — усмехнулся Брайан.

— Добрый вечер, господа, — Трэй цепко посмотрел на Фрэнка и Брайана, аккуратно присев на стул. — Сегодня все по плану?

— Не зуди, Брайан, — весело отозвался Лео.

— Думаю да, — Фрэнк кивнул Трэю, — Выходим через полчаса. Лео, ты точно хочешь идти с нами? — громила посмотрел на брата, надеясь, что тот передумал, но, увы, он не передумал.

— Нет, не передумал, я иду с вами, — твердо сказал младший Дерри.

— Ничего личного, просто редко встречаю любителей... А, ладно. Что у вас там? — Красавчик Брайан отложил книгу и посмотрел на парней.

— Рассказывай, Трэй, — Фрэнк перевел взгляд на воргена, положив руки на ручки кресла.

— План очень прост, — Кейдж кивнул и сложил руки на животе, принявшись покачиваться на стуле. — Вы с Брайаном пойдете в тот переулок, где я условился встретиться с людьми Лоренцо. Они будут ждать нас, но кто предупрежден — тот вооружен, верно? — он быстро и резко облизнулся. — Мы с Лео же пойдем по следам самого Лоренцо. Я знаю его запах, и в форме волка легко выслежу все его передвижения. Разделив его людей на две группы, мы расправимся с ними в два счета. Он не будет ожидать удара со спины.

— Вижу, вы круто замахнулись, — сухо усмехнулся Красавчик. — Все слишком просто.

— Просто — еще не значит неэффективно, друг мой. — Оскал Трэя принял угрожающие размеры. — Но не исключаю, что могут возникнуть проблемы. Они всегда возникают.

— План простой, но не значит, что плохой, Брайан, — Фрэнк устало вздохнул, — Другого у нас все равно нет и вряд ли появится, так что будем действовать по этому, если ты не против, конечно.

— Я никогда не против, ты знаешь.

— Ну и здорово, тогда будем действовать по этому плану, — хмыкнул Дерри.

— Тогда вы пойдете вперед, — предупредил Фрэнка Кейдж. — А мы с Лео попытаемся проскочить в город, не выдав себя. Не беспокойся, уж в чем-чем, а в искусстве быть незаметным я преуспел, — он с некоторой долей гордости посмотрел на Лео. Правда, его довольное выражение лица немного портил синяк на скуле, будто кто-то ударил его в челюсть.

Лео скромно потупил глазки, но улыбнулся:

— Только будьте осторожны, и да хранит вас Свет.

— Да хранит он всех нас, — вздохнул Фрэнк поднимаясь из кресла, — Пошли, Брайан, — он махнул рукой и пошел одеваться. Длинный плащ, шляпа, пиджак, рубашка, все как обычно.

— Лео, хватит быть таким... женственным... задницелюбом, черт, — выпалил Брайан, откладывая книгу и проходя на выход вслед за Фрэнком.

Трэй же успел собраться еще в Златоземье. Его черная кожаная куртка теперь была застегнула на все пуговицы, а под ней прятались два кинжала, заблаговременно смазанные ядом. Высокий ворот был поднят, а волосы тщательно приглажены.

— Еще одно слово в адрес Лео, и я тебя... — Кейдж выругался, однако беззлобно, не имея в виду особой ненависти.

— Ничего-ничего, — Лео подошел к Трэю и положил руку ему на плечо, — Все нормально.

— Брайан, успокойся и отстань от брата, — Фрэнк тяжело вздохнул, — Я готов, пошли уже, что ли.

— И меня? Нет, спасибо, я не из таких, — усмехнулся Брай, щелкнув пальцами перед глазами Трэя.

— Я имел в виду, что сожру тебя. А что ты там подумал, меня не касается, — усмехнулся Трэй, взяв Лео за руку и выводя его наверх по лестнице. — Ладно, ребята, идите в город по главной дороге и никуда не сворачивайте. Дойдете до пятого переулка примерно через час. А мы пойдем в обход. Лео, ты готов?

— Да, готов, — кивнул парень улыбнувшись Трэю. Вскоре они уже шагали в сторону города.

— Брайан, чего ты к ним привязался? Словно баба с торговой площади, — хмыкнул Фрэнк, — Пошли уже.

— Да говорю же — просто немного сложно осознать, что твой давний знакомый любит глазеть на чужие задницы.

ID: 8818 | Автор: WerewolfCarrie
Изменено: 13 августа 2012 — 21:15

Комментарии (4)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
4 февраля 2012 — 22:15 WerewolfCarrie

Вы хотели боевок? Их есть у меня! :) В этом логе присутствует насилие, но это и не удивительно при наличии боя, так что варнинга не выношу.

5 февраля 2012 — 21:13 Rainbow Dash
у меня

Это некрасиво по отношению к другим игрокам. :)

5 февраля 2012 — 21:14 Elkon

Расслабься, имеется в виду, то, что лог выложила Кэрри, а не другие игроки.

5 февраля 2012 — 21:05 Ferrian
— Я, пожалуй, начну сначала, — тихо произнес Кейдж, глядя в окно. — А начало состоит в том, что я тебе лгал, Лео. С самого первого дня я лгал всем вам — Фрэнку, тебе, Брайану. И дело вовсе не в том, что на самом деле меня зовут не Дэрриан, а Трэй, и не в том, что я не вор, а убийца. А правда в том, что я стал работать с Лоренцо, как только приехал в город.

Он зажег спичку и поднес к лицу. Огонь осветил его черты, заострившиеся и резкие, и прикрытые глаза. Дым заструился от тлеющей сигареты, как тончайшая завесь, закрывая его лицо.

— Это я навел их на след твоей матери, — спокойно продолжал он, но по бледной, какой-то посеревшей коже видно было, насколько плохо ему было сейчас. — Я привел их в тот дом, и когда ее убивали, я стоял рядом и смотрел. Мне не было ее жаль. Я получил за ее смерть три золотых. — Он перевел дыхание. Ему было как никогда сложно говорить правду, может быть, потому, что он никогда прежде не говорил ее кому-то. — После этого я помогал им и дальше, зарабатывал себе на эль и дешевых шлюх. Впрочем, иногда хватало и на погулять. Как, например, вчера, когда я пришел к Лоренцо и продал вас всех за восемь золотых монет... Это только половина. Еще восемь мне должны заплатить, когда вы будете мертвы.

Приятный момент. Грамотная кульминация и не менее грамотная подготовка к ней - непринуждённо, между делом, небольшими урывками. Момент возвращения от Лоренцо даже сам по себе хоть сколько-нибудь осторожному человеку мог показаться весьма недвусмысленным: ведь из принципов этой самой осторожности едва ли кто-то стал бы умасливать своего знакомого и при этом тут же обворовывать его - было бы проще простого обнаружить пропажу, сложить два на два и угадать вора. В общем, понравилось. Продуманный сюжет персонажа, равномерно подающийся от отыгрыша к отыгрышу и всегда держащий пару неплохих карт в рукаве.