Старый Город Пир во время чумы

Трэй Кейдж
Леонард Дерри
Анри де Ларж

Я люблю тебя, и мне все равно, кто ты и где ты.
- Али де Сайн
------------------------------------------------------------
…Луна сегодня была особенно близко. Ее мягкий серебряный свет звал его к себе, заставляя бежать все быстрее и быстрее, не жалея сил, не чувствуя под лапами камней и веток, вдыхая холодный ночной воздух Элвиннского леса. Тонкий, стройный ворген с антрацитового цвета шкурой перемахнул через низкий забор у дороги и углубился в лес, оставив позади сомнения вместе со своей человеческой внешностью.

Острые уши торчком пошевелились, услышав отдаленный крик. Морда воргена мгновенно повернулась в сторону потревожившего его звука, но он не двигался с места. Просто замер у поваленного дерева и слушал, смотрел, чувствовал дыхание леса. Здесь редко бывали люди, а если и бывали, то только отребье, ищущее пристанища там, откуда их еще не выгнали. Они не волновали воргена. Найдя небольшой ручеек, он принялся жадно пить ледяную воду. Но даже в своем зверином облике он не мог перестать думать о том, что только что сделал он-человек. Чтобы окончательно очистить голову, он с размаху прыгнул в воду, погрузившись почти на самое дно, и задержал дыхание.

Над головой воргена проплывали редкие рыбы, колыхались похожие на длинные черные щупальца водоросли, да блестели разбитые на мириады частиц лунные лучи. Через несколько секунд ворген вынырнул и, шумно отфыркиваясь, выбрался на берег, отряхнул шкуру и вздохнул. Он не собирался возвращаться туда, в тот сырой и темный подвал — настоящее преступление держать свободного зверя в клетке. А еще он не мог даже подумать о том, как будет смотреть в глаза Лео.

Наверное, он уже никогда не сможет этого сделать.

А потому ворген, отдышавшись и обсохнув на ветру, побежал дальше. Дальше, глубже в лес, туда, где его не найдут ни звери, ни люди. Его лапы, отталкиваясь от земли, мелькали так быстро, что невозможно было разобрать. Из-под когтей взлетали вывороченные комья земли и замерзшие листья, причудливо обозначая его путь. Где-то там, вдалеке, гуляло стадо оленей — их запах, запах крови и плоти, наполнил ноздри зверя, вытеснив из его разума все остальное. Осталось только желание убить, разорвать, проглатывать куски сырого мяса и дышать полной грудью. Ему нечего было делать там, в мире людей.

Даже когда он был человеком, он не принадлежал им. Он принадлежал зверю, волку-одиночке, который всегда сам по себе. И зачем ему эти мелочные, приземленные людишки? Они никогда не смогут понять того, кто стал частью проклятия. И всегда будут бояться таких, как он.

Ночь была наполнена охотой, погоней и кровью. Ворген позабыл обо всем, кроме отца-леса и матери-луны. А когда над горной цепью далеко на севере взошло тусклое осеннее солнце, оно застало воргена у реки, свернувшегося клубком и вымазанного чем-то багровым до самой шеи. Он мирно спал, лишь изредка лапы его подергивались, как будто ему все еще снилась охота.

*****
— И вот я говорю этому засранцу, что между ног его матери пахнет яичным салатом… — улыбнулся Брайан, осушая бутылку вина. — Кстати, где ты был-то? Вчера тебя не приметил тут.

Дело подходило к вечеру, хотя в этом подобии подвала, склепе, было всегда одинаково — каменные сырые стены, журчание местных сточных вод и абсолютная тишина. Каменный пол был довольно холодным, и поэтому Брайан не спешил вставать с кровати, полностью обустроившись в тепле и уюте с бутылкой красного полусладкого.

— Был в городе, — коротко отозвался младший Дерри, который лежал в кровати, заложив руки за голову и глядя в потолок. Волосы были взлохмачены, видимо, со вчерашнего дня он не вставал с кровати. Голубые глаза были наполнены грустью, а тонкие губы плотно сжаты.

— Не буду спрашивать, что ты делал в городе... Но что насчет твоего нового друга? Он куда-то пропал. Знаешь, мне это не нравится.

— Пошел погулять, скоро вернется, — все тем же безжизненным голосом отвечал Леонард. Он протянул левую руку к тумбочке и взял с нее бутыль вина, которая наполовину была выпита. Сделав несколько больших глотков, он поставил ее на место, натянул на себя одеяло и прикрыл глаза.

— Пьем средь бела дня? — на пороге возник Фрэнк. Бледное лицо было уставшим, а под глазами залегли темные синяки, но, тем не менее, он держался. Громила подошел к кровати брата, взял бутылку и сделал из нее пару глотков, после чего принялся переодеваться.

— Ага, — вздохнул Лео, — Где был? — глаза парня с тревогой смотрели на брата, а вдруг он узнал про Трэя? Вчерашняя ночь до сих пор не отпускала его, правда, сейчас он был просто без сил.

— Где был – там уже нет, братишка, — хмыкнул бандит и присел на край кровати, — Устал до жути... А где этот, Трэй?

— Не посчитайте меня недоверчивым, но меня не радует то, что сюда приходит какой-то "темный" и... В общем, пусть плетется, куда хочет. Приходил Анри и сказал, что ему это тоже не нравится. Он хочет узнать его получше, — сказал Брайан.

— Мне тоже он не нравится, — покачал головой Фрэнк, — Но он нам поможет, а если предаст... Что ж, пустой земли много, лопаты есть, — он облизнулся, — Пойду поем, целую ночь голодный.

— Нормальный он, — буркнул Лео, который почти скрылся под одеялом, только яркие глаза смотрели на брата.

— Ага, только как он нам поможет? Мы и сами можем все провернуть, — хмыкнул Брайан.

— Ну да, можем, но ты хочешь убить невиновного? Или отпустить его? А сможешь спать спокойно, зная, что некий "темный", связанный с Лоренцо – на свободе? — Лео фыркнул, — Выбор не велик, как не крути.

— Достаточно было не приводить его сюда.

— Скажи это Фрэнку, — пожал плечами младший Дерри.

— Я уже говорил Фрэнку, что он идиот. Эй, Фрэнк, а почему ты вообще его привел?

— Чтобы ты спросил, умник, — донеслось из соседней комнаты. Кажется, Фрэнк решил плотно поесть, судя по громкому хрусту – видимо, сухари или еще что-то такое.

А в это время рядом с входом в склеп, переминаясь с лапы на лапу, стоял тот самый черный ворген. Стоял неподвижно и бесшумно, и лишь уши его двигались, пытаясь уловить, о чем говорят внизу. Он пришел сюда, чтобы попрощаться с Лео, потому что больше не мог лгать ему в глаза и лгать его брату, подвергая их жизни опасности. Но, судя по запаху, теперь там был не только Лео. Он почуял и других людей, они о чем-то тихо переговаривались, но отсюда было не расслышать. Осторожно он ступил на лестницу, готовый в любой момент прыгнуть обратно.

— Нет, серьезно, Фрэнк. На кой черт? — переспросил Брайан.

— Потому что он поможет нам, получит свою долю и будет свободен, думаешь, мне по душе держать его здесь в неволе? — недовольно пробасил Дерри, — Или ты думаешь, что я не знаю, что он вместе с Лео выходит отсюда? Это меньшее, что я мог сделать для него. А помощь его нужна, потому что я не хочу терять близких, вот и все, — громкий стук означал, что Змей хлопнул кружкой по столу.

— Подвергая нас такому риску, ты только сделаешь хуже для своих близких... и как он может нам помочь? Как, твою мать? — Брайан явно был раздражен. Он отложил бутылку и сел на кровать, глядя в сторону Фрэнка. — Давай сюда ещё кого-нибудь приведем. Стражу, например.

— Очень смешно, гений, как он вернется – так и узнаешь, как он нам поможет! — рыкнул громила, — Дай мне поесть спокойно, ладно? Я думаю, что его помощь лучше, чем помощь чернокнижника!

— Я правда могу вам помочь, — раздался низкий, не похожий на себя голос Трэя. Было слышно, что ему тяжело разговаривать пастью, полной острых зубов, но он очень старался говорить четко. Ворген стоял на лестнице, нервно облизывая зубы и прижав уши к голове в выражении беспокойства.

Стоило Брайану обернуться, как он увидел в проходе огромную волосатую детину, похожую на волка. Он никогда раньше не видел воргенов... так близко.

— Что за... Мать твою! — воскликнул он, хватая со столика заряженный пистоль. Наспех прицелившись, он выстрелил куда-то в сторону зверя.

Как только Брайан потянулся к пистолю, ворген мгновенно отреагировал, прыгнув в сторону и со всей силы врезавшись в стену. С потолка посыпалась каменная крошка, пятная черную шерсть зверя, и, кажется, упал висящий на стене мушкетон.

— А ну стоять, мать вашу! — рыкнул Фрэнк, — Какого хрена, Брайан? — он стрельнул глазами в сторону напарника, но потом перевел взгляд и дуло ружья, которое всегда было рядом с ним, на воргена, — Трэй?

— Не стреляйте! — Лео вскочил с кровати и бросился к Кейджу, — Ты в порядке? — в глазах читалось беспокойство и страх.

— Твою мать... Вот это может нам помочь?! Это же огромная псина! — лишь воскликнул Красавчик Брайан.

Поднявшись с пола и отряхнувшись, ворген немного пошатнулся. Все-таки ударился он сильно, пытаясь уйти от выстрела Брайана, но повредить ему было не так-то легко.

— Не стреляйте, — отдышавшись и слизнув кровь с разбитого носа, произнес ворген, поднимая передние лапы. — Это я, Трэй.

— Интересно... — Фрэнк слегка склонил голову, глядя на воргена, но ружье не опустил, — А что еще мы о тебе не знаем? Может, ты взглядом убиваешь, а? — усмехнулся громила, — Лео, отойди в сторону, быстро.

— Не отойду, — твердо произнес парень, — Убери ружье, Фрэнк, он же свой! — Леонард повернулся к Фрэнку, заодно попытавшись хоть немного закрыть воргена своим телом, что было очень не просто, ведь тот был раза в два больше худого Лео.

— Я все расскажу, — ответил ворген, и его просяще-миролюбивый тон резко контрастировал с хриплым рычащим голосом. Он аккуратно отодвинул от себя Лео, бесстрашно глядя прямо в дуло ружья Фрэнка. Ткнувшись носом в щеку Лео, он быстро лизнул его и шепнул: "Все в порядке".

— Только выслушайте меня и не делайте поспешных выводов, — продолжил он, делая шаг к Фрэнку и Брайану.

— Прими человеческий облик или я всажу тебе пулю в лоб, — голос Фрэнка был глухим и не особо громким, но сомневаться в его словах не приходилось. Он выстрелит.

— Да, конечно, — прошептал Лео и встал позади Трэя, все еще испуганно глядя то на него, то на брата, то на его ружье.

— Как пожелаешь, — ворген встал на четвереньки, и по всему его телу прошла волна судорог. Шерсть выпала, исчезая еще до того, как достигла пола, морда превратилась в бледное лицо, покрытое грязными пятнами. Щеки и шея парня были заляпаны засохшей кровью. Переводя дыхание, он принялся разминать мышцы, отдающие тупой, ноющей болью. Сев на кровать, он натянул штаны, и только застегнув пояс, пригладил волосы руками и взглянул на Фрэнка:

— Доволен?

— Не особо, но все зависит от тебя, — громила отложил ружье в сторону, — Я даже не знаю, о чем тебя спросить в первую очередь... Или ты предпочтешь сам говорить, — он вопросительно посмотрел на воргена. В глазах бандита не было злобы, только недоверие и удивление, как будто он сам не верил, когда говорил, что Трэй вернется.

Лео тихонько примостился на краю кровати и принялся молчаливо ждать, предпочитая пока не вмешиваться в разговор.

Трэй сел рядом с Лео и, положив ногу на ногу и не удосужившись даже надеть рубашку, нашарил на столе пачку сигарет.

— У нас вышла небольшая размолвка, и я решил проветрить голову, — спокойно сказал он, глядя в глаза Фрэнку. — Но сейчас понимаю, что это было глупо. Не нужно было столько эля пить.

Он вытащил из кармана висящей на гвоздике куртки ту самую пепельницу и принялся вертеть ее в руках.

— Завтра они будут ждать вас в пятом переулке, — продолжил он, склонив голову и задумчиво глядя, как свет переливается в толстом хрустале. — Я сказал Лоренцо, что приведу вас прямо к ним в лапы.

Фрэнк задумчиво потер подбородок, после чего произнес, не без усмешки конечно:

— Считаешь себя самым умным? А если бы тебе там головенку отбили, что бы мы делали? — он вздохнул и протер глаза, устало выдохнув, — Ты, конечно, можешь считать меня кем угодно, но коли я привел тебя сюда – значит, доверяю тебе, Трэй... Ты мог попросить о помощи, и мы бы давным-давно все бы решили, но все же...

Громила поднялся и подошел к нему, глядя сверху вниз:

— Спасибо тебе, — он протянул свою руку, крепкую мозолистую, с несколькими старыми шрамами на пальцах.

Лео выдохнул. Он ожидал всего, что угодно, но никак не этого. Теперь он понял, почему целый день был как на иголках: не потому, что вчера так сильно вымотался, а потому, что беспокоился за жизнь Трэя. Парень устало потянулся к сигаретам, взял одну, прикурил и едва слышно проговорил:

— Ну, слава Свету, хоть один день у нас пройдет спокойно...

Несколько секунд Трэй внимательно изучал протянутую руку, подозрительно покусывая губу, но наконец пожал плечами и пожал ладонь Фрэнка.

— У нас есть одно преимущество, — он посмотрел на Лео и улыбнулся. — Лоренцо не знает, что я в самом деле ворген. А когда я ходил к нему в последний раз, сумел спереть его пепельницу. — Он хихикнул, смешно поморщив нос. — Его сигары воняют так, что не перепутаешь. Сигары и еще этот ужасный одеколон. Я найду его, когда он не будет этого ждать. А ты, Лео, — он положил руку на плечо парня. — Пойдешь со мной.

— Стоп, кто тебе сказал, что я пущу туда брата? Думаешь, мне вдруг захотелось потерять последнего члена семьи? — Фрэнк хмыкнул, — Лео уезжает, в Красногорье, пока здесь все не утихнет. У меня там есть пара друзей, они возьмут его к себе.

Повисла тишина. Младший Дерри сидел с открытым ртом и смотрел на брата. Его глаза расширились, и он едва не заорал:

— Значит, я должен уехать?! Бросить всех вас и сидеть у демона на рогах, пока вы тут будете рисковать жизнью?! Да пошел ты в задницу, Фрэнк, ясно тебе? — он вскочил, сжимая кулаки и с вызовом глядя на брата. Было довольно забавно смотреть, как он злится. Тонкие брови сошлись у переносицы, щеки покраснели, а глаза буквально сверкали от ярости.

— Погодите секундочку, — Трэй нахмурился, глядя на Фрэнка. — А кто в таком случае будет отвлекать людей Лоренцо, пока мы будем искать его след? Мне нужен кто-то в помощники, и я предложил эту роль Лео, поскольку в форме воргена я сумею защитить его от опасности. А вы с Брайаном убедитесь, что его люди не будут искать нас.

Фрэнк прошел к стене, где висело оружие. Его пальцы заскользили по длинному лезвию меча. Он глубоко вздохнул и повернулся к Трэю:

— Я не хочу потерять брата... Дай мне слово, что защитишь его, тогда... Я разрешу ему идти с тобой, Трэй.

— Даю тебе слово, Фрэнк, — кивнул Трэй, серьезно глядя на Фрэнка и не мигая. А через секунду он снова расслабился, на губах его заиграла легкая ухмылка, чуть похабная, но обаятельная. Он чиркнул спичкой и зажег сигарету, с хитрым прищуром глядя на братьев. — У нас все получится. И будем богатыми, друзья мои.

— Меньше самонадеянности, праздновать будем, когда тело Лоренцо поглотит немного свинца, — хмыкнул громила, — Так, вы как хотите, а я пойду в Златоземье, — он хитро ухмыльнулся, — Тамошняя трактирщица сказала, что я напоминаю ей одного из ветеранов какой-то там войны, грех не воспользоваться ситуацией, — он подхватил ружье, — Меня не будет несколько часов, не скучайте, детишки, — громила быстренько оделся, поправил шляпу и пошел к выходу из склепа.

— Эй, а как же мы? — притворно возмущенно возопил Трэй, взмахнув рукой, в которой держал сигарету. Пепел с нее осыпался прямо на кровать, на которой он сидел. — Опять сиди и скучай посреди четырех стен? И кстати, куда делся Брайан? — ворген огляделся вокруг, не заметив, когда исчез Красавчик.

Но громила уже поднимался по лестнице, напевая под нос не самую пристойную песенку.

— Ты в порядке, Трэй? Ты так ушибся об стену, — Лео развернулся и подошел к воргену, внимательно оглядывая его, — Поранился?

— В порядке, — ворген, казалось, избегал смотреть Лео в глаза. Внезапно ему стало как-то неуютно. — Брайан меня не задел, а это – ерунда...

И все-таки на его боку, ровно на ребрах, уже начинал проявляться длинный темный синяк. "Хорошо приложился", подумал он, "Слава Свету, ребра не сломались".

Он снова остался один на один с Лео, и нервно облизнул разом пересохшие губы.

— Ну и хорошо, — улыбнулся было Лео, но внезапно до него дошло, что они остались одни. События прошлой ночи нахлынули на него, и он вздрогнул, постаравшись сохранить спокойный и независимый вид, но разве ему это хоть когда-нибудь удавалось? Нет, никогда. На щеках появился знакомый багрянец, а взгляд забегал, стараясь не попадать на Трэя.

— Я... э-э... извини, что убежал, — наконец нашелся Трэй, все еще глядя в стену. Затянувшись, он выпустил колечко дыма куда-то в сторону. — Нужно было немного проветриться, иначе натворил бы я невесть каких дел. Так что давай просто не поднимать эту тему.

— Ничего страшного, я все понимаю, — едва слышно выдохнул Лео. Парень забился в угол кровати, подтянул колени к себе и обхватил их. Смотрел он куда-то за спину Трэя и молчал, не зная, что сказать. К чему разговоры, когда сердце так громко бьется в груди? Когда одно присутствие этого человека заставляет мысли в голове беспорядочно прыгать с места на место?

— Надеюсь, ты не очень ненавидишь меня, — внешне спокойно сказал Кейдж, чувствуя, как вздрогнула его рука, и он крепче сжал сигарету. — Но, если хочешь, я уйду сразу же после того, как мы закончим это дело с Лоренцо. Уйду из города, из Элвина, куда-нибудь на север подамся... Говорят, в Даларане можно сделать неплохую карьеру в воровском ремесле. В любом случае я сделаю так, что вы меня больше не увидите.

— Ненавижу тебя? Ты, верно, шутишь! — Лео удивленно посмотрел на него, — Трэй, я не хочу, чтобы ты уходил, я хочу, чтобы ты остался, — он улыбнулся и подсел ближе к воргену, осторожно коснувшись его щеки, — Ты для меня — все... Я не вру тебе, — он правда не лгал, человек, сидящий перед Лео, значил для парня все, ему хотелось быть рядом с ним каждую секунду, каждый день, всегда.

— Но я не могу остаться, — покачал головой Кейдж, глядя в сторону выхода, где только что скрылся Фрэнк. — Если твой брат или Брайан хотя бы начнут догадываться о том, что тут было... В общем, я думаю, что после этого меня можно будет использовать как решето.

Он вздохнул, подбрасывая пепельницу в руке.

— Прости за то, что я тебе сделал. Я раскаиваюсь в этом. Действительно.

— Тогда я пойду с тобой, куда угодно, — прошептал Лео, продолжая ненавязчиво гладить щеку Трэя, — Пожалуйста, я хочу пойти с тобой...

Он закусил губу, ожидая ответа Кейджа. Ответа, который покажет, как повернется судьба самого Леонарда.

Трэй некоторое время просто смотрел на него, даже не думая отдернуться назад. Видимо, размышлял – нахмуренные брови и блестящие сквозь упавшие пряди волос глаза однозначно указывали на то, что вопросы, мелькающие в разуме воргена, отнюдь не были простыми. Наконец он пожал плечами и сунул в зубы сигарету, усмехнувшись.

— Делай, что хочешь, — ответил он. — Я не твой брат, чтобы учить тебя жизни, Лео.

— Тогда... Закончим здесь дело и уйдем... Вместе? — Лео подсел поближе, осторожно обнимая Кейджа за шею и заглядывая ему в глаза, — Хорошо?

В глазах было счастье, надежда и никакого страха. Он ждал, что ответит Трэй, чтобы окончательно понять, что будет рядом с ним всю свою жизнь, не смотря ни на что.

— Если ты не боишься, что твой брат тебя не отпустит.

Трэй плюнул наконец на все свои сомнения, приобняв Лео одной рукой и кладя его голову себе на плечо. Он казался по сравнению с Кейджем маленьким мальчиком, хотя на самом деле был одного с ним возраста, может, даже старше. Но почему-то Трэю еще никогда не хотелось никого защищать так, как хотелось ему защитить Лео. Это было совершенно иррациональное, странное и беспокойное чувство, поэтому ворген просто не обращал на него внимания.

ID: 8785 | Автор: WerewolfCarrie
Изменено: 13 августа 2012 — 21:14

Комментарии (1)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
3 февраля 2012 — 15:32 Waterbird

Если закрыть глаза на мораль, то... приятно. Не тот взрыв, который был в прошлом логе, но спокойно и аккуратно. Даже сцена с чернокнижником сделана как-то легко. В общем, отыгрыш оставил приятное впечатление - нежный, воздушный, но не приторный. Само то с утра, чтобы дать заряд на весь день.
Спасибо всем участникам!