Плата за предательство

Трэй Кейдж
Леонард Дерри

Худшее из злодеяний — не воровство и даже не убийство, а предательство. Никогда не предавай человека, который тебе доверился. Обманывать можно лишь тех, кто тебе не верит; изменять позволительно лишь тем, кто на тебя не надеется.
- Борис Акунин
-----------------------------------------------------
— Что ты ему рассказал?! — из дальней двери склепа доносился громкий крик Фрэнка, — Ты хоть знаешь кто этот человек?!

Громила хмуро смотрел на брата, который сидел на кровати и смотрел куда-то в сторону. Его глаза были на мокром месте, и было от чего:

— Да не может этого быть, Фрэнк! Ну, он правда хороший! — Леонард поднял взгляд на брата, — С чего ты вообще взял эту чушь?

— Откуда я взял эту чушь?.. — старший Дерри провел рукой по своей лысой голове, — Потому что я знаю, где можно достать информацию на любого ублюдка, который работает с Лоренцо, вот откуда! Так, ладно, — он схватил со стенда, что висел на стене, длинное ружье, — Я убью его, вот и все.

— Нет! Не трогай его! — Лео бросился к брату и попытался схватить его за плечи, но куда ему, Фрэнк был в полтора раза больше и один толчок отбросил младшего брата в сторону.

Дверь в общую комнату склепа распахнулась, и на пороге возник Змей, который сжимал в руках свое ружье:

— Молись Свету, друг мой, — дуло смотрело точно в лицо Кейджа.

Трэй спокойно смотрел прямо в лицо Фрэнка. Долго смотрел, пристально, словно примериваясь к чему-то. А может быть, пытаясь найти в нем хотя бы тень неуверенности, хотя бы малейшее сомнение, за которое можно было бы зацепиться.

Наконец он пожал плечами и посмотрел на Лео. Ему на минуту даже стало жаль парнишку, настолько испуганным он выглядел. Да и не удивительно, если Фрэнк и правда выяснил что-то, то шансы выжить стремительно уменьшались.

— Для начала ты бы вывел отсюда Лео, — холодно ответил Кейдж, глядя на Фрэнка ледяными, почти белыми глазами. — Не хочу, чтобы он это видел.

— Лео, выйди отсюда, — Фрэнк прищурился, глядя на Кейджа, — бегом!

— Никуда я не пойду! Ты же его убьешь! — парень попытался было прошмыгнуть к Трэю, но Фрэнк легко перехватил его свободной рукой, ухватив за шкирку, словно котенка, встряхнул и отбросил назад. Лео мягко приземлился на кровать и на несколько секунд отключился.

— Тварь… это твоя благодарность за то, что я оставил тебе жизнь? — серые глаза бандита смотрели точно в глаза воргена.

— Я не понимаю, о чем ты, — Кейдж пожал плечами и с долей беспокойства глянул на Лео. — Но если ты хотя бы объяснишь, из-за чего весь сыр-бор, то я, вероятно, смогу что-то прояснить.

Он нашарил в кармане последнюю сигарету — мятую и почти сломанную, аккуратно разровнял ее пальцами и зажег спичку. "А я ведь берег ее на самый крайний случай, — проскочило в его голове. Весь его разум был собран до предела, потому что чувствовал — до гибели ему оставалось всего ничего. — Позвольте, боги, если вы есть, выкурить мне перед смертью свою последнюю сигарету. Ни о чем больше не прошу."

— Ты прекрасно знаешь, о чем я, — Фрэнк немного успокоился, все же его характер начал меняться, пусть и не так быстро как хотелось бы, — Седьмая улица и твое участие в этом деле. Если ответишь честно и быстро — отправишься к Свету так же быстро.

Лео что-то простонал, осторожно касаясь своей головы, которой он не слабо ударился об стену.

— Я слышал о седьмой улице, — кивнул Трэй, сделав большую затяжку и чуть закашлявшись. — Я вообще много чего слышал о работе Лоренцо. В конце концов, у меня такая работа. — Он едва заметно улыбнулся, хотя румянец с его щек словно смыло дождем, и теперь он был бледен, и растрепанные черные волосы только ухудшали это впечатление.

— Думаю, Лео сказал тебе об этом, — продолжил он, зажав сигарету в зубах. — Так вот, ему я сказал правду.

Фрэнк подошел ближе:

— Идиот ты, я говорил с человеком Лоренцо, который был там вместе с тобой и остальными, теми, что умерли в таверне, — лицо громилы было словно маска высеченная из камня, — Ты был там, ты убил нашу мать, тварь.

— И ты ему поверил? Фрэнк, не знал, что ты так наивен. Конечно, тебе скажут о том, что это я ее убил, чтобы я не сделал того, что собираюсь сделать, мой друг.

Встав, Трэй несколько секунд просто стоял, склонив голову, втянув шею в плечи и заложив руки в карманы, чуть покачиваясь и раздумывая.

— Дурачок ты мой, — Фрэнк умудрился даже чуть-чуть улыбнутся, — Он наш человек, всегда им был. Почему ты думаешь, что мы собираемся надрать задницу Лоренцо, когда нас всего четверо? — громила покачал головой, — Свет рассудит нас, на все его воля, — палец надавил на курок, раздался выстрел.

Лео толкнул брата в спину, отчего тот потерял равновесие, и пуля попала в тумбочку:

— Что ты творишь?! Он не виноват, Фрэнк! — из голубых глаз медленно стекали слезы, а бледное лицо выражало лишь испуг, почти ужас от происходящего.

Трэй вздрогнул и от неожиданности уронил тлеющую сигарету на пол. Она тихонько зашипела, и уголек постепенно потух. Кейдж сглотнул. Да он же сумасшедший...

— Я действительно знаю о том, что произошло там, — тихо, с расстановкой произнес вор. — И я пошел с вами с одной целью. Не знаю, что тебе сообщили "твои люди", но они ничего не знают. Решительнейшим образом ничего.

Он нагнулся, поднял сигарету с пола и принялся рассматривать ее. Потом поднял глаза на Фрэнка и слегка улыбнулся Лео, чтобы немного приободрить его. "Все будет хорошо", подумал он.

— Я могу сдать тебе Лоренцо, — наконец сказал Трэй, улыбнувшись.

Фрэнк тяжело задышал и принялся медленно подниматься. Когда ему это удалось, он взял ружье и принялся медленно перезаряжать его:

— Ты убил ее, вот и все, мне не нужно знать большего. Лео, отойди в сторону и не мешай, ты ничего не знаешь.

— Нет, не отойду, — младший Дерри загородил своим телом Трэя, — Что ты творишь? Он же предлагает выдать Лоренцо, а ты хочешь его убить? Зачем?

— Он убил нашу мать, Леонард, — казалось, Фрэнк опять начинает злиться, — Ты что же, хочешь его простить?

— Даже если он виновен в этом — убивать не нужно — это лишь породит еще больше зла! — всхлипнул Лео, впрочем, его взгляд был твердым. Он не боялся, даже если Змей захочет его убить — лучше умереть так, чем позволить убить невиновного.

— Отойди, Лео, — Трэй положил руку на плечо Леонарда, не грубо, но жестко отодвигая его в сторону. — Гнев и месть ослепила его, и он верит в то, во что хочет верить. Я не убивал вашу мать, но я знаю, где можно найти Лоренцо и как его выманить. Я с самого начала охотился на него, но охотно отдам его вам, если это как-то поможет. Впрочем, я могу рассказать вам то, что знаю, а потом убивайте, если хотите.

Он посмотрел в сторону стены и улыбнулся немного грустной улыбкой.

— Вряд ли кто будет скучать по мне.

Лео отступил, но едва Кейдж убрал руку, как юноша подошел к брату и осторожно обнял его:

— Пожалуйста, не надо, я ему верю, Фрэнк...

Громила тяжело дышал, глядя то на брата, то на Трэя. Так продолжалось несколько секунд, пока он наконец-то не опустил ружье:

— Мне нужно подумать... Учти, если за это время ты выкинешь хоть какой-то фокус — Светом клянусь, я найду тебя и выпущу внутренности, ясно тебе? — он мягко погладил голову брата и вернулся в соседнюю комнату, забрав с собой ружье.

— Спасибо, — сказал Трэй, когда Фрэнк ушел, а затем тяжело опустился на диван и закрыл лицо руками. — Прости, что не сказал сразу всей правды. Я боялся, что он убьет меня на месте. Но я действительно не убивал ее, Лео. Клянусь... да хоть жизнью своей. Это единственное, что у меня есть. Я должен был работать с Лоренцо, чтобы завоевать доверие его и его людей. Теперь я знаю, как его достать.

Он усмехнулся и посмотрел снова на недокуренную сигарету. "Боги все же есть, — подумал он. — Сегодня мне умереть не суждено".

— Иногда я ненавижу свою работу.

— Я... я тебе верю, — Лео присел рядом с Трэем, — Даже если ты ее убил... Это конечно плохо, но... Местью ничего не решить — это лишь вызовет гнев Света, не более того, — парнишка грустно улыбнулся, — Но я очень надеюсь и верю, что ты ее не убивал.

Ему хотелось обнять Трэя, погладить его чудесные волосы, как-то утешить, но он знал, что тот не поймет, поэтому не настаивал. Правда, помочь все равно хотелось:

— Он тебя не убьет, если сейчас не убил, значит поверил, просто хочет успокоиться, — на бледном лице застыли следы от слез, а голубые глаза немного покраснели.

— Ты что, плачешь? — Трэй удивленно посмотрел на Лео, а затем усмехнулся. Протянул руку и стер со щеки Лео дорожку от слез. — Брось. Я того не стою.

Когда Фрэнк наставил на него обрез, он уже подумывал о том, чтобы приставить к горлу его брата кинжал. Это было бы весьма эффектным ходом, подумал Трэй. Но он вовремя решил отложить этот метод на неопределенное время — взять Лео в заложники он всегда успеет. А судя по всему, Фрэнк весьма любил своего брата и сделал бы все, чтобы спасти ему жизнь. Но в данный момент ему лучше было бы постараться сделать так, чтобы братья доверились ему, а лучше способа, чем отдать им то, за чем они охотились, не представлялось. Ни к чему было вызывать еще больше ненависти со стороны Дерри. И это было совсем не в стиле Кейджа. Гораздо выгоднее вызывать доверие и дружбу. Что только что весьма наглядно показало то, что Лео попытался его защитить.

— Дурак, — хмыкнул Лео, когда Трэй коснулся его щеки. По телу пробежали мурашки, заставив парня отвести взгляд в сторону, — Каждая жизнь священна, тем более невиновного, — он сжал руками обивку дивана, стараясь сохранять спокойствие. В последнее время рядом с Кейджем это было довольно трудно и это удивляло младшего Дерри, который не понимал, что с ним происходит.

— Тем более твоя, — тихо добавил он, глядя куда-то в сторону.

— Я вовсе не невинный человек, — каким-то странно-тяжелым голосом ответил Кейдж, пристально глядя на Лео и отмечая про себя его реакцию. — Я убивал много. Иногда жестоко, и всегда не задавая лишних вопросов. Если жизнь действительно священна, то Свет давно отвернулся от меня. Еще до нападения воргенов. Правда, теперь убийства стали гораздо легче, и на том спасибо. Но это все, что я умею делать... воровать и убивать.

Он тщательно взвешивал каждое слово, зная, что лучше сказать часть правды и умолчать о том, что хочешь утаить, чем лгать напропалую. А Лео, судя по всему, именно этого от него и ждал. Что ж, он мог дать ему правду, к тому же вряд ли это шокировало бы его.

— Все мы убивали, — Лео хмыкнул, — И все же Свет не отвернулся от нас, всегда можно раскаяться, но я не думаю, что тебе хочется это делать, — юноша улыбнулся, — Но ты должен знать, что я все равно очень за тебя беспокоюсь, вот и все.

Он едва слышно выдохнул, стараясь не выдавать нахлынувшего волнения. Он был рядом, слишком близко... Так хотелось, но... Нет, нельзя — это его отпугнет. И младший Дерри просто сидел, вцепившись в обивку дивана.

— Скажи, почему ты так взволнован? — внезапно спросил Трэй, кидая сигарету в пепельницу. — Ты испугался? Но Фрэнк уже ушел, все в порядке. Впрочем, наверное, ты к нему привык. Но не следовало тебе меня защищать. Я не хотел бы, чтобы ты пострадал из-за моих ошибок.

Кейдж посмотрел на дверь, которую захлопнул за собой брат Леонарда, и внутренне содрогнулся. А Фрэнка не так просто было провести. А сам-то! Дурак дураком, даже не заметил, что среди людей Лоренцо есть шпион. Впрочем, тогда это было неважно, но сейчас этот самый шпион мог здорово подпортить ему репутацию. В конце концов, его нужно было убрать, но сделать это тихо, так, чтобы он не узнал Трэя в лицо, иначе все пропало. Вот только как? Если он выйдет отсюда, то Фрэнк обо всем догадается...

— Н-н-не знаю я, просто испугался за тебя, — не слишком то убедительно пробормотал Лео, все еще глядя куда угодно, но только не на Кейджа, — Да-да, испугался, мне было страшно... И я сам решу, кого мне защищать, а кого нет, — с вызовом произнес он, на миг посмотрев на Трэя, но тот час отведя взгляд в сторону.

— И почему я тебе не верю? — хмыкнул вор, пожимая плечами и спокойно глядя на своего собеседника. — У тебя глаза бегают. Я сказал тебе правду о себе, и даже о своем проклятии. А уж об этом, поверь мне, знают очень немногие. Так может, и ты будешь со мной откровенен? По-моему, вполне честный обмен.

Он встал, подошел к столу и заглянул в кувшин. Увы, эля уже не было — пару часов назад они с Лео допили все, что было. Пошарив в кармане, Трэй обнаружил, что и сигарет не осталось, а курил он вполне определенный сорт табака от вполне определенного производителя. Внезапно ему в голову пришла идея, как можно ненадолго смыться из этого подвала, где ему уже тошно было глядеть на стены.

— Я правда не знаю... Просто рядом с тобой... — щеки парня вспыхнули, — Не знаю я, просто рядом с тобой все другое, ясно тебе?

ID: 8743 | Автор: WerewolfCarrie
Изменено: 13 августа 2012 — 21:14