Mychar закрывается 1 мая 2021 года
Пожалуйста, сохраните необходимые вам публикации и изображения до истечения срока.

Книга Мертвых Книга Мертвых: Первая кровь

Шафья Эмберглоу
Ниобэ
Бешаад Всевидящий
Ангелиста
Леани

Элекки шли мерно, медленно, неспешно; терпеливо обходили каждую кочку, каждую каменную глыбу. Время постепенно близилось к ночи, и костяные пески, незаметно менявшие очертания пыльно-серых барханов, улеглись и упокоились окончательно. В вялотекущем путешествии ездокам было вдвойне легко заснуть, ведь тяжелые спины элекков не изгибались вовсе, а их нерасторопный шаг позволял отдохнуть в легкой, почти прозрачной дреме.

Нольвенн не спала. Она не мешала отдыхать ни своим, ни чужим наемникам, но, несомненно, разбудила некоторых из них, когда, привстав в седле, провозгласила:

- Совсем немного до точки остановки! Просыпайтесь!

Неверные, призрачные огни замаячили в двухстах метрах от процессии, освещая куски старой, гнилой древесины. Древние доски, казалось, указывали путь далее, вперед, к темным очертаниям больших телег, оставленных в пустошах много-много лет назад.

"Пыль, горы щебня и мусора в родном доме, что в Шаттрате, темно, и свет лишь от небольших кристаллов, раскиданных по полу, да от звёзд, что светят в небольшие окна-пасти с зубами-осколками лилового стекла. Где-то вдалеке, над кронами Тероккарского леса, небо уже начало слегка багроветь, значит скоро рассвет.

Руки в кожаных перчатках крепко, до скрипа сжимают небольшой кустарный арбалет из металлических поковок, из-за маски дышать немного труднее, и хочется снять, но страшно - никто не говорил, что орочье проклятье уже спало, а потому лучше не рисковать. Слышно лишь шумное из-за маски дыхание, хруст стекла под копытами, да шелест страниц книг, которых тут была когда-то целая библиотека.

Вот в куче мусора, что в тёмном углу, что-то зашевелилось, появились два голубоватых огонька - глаза крокула. Недовольное бурчание, шелест груды скомканных страниц, массивная рука потянулась к топору из куска орочьего доспеха и металлического прута.

И тут же сломленный оказывается на мушке. Машет рукой, будто бы говорит "уходи с миром", но из-за маски понять практически невозможно, уши закрыты, а в темноте читать по губам не выходит. Шаг вперед, ещё один, но вдруг крокул неосторожно цепляется лохмотьями за гвоздь, торчащий из еле живого книжного шкафа. Шкаф падает, комната скрывается в облаке пыли, и зубы сжимаются в напряжении... Прыжок назад, к стене. Хвост поцарапало куском арматуры, торчащей из стены.

Палец тянет за спусковой крючок. Выстрел навскидку, левая рука дёргает рычаг перезарядки, ещё один выстрел, и ещё...

Пружины выталкивают пустой магазин арбалетных болтов, тот, сверкнув в свете кристаллов, пролетает где-то рядом с дренетистовыми линзами маски, дрожащие пальцы запихивают в арбалет новый.

Туман рассеивается, крокул лежит в луже тёмно-синей крови. Одежда, амулет на выцветшей ленточке, и будто бы даже черты его лица кажутся знакомыми...

Молодой паладин, награждение, площадь, ряды миротворцев, атмосфера торжественности. Шепот матери о шансе, который не стоит упускать, но словно откуда-то издалека. И не до шёпота сейчас - взглядом он ищет её в толпе дренейской молодёжи, когда экзарх вешает ему знак почёта. Она машет ему рукой...

И вот он, крокул, лежит перед неё в крови. Ну почему, почему он не пошёл с Нобундо?! Почему он до этого отказался идти с ней в Зангартопь? Ведь всё могло быть иначе..."

Арбалетчица внезапно подскочила в седле и негромко вскрикнула. Чувствуя, что начинает терять равновесие, вцепилась в кисточки седла, что перед ней, неспешно покачивающиеся в такт покачивающиеся в такт шагов элекка.

Усевшись поудобнее, дренейская девушка достала из кармана жилетки платочек и смахнула холодный пот с лица, затем глотнула воды из фляжки, плеснула ещё немного в ладонь и смочила лицо, чтобы согнать остатки дурного сна.

С самой последней стоянки путь был спокойным, без неожиданностей. Размеренный шаг элекков вряд ли могло что-то остановить, впрочем, и ускорить тоже. И кроме разговоров развлечь могло разве что созерцание тероккарской флоры и фауны... В Пустошах таковых не было. Всевидящий, однако, не занимался ни первым, ни вторым. Помедитировав на привале, перекусив да угостившись компотом Ниобэ, дреней во время пути позволил себе целиком провалиться в свои мысли и немного подремать. Но хорошего понемногу.

Сидевший в своем седле неподвижно, Бешаад невольно дернул придатками, заслышав крик Нольвен. Дреней открыл левый глаз, тихо вздохнув, и осмотрелся. Усмехнулся, глядя на дренейскую девочку, прошелся взглядом по остальным спутникам и перевел взор вдаль - на маячащие на горизонте руины Аукиндона. Окружающие его пустоши всегда... умиротворяли Всевидящего. Несмотря на ужасную историю, неприкаянные останки предков да и общую скверную ауру этого места, Бешаад видел тут абсолютное умиротворение, покой и... порядок, плавно сформированный из хаоса, что, впрочем, не спешил уступать, периодически проявляясь в смертоносных костяных бурях. Эти мысли одновременно и пугали дренея, и все больше уверяли в том, что мир и порядок вещей непрерывно меняются. И что нет изменений плохих и хороших, есть просто изменения.

Закончив размышлять, Бешаад хмыкнул, перетянул бинты на руках и окликнул Нольвенн:

- Сколько еще до стоянки?

"... на третий день волнение прошло по Великим и Малым именам. Говорили, что устье реки Верал видели змея в пол-кутафа длины, и многие добавляли, что тот возглашал пророчества, но ни один не осмеливался повторить неискушенными устами. Говорили также, что в белокаменном Орсисе видели Гилаф-птицу, а дочери неферсетского потентата было явлено, что она не сможет понести плод, покуда Сын Солнца не явится народу. Прибывало прошений, но врата старого дворца оставались закрыты и с каждым лучом солнца могущественный Ижнеен, рука бога, познавал новые слова.

- Великий визирь хочет власти для себя. Он уже сокрыл от нас молодого имеператора. Что еще нашепчут ему злые шагаши? - Повторяли шпионы из верхних гаваней. - Сам Отец-Небо против!

- Кто такой этот Ижнеен? Что он скрывает от нас? - Шептала мать-Сетакет в коридорах, и повторяла её голосом наложница Намус.

И с каждым новым словом шел он быстрее, ибо было ведомо Ижнеену - не прекратятся бедствия, покуда последний циркул разобщен и всякая его часть живет сама по себе. Шагашам были ведомы линии и ведомы точки, но неведомы символы. Не знал визирь, что путь был недалек, потому что так было нужно..."

По хорошей традиции Шафья моргнул.

Разбудили, не разбудили... не повод же менять позу в седле. Катались уже, привычные. И вот, как могло показаться, доселе дремавший сидя эльф никак не изменился внешне, но уже переживал всё, что сопутствовало этим мутным пробуждениям. Пепельные земли? О... это наверняка было любопытным зрелищем, но вопреки всему не вызывало интереса. Сейчас ко двору и сухому горлу пришелся бы глоток правильного пойла... а еще лучше - полоска правильного хитеша из большого мира. Увы и увы... будут монеты. Будет время. Будут и веселящие снадобья, а пока что было неосмотрительно даже задумываться о последней, зашитой в подкладку халата еще в старые времена, заначке.

Не успев дойти по списку до общества сговорчивых девиц, охотник окончательно открыл глаза, изучающе оглядев покачивающуюся в непосредственной близости спину Нольвенн и подняв взгляд выше - что же там прямо по курсу?

- У кого ж стоим-то?

Мерно покачиваясь в седле топающего в убаюкивающем размеренном ритме элекка, Леани, тем не менее, не спала. Окружающий пейзаж сложно было назвать захватывающе интересным, но все же было что-то болезненно величественное в растущих на горизонте огромных и вычурных руинах; в серой костяной пыли, неприкаянными барханами двигающейся под редкими порывами заблудившегося ветра; в высохших и выветрившихся до паутинной сетки костях, сиротливым перекати-полем несомыми с пыльными кучами. Дренейские кости, бывшая основа тел ее народа, были повсюду, голо и вызывающе бросаясь в глаза. Они заставляли помимо воли задуматься о бренности сущего, тлене и смерти, ощутить некое смиреное почтение перед безраздельной владычицей здешних мест. Ведь даже потенциально бессмертная раса все равно теряла своих представителей и им умирать было больнее, чем короткоживущим, заранее смирившимся с быстротечностью своего века.

Дренейка встряхнулась и поправила копыта в стременах, надежнее цепляясь шипованой подковой за тонкую металлическую дужку.

Дикт сосредоточенно направлял неспешный элекков бег, белобрысый позади то ли спал, то ли так же бесцельно созерцал мертвые пейзажи вокруг. В любом случае, оба молчали, но неразговорчивую воительницу это вполне устраивало.

Крик Нольвенн заставил легонько дрогнуть кончик темно-синего хвоста, оковка которого глухо стукнула по коже седла. Леани перевела взгляд на впередиидущего элекка, в который раз порадовавшись, что неизбежная пыль не достигает высоты элекковой спины. Будь караван конным, то надышаться бы пришлось с лихвой, невзирая на повязки.

Известие о скорой остановке дренейку только порадовало. Можно будет выпрямиться во весь рост и прилечь хоть на несколько минут, разминая ноющие от долгой дороги мышцы.

- Что за место впереди? - негромко поинтересовалась она у Дикта.

Прошло довольно-таки много времени, прежде чем Нольвенн дала ответы на все вопросы, заданные ей; но сначала она привстала в седле, разъехавшись в стременах и загородив обзор всем тем, кто занимал места за ней, и долго вглядывалась в темноту. Дикт тоже не был особо разговорчивым: Леани, попытавшаяся заговорить с ним, по негромкому сопению поняла, что он, эдакий соня, просыпался постепенно, не сразу, и потому не мог соображать и, уж тем более, отвечать с достаточной ясностью ума.

- Заброшенный караван, - наконец утвердила Нольвенн, - Мы собирались остановиться там. Не знаю, есть ли там кто-то еще, или у этих кого-то достаточно мозгов, чтобы покинуть это чертово место как можно скорее.

- Видите те огни? - странные уж больно. А ну останавливайте своих элекков, живо! - напряженно рявкнул со своего места Бэрк. Окончательно проснулся Дикт, сжал вожжи покрепче и размял затекшую шею с недовольным старческим ворчанием. Белобрысый наемник, знакомый Шафьи, несмело повел плечами и весь присобрался в седле, как будто сел на иголку. Ход огромных ездовых животных становился все более медленным, и в конце концов процессия замерла вовсе. В пятидесяти метрах от ведущего караван элекка затухали и вновь загорались искристые росчерки странной фиолетовой энергии.

Огни Шафья видел и, надо сказать, именно они были самым отрезвляющим элементом картинки-жизни... Была чудной, да стала зыбкой. Навалилась всей своей мглой и пустотою, пересчитала мурашками позвонки под одеждой.

Зябко передернув плечами и прищурившись как недобрая потревоженная прыгуана, эльф вглядывался в перекатывание медленных зарниц впереди. Недреманное око уже тайком вело свой счет вещам, но... ах какие у нас тут аномалии. Ни формы, ни узлов, ни направления, словно подвесили бессмысленный рой энергии над едва вырисовывающимися во мгле серыми громадами да и забыли. Пока неразумный демон поймет, что тут к чему и что там вместо родной арканы крутится...

Не желая терять время на обработку информации, охотник покачнулся в седле, оглядываясь назад. Темное пятно взгляда метнулось по лицу проснувшейся Ниобэ, перескочило к идущему позади элекку, выделило леанину фигурку в самом конце и вернулось назад. Дренеи-то наши живые да здоровые, а вот Тилмраанда-жрица, знаний носитель... что её вид к общей картине добавит? Заметила ли что своё?

"Дрыхнет, надо же, - с досадой подумала Леа, глядя на "своего" погонщика. - А по сторонам смотреть, вдруг кто набежит? Замыкающему смотреть нужно не в оба, а в четыре глаза, в том числе и назад."

Возмущенная дренесса негодующе фыркнула и недовольно искривила губы.

Крик Бэрка заставил ее спутников пошевелиться. Воительница ехидно следила за разминающимися караванщиками, представляя, что бы было, выскочи сейчас кто на них. Стащили бы крючьями с седел и поминай как звали. Но привлеченная окликом главы каравана, наемница позабыла про все язительные реплики. В мрачном сером свете мертвой пустоши плясали в воздухе странные фиолетовые вихри.

- А эт-то что за дрянь? - протянула Леани, заворожено следя неспешной искрящейся пляской, но не забывая подтянуть распущеные перевязи мечей.

"Имп его знает, что это такое и как оно себя поведет, но, в случае чего, рубануть успею. А там посмотрим, что и как..."

Позади последнего, замыкающего элекка стелились бескрайние барханы песков, безмятежные и безмолвные, темные и бездейственные. Непосредственную опасность представляли, скорее, призрачные всполохи, ставшие более материальными; лилово-фиолетовый свет, который их хаотичное мерцание неровными полосами кидало на песок, то загорался ярко-ярко, на доли секунд являя внимательным странное, как будто раскаленное, ядро, то сызнова затухал и облекался легкой, полупрозрачной дымкой.

Тилмраанда поспешила осадить Бэрка; ее голос очень четко и ясно прозвучал в ночной тишине:

- Не останавливай караван. Мы едем дальше.

- Почему это мы "едем дальше"? - главный караванщик ответил так же громко, чтобы было слышно всем; внеземная субстанция, казалось, почувствовала тон его голоса и сразу же вспыхнула так ярко, как никогда раньше, и от ядра, впервые показавшегося отчетливо из-под призрачной пелены, в стороны отлетели искорки.

- Теперь уже не едем.

- Что это там? - тихо спросила Ниобэ, не особо надеясь на ответ. Суетливо закрутила крышку фляги до упора и повесила на пояс. - Первый раз вижу такое...

Дренейка взглянула на арбалет, висящий в чехле рядом с седельной сумкой, дёрнула за рукоять, проверяя, легко ли удастся вынуть.

"Нет-нет, возможно, силой Света придётся нечисть разгонять... как же это делали?" - напряжённо прикусив губу, она встряхнула рукой, смутно припоминая пару-тройку уместных заклинаний.

Если в этом есть энергия, это можно убить.

Постулат сий был незыблем, проблем с усвоением не вызывал и у самых недоумных, а самым лучшим моментом в нём было то, что Шафье с каких-то пор категорически нравилось убивать вещи, отличающиеся от него формой бытия. И охотник предпочел ожиданию немного тихое, почти незаметное, действие. Сузил единственное око, позволяя глазному демону обмерить расстояния и скорость движения целей, развесить метки… проверить, сработает ли заклинание достаточно быстро. И просто подумать, куда направят своё действие непонятные огоньки – понесутся навстречу? Сформируют плетение? А может быть найдут что-то, подходящее для влияния, в пепельном месиве под ногами элекков? Такие байки травили о местном червие подземном… ох уж… послушать бы каждому…

- Обожди. - Почти отсутствующе и не утруждая себя громкостью заметил эльф, видимо обращаясь к Ниобэ. - Если жрица сейчас мысль не продолжит, пригнись.

Первая фраза Тилмараанды понравилась Леани куда больше последующей. Все эти огоньки-энергии-магические финтифлюшки были ой как не по нраву воинственной дренейке. Ну вот как бороться с такой штуковиной? Ну влупишь ей мечом, а дальше куда? С тем же успехом можно пытаться кусочек света Наару отпилить и с собой утащить, на память. Чувсвуя себя очень глупо, она, тем не менее, вытащила из ножен Близнецы и, чуть сгорбив плечи, приготовилась к... да к чему угодно.

Заклинание Шафьи быстро уцепило призрачные огоньки, и последние, подрагивая искристыми очертаниями, импульсивными рывками поплыли к эльфу, почувствовав его вмешательство.

Отделились от полупрозрачных их тел костистые эфириальные руки, мигом потянувшиеся к живому остроухому в желании разорвать, умертвить, похоронить рядом с собою, под слоем песка...

Это были призраки умерших дренеев, чьи гробницы были осквернены когда-то Советом Теней.

Времени долго думать не было, но информация уже текла, шелестела в голове одуряющим, эйфорическим касанием скверны. Энергетическая масса. Разница. Скорость...

Быстрым движением руки эльф вытянул из-за пояса невзрачную рыбку метательного ножа, на ходу задавая струящейся через пальцы энергии реакцию на параметры метки. Мгновение - и почти неприцеленное лезвие ушло в полет навстречу огоньку с большей энергетической массой. Не чтобы попасть. Задеть. Пронестись мимо и ждать эффекта.

Впрочем, тратить время на ожидание тоже не стоило - глаз уже вел окутавшуюся зелеными линиями траекторий вторую цель. Более быстрое пятно. И, по всему видать, пожелавшее подобраться вплотную. Вот пусть и поспешает... не тратя времени зря, Шафья вытянул ноги из стремян и повел рукой над головой пригнувшейся Ниобэ, напряжением пальцев проверяя готовность еще незримого клинка.

Кинжал Шафьи, задевший одного из призраков, взорвался ядовито-зеленой вспышкой, что поразила обоих духов. Призрак побыстрее, уже почти-почти настигший Шафью эфириальными когтями, жутко взвыл - этот звук был похож на завывание ветра в каньоне, - и отплыл назад, пораженный. Тот, что медленнее и сильнее, лишился магической защиты - шипящие искорки разом вспыхнули и потухли, взорвавшись вокруг него небольшим одноцветным салютом.

Тилмраанда сидела молча, выпрямив спину, как на светском приеме. Она была напряжена, но не предпринимала ничего и каждый раз, когда видела, как кто-то порывается поднять оружие, осаживала этих людей то жестами, то голосом.

Призрак, вокруг которого витала стойкая аура арканной энергии, продолжил атаку: теперь он яростно завывал, и контуры его полупрозрачного тела то расплывались, то становились явными вновь. Он замахнулся когтями, метя в Шафьино лицо.

Бешаад же все то время неподвижно сидел верхом на элекке и с каменным выражением лица наблюдал за призраками и своими спутниками. Всевидящий вовсе не спешил действовать, впрочем, время его ожидания явно подошло к концу. Вскинув правую руку, дреней высвободил аркану, совсем немножко, создав небольшой прямоугольный полупрозрачный щит между Шафьей и призраком, прямо на пути когтей последнего. Всевидящий не поддерживал заклинание - остаточного эффекта должно было хватить, чтобы, если не прервать атаку духа, то ослабить ее.

Больше дреней ничего не предпринял, не мог ли или не хотел, он опустил руку и, продолжая неподвижно сидеть, смотрел на неприкаянных духов своих предков.

Когти призрака столкнулись с невидимой преградой, стесавшей их примерно наполовину. И в этот раз разозленная душа не обошлась без воя, но теперь последний был гораздо громче, длиннее; он звучал как сломанный рог: призывно, хоть и с хрипом, разносясь по всей округе.

"Остервеневшие... духи?" Леани могла поклясться, что видит призрачные крючковатые лапы, тянущиеся к Шафье, а затем воздух вокруг сотряс жуткий вой.

- Что это за бесовщина? Нужно им как-то помочь! - дернувшись в седле воскликнула наемница, обращаясь к спутникам по элекку.

- И чем скорее, тем лучше, - напряженно воскликнула Тилмраанда, привстав в седле; ее зоркий глаз аукеная подмечал то, чего другие не видели, - Скоро их станет больше. Оно зовет их полакомиться нашими страданиями...

Дирк, к которому обращалась Леани, согласно кивнул, хмурясь.

Ниобэ, всё ещё прижимаясь к седлу и сумкам, вытащила из нагрудного подсумка болт с едва светящимся бледно-голубым кристаллическим наконечником и крепко сжала в руке, выглядывая привидений вдалеке.

- Значит их всё таки можно унять... - пробормотала она, взяв болт поудобнее.

А представление продолжалось. Ох, Бешаад-колдун - благородно, но увы, увы, совсем неумно, - походя отметил про себя эльф. Не потому ли бормотала за спиной Тилмраанда, что знала, чувствовала - не пойдут создания карикатурки дальше провокатора. Шафьей начали - Шафьей и закончат. Впрочем, дают - бери...

Классический магический заслон представлял собой как раз то, что так редко попадалось эльфу - бесплатную энергетическую массу. И вместо того, чтобы полоснуть клинком, охотник мазанул по щиту, окутавшимся зеленым свечением, ладонью. Смял изящные линии сквернявым касанием и подтолкнул новоявленный огнистый сгусток к своему призрачному визави: лети, бомба. Жги! Тяни своего незадачливого знакомца к его большему, манящему нетронутой арканой, товарищу... и вспыхивай ярко вместе с обоими.

- Мы просто подождем, пока их разорвут? - тихо, но отчетливо спросила Леани у ответившего Дирка. - А потом они за нас примутся, и что делать будем?

Дирк неопределенно покачал головой в ответ.

Бешаад же вскинул теперь левую руку, направляя аркану в созданную Шафьей "бомбу", будто того и ждал. Больше арканы, больше вероятность поражения... но и нестабильности больше. Впрочем, энергии было ровно столько, чтобы усилить сгусток, не дав ему взорваться прямо в эльфийское лицо. И без того подпорченное слегка...

А Шафье до неё уже заботы не было. Пусть быстро, пусть походя, да оглянуться на Тилмраанду - а пуще того - на сторону, в которую смотрит. Ибо дают - бери, а бьют - беги... Нутро чуяло - есть куда посмотреть, подыскать маршрут.

То, что проделал Шафья, дало свой страшный, неожиданныый эффект: вспышка скверны, благодаря чистой аркане искрящаяся еще пуще прежнего, поглотила обоих существ и, начиная разрастаться контурами, опалила второго элекка и тех, кто занимал его седла.

Шафье не повезло больше всех; может, Свет наказал его за то, что он использует Скверну?.. Какое потешное предположение.

Нольвенн, на удивление быстро отреагировавшая, успела заслониться рукой, и поэтому ядовито-зеленое пламя избежало ее лица, осветив жгучей вспышкой лишь одежду.

Ниобэ предпочла не любоваться таинственными энергиями и вспышками - тут же, чувствуя, что что-то пошло не так, метнулась в сторону от огня и повисла на каких-то лямках с противоположного вспышке бока элекка. Что-то скрипнуло, дёрнулось... и затихло.

Холодный пот выступил на лбу дренейки - так недолго и под ноги элекка свалиться.

Бок элекка, на котором сидели Шафья и Ниобэ, тоже был опален; огромный слон, чувствуя, как его кожа обугливается, взревел так, что наверняка мог оглушить бы всю процессию.

- Едем! Едем! - торопила Тилмраанда, нетерпеливо качающаяся в седле, - Они близко!

Последнее, в чем Шафья был уверен - что-то пошло не так. Вот, он прикрывает глаз, низко пригибается к седлу, стараясь свеситься на бок, помещая свой разум в состояние надлежащей концентрации. Его пламя, его часть, его дела... не правда ли, дамы и господа? Вот волна энергии: зеленой, яркой, одуряющей! Хочется петь, голоса в голове сливаются в единое, липкое невесть что, его бьет дрожь? О, только от удовольствия... и всё в одно мгновение.

Лучшелучшелучшелучшезолотыхшпилей! ИдисюдаИжнеенижнеенижнеенижнеен. Всё зназназназ..

Нет. Не правда. Ни дам, ни господ - только горят бок и спина, торчат в разные стороны обожженные и подотлевшие волоса, хоть бы пропали... стучит-гудит в ушах, а массивное тело внизу вихляет, шатается... понесет? Упадет, завалится на бок?

Не найдя в себе сил оторваться от обожженного элекка, эльф только пытался мотать головой, прогоняя темноту в глазах.

Элекк встал на дыбы, и все "пассажиры" оказались под опасностью падения в пески.

Напуганный неподдельным воплем страдания сородича, замыкающий элекк трубно заревел, приподнялся на задних ногах и сорвался бежать. Седоки откинулись назад и чудом удержались в седлах. Леани, вытащивщей мечи из ножен, пришлось очень туго - ухватиться за седло, не выронив меча, было невозможно, но наемница скорее дала бы отрубить себе руки, чем расстаться с Близнецами, особенно в такой ситуации. Поэтому ей пришлось, опасно размахивая клинками по сторонам, балансировать в седле, цепляясь ногами за бока и обвив хвостом высокую луку. К счастью, Дирк оказался весьма опытным погонщиком, и смог быстро усмирить верховое животное.

Чувствуя, что подпалёная сбруя элекка сейчас поедет вместе с ней, Ниобэ без рывка, настолько плавно, насколько это возможно на вставшем на дыбы элекке, подтянулась на сбруе и попыталась вскарабкаться обратно, на седло, по пути припоминая успокоительную молитву. Магический арбалетный болт взяла в зубы - слишком ценен боеприпас, чтобы вот так терять его в создавшемся беспорядке, да перед таким опасным делом.

"Жалко элекка, но ведь жив же? Жить будет?" - успокоила она себя, взглянув на опалину на элекковом боку.

А мир, яростно стучащий в уши Шафьи, рассыпался на возгласы, вскрики и трубный вой, но выравниваться не пожелал и даже наоборот - поразительным образом изменил наклон, добавил к хаосу единственную мысль: держаться. Любой ценой держаться, впившись пальцами здоровой руки в толстый слой седла и обхватив ногами всё, что выпирало ниже. Нольвенн, присоединившаяся к положению на пол метра выше, только добавляла компании туда, где нужно было слышать, видеть... попытаться на ходу оглянуться по сторонам.

Нольвенн кричала, даже едва-едва укрепившись в седле, - не зря, как оказалось; на горизонте замаячили фиолетовые точки - они были похожи на факелы, но разве бывает огонь такого цвета? Разве не увязли бы в песке ноги тех, кто зажигал это пламя?

Время стремительно истекало; скоро, скоро призрачные сгустки, привлеченные зовом духа, станут стекаться к живым. Тилмраанда скомандовала:

- К каравану! Быстро!

У обломков телег горел огонь уже настоящей треноги и, наверное, тот, кто его зажег, был неподалеку. Помирать - так вместе...

Погонщики хлестали своих элекков так сильно, как никогда раньше, и оттого массивные животные перебирали конечностями быстрее, чем обычно. Элекк Нольвенн, Ниобэ и Шафьи повиновался лишь первое время, и то с диким ревом, а когда до заброшенного каравана оставалось меньше ста метров, и вовсе прекратил двигаться и тяжело повалился на колени, касаясь пузом песке.

Сто метров - не так уж много. Ах, если бы это была нормальная, твёрдая земля... Глупая, глупая смерть!

С перепугу быстро войдя в нужное состояние, отчаявшаяся Ниобэ нащупала контакт со Светом, как в своё время учили её в духовной семинарии, и за несколько секунд сплела из него целительное заклинание вполне заметной силы.

Сгусток энергии сорвался с её руки, мягкая вспышка, медово-жёлтые и серебристые искры сверкнули вокруг элекка. Следом от чуть-чуть недоучившейся жрицы последовала ободряющая и воодушевляющая мантра, и регенеративное заклинание средней силы для Шафьи и... на Нольвенн не хватило.

Давно забытое чувство - Свет словно на расстоянии вытянутой руки, а сплести из него ничего не получается. И нет с собой ни благословенных Светом чёток, ни прочих полезных вещиц, лишь где-то в рюкзаке тонизирующее зелье, но до него не добраться.

Что бы ни было тем, что сотворила дренейская девичка за загривком, оно снимало боль, а потому Шафья ухитрился приземлиться на землю почти удачно и времени терять не стал - завертел головой. Лагерь, ушедший вперед элекк, цепочка огней, цепочка огней... полученный опыт подсказывал - двигались предствители местной иллюминации быстро и удирать от них, сверкая пятками, было идеей не лучшей. Значит, остановить. Значит, задержать... отвлечь?

Эльф с ходу обернулся в сторону, не пострадавшей при приземлении, Нольвенн, без особого стеснения осведомляясь:

- Камень маны есть, к-красавица? - Рука охотника не теряла времени, отрицательно махнув в сторону еще не успевших прорысить мимо элекков Тилмраанды и Дирка: рысите, мол, дальше.

Неизвестно о чем думая, Бешаад на ходу спрыгнул с элекка, что-то крикнув Бэрку. Впрочем, это явно было не на всеобщем, и можно было только догадываться, что хотел донести - и до кого - Всевидящий. Снимая со спины посох дреней приблизился к Шафье и, не сводя взгляда с призрачных вспышек, тихо сказал:

- Всех сразу развеять сможешь, м?

Затем, на миг задержав взгляд на лежащем элекке и горько вздохнув, Бешаад поднял левую руку, сжал ладонь в кулак и резко выпрямил пальцы, выпуская аркану, что еле заметной сияющей пыльцой разлетелась в радиусе метров десяти.

- Это должно.... раздражать призраков, ослаблять и - что самое главное - дать тебе возможность. А, может, и нет. - С этими словами дреней перехватил посох и отошел на пару шагов назад. - Бэрк и остальные запросят помощь в караване. Если мы не справимся.

Нольвенн аккуратно - настолько, насколько могла - перекинула ногу через седло и по боку элекка, почти как по горке, скатилась вниз, свалившись в костяной песок. Вопрос Шафьи остался без ответа - если, конечно, ответом нельзя было посчитать неразборчивое ругательство. Караванщица, увязая ногами в холодном песке, побрела вперед - к развалинам телег.

К тому времени элекки уже почти достигли цели - не теряя времени, Бэрк прикрикнул:

- Кто-нибудь?!

В полуцелой кибитке кто-то зашевелился.

Если бы те, кто остались в пустыне, внимательно следили за всеми духами, показавшимися в двухстах метрах от них, то заметили бы, как они все разом колыхнулись и поплыли вперед, смыкая круг, уже быстрее.

- Всех сразу только в байках развеивают. - На ходу бросил удачно нарисовавшемуся пустоманту Шафья. Воистину, любопытна судьба: не один маг нарисуется, так другой... да только времени поклоны бить особо нет. В три прихрамывающих шага эльф оказался у бока раненного элекка и быстрым движением снял с пояса недлинный нож-кукри. Шипяще втянул воздух.

- Я еще не понял, что им лакомее - энергия или эмоции, но меня они учуяли на раз. Будет им и то... - Язык Шафьи быстро облизнул сухие губы. - И другое. Посторонись, Ниобэ. И не стреляй без нужды.

Раз! Нож эльфа коротко, с нажатием, вошел в бок элекка, повернулся с натугой. Был выдернут...

- Пока животине больно, у нас есть шанс.

Новый удар - неглубокий, по соседству. Главное - не умертвить.

- А ты, Бешаад-колдун, ссуди мне камень маны или еще что. Такое, чтобы светилось ярче нас. И быстро.

Не тратя времени, эльф выдернул своё лезвие для нового удара.

Ниобэ расстегнула ремни элекковой сбруи, на которых висел её рюкзак и арбалет в чехле, спешно накинула всё своё на плечи и осмотрелась. Вязкий песок, несколько десятков метров бега... Но маг бегает, значит можно.

Подвинулась, заметив, что Шафья тоже что-то задумал.

Всевидящий кротко кивнул, не спуская взгляда с приближающихся призраков, и, перехватив посох левой рукой, поднял на уровень своего лица правую, раскрыв ладонь. Аркана тут же начала делать свое дело - формируясь в небольшой синий кристалл, кружащийся в паре сантиметров от ладони дренея.

- Такого должно хватить. - Сухо обронил маг, пройдясь взглядом по почти мертвому уже элекку, останавливаясь на кукри в руке эльфа. Затем дреней протянул тому уже сформированный камень маны, небольших размеров, но... концентрированный.

Навстречу путешественникам из кибитки вылезли караванщики - таурен, сломленный и дренейская дева в полном боевом облачении. Последняя была готова сражаться и едва не рванулась на помощь тем, кто остался у раненого элекка, но Тилмраанда остановила ее, пальцем указав в сторону Шафьи.

Непонятно было, сработало ли то, что провернул Шафья, или духов все еще влекли арканные заклинания Бешаада, но, так или иначе, круг смыкался, и когти призраков были все ближе к смельчакам.

А у последних кипела работа... штучку Бешаад сотворил что-надо: видно было по почти зачарованному, алчному блеску в бликующем оке шафьином. Повиднелось секунду и пропало. Хорошая штучка, да жизнь дороже.

Перекочевавший в клетку из длинных эльфьих пальцев, камень моргнул ярче, озарился нездоровым зеленым светом: магия - она как масло, нужно придать форму, пока чистая. А эта форма будет дикая... болезненная, как пламя в голове. И сиять ярко - всю энергию элеччьего духа в свою схему включит.

Ну да что толку гадать...

- Если можешь контролировать его на расстоянии, еще не поздно. Сделай так, чтобы выпустил всё что есть по команде. Да пошире, чтоб растеклось...

Этими словами и закончилось общение Шафьи с камнем: размахнулся эльф да со всей силы вдавил магическую штуку в одну из выкорябанных им ран на теле элекка. Всё. Сейчас начнется.

- Валим, дренеи... - С коротким выдохом сожаления охотник отступил от полутрупа, оглянувшись и тут же начав насколько получалось скоро пятиться в сторону лагеря. - И быстро.

Ниобэ сползла с седла и с арбалетом наперевес побежала к лагерю, подволакивая копыта, увязающие в песке. На ходу дренейка нащупала заткнутый за пояс болт с наконечником из зачарованного кристалла. Через несколько секунд она уже была готова устроить заметный арканный взрыв.

"А может стоило об этом сказать эльфу и магу?" - подумалось ей вдруг, - "Ладно, будь что будет..."

У заброшенного каравана элекков уже расседлали и согнали на юг, подальше от пустыни и поближе к обрыву, с которого открывался "прекрасный" вид на Аукиндон. Те, кто был способен сражаться, держались ближе к границе лагеря, готовые подсобить тем, кто остался один на один с призраками.

Всевидящий только кивнул, бросив на призраков последний взгляд и повесив посох на плечо. Утопая в песке, дреней двинулся к лагерю так быстро, как смог. Разве что не бежал. И всегда был готов освободить то, что спрятал в кристалл, главное, - не перестать вдруг его чувствовать со всеми этими... помехами вокруг.

Оказавшись метрах в десяти от лагеря, дреней остановился и развернулся, выжидательно смотря то на Шафью, то на элекка, то уносясь взглядом к призракам.

Охотник подобной прыти не проявил, но, видать, старался. Спешил по пескам неровным шагом - не то от хромоты, не то от эльфьей легконогости. Обернулся было назад с кривизной на лице, обхватил целой рукой плечо обожженной, зашипел... так с трудом и нагнал Бешаада, на ходу начав. Сухо, четко, но негромко.

- Обожди теперь... Если скучатся у элекка, жди, пока не скажу - сами уйти могут, с них станется... Если пройдут мимо... - Озабоченное мотание головой показало отношение Шафьи к этой возможности. - Выпускай. Когда рядом будут. Пусть получают, что хотели, а мы...

Напряженное ожидание затягивалось.

Духи плавно текли по воздуху - уже, верно, к раненому элекку, - и готовились напитаться его страданиями. Вскоре неровное кольцо сомкнулось вокруг несчастного животного, и наблюдатели могли видеть, как призраки начинали светиться пульсирующим карминовым светом, присосавшись то ли к ране элекка, то ли к камню, который Шафья оставил там.

Тилмраанда выступила вперед:

- Они не остановятся. Просто будут становиться больше и больше, как комары.

Добравшись до лагеря, дренейская девушка скинула мешающийся рюкзак, затем резко, с усилием откинула станину арбалета и не легла, а практически упала на землю. Прижала приклад к плечу и посмотрела на призраков через прицел.

- Сейчас я их, сейчас... Можно ведь, или ещё нет?

- Нет, - осадила ее Тилмраанда, глянув сверху вниз, - Поднимись, наблюдай. Я уверена, у наших новых знакомых есть много козырей в рукавах. Смотри; сейчас что-то случится.

- Вот оно как... - Склонивши голову к плечу, Шафья почти с сожалением обернулся назад. Много знает Тилмраанда-жрица, а вот он, Шафья, меньше чем полагал когда-то. Впрочем, нашел откровение... - Давай, Всевидящий. Отпускай свои путы, чего уж.

Сказал и отвернулся в сторону странного пиршества. Почти незримо для невнимательного собеседника, загорались, поворачивались в черном омуте шафьиного ока зеленые точки и полукружья. Искали свою цель.

Если не подведет арканный наш адепт, разольется энергия по сторонам обильным потоком. А коль скоро разольется, тут и мы... придет в действие яд камня, разбежится по сторонам злой код, запустит последовательность. И всё будет гореть ярко-зелено. Испепеляя материю и дух. Всё пользуя, как ресурс.

Хмуро покачал головой Всевидящий, отвернулся от нелицеприятной картины и медленно зашагал к лагерю, на ходу разрушая концентрацию на камне, освобождая жаждущую хаоса энергию. И вовремя, когда призраки только-только к ней присосались.... Негоже неприкаянным питаться тем, чем не следует.

И аркана ждать не стала, ослепительной вспышкой разрушив преданную Бешаадом форму, стремительно заливая все вокруг - выжигая. И приводя в действие те силы, что вложил Шафья...

..С этими духами получилось чистой воды сумасшествие. Только-только Дирк успел прибрать к рукам возомнившего себя беговым элекка, как события помчались со скоростью метро между Штормградом и Стальгорном. Леани будто видела куски неровно состыкованых картин: Шафья тычет кинжалом в бок орущего от боли обожженного элекка; сполохи огня несутся вслед за бессмысленно несущимся, взбесившимся от боли животным, а затем наливаются кровавым жутким светом; развалины кибитки, из которой навстречу появились три фигуры; вязкий песок под копытами; светящиеся ярче прежнего мечи, вытащенные из ножен; Тилмараанда, сообщающая о том, что призраки не отступят; азартно сжимающая арбалет Ниобэ; свет, расходящийся от Бешаада...

"Дивный выдался денек" - отстраненно подумала воительница, вместе со всеми занимая оборонительную позицию у хлипкого заграждения - то ли вешки-треноги, то ли жаровни. А может, и того и другого вместе.

И вдруг! - рвануло зеленым пламенем там, где какое-то время назад копошились духи; некоторые из них за милисекунды почувствовали нутром, как арканная энергия пульсирует в камне и резко нарастает, и даже, наверное, успели обрадоваться новой пище. Взрыв разметал и их, и элекка, встретившего свои последние моменты жизни в адской агонии; караванщиков ослепило на миг, а когда уже можно было открыть глаза, они увидели, что от животного остались лишь кровавые ошметки плоти. Призраки исчезли, будто их и не было, а подле алого пятна, растекшегося и впитавшегося в песок, мерцали в ночи голубоватым светом небольшие сферки.

Ниобэ, немного неуклюже пошатываясь и опираясь на арбалет, поднялась с земли.

- Что же это, если бы мне удалось его исцелить, - забормотала дренейская девушка, виновато глядя себе под копыта, - ох, Свет, как же его...

Она поморщилась и отвела взгляд от неприятного зрелища. Присев у своего рюкзака, дренейка отыскала в боковом кармане фляжку с водой и глотнула немного, постаравшись избавиться от тошноты. Освежившись, глубоко вздохнула. Отпустило, хвала Наару...

Взорванный элекк стал эффектной завершающей точкой уходящего дня. Живописное кровавое пятно очень органично вписалось в унылый пейзаж, приятно его разнообразив и добавив новых костей к существующим. Вот только любоваться им вовсе не хотелось. Леани покосилась на приложившуюся к фляжке Ниобэ, одобрительно ей кивнула (а может, позавидовала), и потом поинтересовалась у Тилмраанды:

- Это все? Больше они не вернутся?

Нольвенн не удержалась от жалобного всхлипа; пообвыклась, видать, с животным, за все время вождения по Дренору каравана.

Тилмраанда согласно кивнула:

- Не вернутся.

Наемница вздохнула с облегчением - слава Наару! - и с сожалением одновременно - хоть бы на одном полудохлом призраке опробовать новоприобретенные навыки.

Но прошлое - прошлому, поэтому воительница привычно неопределенно хмыкнула, спрятала мечи и пошла к элекку, проверить, как там ее вещи поживают.

ID: 8715 | Автор: Пират-ассассин Эонарис
Изменено: 29 января 2012 — 22:19

Комментарии (6)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
29 января 2012 — 21:05 Пират-ассассин Эонарис

По итогам эпизода Шафья получает достижение

29 января 2012 — 22:03 Леани

Мелконькая картинко. :( Не могу прочитать наградное звание.
Д.Э.Г.О.Ж. не одобряет.
Взорвите элекка изнутри, погрузив в его плоть нестабильный фел кристалл.
А вот наградное-то не разберу. Безумный хто?

И как же медалько от Эрнестуэя? :(

29 января 2012 — 22:07 Rainbow Dash

Правый клик + открыть изображение

30 января 2012 — 15:55 Леани

М, понятно, мне изображение показывает некликабельным. Отсюда и проблема. :(

29 января 2012 — 22:20 Пират-ассассин Эонарис

Если Шафья внимательно пошарит по останкам, то может найти и лутануть медальку. :)

30 января 2012 — 15:56 Леани

Это был дух Эрнестуэя? О_о
:D