Вопросы искусства II

Ксивилая Алый Сокол

Продолжение игры Вопросы искусства I

Утро, пускай и незримое, верно вступало в свои права. Следующий день наступал по расписанию. Он всегда так делал.

Адель смотрела в потолок, пристально и абсолютно бессмысленно. Вчерашний ночной разговор призраком витал в зале, напоминая о себе и отгоняя мысли о чём-либо ином. Неоконченный портрет находился на своём месте, одна из красок украсила пол причудливым пятном, а отброшенная кисть оставила на нём красноватый след. Как неприлично перед гостем... Кстати, а где он?

Адель повернула голову влево.

Гость сидел подле дивана, где некоторое время назад преспокойно почивал, на полу в позе лотоса: его руки ладонями вверх лежали на коленях, спина была ровной и вытянутой, словно струна. Он сидел молча и недвижимо лишь в одной мантии, а его плащ, неряшливо брошенный, валялся на диване, слегка касаясь пола.

Девушка опустила ноги на пол и села на диване, поёжившись. В утренней зале веяло прохладой, граничащей с холодом, во рту был странный солёный привкус, а нос практически не дышал. Не глядя нащупав на спинке дивана длинную шаль, она поспешила укрыться ею и встала.

Положение мага вызвало у Адель немалое удивление. Пару минут она провела, наблюдая за ним и, очевидно, ожидая хотя бы какой-нибудь, совершенно любой реакции или самого простого движения. Ничего подобного не последовало.

Эльфийка пересекла комнату, медленно и с долей осторожности приблизившись к Ксивилая. Безответно. Нахмурившись и вздохнув, она наклонилась, рассматривая лицо, а следующим действием стал тихий щелчок пальцами в метре от лица мага.

Но эффекта не последовало. Маг оставался недвижим, его опущенные веки даже не шелохнулись. Со стороны могло показать, что он даже не дышит. Дувший откуда-то со стороны входа сквозняк колыхнул волосы мага.

Девушка растерянно пожала плечами, продолжая всматриваться в надежде заметить движение. В голове промелькнула мысль, что, возможно, это лишь неудачная шутка или же, наоборот, вероятная опасность для неё самой. Через долю секунды восстанет и убьёт?

Адель качнула головой.

- О Солнце, да что с вами, месье... Месье Ксивилая! - позвала она.

Сознание вернулось к телу стремительно и как бы неестественно. Во всяком случае, ощущения свидетельствовали именно об этом. Выдернутый из глубокой отрешенности и полета среди чистых, не обремененных кандалами слов, мыслей, чародей медленно открыл глаза. Не делая ни одного лишнего движения мускул лица, Ксивилая поднял взгляд, встретившись со взглядом девушки.

- Вы в порядке? - встревоженно вопросила эльфийка, ещё пару раз щёлкнув пальцами перед глазами мужчины, словно бы сомневаясь в том, что видит. - Что с вами?

- Доброе утро, - не меняясь во взгляде, спокойно и в меру дружелюбно обронил чародей. - Со мной все в порядке… по крайней мере, было до сего момента, - и полуулыбка последовала вдогонку словам.

- А что вы... делали? - продолжила ряд обеспокоенных вопросов девушка, всё так же будучи склонённой, и поплотнее запахнула шаль. - Вы вообще спали? Что происходит?

- Странствовал среди плеяд мыслей и нескончаемого потока идей, - хмыкнув, чародей на миг опустил глаза в пол. - Но, говоря проще, медитировал. И спасибо за внимание: ко сну на диване мне не привыкать, но, смею заверить, это был лучшим из всех

Адель воззрилась на чародея с неподдельным непониманием.

- Наверное, издеваетесь... Диван как диван... - протянула она подозрительно, выпрямляясь и не отрывая глаз от собеседника, однако через пару мгновений сменила тон на более мягкий. - Чем завтракаете, месье?

Со снисходительной легкой улыбкой чародей отвечал:
- Госпожа столь любезна, что даже предлагает почти незнакомцу отзавтракать с ней? - поднимаясь с пола, вопросил эльф. - Или я льщу себе, выказав подобное?

Эльфийка усмехнулась.

- А факт того, что, как вы выразились, "почти незнакомец" только что ночевал в моём доме, вас не заинтересовал? - бросила она. - Это лишь словесные экзерсисы, а вот голод вполне ощутим физически. Так что предпочтёте на завтрак?

- Признаюсь, вопрос меня озадачил, - чародей отряхнул и поправил полы мантии. - Быть может, вы ограничите мою фантазию? Ибо я могу предпочитать все, что угодно. Взять хотя бы чудные круассаны из булочной на базаре.

- Тогда я, пожалуй, оставлю выбор себе, если вы не станете возражать, месье, - разочаровавшись в ожидании прямого ответа, заключила девушка.

Взглянув на мага со всё ещё сохранявшимся удивлением, но уже снизу вверх, Адель выждала секунду и немедленным шагом направилась к уже знакомому подвалу, вновь оставляя Ксивилая в одиночестве среди картин, что на протяжении разговора сохраняли нехарактерное для них молчание. Впрочем, завидев удаляющуюся хозяйку, некоторые не слишком тихо зевнули и обмолвились парой тихих слов, неодобрительно осматривая чародея.

Чародей лишь хмыкнул и почти расщедрился на вздох, которого, однако, не последовало. Сложив руки за спиной в районе поясницы, маг двинулся вновь осматривать залу, ожидая словесного выпада от стен, а вернее - от их убранства.

Зачастую сёстры одного возраста неразлучны, и положение двух женских портретов недалеко от центра залы не стало исключением. Две очаровательные головки повернулись в сторону подошедшего мужчины, а на их лицах расцвели чудесные в красоте, однако столь неискренние в чувстве улыбки. Глаза девушек, ярко пылающие зелёным, оценивающе осмотрели фигуру мага, скользнув сверху вниз и в обратном направлении.

- Не отходите далеко, очаровательный! - сладко промолвила одна голосом на грани шёпота и негромкого тона. - Уделите же нам внимание!

Вторая кивнула, согласная со словами сестры.

Чародей заинтригованно остановился, бегло оглядев портреты, которые, то ли по удаче, то ли на слух, быстро нашел взглядом. Однако услышанная фраза вызвала лишь волной пробежавшийся скепсис на лице, завершившийся секундным приподниманием брови.

- И чем же мне уважить вас, каро миа? - слегка склонив голову набок, вопросил эльф.

- Вашим обществом, дорогой наш! - тотчас же ответила уже сестра, поправив высокую причёску и стрельнув глазками так, как делают подобное дамы, каждодневно посещающие самые благородные салоны. - К нам столь редко захаживают столь представительные господа, поверьте...

Каштанового цвета волосы мелькнули при свете и будто бы слегка двинулись подобно тончайшим змеям.

Чародей сделал шаг ближе к стене, приглядываясь к лицам:
- Я произвожу подобное впечатление? - на сей раз пробежавшая волна скепсиса приподняла другую бровь, однако тот все же благодарственно, хотя и наигранно, кивнул портретам. - Что ж, польщен. Но раз пара столь милых барышень пленила мое внимание, то, быть может, они вдобавок представятся?

Губы обеих девушек расплылись в ещё более широкой улыбке, нежели ранее.

- Я Лилиан из дома Д'Арсан, - слегка склонила голову та, что заговорила первой, - а мою сестру зовут Флавией. Очень, очень приятно, господин маг!

Флавия изящно повторила жест сестры, томно прикрывая глаза, будто пытаясь перещеголять сестру в элегантности и изысканности.

Чародей улыбнулся, пробегая глазами по картинам и принимаясь за игру:
- Ксивилая из дома Алых Соколов, верховный маг Кирин-Тора на покое, - в полупоклоне обронил эльф, которого начала вести его фантазия. - Приятно слышать, что хоть кто-то принимает меня за того, кем я являюсь на самом деле.

- Верховный маг Кирин-Тора! Как интересно! - воскликнула Флавия, округляя глазки и неотрывно глядя на мужчину. - Наверное, это так сложно и ответственно, и вы знаете невообразимое количество заклинаний!

- Боюсь, что так, - эльф повел плечами. - Однако во многих знаниях многие печали, вы не находите?

- Увлекательная беседа, месье? - неожиданно и вкрадчиво произнёс женский голос за плечом мага.

Брошенная из-за спины фраза застала мага врасплох, однако тот быстро собрался с мыслями:
- Вынужден вас оставить, дамы, ведь негоже оставлять хозяйку без внимания гостя, ну, вы понимаете... Думается, мы еще довершим нашу беседу, - кратко кивнув поочередно обеим сестрам, маг сделал полушаг назад и обернулся ровно на 180 градусов лишь на мыске и пятке. - Думаю, это судить им… В конце концов, я лишь решил развлечь заскучавших барышень.

- Поверьте, они в полнейшем восторге, - с насмешкой отозвалась художница, тем временем направившаяся далее вдоль стены. В руках она держала среднего размера поднос, на котором находился чайничек, два блюдца и несколько небольших светлых тарелок с завтраком. Оказавшись у дивана, девушка аккуратно опустилась на колени и поставила поднос на пол.

На тарелках в основном лежали аккуратнейшим образом уложенные кусочки фруктов: дольки апельсина в окружении корочек, которые, казалось, тоже разложены с особой тщательностью, кусочки ярко-красных яблок, разрезанный банан без кожуры; и лишь на последней можно было найти два круассана.

- Прошу, месье, - коротко произнесла Адель, сама усаживаясь поудобнее и ожидая гостя.

Гость не заставил себя долго ждать. Улыбнувшись уголком рта, тот сделал пару шагов по направлению к хозяйке. Ни секунды не колеблясь, тот уселся на пол в той же позе, в которой его застала Адель поутру, напротив.

- Госпожа, вижу, знает толк в эстетике, - с доброй улыбкой констатировал маг, оглядев своеобразную сервировку.

Адель второй раз за утро пожала плечами, принявшись разливать чай по приготовленным блюдцам. Сиё она делала каким-то странным образом - точно по часовой стрелке, держа чайник очень высоко от пола и далеко от себя. Однако несмотря на это, ни одна капля не упала на поднос.

- Аппетит рождаётся не только от представления, насколько изысканна еда, но от того, как она подана... - задумчиво проронила художница, занятая чаем. - Вы ведь не против отсутствия чашек? Когда пьёшь из блюдца, невольно смотришь на собеседника, ведь голову не склонить...

- Отнюдь, - подняв блюдце, чародей махну пару раз ладонью над поверхностью, нагоняя на себя чайный аромат. - Благодарствую за кров и за завтрак. И не страшно было пускать в дом незнакомца? Быть может, я безумец-маноман, любитель плотского насилия и прочей черноты?

Адель сделала несколько мерных глотков, неспеша смакуя вкус чая во рту. Её брови слегка приподнялись, а выражением лица было лёгкое удивление со смесью безразличия.

- Я предполагала о себе как о разбирающейся в персоналиях, но даже если нет, то и до описанного типажа нет особенной разницы. На случай истощения маны у меня всегда есть пузырёк с хорошим ядом, а до плоти мне нет и вовсе никакой разницы. Начните с апельсина, - кивком головы она между делом указала на дольки фрукта.

- Вы не перестаете меня удивлять, - последовал сдержанный глоток чая. - В наше время, когда слово "маг" может внушать все, что угодно кроме почтения, как было в прошлом, уже ожидаешь услышать обвинение в подобном как само собой разумеющееся, - чародей будто между делом вздохнул и отправил в рот дольку апельсина, столь любезно предложенную хозяйкой. - Прощу прощения, если как-либо задел вас подобным вопросом.

- Задеть вопросом можно лишь тех, кто погряз в самоограничениях, - послышался ответ. Художница поправила шаль, чуть опустив её вниз, - горячий чай неплохо прогревал тело. - Но оставим. Зачем вы сами согласились пойти со мной, остаться здесь на ночь и завтракать, не опасаясь, что ночью я зарежу вас или же утром подмешаю отраву в этот очаровательный чай?

- Вам не было выгоды меня убивать, - спокойно парировал маг, отпив чай. - Вы же не могли не заметить, что при мне нет кошеля, при ходьбе за мной не следует звон металла, а, значит, поживиться нечем. На случай возможного помешательства я могу возразить, что вы не внушаете опасений, - эльф отправил в рот дольку яблока, запивая чаем, но не отрывая глаз от собеседницы. - Не внушаете, потому как пока мы шли сюда, было куда больше удобных способов убить меня, чем в черте своего дома. К тому же, - через некоторое время добавил чародей, - я по вам могу сказать, что вы не прочь принять в гостях собеседника, иначе выставили бы меня

- Не внушаю опасений... - хмыкнула девушка, повторяя слова мага. Взяв в руки ломтик банана, Адель отчего-то резко сжала его. - Да неужели? Вчера я прекрасно видела, как вы смотрели на меня. В вашем взгляде отражалось, что вы как минимум задумались, не помешанная ли я.

- И что с того? - продолжая спокойно угощаться чаем, обронил маг. - Даже если вы помешаны, то явно не на насилии, - чародей отложил опустошенное блюдце на поднос.

Ответила эльфийка лишь через несколько секунд, позволив себе отправить упомянутый кусочек в рот.

- Откуда вы знаете? По вашему виду кажется, будто вы думаете, что знаете всё. Бывают такие категории личностей, - произнесла она оценивающе.

- О, я не настолько молод, что знать все, каро миа. Попотчуете еще чаем? - маг кивнул на блюдце.

- Прошу, распоряжайтесь, - жестом было указано на чайник. Сама Адель замолчала и занялась завтраком, глядя куда-то впереди себя, словно совершенно утратила интерес к разговору.

- Благодарствую, - словно и не ожидая другого исхода, маг распростер ладонь над чайником, широко расставив пальцы. - Что до помешательства, то здесь есть множество вариантов, и так как наше знакомство сводится к нескольким часам, я не рискну предположить, какой из них наиболее вероятен.

Маг смотрел Адель в лицо, не удостоив внимания чайник. Он и так знал, что происходит под его рукой: блюдце непринужденно скользнуло по подносу, а чай неспешным ручейком потек из носика, змеей добираясь до блюдца.

- О, у вас даже вариантов множество? - голос приобрел саркастические нотки, в то время как сама художница бросила на собеседника лишь отрывистый взгляд. - И какие, например?

- Вариантов всегда много, - чародей отвел руку от чайника, вновь подбирая блюдце. - Вам побезумнее или пореальнее? - маг отпил, не сводя глаз.

- Обеих категорий, пожалуйста, - отозвалась она. - И можете не стесняться, да.

- На мысли меня подтолкнуло ваше предложение о портрете - в наши дни редко встретишь такой порыв, - эльф глотнул чай. - Далее эстафету переняли темные извилистые закоулки, однако на четвертом повороте легкая тревога растворилась сама собой, - маг отложил блюдце, закинув в рот дольку наугад взятого фрукта. - Затем, не сочтите за грубость… эта ветошь, которая служит вам домом… антураж явно формировался отнюдь не только нищетой. Ну и вишенка на торте есть ваши прекрасные и в меру разговорчивые портреты, созданные умелым чародеем и художником. Смею надеяться, что это одно лицо.

Маг оглядел комнату еще раз, после чего припал губами к блюдцу. Отпив, он продолжил:
- Определенно, вы - персона с измененной психикой. Не смею пока судить о причинах.

На лице эльфийки не отразилось ни одной эмоции. Она неспешно поднялась с пола, запахнувшись, и с той же неторопливой скоростью двинулась вдоль портретов. Девушка притрагивалась и присматривалась к некоторым, что в ответ реагировали совершенно по-разному, от улыбки до напряжения. Иных же она оставляла и вовсе без внимания.

- А попробуйте. Вдруг угадаете или рассудите, - донеслось, казалось, нарочито ровным тоном.

Чародей поднялся с пола и, убрав руки за спину, неспешно зашагал по комнате:
- Говорящие портреты с имитацией личности… возможно, выдуманной, возможно, снятой с кого-нибудь настоящего... - маг кратко выдохнул. - Вы ими дорожите более, чем художник дорожит своими творениями. Я бы сказал, как любящая мать. Уж простите, если сравнение пришлось не по вкусу.

Ксивилая прошел мимо сестер Д'Арсан, на ходу отвесив каждой барышне по учтивому полукивку, что, впрочем, было для чародея своеобразной игрой, нежели актом уважения к именитым особам.

- А матери имеют свойство оставаться одинокими, - эльф остановился за спиной в шаге от Адель.

На несколько секунд в зале воцарилась практически полная тишина, прерываемая лишь шёпотом кого-то из портретов. Чародею была видна напряжённая, холодная спина девушки, что держалась прямо и не оборачивалась.

- Вы психолог или просто обладаете хорошей интуицией? - наконец прозвучал тихий вопрос.

- Я долго живу и многое видел. В том числе плохое, - спокойно и кратко ответил маг.

- И что, по-вашему, самое плохое? - всё тем же размеренным тоном произнесла Адель, слегка повернув голову влево, но по-прежнему не смотря на мага. - Самое худшее в жизни?

- Вы убивали когда-нибудь? - строго вопросил маг, ожидая ответа лишь формально. - Чувствовали, как кровь близкого человека стекает по вашим пальцам?

Тишина, как оказалось, исчезала на весьма ненадолгое время.

- Я... убивать?.. Как вы думаете сами... - сначала проронила девушка оскорблённым тоном, но скоро замолкла. - Да, но... - она сглотнула. - Не близкого... - выдавила Адель сдавленно.

- Боюсь, тогда вам будет сложно прочувствовать полноту ощущений от момента, когда ваше случайно сорвавшееся в порыве злости заклинание прожигает... - маг прервался, сглотнув и отведя взгляд в сторону.

Прекратился даже шёпот картин.

- Случайно сорвавшееся? - повторила Адель вслед за чародеем заговорённо, монотонно. - И в чём же трагичность момента, в чём полнота ощущений? Говорите, попробуйте вспомнить и истерзать себя! Вы же прожили дольше моего! - голос девушки резко повысился, став твёрже и требовательнее.

- Я же говорил, вам сложно будет понять, - маг отвернулся, запрокинув голову к потолку и глубоко вдохнув.

- Сложно... понять? - вновь повторила художница, однако теперь её голос стал непонимающим. - Мне сложно будет это понять? - тон вернулся к повышенному, что не предвещало ничего хорошего. - Да как вы посмели такое сказать мне? Как..?

Адель медленно обернулась.

- Случайно сорвавшееся заклинание, все ваши проблемы - НИЧТО! Всё, что вы сами, все, все вы напридумывали о собственной жестокой судьбе - всё ПРАХ И ПЫЛЬ! Это лишь песок!

Она дёрнулась к Ксивилая, глядя на него широко раскрытыми глазами, в которых почти плясали огни.

- Все эти мелкие трудности, что вы себе видите, чтобы жизнь не казалась такой скучной! Ведь все так красиво страдают, разве нет? Все упиваются своей трагичностью, ведь на трагедиях в театре женщины плачут, а мужчины тяжело вздыхают, придерживая их ладонь! Это ведь... это романтично, вся эта пасмурность, все эти хмурые дожди в душах, что никогда! слышите, никогда! не знали истинного мучения! - голос эльфийки сорвался на крик.

Маг молча слушал тираду, обернувшись лицом к Адель, когда та разразилась криком. В его лице не было ни капли неприязни, хотя он и не любил, когда на него повышают голос. Наконец, когда в груди девушки иссяк воздух, эльф начал:
- В том, что было со мной, нет ни капли красоты. Лишь боль, уродство и неисполнимое желание исправить все, - спокойно, даже, аномально спокойно для такой ситуации обронил маг. - И вы не вправе судить об этом, не ведая ничего о моей жизни.
Резким шагом Ксивилая оказался вплотную с Адель, наклонившись к уху девушки:
- Все, что вы знаете обо мне - имя, манеры и несчастный случай полувековой давности, - с нотками раздражения полушептал маг. - Все, - эльф отстранился от художницы, повысив тон, но не выбираясь за рамки приличия. - Однако посмели судить, словно все двести лет сидели у меня за плечом, записывая на пергамент о каждом дне.

Девушка остановилась и замерла, словно окаменевшая. Лишь поблескивающие глаза говорили о том, что эльфийка жива. Через несколько мгновений она приблизилась на шаг, крупно дрожа и стараясь перевести дыхание как можно скорее, чтобы не быть перебитой.

После первых её слов, что были размеренно произнесены ледяным голосом, тон вернулся к крику:
- У вас была вина, раз вы убили собственными руками. Вы чувствовали, что виновны, и это было вашим наказанием. Преступление повело за собой наказание. Но когда у тебя отнимают того, ради которого вы были готовы на всё, ради которого была положена жизнь, а главное, - СОВЕРШЕННО БЕЗВИННО!..

Адель бросилась на мага, замахиваясь и ударяя лёгкими кулаками по его груди. Её голос постепенно заходился зачинающимися рыданиями.

- Вы закопали это в себе, но что-то невозможно спрятать! Что-то невозможно простить этому проклятому городу, этому проклятому королевству, этому миру, в конце концов! У меня отняли саму жизнь, но не одну, а две! Вам не понять эту боль, у вас не отнимали единственную надежду, единственного близкого за всю вашу жизнь, - слова художницы постепенно замедлялись, будто давались ей всё сложнее и сложнее, а она сама, кажется, теряла ощущения. – У вас не отнимали единственного ребёнка…

Девушка успела лишь глотнуть немного воздуха после своих слов, за чем последовал тихий выдох и медленное падение вниз.

Чародей молчал. Молчал не потому что нечего было сказать, а потому что незачем. Бровь невольно поползла вверх, когда нежные женские руки стали барабанить о его грудь. Он с грустной и молчаливой полуулыбкой созерцал нарастающую истерику.

Внезапно все кончилось. Поток слов иссяк так же быстро, как и начался. Он понял, что произошло: это было видно по взгляду. Эльф подхватил постепенно обмякающее тело, и то упало чародею на руки. Без чувств.

Дежавю. И вновь он держит на руках девушку… Как много лет прошло с последнего раза? Но даже это было не так важно.
Чародей сделал пару шагов, обойдя диван с иной стороны, и, уложив Адель, накрыл ее темно-алым плащом. Усевшись на пол подле нее, маг застыл в той же позе, в которой утром его встретила хозяйка дома.

ID: 8617 | Автор: Экзарх Фиасаар
Изменено: 24 января 2012 — 8:04