Будни прошедшей войны.

Корэан Эл'Ирэ
Гильдия Ночные Эльфы

Сценка-ретроспектива.
Нордскол.
Король-Лич живее всех живых, а Серебряный Авангард только собирает все свои силы.


Солнечные лучи упали на бледное лицо.
Высокий, худощавый эльф сидел на поваленном дереве и жмурился.
Свет отражался от белоснежного снега и слепили глаза.
Сколько прошло времени, как он снова ступил на холодную неприветливую землю Нордскола? Корэан не мог сказать точно. Время слилось для него в одно тягучее Ожидание. Пути мира сводили его с многими и разводили, лица и судьбы проплывали мимо, оставляя после себя пустоту.
Серебряный Авангард не спешил, рыцари собирали силы, отвоевывая у Плети каждый ценный сантиметр этой промерзлой земли.
Тяжелая рука опустилась на плечо.
- Держи. Тут все инструкции. Как закончишь, тебя будут ждать на Востоке. Не спеши… побереги силы, эльф. – Седовласый мужчина замолчал, деловито поправил гербовую накидку, потер бороду. – Мы все хотим приблизить этот день. Но пока у нас много работы. Да, чуть не забыл. «Ваших» собирают на Черной Заставе. Что-то срочное, впрочем, как всегда.
Человек замолчал, проследил за взглядом эльфа, что выискивал что-то на горизонте и, прихрамывая, ушел в палаточный лагерь.
Корэан просидел еще несколько минут без движения. Затем надорвал конверт и пробежал глазами бумагу.
Тихо ругнувшись, эльф поднялся на ноги, спрятал бумагу за пазуху. И медленно побрел по занесенной снегом тропинке.

Ветра в тот месяц задували совершенно сумасшедше, это никак по-другому описать не удавалось. Аландрина никогда не испытывала тяги к искусству слова, а, кажется, надо бы хоть иногда.
Ей пришлось тащить орка в полном обмундировании и с жуткой раной на животе где-то километров десять до их, Черного Клинка, стоянки. Там был один человек, как он сам себя называл, Мрач, и он вроде и был спец по "исцелению" таких ран...
Они сначала долго спорили, что сделать с телом - сжечь или все-таки закопать и как вообще надо хоронить орка - по иронии, среди них не было бывших представителей Орды, сведущих в таких делах. Аландрина в споре не участвовала - в свое время она уже сожгла множество павших орков и сейчас бы наверняка сделала так же, но ее братья по ордену были весьма этим озабочены. Этот мертвый орк был хорошим товарищем.
Да, они с Аландриной едва знали Всеобщий, но это не мешало им работать максимально эффективно в паре.
А теперь у нее в голове крутилась одна идея, навязчивая такая. На лице была все тоже обычное холодно-безразличное выражение. Эльфийка сидела у дерева и медленно, тщательно точила меч.
Седовласый эльф стоял в стороне, прислонившись спиной к дереву. Выплюнув тонкую веточку, что он держал в зубах все это время, Корэан покосился на эльфийку и подошел к спорящим братьям.
- Я думаю, ему плевать, что вы сделаете с его телом… - Эльф наклонился и осмотрел труп - Если бы он желал почетных похорон и уютную могилку с цветочками и деревом, то наверняка бы остался в своей лачуге на Калимдоре. Пока вы тут рассуждаете, мы теряем время. Или желаете присоединиться?
Корэан фыркнул, развел руки в стороны и попятился.
- Сожгите его. Мы не станем копать эту промерзлую землю. – Эльф подошел к Аландрине и сел рядом – Ты как? – спросил он не оборачиваясь и с какой-то отрешенной интонацией, словно желал поставить галочку в личном блокноте.
- Жажду работы, - безразлично выдохнула на таласcийском, осматривая клинок.
Спорщики, кажется, все-таки сошлись на кремировании и теперь стали разводить костер. Поливающего всех подряд толстым слоем непристойностей дворфа отправили за хворостом и прочим, тогда как человеческая девушка, банши в родном теле, единственная кроме Аландрины женщина среди этой группки, стала готовить место и разжигать с помощью магии костерок.
- Что с латами, Джо? Как думаешь?
- Отдать бы их Темной Наковальне, как дойдем до Черной заставы, - подала голос Аландрина. На Всеобщем она говорила с густым, тягучим, поющим дарнасским акцентом.
- Джо? А ты что думаешь, Джо?
- Она права, думаю...
С орка стали стягивать ценный металл.
- Я жажду работы, - повторила эльфийка вновь по-таласcийски, вполголоса, только Корэану, - не нравятся мне эта дрянь, - неопределенно буркнула уже на родном.
- Работы или самого факта, что ты что-то делаешь? Результат или действие? – Эльф покачал головой, запустил тонкие пальцы в волосы, туже перевязал серую ленту на хвосте серебристых волос. – Зачем ты тут? – Корэан принялся проверять оружие и разложил перед собой парные клинки и кинжал, который он обычно носил в голенище сапога.
- Никуда не годится… - Буркнул эльф себе под нос, словно совсем забыл о вопросе, что задал эльфийке.
- Мне не нравится то, что я сижу здесь и смотрю, как... - оборвала себя, лихо запустила меч в ножны. Достала второе оружие - руническую глефу.
- Глупый вопрос, - прищурившись, осмотрела оружие. Заметила маленькое пятнышко крови, нахмурилась, тряхнула сочно-фиолетовыми волосами, пытаясь убрать пряди с лица.
- У Алого Ордена есть рыцари смерти, - зачерпнула немного снега, стала оттирать им пятнышко, - и они, кажется, - наши бывшие браться по ордену. Они, ясное дело, знали, как победить себе подобного, - на мгновение перевела взгляд на уже разожженный костер, тот как раз в этот момент полыхнул синеватыми магическими искрами. Раздалась ругать на дворфийском.
- Вот я и собираюсь отстать от нашей маленькой экспедиции, разведать... Мне не нравится эта дрянь, - повторила уже на родном языке синдорей.
- Второе… - тихо шепнул сам себе Корэан, убрал мечи, привычным движением проверил ремни и застежки, попрыгал на месте.
Несколько минут тишины.
Эльф наблюдал за возней у костра, размышляя о словах Аландрины, медленно переводя взгляд с каждого из собравшихся.
Развернувшись на каблуках, рыцарь смерти быстро шагнул к эльфийке и склонился над ней.
- Ты хочешь, чтобы я пошел с тобой? – хрипло шепнул на выдохе у самого уха.
Аландрина прищурилась, учуяв запах жженой плоти. К дереву, у которого она сидела, повеяло теплом, и это ей не особенно понравилось.
- Хочу-не хочу, но я сомневаюсь, что обойдусь без каких-либо осложнений... А эльфов в лесу смогут найти только эльфы, и то по их желанию. Алый орден же - сборище людей-расистов, - негромко проговорила.
Между тем, после того, как орка закинули (как оказалось, у братьев не было опыта походного кремирования, и они закинули тело орка уже после разведения костра) в пламя, к костру стали подходить и либо что-то на прощание говорить, либо же просто молчать, отдавать последнюю честь. Аландрина закинула глефу за спину, встала, прошла мимо эльфа, подошла к костру. С этим орком она прошагала по Нордсколу около полугода, а слова, что они друг другу сказали, можно пересчитать по пальцам. Но ее это не волновало.
На манер Часовых она отдала честь тлеющему телу.
Корэан проводил эльфийку взглядом, когда та прошла мимо него к костру.
Поджав тонкие губы, эльф склонил голову набок, подцепил носком сапога снег.
Рука, обмотанная обрезом черной ткани на манер перчатки, поднялась и сломала еще одну тонкую веточку с дерева, рядом с которым не так давно сидела эльфийка.
Он так и не подошел к костру, не попрощался. Единственное, чего удостоилось тело – беглый взгляд и скривившаяся линяя губ.
Аландрина отошла от костра, вопросительно прищурив глаза, стала смотреть на Корэана, без слов задавая вопрос: "Пойдешь?".

ID: 8543 | Автор: Ирисэ
Изменено: 18 января 2012 — 20:05