Старый Город Исповедь бандита

Немного сырое помещение потайного зала в склепе нагоняло тоску. Кругом было сыро, прохладно из-за ударивших на поверхности морозов, поэтому комната казалось той же штормградской тюрьмой – разве что кровати тут есть и никто не следит за тобой, как за бешеным псом. Но, безусловно, это было более безопасное место для «черных шляп», нежели лавка Джеффри. Вряд ли сюда явится стража или банда Лоренцо, чтобы поставить точку на этой долгой и кровопролитной главе истории Старого Города.

В круглом зале, явно представляющем собой старые стоки, перекрытые огромным железным заслоном с обоих концов помещения, было очень тихо. Брайан лишь лежал на кровати, читая книгу, которую смог раздобыть в книжном шкафу. Шкаф, видимо, разнообразия ради, поставил здесь таинственный «ангел-хранитель», который и помог этим людям избежать казни.

Фрэнк сидел в кресле. Вчера вечером громила был невероятно молчалив и было видно, что он чем-то сильно подавлен. Сегодня ничего не изменилось, Дерри все так же молчал, ни с кем не разговаривал и ничего не ел. Это было на него не похоже, обычно бандит был довольно весел, особенно на свободе, а сейчас веселее его был бы даже труп.

- Пора бы уже выбираться на поверхность, а то у меня от этой воды скоро шизофрения проявится... пива, чтоли, кто-нибудь принес, - вздохнул Брайан.

Фрэнк не ответил, продолжая смотреть куда-то в сторону. Глаза были красные, как будто Змей всю ночь не спал. Лицо как будто постарело, хотя еще вчера, когда они прибыли сюда, он был весел и бодр.

- Эй, Фрэнк, - окликнул Брайан товарища, чуть заинтересовавшись его молчанием.

Громила тяжело вздохнул, но отвечать не хотелось, поэтому он просто дернул плечом и продолжил изображать камень.

- Ну ладно, не буду мешать твоим философским думам, - улыбнулся Красавчик Дуайер, продолжая читать книгу. Кажется, она была про Лордеронский Алый Орден.

- Брайан, ты ведь веришь в Свет, да? - минут через пятнадцать подал голос Фрэнк.
- Только Свет ведет меня сквозь этот терн и делает мою длань крепче, дабы я мог нести свое возмездие, Фрэнк. Конечно, я верю в Свет! - усмехнулся после столь пафосной речи Красавчик.
- И что говорит Свет про месть?
- Не знаю, что конкретно про месть... но те, кто когда-то отнял жизнь, Фрэнк, должны заплатить за это огромную цену. Те же, кто не осознает тягость своей вины и продолжает нести зло и скверну в этот мир, достойны лишь возмездия. А что такое?
- Мать убили, - едва слышно прохрипел Дерри, после чего буквально взвыл. – Су[:lll:]и, ненавижу!

Громила схватился за голову и стиснул ее, да так и остался сидеть на месте.

- Кто? Когда? - с беспокойством спросил Брайан обозленного собеседника.
- Догадайся, кому мы можем встать поперек горла? - Фрэнк обмяк в кресле. Глаза были абсолютно пустыми. Он не плакал, давно забыл, как это делается, но если бы мог, то рыдал бы не переставая.
- Нужно забрать брата... А потом найти Лоренцо и всадить ему пулю в лоб... Во имя, мать его, Света!
- Света? - с легчайшей ухмылкой спросил Красавчик. - С каких пор ты стал верить в Свет? Но до Лоренцо мы доберемся. И до тех, кто убил Джеффри, тоже. Обязательно. Они убили святого человека, мать их.
- Как узнал про убийство, так и поверил, - Фрэнк зарычал в бессильной злости. - Это расплата за мои грехи, я должен был защитить ее, но не сделал этого...
- Значит, теперь ты будешь мстить?
- Даже не сомневайся в этом.
- Ну, теперь в нашем распоряжении целый арсенал, - Брайан указал на стену, которая вся была увешана стойками с разнообразным оружием и доспехами. - Мы разберемся с этим, как только явятся Конвей и этот "Баттерфлай".
- Знаешь... Нужно будет сходить в церковь, после того, как мы прикончим ублюдков и заберем Лео...
- Лучше сходить и сейчас. Тебе стоит исповедаться, чтобы было ясно, что твой дух стремится к чистоте, а намерения - к добродетели, - Брайан оторвался от книги и опустил голову на подушку, давая затекшей шее отдых.
- Ну, пошли, - Фрэнк поднялся. - С оружием туда можно? Не хочется попасть под стражу сразу после побега.
- Думаю, сейчас, ночью, можно будет проскользнуть мимо. Накинем капюшоны для лучшей страховки, - Брайан встал, чуть размял ноги и прошел к шкафу с новыми вещами. Где-то там он видел капюшоны и короткие плащи.
- Ладно, - громила подошел к напарнику и заглянул в шкаф. Вскоре он уже одевался, застегивая под горлом плащ, да накидывая капюшон на голову, он тихо вздыхал, но, когда оделся, то замолчал, ожидая Брайана.

Около пяти минут прошло, как оба разбойника оделось и выбралось наружу через склеп. Брайан оделся в короткий темно-зеленый плащик и рясу. Держа покрытую голову чуть к низу, словно монах, он молча пошел к выходу с кладбища, который вел непосредственно на соборную площадь.

Дерри шел за ним следом. Одетый в рясу - он чувствовал себя не слишком уютно в этой довольно свободной одежде. Тем не менее, он старался делать все так же как Красавчик. Опустил голову и шагал вслед за напарником.

- Держись естественно, не выходи на свет - вон там слева стражник. Не поворачивай головы... - шептал Красавчик, проходя мимо зажженных фонарей.

Фрэнк не отвечал, просто делал все, что говорил ему Брайан. Непринужденно шагать вперед, смотреть в землю, осторожно и быстро поправить капюшон, стражник даже не обратил внимания на двух идущих монахов.

Ещё через десять минут они добрались до собора - идти было относительно недалеко, и они оба в кротчайшие сроки и без подозрений добрались до места назначения. Войдя под крышу собора, Брайан снял капюшон и, вдохнув воздуха, пошел дальше, шепча какую-то молитву.

- Что ты говоришь? - негромко поинтересовался Фрэнк, откидывая капюшон. Ему было не по себе, он ни разу в жизни не был так близко к чему-то святому, а тут целый собор. Было от чего нервничать.
- Молитва. Её читал мой отец, когда шел на исповедь, как и его отец. Что-то вроде семейной молитвы. Идем.

Он прошел в сам собор. Даже в позднее время здесь горечи сотни свечей, которые озаряли огромное помещение. Священники слонялись и болтали о чем-то своем.

- Вот, иди туда, - Брайан указал на кабинку в углу помещения. - Исповедуйся. а мне нужно... помолиться.
- Эм... Ладно, хоть и хер знает, как это делать...

Фрэнк нахмурился и пошел к кабинке. Несколько секунд собирался с духом, но все же открыл дверцу и вошел внутрь. Пахло тут странно, довольно приятно. Какое-то окошко...

Через минуту с той стороны послышался звук, будто кто-то вошел на ту сторону кабинки и уселся. Некто (видимо - один из служителей) молчал, ожидая слов Змея.

Громила хмыкнул, но почти сразу же начал говорить:

- Доброй ночи, святой отец, - он провел рукой по лысине и продолжил, - Я не знаю, что мне нужно говорить, не знаю, должен ли, но я хочу очистить свою душу и надеюсь, что вы поможите.
- Если ты пришел сюда, сын мой, значит, тебя что-то беспокоит. Если ты хочешь очиститься, то значит, что на тебе что-то есть... какой-то грех. Скажи, что тебя волнует? - донесся старческий голос с того конца кабинки.
- Меня волнует то, что я прожил всю свою жизнь во грехе... - голос громилы на миг дрогнул. - Я убивал, много убивал ради денег... Но теперь наступила расплата и я не хочу, чтобы она продолжалась... Они убили мою маму, и я боюсь, что они придут за братом... Скажите, должен ли я отомстить им?
- Для начала ты должен очистить себя, иначе этот урок станет для тебя пылью. Философия Святого Света учит, что нужно быть снисходительным к каждому. Даже самый яростный паладин должен обладать мудростью, чтобы отличить добро от зла, и не причинить вред невинному. Узнай, правда ли они помечены печатью зла, и стоит ли брать на себя очередную душу, сын мой.
- А если все это правда? Если это действительно их рук дело?
- Если так, и они действовали с чистым разумом - то достойны твоей мести. Но помни - месть порождает месть. Пролив кровь один раз, она прольется другой. Все в мире взаимосвязано.
- Тогда, что мне делать? Или... я сам должен это понять, да?
- Именно, сын мой. Пойми, насколько будет сладка месть для тебя и насколько плачевна для других. Стоит ли мстить это той цены, - вновь ответил старик.
- Хорошо, я подумаю об этом и сам решу, что мне делать, - хрипло согласился бандит.
- Не забудь помолиться перед алтарем, сын мой, дабы дать знак, что твоя душа более несет тебя только к светлому, а сам ты несешь в себе частицу Света.
- Спасибо, святой отец, - Фрэнк кивнул и толкнул дверцу, покидая кабину. Он медленно прошел к алтарю, опустился перед ним на колени и понял, что ни черта не знает, как нужно молиться. Однако на алтаре была высечена надпись очень похожая на молитву:
- Свет мой, создатель мой, благодетель мой, не оставь меня блуждать во мраке, не позволь мне утонуть в грехах моих, помоги мне творить волю твою, - тихо прошептал Дерри, после чего продолжил уже самостоятельно. - Дай мне силы простить врагов моих, позволь моей душе примириться с ними и показать им Свет...

После этих слов бандит поднялся с колен и несколько секунд стоял с закрытыми глазами, а потом пошел к выходу.
На выходе его уже ждал Брайан. Как обычно в черном, с покрытой головой.

- Пора домой, Фрэнк. Думаю, эта ночь многое для тебя значит, - сказал он, встретив товараща и далее весь путь до кладбища аккуратно шагая за ним.
- Угу, - коротко ответил громила. Когда они подошли к склепу он тяжело вздохнул:
- Пойду спать, не могу, весь какой-то... брр, - он вздрогнул и помотал головой. - Спокойной ночи, Брай.
- Спокойной ночи, Фрэнк, - Брайан повесил на гвоздь медальон, на котором был изображен символ Святого Света и какая-то молитва на староараторском, лег на кровать и закрыл глаза.

ID: 8508 | Автор: EatMyDust
Изменено: 15 января 2012 — 23:04

Комментарии

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
16 января 2012 — 12:19 Zenov
16 января 2012 — 15:50 Elkon

Слушай, Зеня, а ведь в тему. Я тоже думал об этой песне. Спасяба :*