Abyssus abyssum invocat 1. Неслучайные случайности

Фелоран Огонь Души
Эттелиена

Мастер: Давать ему энергии больше она не рисковала – неизвестно, как отреагирует на это эльф. Вырожденная порода.
- Такие простые чары так сложно тебе даются из-за Скверны в твоей крови? – поинтересовалась она. Мужчина виделся ей слабо, лишь силуэтом, зато она прекрасно видела ауру, причудливое смешение энергий.

Зендарин: - Я не слаб, - коротко откликнулся мужчина, закончив плетение чар. Пещеру озарила небольшая вспышка, и чародей опёрся на посох. - Скверна лишь один из видов усилений. Для меня нет в ней сакрального смысла. Можешь проверить прочность и силу чар. Я не понаслышке знаком с искусством зачарования, - не без гордости хмыкнул эльф.

Мастер: - Я к тому, что ты весь мокрый от стараний, - она усмехнулась.

Зендарин: - Я выкладывался на полную. Эльфы крови не признают халтуры, - усмехнулся в ответ мужчина.

Мастер: Лораэлин иронично повела бровью, надевая браслеты. Магический фон разом поблек, сдулся, стал менее заметным и более приближенным к виду обыкновенного эльфа. Впрочем, шал’дорай по-прежнему мало напоминала живое существо – губы не шевелились, когда говорила, эмоции выражала по памяти, а не потребности, многих деталей внешности не наблюдалось. С этим можно было работать.
- Имеется убежище? – она поднялась на ноги.

Зендарин: - На Расколотых Островах? В Сурамаре? Где-то в другом месте? - принялся уточнять её новый партнёр.

Мастер: - В надёжном месте.

Зендарин: Зендарин кивнул и сощурился, пристально изучая шал'дорайку и, очевидно, делая какие-то свои выводы.
- Да, пожалуй, если брать места наиболее безлюдные и сложнодоступные, у меня есть ряд вариантов. Отсюда, впрочем, добираться небыстро, так что промежуточным вариантом выберем Даларан. Нет более удачного места для того, чтобы укрыть от лишних взглядов подозрительную личность, как место ими переполненное, - мужчина насмешливо фыркнул. - Только есть одна проблема. Я-то тебя как свою ученицу представлю, но нам нужна продуманная и правдоподобная история, которая устроит нас обоих, и нам нужно поработать над твоими манерами. Ты скорее напоминаешь конструкт, чем живое существо.
Деятельный эльф, которого, казалось, было не заткнуть, принялся осматривать пещеру пристальным взглядом.
- Ты голодна? Давно тут?

Мастер: - Элементаль. Любой сведущий маг скажет тебе, что я элементаль, - поправила его шал’дорай. – Я не голодна ни в общепринятом смысле, ни в своём собственном. Во мне достаточно маны. Что до истории… У вас в Даларане запрещены визиты сурамарских эльфов?

Зендарин: Зендарин с интересом взглянул на женщину и сел на ближайший камень, доставая из сумки какие-то сухие припасы и флягу.
- Хорошо, но я поем, а ты пока расскажи, что с тобой случилось и как ты выжила?

Мастер: - Я умерла, - сухо сказала Лораэлин.

Зендарин: Эльф крови даже не подавился от таких внезапных откровений, с тем же заинтересованным видом дожевав сухую лепёшку, он сделал глоток из фляги и уточнил.
- Как? У Колодца?

Мастер: - Да. Почти. – Она взглянула на него, раздумывая, насколько стоит быть откровенной со своим нежданным союзником. Впрочем, они заключили договор, потому странное чародейское создание продолжило: - К нам пришли демоны, которые предложили народу Сурамара очень простой выбор: мы принимаем их условия и оказываем им… поддержку или они отбирают у нас Колодец. Разумеется, Колодец очень важен, мы не могли его утратить. Только Талисра решила, что мы почему-то справимся с ордой демонов с Колодцем или без него – и взялась убедить в этом Великого Магистра, да пребудет вечно её душа в потоках арканы. Великий Магистр отправила Первую Чародейку долго и хорошенько думать, а взамен Талисра учинила мятеж. Я погибла в том мятеже, её первая жертва. Но… видишь ли, моя лояльность Сурамару столь безупречна, что некогда я заклинала вытащенный ныне артефакт и творила Колодец с другими чародеями. Моя душа нашла там пристанище – и я продолжила службу моей родине. Когда погибла Великий Магистр, когда пал Колодец – я собрала остатки силы, плескавшейся в нём, и сформировала привычное виду тело. Несовершенное, судя по твоим словам… потому что неживое, сотканное из магии.

Зендарин: Син'дорай внимательно смотрел и слушал рассказ своей нежданной союзницы. И батарейки. Союзницы-батарейки. Губы чародея дрогнули в ухмылке.
- Что же, значит, нужно научить тебя жить заново. Ну или хотя бы успешно имитировать жизнь. Пока мы будем в обществе других живых существ, ты должна и есть, и пить, и использовать свой рот, когда говоришь. Тебе нужно заново вспомнить эмоции, ну это будет несложно, ведь с тобой буду я, - снисходительно улыбнулся сребровласый эльф. - А ещё... поработать над большей... детализацией своей... внешности.

Мастер: Это было необходимо, с этой необходимостью мирились.
- Мне понадобится зеркало. - Она задумалась. - И картинка. Я слишком отвыкла от своего старого внешнего вида, едва ли вспомню его во всех мелочах.

Зендарин: - Держи. - Маленькое зеркало легко нашлось в сумке чародея. Не то чтобы его это смущало. - А что за картинка тебе нужна? И, скажи, если ты оставишь старое имя, никто ничего не заподозрит?

Мастер: - Шал'дорай - быть может, твоя же родня едва ли слышала. Из прочих - разве что реликты вроде Тиранды, больше никто. - Она приняла зеркальце с едва уловимым кивком. - Картинка... образец внешности. - Она подняла взгляд на него. - Я могу преобразовать эту оболочку так, что буду выглядеть точно тобой. Пожалуй, это будет наиболее детализированный вариант, впрочем, ты можешь предложить свой.

Зендарин: - Я могу тебе показать... - усмехнулся эльф, создавая прямо перед своей аномальной союзницей проекцию эльфийки крови. Обнажённой. - У меня чрезвычайно хорошая зрительная память, - не сумел удержаться чародей от очередного комплимента в свой адрес. - Одежду я тебе тоже могу показать. Имя оставим старое или возьмём что-то близкое моему народу?

Мастер: - Думаю, притвориться син'дорай будет хорошим решением. Не придётся тратиться на долгие объяснения, - она удовлетворённо кивнула. - Судя по твоему имени, фамилии у вас не в ходу?

Зендарин: Зендарин неоднозначно хмыкнул.
- При рождении я носил другое имя. Но после падения Высшего Королевства многие эльфы крови решили отказаться от старых имён и взять себе новые, по разным причинам. У нас есть фамилии, хоть и не все ими пользуются. Я, например, просто Зендарин. Ты можешь быть Лораэлин Шёпот Солнца... или что-то ещё в этом духе. Это не так сложно, как создавать Ночной Колодец - любой гибрид крови, солнца и капельки поэзии сделает тебя прирождённой син'дорай. Любые расспросы о прошлом всегда можно мягко пресечь парой загадочных фраз - в нашем обществе это нормально, многие решили похоронить своё прошлое вместе с прошлым высших эльфов, - голос чародея, пропитанный насмешливой иронией, всё равно отчего-то звучал не так уверенно, как его прошлая бравада.

Мастер: - И ты тоже хоронил прошлое, - прозвучало констатацией, впрочем, не потому, что она была уверена, а потому, что ей было, в общем-то, всё равно. - Зендарин... что это вообще значит? Значения слов вашего языка угадываются смутно, он какой-то... слишком извращённый. Даже в сравнении с калдорайским. Диалекты, - она закатила глаза, совсем как настоящая.

Зендарин: Зендарин широко улыбнулся. Вот, вот было куда лучше, куда естественнее. Она быстро учится. Или вспоминает. Способ не так важен, важен результат.
- Блестяще! Ты уже делаешь первые успехи в выражении эмоций! - торжественно поздравил её эльф. - Моё прошлое, как и любое прошлое, мало что значит сейчас, потому что оно уже прошло, - пояснил чародей. - А с извращениями ты попала в самую точку, - улыбка превратилась в ухмылку.

Мастер: Видимо, пренебрежение к «низшим» собратьям было тем, что нельзя было вытащить из сурамарца никакими способами, даже смертью.
- Судя по тому, что ты не ответил, твоё имя ничего не значит. Как у круглоухих короткоживущих, - она передёрнула плечами. Полюбопытствовала: - Даларанская мода?
Она поставила зеркальце напротив, придержала пальцами и убрала руки, оставляя его парящим в воздухе. Проекции подровняли рост, форму тела - всё, что казалось Лораэлин несовершенным или недостаточным. В завершении действа укрепила свою новую оболочку и сняла браслеты, надев их на по-своему манекен. В одно мгновение шал'дорай не стало. Вокруг была энергия, пронизывающая, мощная - её было столько, что можно было задохнуться. Слишком много для син'дорай. Эта энергия плескалась рядом, не касаясь его, дабы не навредить, но он мог протянуть руку и взять её, пока она умещалась в свою новую оболочку неторопливо и обстоятельно.

Зендарин: - Данное мне при рождении имя имело перевод, как и имя моего отца и отца моего отца и так далее. Но тебя не касается ни их перевод, ни даже примерное значение. Равно как и значение моего нынешнего имени, - высокомерно пояснил син'дорай. - Даларанская мода проста и незамысловата - фиолетовые одеяния и платья. Но я не член Кирин-Тора, так что рядиться в их форменные одежды нам смысла нет. Выбери что-то талассийское, - у чародея и вправду оказалась удивительно хорошая визуальная память, потому что скоро пещеру просто заполонили голограммы с самыми разными нарядами эльфийских модниц. - Что побудило тебя стать моей ученицей? Если нас застанут с расспросами, от которых нельзя будет отвертеться, ты должна знать ответ на этот вопрос. Ты не должна быть похожей на безмолвную и затюканную рабыню, это вызовет ненужные подозрения, - эльф обращался, по сути, к пустоте, ведь вокруг была лишь чистая энергия, мощь которой пьянила его. Пока Зендарин разговаривал, он неторопливо вбирал эту энергию в себя, мало помалу, привыкая к её чистоте, смакуя её древнюю силу.

Мастер: Энергия мягко обволакивала его, не пугаясь. Её было много, очень много, больше, чем он мог поглотить, но меньше, чем желал бы.
Впрочем, там было кое-что не энергетической природы, что-то живое, что ускользало от него, стоило только задеть. Несложно было догадаться, что это было её сущностью.
Она отзывалась мягкой тёплой вибрацией. В неё можно было бы погрузиться. Прочитать. Изучить. Но аберрация торопливо прятала сущность в оболочку.

Зендарин: Это были новые чувства, новые ощущения. В мозгу Зендарина рождалось множество аллюзий разной степени пристойности, но ему однозначно нравился этот процесс.
- Налево, направо, прямо. Впусти меня, моя маленькая тайна, - улыбался эльф, почти нежно рассекая энергетические потоки руками, пытаясь коснуться ускользающей сущности.
Зендарин c удовольствием зажмурился, изучая чужие воспоминания, чужую жизнь, чужие ощущения. Это было интересно, остро и ярко, несмотря на некоторую, ожидаемую, однообразность. То, что он погружался в этот поток свободно, не чувствуя никаких барьеров и заслонок, доставляло его разуму особое наслаждение. Изучив всё, чародей замер. Он парил чуть над землёй от избытка энергии, что струилась по его венам и обтекала его полностью, с улыбкой чистого блаженства на лице. Прекрасно. Просто восхитительно.

Мастер: Энергия, что была вовне, тем временем отхлынула и исчезла, втянувшись в новую оболочку. Син'дорай пошевелила рукой, повела плечами.
- Прекрасно выглядишь.

Зендарин: Зендарин открыл глаза, глядя на женщину. Она была полностью обнажена, что впрочем не смущало их обоих. Высокий рост, выше, чем он помнил у той, другой эльфийки, образ которой примерила на себя Лораэлин. Теперь она была его роста, и на него смотрели пылающие зелёным глаза, сияние которых погасло больше десяти лет назад. Но все пропорции были те же, что он помнил так ярко. Та же объёмная грудь, широкие крепкие бёдра, белоснежная, идеальная кожа, на этот раз лишённая всякой пигментации, тёмные волосы, ниспадающие на острые ключицы. Мужчина подошёл ближе, сходя на твёрдый каменный монолит пещеры и его холодные пальцы бесстрашно коснулись груди, проверяя её упругость.
- Ты тоже, - тихо откликнулся чародей, глядя в эти до боли знакомые глаза, словно увидел призрака.

Мастер: - Кем я была? - она не вздрогнула. Интересно, были ли у этого конструкта нервные окончания? Хотя, безусловно, Лораэлин чувствовала его прикосновение на энергетическом уровне, когда его аура резонировала с её сущностью.

Зендарин: Другая рука, не встретив сопротивления, потянулась к её бедру, желая опробовать его, и невесомо провела по бархату её кожи, словно желая проверить остроту восприятия.
- Непубличной особой из приличной семьи. Она... ты, - сходу поправился син'дорай, - изучала арканную магию во всей широте её проявлений и восхищалась мной в силу моего необычного прошлого... если разобраться в терминологии, Эттелиена действительно была моей ученицей, но, к сожалению, достаточно непослушной и любознательной, чтобы отправиться с принцем в поход, закончившийся захватом манагорнов в Пустоверти, и практически полным разгромом дренеев... - глаза эльфа неотрывно смотрели в зелёный пламень глаз точной копии син'дорайской волшебницы. - Ты написала мне письмо, восторженно сообщая о вашей победе и успехах в освоении чуждых вам технологий, а затем... затем Аккаретморн угасла вместе со всеми, кто пал в Крепости Бурь, за исключением, разве что, последнего Солнечного Короля.

Мастер: - Эттелиена Аккаретморн, - повторила бывшая шал'дорай. Зелень её глаз на мгновение высветилась ярче. - Ты желаешь сохранить её?

Зендарин: Зендарин чувствовал колебания её энергии. Её глаза вспыхнули ярче от его прикосновений. Значит, она умеет чувствовать. Мужчина хмыкнул и убрал руки.
- На твой вкус. - поколебавшись мгновение отозвался син'дорай.

Мастер: Лораэлин повторила его хмыканье и обратила наконец внимание на расставленные магом заботливо наряды. Выбрала тёмное закрытое одеяние. Пришлось немного поколдовать для того, чтобы село на неё как влитое.
- В любом случае, ты вряд ли был единственным её знакомым.

Зендарин: Чародей лишь усмехнулся, приметив её хмыканье. Шал'дорайская чародейка быстро училась или быстро вспоминала, как выражать эмоции. Это не могло его не радовать.
- К счастью, большая часть её знакомых уже давно мертвы, как и её семья. Возможно, кто-то затесался среди Провидцев, я не узнавал.

Мастер: - Провидцев? - уточнила Лораэлин. Посмотрела в зеркало, чуточку поморщилась, оценив жар Скверны. Впрочем, будь она живой, может быть, была бы среди них?

Зендарин: - Боюсь, мне придётся дать тебе несколько уроков истории. - чародей коснулся её своей рукой её лба, передавая воспоминания, хлывнувшие могучим потоком. Падение Кель'Таласа. Становление новой нации. Поход Кель'таса. Воспоминание о публичных взаимоотношениях с той, от которой теперь Лораэлин было не отличить. Изредка мелькающие обрывки более интимных сцен и, за исключением этого, полный вакуум, относительно информации о самом Зендарине.

Мастер: «Ученица» ограничилась кивком, подкрепленным словесной формулой благодарности.
- Каковы твои текущие планы? - поинтересовалась наконец.

Зендарин: - Найти убежище, для нас с тобой, помочь тебе освоиться, изучить тебя максимально подробно, и... дальше разберёмся. - уклончиво ответил син'дорай.

Мастер: - Ты говорил, что у тебя есть убежище, - напомнила чародейка, - или ты под прицелом настолько, что не можешь верить старым хранилищам?
Право не разглашать планы целиком она признавала. Другое дело, что подобного рода ответ пах серьезными проблемами. Стало быть, господин Зендарин успел вляпаться?
Последнее спросили вслух.

Зендарин: - Убежище есть, и даже не одно, я, по счастью, пока ещё никуда вляпаться не успел. - с ухмылкой ответил чародей. - Но я не думаю, что тебе стоит лишний раз отсвечивать в обществе, пока не освоишься в нашей культуре и традициях, пока не научишься воспроизводить эмоции так, как это необходимо. Мне кажется это логичной мерой предосторожности, - син'дорай вопросительно взглянул на свою «ученицу».

Мастер: - Только если так, - легко согласилась «ученица», прослушав повторение ранее оговоренного. Подала ему руку. - Что же, учитель, я готова идти.
Едва мужчина коснулся её руки, как один из фрагментов её шал'дорайского прошлого предстал перед его глазами так ярко, словно он проживал его сам, глядя её глазами.

Зендарин: - Да, Лора, нам пора, - отозвался эльф, помешкав несколько мгновений. - Спасибо.

Мастер: Фрагмент тот повествовал о её посмертии. Она не ушла, не смогла уйти, связанная с Колодцем, и день за днём перемещалась в его "физическом" воплощении, сосуде для древней энергии, пронизывавшем все уровни Цитадели.
Зендарин увидел сотворение арканного "конструкта", Скорпирона, так ясно и чётко, словно сам стоял там и читал заклинания. Знания эти врезались, отпечатались, растворились. Кто знает, может быть, с источником похожей мощи он сможет сотворить конструкт не хуже?
Как последнее средство для незваных гостей убежища - или первое для собственной армии.

Зендарин: Пребывая в лёгкой эйфории от поглощённого фрагмента энергии, в котором заключалась столь полезная информация, чародей нервно тряхнул головой и кивнул Лоре, направляясь к выходу из пещеры.
- Итак, сейчас мы отойдём отсюда как можно дальше, чтобы те, кто придут по твоему следу, не могли отследить нас и двинемся прямиком к ближайшему ордынскому лагерю, - инструктировал на ходу сребровласый син'дорай. - Там мы отправимся в Даларан, поскольку это ближайший способ попасть в Луносвет и уже там сделать тебе новые документы через моих знакомых - скажу, что объявилась моя ученица, задержавшаяся в Запределье, - твои знания об аркане вполне сойдут за приобретённые там, если только ты не решишь поразить наших врагов или друзей какой-то сурамарской спецификой. - Зендарин усмехнулся. - Ну а так, всё должно пройти гладко и с новыми документами мы отправимся в одно из моих убежищ, где и заляжем на дно, на какое-то время, пока ты не освоишься. Ещё можно добавить, что в Запределье ты перенесла серьёзные травмы в битвах у манагорнов, и списать на это все твои странности и то, что ты не сможешь вспомнить тех свои знакомых, которых не знаю я, но должна знать Эттелиена Аккаретморн и вообще любые подозрительные эпизоды, буде такие возникнут, - мужчина осмотрелся и удовлетворительно кивнул сам себе. - Вопросы? Дополнения? Возражения? - уточнил напоследок эльф, оборачиваясь к своей новой-старой «ученице».

Мастер: - Пока нет. Предпочту понаблюдать и посмотреть, что да как, - «Эттелиена» одарила его обворожительной улыбкой, следуя за ним. Подобрала подол платья одной рукой. - Я бы хотела больше узнать о твоих исследованиях, в твоем убежище есть рабочие тетради?

Зендарин: - И свитки, и фолианты и даже парочка манускриптов завалялась, - усмехнулся в ответ на улыбку чародей. А она быстро вживалась в роль. - И, безусловно, там найдутся чистые тетради, свитки и всё, на чём тебе только хватит смелости писать, - усмешка чуть скривилась, а глаза Зендарина задорно сверкнули зелёным.

Мастер: - Смелости? - она фыркнула, а затем рассмеялась. - Идём, чародей. Я покажу тебе свою смелость... потом.

***

Links, rechts, gradeaus -
Du bist im Labyrinth
Links, rechts, gradeaus, links, rechts, gradeaus.
Keiner kann dir sagen, welche Türen die richtigen sind
Mein verlornes Kind

Links, rechts, gradeaus
Du bist im Labyrinth
Links, rechts, gradeaus, links, rechts, gradeaus.
Keiner kann dir sagen, wer die guten und die bösen sind
Mein verlornes Kind©

Oomph! – Labyrinth.

ID: 20130 | Автор: Void Guard Ramgarrot
Изменено: 8 июля 2018 — 21:53