Самый неожиданный визит в самый обычный вечер

Нил Мюррей
Граф Драйлин Крайтен

Крайтен Холл, сумерки. Этот зимний вечер выдался довольно прохладным и снежным. Нет, снега было не много, но достаточно, чтобы покрыть всё вокруг белоснежной скатертью, отливающей голубым под вечерними облаками, низкими и такими же белыми.

– Вашсиятство! – негромко произнес стражник. Хороший начальник знал бы, что его звали Питер, у него двое детей и жена, что он – немолодой ветеран войны, и всё такое. Но самое главное – что сегодня он нес дежурство у ворот замка.
– У входа какой–то...
– Кто? – Драйлин явно был недоволен, что его посмели тревожить. – Кто ещё там?
– Бродяга отирается в плаще и с лютней. Говорит, вы будете рады его видеть. Прикажете арестовать? – И он снова замолк, глядя в пол и как–то неуверенно переминаясь с ноги на ногу.
– Бродяга? – Его брови слегка подались вверх. – Что ещё за бродяга? Он назвался?
– Никак нет, Ваше Сиятельство, не соизволил. – Старый солдат вновь замялся. – Имеет наглость говорить, что готовит сюрприз в виде радостной встречи.
– Должно быть, это очередные шуточки моего братца, – граф недовольно поджал шубы и вздернул голову. – Проси.
– Разрешите пойти и прогнать его, вашбродие? – поднял голову солдат.
– Я же сказал, – голос его стал строже и выше. – Сюда его.
– Есть! – почти крикнул седой воин и исчез так же внезапно, как и появился, лязгнув доспехами.

Спустя какое–то время в коридорах замка раздались шаги, и послышалось эхо знакомого голоса.

– Я и сам, в общем–то, знаю дорогу.

И чуть позже:

– Полегче, этой шуткой действительно можно заколоть, я сам видел.

Драйлин, стоящий у камина в своём лиловом мундире королевского чиновника, слегка повернул голову в сторону двери, пытаясь прислушаться и разобрать слова. Пиджак был расстегнут, под ним виднелась белая шелковая сорочка с пуговицами из темного жемчуга.
И, разумеется, следом появились тот самый стражник и Нил Мюррей собственной персоной, недовольно поправляющий плащ.

– Видите, я не заблудился, незачем было меня провожать.

В ответ стражник, с алебардой наперевес лишь грубо буркнул что–то.

– Нил? – тихо спросил аристократ, не веря своим глазам. – Это получше любой выходки братца.

Губы его изогнулись в теплой улыбке, граф с интересом рассматривал нежданного гостя, которые не заходил в эти края вот уже много лет.

– Уж не припомню визита к знакомым, чтобы мне не преградил путь какой–нибудь цепной пес с холодной сталью вместо мозгов, – добродушно заметил бард, покосившись на стражника. Тот побагровел от злости до кончиков пальцев.

Нил же шагнул в комнату и, откинув за спину белый плащ, поклонился. Сразу стал виден щегольской наряд: темно–лиловый жилет, такие же брюки, белая рубаха и серые, до колен, сапоги. Лютня была та самая. Старая, видавшая виды лютня, расписанная узорами и надписями, местами корявыми..

– Доброго вечера, граф. Прошу прощения за столь поздний визит. Другого времени было просто не выбрать.
– Что вы, дорогой мой, – Драйлин подошел ближе и развел руки в стороны. – Двери моей скромной обители всегда открыты для вас. Однако, вы почему–то так редко навещаете ценителя вашего таланта.

Светлейший улыбнулся немного шире, а затем одарил стражника холодным взглядом. Старик без слов понял намек и удалился, закрыв за собой дверь.

– Почему–то свободное время в последние месяцы стало роскошью, – развел руками Нил и оглядел "скромную обитель" взглядом человека, не ценящего роскошь по достоинству.
– Где же вы были, друг? Что видели? Тайны каких народов раскрывали? – граф провел Нила к камину и усадил его на мягкую бархатную софу, сам же уселся в кресло напротив. – И что нового в вашей жизни? Ведь вы сродни свободному восточному ветру: сегодня здесь, а завтра тут.

В камине потрескивали поленья, недавно уложенные в общую топку, а потому разгоравшиеся с новой силой. Стены гостиной были затянуты темной древесиной в тон сколькому паркету, а на потолке вырезаны массивные барельефы подвигов давно минувших лет. Настенные подсвечники были погашены. Камин был единственным источником света в комнате.

– Я навру с три короба, если отвечу, что был хотя бы на Калимдоре, старый друг. – Нил оторвал взгляд от заинтересовавшего его пола и посмотрел на графа, как человек, вляпавшийся в очередную авантюру. Блеск в глазах, и всё такое. – На этот раз всё было гораздо ближе. Ах, как ранимо сердце поэта.

Бард загадочно хмыкнул, глянув в камин.

– О чем вы? – удивился граф. – Вас кто–то обидел?
– О, да, – негромко рассмеялся он в ответ, откинувшись в кресло. – Вы не поверите, я попал в плен к банде разбойников, а затем был пленен.. их атаманшей.
– То есть как? – граф удивился ещё больше. – Что ещё за банда, что атаманша?
– А, – махнул рукой. – Мелкая шайка, орудующая в Сумеречном лесу, там, где он переходит в Тернистую долину. Но это мелкие подробности. Но что за атаманша... – Он с наслаждением потянулся, прикрыв глаза. – Какая песня вышла бы.
– И все это время вы были пленником? – его губы тронула хитрая улыбка. – Зная вас, я не могу в это поверить.
– Мне удалось соблазнить ее и стать в банде не пленником, а желанным гостем. – Он принялся рассказывать, блаженно улыбаясь. – Темнокожая и горячая, что за ночи мы провели с Син. Я жил в их лагере, питался их едой и получал долю от их добычи лишь за то, что радовал атаманшу.

Драйлин был шокирован. На мгновение его губы дрогнули, но лишь на мгновение. Аристократ быстро взял контроль над собой, и его лицо приобрело выражение благородной неподвижности. Нет, он, конечно, понимал и принимал ночные похождения в спальни фрейлин королевского Двора, сам был не прочь.

– Святой Свет, – театрально охнул граф, подавляя любопытство. – А если бы войска королевства занялись разгоном банд у наших южных границ. Нил, вы совершенно не заботитесь о своей жизни.

– Небеса, я был бы там и поныне, но ветер шепнул мне, что пора бы сменить обстановку. Я хотел уговорить ее сменить образ жизни и пойти со мной, и однажды это почти удалось. Но только почти. – Нил горестно вздохнул и покачал головой.
– Она осталась верной себе, – предположил аристократ, уставившись на огонь. – Как и вы, верно?
– Недавно я сказал ей, что собираюсь уйти. И тогда она разрыдалась и вновь приказала заковать меня в цепи. Ты никуда от меня не уйдешь, – сказала она. Как она могла так поступить со мной?!

Светлейший лишь пожал плечами. Откуда его было знать мотивы поступков разбойников с большой дороги?

– Мне ничего не оставалось, как вскрыть замок, украсть коня и поджечь лагерь. Но она не оставит это просто так.
– Да, – протянул граф, улыбаясь. – Приключения сами находят вас.
– Чертовски верно подмечено, граф, – улыбнулся Нил. – Они почему–то сами падают на голову, как вот этот снег.

Он поднялся с кресла и медленно подошел к окну. Отдернул штору.

– Красиво, правда? Taikatalvi, как сказал бы какой–нибудь впечатлительный дварф. Зимняя магия.
– Благо, что у нас теплая южная зима, – улыбнулся Драйлин, поворачивая голову к окну. – Говорят, что в Лордероне зимы холодные и затяжные. Это ужасно.

Граф также поднялся и подошел к окну.

– Но мне нравится то, что я вижу. Очень красиво, – кивнул он. – Правда, я с ужасом представляю дорогу в столицу. Она займет как минимум день.

Нил с легким прищуром посмотрел на что–то внизу и, покачав головой, задернул штору. Провел ладонью в волосах и вздохнул, затем улыбнулся вновь.

– Не исключено. – кивнул бард, – но это не повод расстраиваться. А как дела в королевстве?

Это был скорее вопрос из вежливости, чем по существу. Нил и сам прекрасно знал, как дела в королевстве и это было очевидно. Казалось бы, он ищет, как подобраться к вопросу, действительно волнующему его.
Стоило Нилу произнести одну из сокровенных фраз, как Драйлин тут же превратился в холодную деталь королевской бюрократии, бормоча, казалось бы, заученный текст.

– В королевстве все хорошо, – монотонно начал он. – С фронтов приходят хорошие новости, мы одерживаем одну победу за другой. Казна пополняется бесперебойно и успешно осваивается. Мы снова побороли коррупцию, уже в третий раз за последние четыре года. Награды получают все, причем регулярно. А значит, королевство процветает! Пускай славится Их Величество!
– Пускай, – резонно разрешил Нил с улыбкой и вновь задумался. Как же, как же, как же?

Молча, он вернулся в кресло, по привычке ловким движением уложив на колени лютню.

– У меня к вам просьба, граф, – произнес он после недолгого молчания. – Я бы даже сказал, вопрос жизни и смерти.

Прямая просьба была избрана лучшей тактикой.

– Просьба? – он обернулся вслед за собеседником, направляясь на софу. – Какая просьба? Я слушаю вас.
– Нужно спрятать одну даму. Я счел ваше поместье лучшим местом. Роль, допустим, кухарки вполне подойдет.
– Какую даму? Кто она? – последовала череда ожидаемых вопросов.
– Мы можем опустить эти подробности? – Нил с просьбой взглянул на графа. – У меня нет секретов, но, боюсь, ответ вам не понравится, поймите.
– В таком случае, я могу предложить вам охотничий домик на окраине графства, – деликатно отметил граф. – Он находится глубоко в лесах. И если её там найдут, значит, она забралась в хижину без моего ведома.
– Я хочу спрятать ее, а не спрятаться с ней. Дитя нельзя оставлять вдали от цивилизации. – Бард поцокал языком и всё–таки рассказал то, что минуту назад хотел бы скрыть. – Она – дочь мелкопоместного дворянина с юга королевства.
– Тем более, спрячете её там, – окончательно уверившись в своей правоте, ответил Драйлин. – Вы ведь не втяните меня во вражду с ещё одним семейством, пускай и мелкопоместным. В последнее время лавы моих врагов растут.
– Ее папаша занялся какой–то бесовщиной там, у себя, и девочка решила бежать от отцовской опеки, – продолжал Нил. – Имеет в своем арсенале лишь простоту и наглость, и чем–то напоминает мне меня в молодости.
– Значит я не ошибся, ей понравится охотничьей хижине, дорогой мой, уверяю вас, – Его Сиятельство позволил себе кроткую улыбку.

Он помолчал, глядя на пол.

– Я хочу, спустя какое–то время, когда всё уляжется, обучить ее всему, что знаю. Благо, схватывает налету.
– Вы всегда отличались необычайно добротой, Нил, – граф слегка склонил голову на бок, отведя глаза от огня на собеседника. – Должно быть, она вам понравилась?

Мюррей в ответ лишь пожал плечами, грустно улыбнувшись.

– Лишь напомнила, что я не молодею. Однако, это слишком печальная тема, чтобы утруждать вас ею. Лучше послушайте новую балладу!

И звуки пения лютни наполнили зал. Огонь в камине мягко потрескивал. А за окном мягкими перьями падал снег. Зимняя магия.

ID: 8294 | Автор: mandarin
Изменено: 5 января 2012 — 20:06