Старый Город Похороны Джеффри. "Нам всем нужно знать меру".

Джеффри Данэм
Джим Конвей
Анри де Ларж


Кладбище Штормграда в этот день было облачным из-за времени года. Даже днем это кладбище было тише любого леса и спокойнее любого озера Элвина, что при такой погоде делало его немного зловещим на вид. Десятки, сотни или даже тысячи надгробий усеяли местность, что даже не было видно конца этому полю смертей.

Анри приехал на похороны первым, - как обычно в белом, не смотря на сам факт похорон, - и успел осмотреть место, где хоронили Джеффри. Часть гостей (это были те, кого не убили при смене криминальной верхушки и те, кого ещё не схватила стража в ходе разборок) уже прибыло.

Джим Конвей уже сидел в первых рядах на каменной длинной скамье, прямо перед его носом был виден гроб, выделанный из самого дорогого дерева, а в нём все могли узреть ныне упокоенного Джеффри Данэма. По разные стороны от Джима сидели самые разные люди хоть как-то связанные с криминалом - наркоторговцы, контрабандисты, убийцы, громилы, бандиты, рэкетиры. Несомненно, если бы стража хотела поймать целую свору преступников, она бы это уже сделала, но всё было проплачено, и только редкий стражник изредка проходил мимо этого места, бросив в сторону церемонии хмурый взгляд.

Джимми выглядел как всегда - белая рубаха, шёлковый жилет, штаны с огромным количеством подсумков, заправленные в грязные сапоги. Словом, Анри мог его сразу же приметить из толпы - Джим совершенно не изменился с последней их встречи. Разве что он был ещё более бледным и время от времени чуть подрагивал.

- Скоро все начнется, Джим, - подойдя к парню, сказал Анри. - Вы уже приготовили речь? Вряд ли кто-то, кроме вас сможет сказать что-то о Джеффри - все те, кто его хорошо знали, уже не смогут сюда прийти.

Конвей медленно перевёл взгляд на подошедшего и холодно кивая ему, тихо и заглатывая некоторые буквы, произнёс:

- Я ожидал вас здесь увидеть. Присаживайтесь, - он кивнул на место справа от себя. Какой-то оборванец, завидев этот знак, мигом решил подняться и убраться на последние ряды, чтобы не заиметь проблем.

Анри кивнул и присел рядом, вытянув и скрестив ноги. На его лице не читалось той обыденной улыбки, но и грусти явно не было. Он абсолютно не проявлял эмоций.
Со стороны Собора немного неуклюже и суетливо приближалась белоснежная фигура священника, который одной рукой прижимал к груди огромную книгу, а второй держал позолоченный посох, стуча им по мостовой. Вот он уже добрался до гроба и сщурив глаза, промчался по каждому из посетителей. На его лице отразилось отвращение, он явно был не в восторге от того, что ему придётся отпевать отъявленного бандита в компании таких же, как и покойный. Переведя дух, он поставил молитвенник на пюпитр и открыл на надлежащей странице. И он заговорил, его грубоватый голос отдавался в округе слабым, но внушительным эхом.

- Итак, Джимми. Ты знаешь, каков наш следующий шаг?

Джим медленно качнул головой, краем уха выслушивая священника, но всё же безразлично ответил:

- Вероятно, нам нужна основная сила - люди.
- Именно. А где мы можем найти верных и сильных людей? - задал он скорее риторический вопрос.

Джим повернул голову назад и, как бы отвечая на вопрос Анри, вздохнул и пробуравил взглядом возвышающуюся неприступную тюрьму Штормграда.

- Это безумие, - шикнул вор.
- Это необходимость, Джимми. Думаете, вы справитесь в одиночку с ребятами Лоренцо?
- Я не собираюсь появляться там вновь, слышите меня? - твёрдо высказал Конвей, легонько тыкнув в Анри пальцем.
-... и пусть Свет будет с ним и там. - Наконец закончил священник и закрыл молитвенник. - Кто-нибудь желает что-то добавить?
- Ваш выход или же подождете? - улыбнулся Анри.

Но стоило ему спросить, как из последних рядов встал огромный бритый человек в коричневом и весьма потрепанном пиджаке и сказал:

- Я хочу сказать пару слов, ага, - промолвив басом, он пошел к гробу.

Откашлявшись, лысый громила глянул сначала на гроб Джеффри, потом прямо на Джимми. Ещё раз кашлянув, он начал:

- Итак, мы здесь собрались, чтобы отправить в вечный путь нашего братана, Джеффри. В общем, он был хорошим крышевателем, хорошо махался и вообще был крут, вот. Но всему приходит конец - Джеффри умер, и теперь нам нужен новый "Крыша", кто бы следил за районом и вообще там держал всех за яйца. Надеюсь, - на лице начала проявляться тончайшая улыбка, направленная в адрес Джиму, - Я смогу выдержать этот пост. Помни, Данэм, Лоренцо и его ребята будут с тобой. Мир праху.

Кивнув, Лоренцо пошел обратно на свое место.

- Неплохая речь для такого контингента, а? - тихо, с улыбкой, спросил Анри. - И даже себя смог впихнуть...

Еле сдерживая злость, глядя на Лоренцо, Джим чуть хрипловато произнёс и поднялся с холодной скамьи:

- Я хочу выступить.

В рядах парней Лоренцо прокатился приглушенный смешок и гогот, но несмотря на него вор, сделав пару неустойчивых шагов, доплёлся до гроба и чуть склонил голову, тяжело всматриваясь в лицо своего старого друга.

- Давай, Джим, я знаю, что тебе есть что сказать, - внезапно послышалось вслед Конвею. Это был Фред, который на момент перестрелки спрятался в доме, и теперь лишь сидел как мышь в норке.

Джим приподнял взгляд и на секунду забылся, пытаясь найти глазами Фреда. Наконец встретившись с ним взглядом, он едва заметно ему кивнул, поджав губы. Пару секунд он молчаливо стоял близ гроба, выдерживая огромную паузу, и были слышны только сильные завывания ветра и отдаленный звон колоколов.

- Наш мир, - начал он с хриплинкой и тут же кашлянул, - Наш мир не управляется законами на бумаге, он управляется людьми. От каждого человека зависит, каким будет его собственный мир. А ещё нужно много везения. Джеффри не хватило удачи, и вот где он теперь. Он хотел заработать больше, но связался не с теми людьми и не в то время и не успел выйти из игры. Я думаю, что во всём нужно знать... меру. Да, именно это нужно, чтобы балансировать между шумными и весёлыми кабаками и плахой. Покойся с миром, Джеффри Данэм, ты никогда не будешь забыт, а твои наставления всегда останутся в наших сердцах. Покойся с миром.

Джим закончил свою речь, прикрывая глаза на секунду, через какое-то время он заметил, что его руки бешено дрожали, и вор тут же убрал их в карманы, скрывая от всех свою слабину.

Через минуту долгого молчания гроб начали медленно опускать в заранее вырытую яму. Надгробие из белого камня уже стояло над ямой, на котором было написано "Джеффри Данэм. Нет ничего более стимулирующего, чем дело, где всё идёт против тебя" и дата жизни - "12 год до ОТП - 30 год после ОТП".

ID: 8241 | Автор: EatMyDust
Изменено: 3 января 2012 — 21:29

Комментарии

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
3 января 2012 — 21:17 Mallis
- Это безумие, - шикнул вор.

Это Спарта.

А отыгрыш... Душевно.

3 января 2012 — 21:21 Zenov

Похороны... Бандиты...
Короче грусть, тоска, печаль. *кашлянул, пригладил рыжую бороду, швырнул серебряный на могилу и, развернувшись, сделал знак своим людям* Уходим, нас ждут другие дела.

3 января 2012 — 21:37 Elkon

Эдвин молча зашагал вслед за любимым вождем.

Джеффри был хорош, жаль, что погиб.

3 января 2012 — 21:38 Гадкий ретконщик apelsin

Господи, это так мило... и трогательно... и фоновая музыка...

4 января 2012 — 8:47 Lone_Wolfy

Зиг незримо с вами, посоны.

4 января 2012 — 9:58 Zenov

С кем "с нами"? Тут аж три группы "нас"!

4 января 2012 — 10:40 Lone_Wolfy

Со _всеми_ вами, посоны. Он везде.