Заговор Заговор: сын за отца не отвечает

Феликс ван Грейнхайм
Граф Драйлин Крайтен
Гильдия Высочайший Двор

Феликс никогда ранее не находился в этом крыле дворца. Овальная зала, выложенная белым мрамором с черной прожилкой, величественными колонами и резными барельефами на стенах казалась зачарованной. Трудно было представить, что все это волшебство создано руками умельцев из гильдии каменщиков. Феликс дожидался назначенной ему аудиенции, сидя на одном из диванчиков у стены. Лорд–распорядитель желает видеть, зачем ему понадобился молодой дворянин из Гилнеаса? Этот вопрос не давал спокойствия юноше. В зале суетились служки, множество людей дожидались аудиенций почтеннейших заседателей.

"И что им могло понадобиться теперь... от меня", думал юноша, рассматривая служек и изредка вслушиваясь в их разговоры. О чем они говорили? Хотя, это сейчас не так важно, как причина вызова молодого виконта во дворец.
"Лорд–распорядитель? Великовата шишка будет, откуда они вообще знают обо мне... что им нужно от меня... ладно от отца... хм" – все думал он, ожидая своего часа.

– Его Высокопревосходительство лорд–распорядитель Эрли Бегшот готов вас принять, – монотонно протянул, подошедший к Феликсу служка. Не дожидаясь ответа он, увлекая за собой Феликса, направился в весьма широкий и длинный коридор, который оканчивался светлыми двойными дверьми из древесины. Они дошли до этой двери, однако вместо того, чтобы отворить её, они завернули направо, упираясь в дверь кабинета возле которой висел портрет Эрли Бегшота. Служка постучал и, не дожидаясь ответа, он завел Феликса за собой и покинул кабинет. Удивительно, никаких церемоний, нарушены протокольные нормы.

Кабинет имел продолговатую прямоугольную форму. В самом конце кабинета стоял высокий стол из темной древесины, прямо возле огромного окна. В другой стороне кабинета тихо потрескивал камин, книги с документами покоились на полках, кое–где висели портреты. За столом сидел маленький высохший человечек с опущенным в документы взглядом. Волос на его голове практически не осталось. Рядом с ним стоял Драйлин Крайтен. Граф мимолетно поднял глаза на Феликса, и снова вернулся с тихому разговору с лордом Бегшотом.

Феликс сразу же обомлел, увидев графа Крайтена, но через пару секунд пришел в себя, заодно получив для себя ответ на вопрос. Видимо именно этот человек постарался, вспомнил про него, и теперь чего–то хочет. Но чего?
Юноша вздохнул, ожидая, пока время даст ответ и на этот вопрос. Выпрямившись, он пустым взглядом, без улыбки, смотрел на господ, не желая перебивать их разговор.

– Я жду ваших объяснений, юноша, – старый лорд нарушил тишину своим скрипучим голосом. Он поднял свои глазенки на Феликса и несколько раз плямкнул губами, продолжил. – Полюбуйтесь, Крайтен, полюбуйтесь! Он стоит и молчит!

Секундная волна волнения напала на виконта, но тот, выдержав легкую паузу после слов лорда, ответил:

– Простите за столь дерзкое высказывание, лорд–распорядитель, но меня даже не известили, по какому поводу я был вызван к столь высокой особе. – Он пытался держать дыхание в норме, чтобы избежать дрожи в голосе.

– Ваше Высокопревосходительство, – Драйлин вмешался в неприятный разговор, оставаясь вершиной тактичности, его мягкий голос мог сбить с толку. – Смею надеяться, что юноша действительно не посвящен в дела, которыми занимался его отец.
– Довольно, – старик оборвал тайного советника, не дав ему закончить свою речь. Он приподнял увесистый том документов и помахал их.– Здесь говорится обратное, граф. Ну что вы там стоите!? Подойдите немедленно, Феликс!
– Да, ваше Высокопревосходительство, – кивнул виконт и подошел ближе к столу. Кажется, в этот момент он и правда заволновался.
– Расскажите нам, Феликс, – старик бросил том досье на стол и снова несколько раз старчески плямкнул. – Как вы со своим папенькой превращали сиротские дома в притоны и принуждали их воспитанников вступать в порочные связи! Расскажите, как ваш отец предал Корону Гилнеаса, нашего доброго союзника!
– Предал корону Гилнеаса? Сэр, мой отец не поддерживал связей с лордом Кроули, он всегда был на стороне роялистов. Более того, мой отец был другом лорда Годфри. – все также пытаясь не запинаться, сказал Феликс.

Старик резко оскалился, а после ударил по столу ладонью. Он слегка повернул голову, глядя на графа Крайтена, который весьма правдоподобно изображал изумление и растерянность.

– Ему бы в театре играть! Клянусь Светом, сцена потеряла такого актера, – видимо, старик не на шутку разозлился. – Прекратите паясничать, граф, это не к лицу тайному советнику.
– Вы совершенно правы, Выше Высокопревосходительства, – лицо Драйлина стало холодным и безразличным. – Преступления виконта даже хуже злодеяний его отца, ведь юноша умолчал о них. Почему, Феликс, вы не доложили на отца куда следует? Я спрашиваю вас, почему?
– Я сам лишь смутно догадывался об этом, сэр. Это раз, – юноша вздохнул, выдержав секундную паузу. – После такого бы я мог остаться без последнего родителя и даже без крыши над головой. Это два, – и снова вздох. Виконт пытался понять, правильно ли он сейчас говорит. – И, конечно же, когда я узнал, понял, что уже слишком поздно. Это три.
– Вы видите, граф, видите? – не успел старик продолжить, как Драйлин уже деловито кивал головой, соглашаясь с ним. – Ну и что делать, сослать обоих? Нет, младшего сослать, а старшего повесить?
– Совершенно верно, Ваше Высокопревосходительство, это мудрое решение, – елейно пролепетал граф, постепенно переходя на менторский тон. – Преступники должны быть наказаны. Этого требует закон.
– Позвольте... – встрял виконт.

Старик снова одарил юношу надменным взглядом, сохраняя тишину. Видимо, хотел все–таки его послушать, или чего–то ждал. Драйлин все также безразлично рассматривал Феликса, будто он рядовой проситель с которым ранее граф не пересекался, и уж тем более и обменивался с ним братскими поцелуями во время лесных застолий.

– Может, мой отец и развращал маленьких детей, может перестраивал дома неимущих в дома увеселений, но он до сих пор верен родине, – начал юноша. – Да, я не отрицаю, что его деяния – зло, но ведь Гилнеаса уже давно нет, а мой отец теперь живет в Красногорье. У него куплена пара деревень, которым он помогает процветать, и защищает от орков. – В этот момент Феликс поднял взгляд, будто гордится своими словами. – И именно теперь, после того, как чуть не умер, мой отец встал на тропу разумного правления, и даже я, после стольких лет его терзаний, могу найти пример для подражания. Он раскаялся перед самим Светом. Разве заслужил он после такого столь суровый приговор?
– Ваш отец, юноша – преступник, – лорд–распорядитель приподнял другую папку, демонстрируя её Феликсу, и вернул на стол. – Нам досконально известно, что при поддержке тайного советника Лоррин Форберг ваш отец продолжает свои преступные деяния, на сей раз в отношении верноподданных Их Королевского Величества Вариана. Нам известно, что при помощи советника Форберг ваш отец организовал поставку рабов на Север.
– Феликс, – слова старика продолжил Светлейший, тон его несколько смягчился. – У вас есть лишь одна возможность избежать сурового наказания. Закон предусматривает помилование тем, кто оказал содействие властям и помог выявить опасных преступников. Понимаете, тогда такое лицо считается не соучастником преступления, а его разоблачителем. Вы должны написать донос на советника Форберг и своего отца. И не нужно отпираться, это ваш единственный шанс очистить имя, в противном случае вы из этого кабинета направитесь прямиком в карцер, где будет проведено тщательно дознание.
– Тайного советника Форберг... Что, рабы на север? Не знал о каких–то рабах... Ваше Высокопревосходительство, а эти данные о рабах достоверны? Я все ещё не могу поверить, что отец связался с некой леди Форберг. И тем более эти рабы!
– Вы раскаиваетесь, Феликс, это достойно уважения, – Драйлин подошел к юноше и похлопал ему по плечу, помогая сесть в кресло с обратной стороны стола лорда–распорядителя. – Ах, бедный мой мальчик, мы с Его Высокопревосходительством прекрасно понимаем ваши чувства. Это больно, ведь отец предал и ваши чувства. Должно быть, он принуждал вас к участию в этом мерзком преступлении. Вы должны все это описать в своём доносе.
– Но все же, я не очень хочу... так обходиться с единственным родителем. – На этот раз Феликс начал уже специально изображать неуверенность.
– Вы ошиблись в нем, советник, – проскрипел Эрли Бегшот. – Он такой же злостный нарушитель наших законов, как и его отец. Я сейчас же вызову стражу и прикажу доставить его в тюрьму к дознавателю.
– Позвольте! – на этот раз выкрикнул Феликс, смотря с неким ложным отчаянием в глаза лорда–распорядителя. – Я понятия не имел об отце... я думал, он изменился, позвольте, не к дознавателю!

На этот раз виконту было и правда немного страшно. Он не знал, как именно отреагирует на это лорд. Феликс боялся, что слова не дадут должного эффекта. Граф Крайтен взял широкий лист пергамента и чернильницу, положив их перед юношей, снисходительно кивнул.

– Правильно, Драйлин, правильно! – терпение старого лорда было на исходе. – Юноша несколько растерян, продиктуйте ему. Вы готовы записывать?
– Д–да, Ваше Превосходительство... – Феликс в очередной раз вздохнул. Повезло.
– Я, виконт Феликс ванн Грейнхайм, – Драйлин принялся диктовать Феликсу текст доноса, расхаживая недалеко от стола старого лорда и глядя в окно. – Сын графа Гринвальда ван Грейхама из Гилнеаса, ныне проживающего в провинции Красногорье Королевства Штормград, считаю необходимым сообщить о преступной связи, которая объединила моего отца и тайного советника Лоррин Форберг. Пользуясь своим влиянием и деньгами моего отца, тайный советник и граф Грейнхайм наладили канал поставки свободных подданных Их Королевского Величества Вариана в качестве рабов на Север. Предположительно для вражеской державы, королевства Квель'Талас. Уповаю на милость Почтеннейшего Совета. Успели? Распишитесь, Феликс, и поставьте свою печать на листе пергамента.
– Да, сэр. – Феликс поставил подпись внизу и отодвинул чернильницу. "Ну все, отец, прощай, спасибо, что навестил, хах!" – ликовал в душе виконт.

Драйлин принял пергамент с доносом и перечитав его передал лорду распорядителю, который тут же нарушил тишину.

– Более вас не задерживаю, юноша, – довольно крякнул старик. – Мы сообщим вам о принятом решении. Надеюсь, вы понимаете, что этот разговор должен остаться в стенах этого кабинета.
– Более чем, сэр, а если отца... уберут, что будет со мной? – Феликс встал, но таки решился перед уходом спросить.
– Ничего серьезного, – елейно пролепетал тайный советник Крайтен. – Скорее всего, вам будет позволено принять подданство Штормграда.

Драйлин помог Феликсу дойти до двери. На прощание он похлопал юношу по плечу, а затем затворил за ним дверь кабинета.

ID: 8219 | Автор: mandarin
Изменено: 2 января 2012 — 23:59

Комментарии

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
2 января 2012 — 23:48 Idanielle

Ну хоть что-то зашевелилось в нашем змеин- ой... Зашевелилось, в общем ) Ребята, вы неподражаемы :)

3 января 2012 — 0:41 Гадкий ретконщик apelsin

Хм... И "сосиску" прогнули под систему. Счет явно не в пользу Форберг...

3 января 2012 — 2:13 Schtierlitz

Хм... а это обязательно - глумиться над трупом? Нельзя было кикнуть по-тихому и разбежаться?

3 января 2012 — 13:34 EatMyDust

Труп?

3 января 2012 — 14:38 Schtierlitz

Я не играю в этом сюжете. Я вообще случайно узнал о нем.
Внезапно, да?

3 января 2012 — 14:43 mandarin

Чаще появляйся. Одними обещаниями сыт не будешь, а мы были сыты ими на протяжении шести месяцев, тормозя проект. Хватит, наелись. Пора уж и играть.
Мне кажется, я уже ответил на все твои вопросы вчера в скайпе.

3 января 2012 — 15:34 Ferrian

А обязательно было для этого использовать в сюжете какого-то чужого персонажа без личного согласия? И с каких пор какие-то обиды стали оправданием для подобного нарушения прав?

Я бы даже более того сказал. Замените "Форберг" на какой-нибудь "Зойберг", и мне, как человеку, не состоящему в гильдии и не участвовавшему в придумывании сюжета, эта фамилия всё так же ничего не скажет.