Гилнеас: проклятие дома Уорренов Дом Уорренов. Ночь вторая (окончание)

Сарифа Фланнаган
Ривелиан, сын Обсидии
Кэтрин Трамелл

Сарифа Фланнаган:
- Невразумительный ответ, - покачала головой Сарифа и даже позволила себе пару раз прицокнуть язычком. Художница встала в полоборота к коллегам и спросила: - Что вы думаете по этому поводу, господа? Так ли все плохо, как это кажется?

Кэтрин Трамелл:
Кэтрин постепенно говорила все громче и громче. Какой-то ломанный язык был ужасен и от него по телу бегали мурашки. Построение переливалось фиолетово-зеленым цветом и как будто дрожало...

Гельмут Штольценфельс:
- Роберт, - Штольценфельс потихоньку переместился поближе к кучеру, настолько, чтобы можно было вести разговор вполголоса. - Вам не кажется, что все это немного... нелогично? Сначала слуги требуют от Сарифы убить нас и присоединиться к некоему "милорду". Потом сама мисс Уоррен хочет, чтобы ее освободили. По-моему, эти пожелания противоречат друг другу.

Роберт Торн:
- Пол-царства за сигарету, Гельмут, - так же негромко отозвался кучер. - Мне кажется, она лжет касательно того, что ей нужна копия портрета. Ей нужно воплощение. Именно это она получила бы, выполни Сарифа просьбу слуг и именно это она получит, если Сарифа останется тут для снятия этой никому не нужной копии.

Сарифа Фланнаган:
Сарифа внимательно слушала разговор кучера и взломщика, но не все слова была в состоянии уловить. Ее удивляло, почему ни Фелиция, ни Райт не высказывали своих мнений, что и отражалось на немного растерянном лице художницы.

Гельмут Штольценфельс:
Штольценфельс задумчиво щелкнул портсигаром.
- И все же, Роберт... Нельзя отрицать, что картины в этом доме, мягко говоря, необычные. Я бы поставил на то, что тот талантливый мазила, который их рисовал, и есть рекомый милорд. И что доля его участия в происходящем никак не меньше доли мисс Уоррен.

Кэтрин Трамелл:
Вспышка и по комнате пронесся звук, чем-то напоминающий разрыв ткани. Кэтрин обмякла и взглянула в центр уже тусклого построения, которое очень сильно попортило пол, как будто проело его на несколько миллиметров.

- Привет, Трям! И что звала?
- Привет, Рул...

Кэтрин слабо улыбнулась и посмотрела на своих спутников. Вслед за ней на спутников посмотрел маленький бесенок с мелкими глазами и серьгой в одном из длинных ушей.

Роберт Торн:
Гельмута поблагодарили кивком, после чего Роберт наклонился к канделябру, прикуривая самокрутку. Сделал глубокую затяжку, выдохнул к потолку плотную струю дыма. Сощурился.
- Если честно, я не слышал ни о каком милорде. О леди Уоррен говорили, да, но чтобы у нее в этих стенах действовал еще один пособник, к тому же способный намалевать несколько картин за неполные пару часов... Может быть, он и есть, в качестве призрака её любовника. Но...
Кучер не договорил. Заметив демона, он умолк и уставился на ушастое существо как на здоровенного таракана посреди хирургической палаты.

Гельмут Штольценфельс:
- Хорошо, что перед поездкой я озаботился приобретением индульгенции, - хмыкнул Гельмут, рассматривая бесенка. - Мисс Кэтрин, а фелгварда вы не можете призвать? Чтоб он тут все вдребезги и пополам переломал

Сарифа Фланнаган:
- Ииии?.. Каков толк от вызова беса прямо сейчас? Может, стоит сосредоточиться на чем-то... более важном? Например - на решении. Я скорее склоняюсь к такому варианту; в соответствии с предположением молодых людей, предлагаю все-таки навестить таинственного милорда. Где, мертвец сказал, его покои?

Кэтрин Трамелл:
- Не знаю, кто ты, но у тебя ширинка расстегнута, - бесенок осторожно вышел за край построения и огляделся. - А вы жопе, вы знаете о этом?

Кэтрин Трамелл:
Кэтрин осторожно поднялась, дабы плюхнуться в кресло, с желанием получить хотя бы немного отдыха.

- Я согласна с Гельмутом. НО! Тут может быть несколько иное. Хозяйка может быть второй силой в этом доме, которая противостоит "милорду".

Гельмут Штольценфельс:
- Мисс Сарифа, навестить милорда было бы весьма занятно, - Гельмут оглянулся, выбрал кресло поудобнее и устроился с комфортом. - Но для этого нужно выйти в холл. А там, насколько я успел заметить, бродят злые мертвецы.
Блондин с уважением посмотрел на чернокнижницу.
- Вполне правдоподобная версия, мисс. А вы, сэр, - это уже адресовано бесу, - потрудитесь подбирать выражения. Здесь все-таки дамы.

Кэтрин Трамелл:
- Дружелюбие можно изобразить. А вот с умом, к сожалению, такой фокус не пройдет, - бесенок улыбнулся своими мелкими зубами и поковылял к Кэтрин, дабы сесть рядом, на ручку кресла.

- Если хозяйка оттуда.. По идее мы можем проверить что творится там. Или же проверить это же через балконы в библиотеке и столовой, - Кэтрин с трудом сглотнула. - Дайте мне мой саквояж, мне нужно немного воды.

Сарифа Фланнаган:
- Она же слышит нас, - устало отмахнулась Сарифа, от утомления закрывшая веки, - И видит все тоже. Вот что - я одна тут оставаться не хочу. Так что вопрос о том, почему же вы не можете остаться здесь со мной - на всякий случай, до того, как я сниму с портрета копию, - лучше задать прямо сейчас. Чем скорее - тем лучше.

Роберт Торн:
Пожелание Кэтрин было выполнено. Правда, с небольшой задержкой; перестав таращиться на беса, Роберт молча прикусил самокрутку зубами и, попыхивая ею, принес девушке рекомый сундучок. Сам же устроился неподалеку, на незанятом стуле, уложив ружье поперек коленей.
- Итак, - сказал, стряхнув пепел в пустую тарелку, - у нас есть час. Как верно подметил Гельмут, у леди Кэролайн есть сообщник и, судя по картинам, он тоже находится в этом доме. Если я правильно помню содержание предания, нарисованные им картины отнимают жизнь у тех, кто на них изображен, так что не думаю, что наше освобождение взамен на Сарифу действительно нас спасет. Вы умные люди, раз лорд вас нанял, поэтому я верю, что вам придет в голову спасительная мысль. Как простой наемник и извозчик по совместительству, я вижу лишь один вариант, - найти способ сжечь дом дотла. Изнутри. Да, мы погибнем. Но огонь очищает. Возможно, ценой наших жизней будет спасено множество людей. Но это неприятная и крайне мучительная смерть. Я, или любой из вас, может облегчить участь остальных, - у меня есть ружье, есть несколько патронов. Их хватит. Оставшийся сгорит заживо. Поэтому оный вариант, - последний из всех, какие могут быть. Собственно, мне более нечего добавить.

Сарифа Фланнаган:
- Благородство изо всех щелей, - неприязненно шепнула художница куда-то в сторону, крайне неодобрительно посмотрев на Роберта, - Очень топорный, грубый метод. У нас ведь есть еще варианты, так? Например, разобраться в том, что же является истинным источником зла в этом месте. Если мы преуспеем, то, возможно, даже не сгорим и не умрем.

Гельмут Штольценфельс:
- Со своей стороны могу высказать следующие соображения, - Штольценфельс последовал примеру кучера и извлек очередную самокрутку. - Первое: мисс Сарифа, вы, кажется, говорили, что у вас нечем рисовать? Какая к импам копия портрета? Второе: зачем ей вы, если в доме имеется свой художник, рисующий быстро и качественно? Третье: почему Уоррен пытается оставить вас в одиночестве, несмотря на вышеизложенное?
Гельмут помолчал, затянулся, выдохнул.
- Я предполагаю, что ей нужно ваше тело. Старое, видимо, поизносилось до неприглядности, леди Уоррен, как и всякая леди, желает выглядеть хорошо. С учетом того, что, как сказал Роберт, картины отнимают жизнь тех, кто вышел из дома, принимать условия местной нежити я не намерен. И предлагаю последовать совету рекомого Роберта и попытаться сжечь проклятый портрет. Возможно в доме он и в самом деле не столь неуязвим.

Кэтрин Трамелл:
- Вы очень оптимистичны, Роберт. Но как любой наемник вы должны понимать, что смерть - не лучший вариант. Да и если нужно будет, мы все умрем и так - у меня в ларце вместе с ингредиентами для построений есть крайне токсичные вещества, которые остановят сердце по прошествии минуты, может двух. Не самая болезненная смерть. - Кэтрин порылась в саквояже и достала небольшую фляжку воды. Сделав маленький глоток, прополоскав рот, девушка вздохнула и облизала все так же сухие губы. - Но я думаю все же, что не все так просто. Согласно легенде леди была лишь дамой свободных нравов и не более того. Ну кто из людей "высшего сословия", - эти слова содержали в себе довольно чувствительную часть презрения. - отличается жреческим поведением? Единицы. Однако я к чему веду - все безобразия начались после того, как у леди появился фаворит, наш неизвестный художник. Я могу сделать предположение, что он создал портрет и тогда заместо женщины появился просто инструмент. "Получи контроль над душой - получишь контроль над телом" - о этом говорят многие люди, которые занимаются данным вопросом. Леди, которая находится по ту сторону двери такой же заложник как и мы. И она озлоблена, устала и очень хочет получить отдых. Может быть предоставь ей портрет, именно портрет, а не что-то иное, - Трамелл посмотрела на Гельмута и Сарифу. - мы поможем ей... и себе.

Роберт Торн:
- Кстати. - Кучер выдохнул дым из носа и покосился на что-то увлеченно рисующего Данфрада. - А её подельнику, часом, нового тела не взалкалось? А то вон, дружок ваш, вместо того чтобы делом заниматься, сидит и что-то малюет.

DM:
Райт, до крайности увлеченный своим занятием, даже не расслышал, что о нем говорят.

Роберт Торн:
- Даже не слышит, что о нем говорят, - резюмировал кучер. - Может, кинуть ему сапог в голову?

Гельмут Штольценфельс:
- Не дам, - немедля отреагировал Гельмут. - Я не привык бегать босиком.

DM:
Сын скульптора запоздало поднял голову и хмуро пробормотал, что он занят - думает, а остальным лучше бы заняться тем же.

Сарифа Фланнаган:
- И тогда не откликнется, - задумчиво потирая подбородок, ответила Сарифа, - Что же до ваших слов, мистер Гельмут, мне кажется, предполагать сейчас что-либо опасно. По крайней мере, с другой стороны, мне совсем не хочется ни умирать в огне, ни умирать от яда, ни отдавать свое тело немного неживой миледи... И что уж точно я могу сказать: условия, поставленные леди Уоррен, меня очень, очень сильно напрягают. Я согласилась бы - но с некоторыми уступками, гарантирующими мою и вашу безопасность на время снятия копии. Мало ли - у нашего малюющего милорда найдутся краски...

- Поэтому - во-первых, нужно найти способ пробраться к нему. Вот так.

Гельмут Штольценфельс:
- Я бы попытался пробраться, - кивнул Гельмут. - Но куда? В этом доме, если верить планам, три спальни. Все три я проверить не могу - съедят.

Роберт Торн:
- Чтобы найти способ пробраться к нему, надо сперва узнать, где он. - Роберт затушил окурок в центре усыпанной столбиками пепла тарелке. - Сомневаюсь, что у нас есть карта с крестиком и подписью "Милорд здесь", ну а на поэтапные поиски явно не хватит времени. Может быть для начала просто попробуем позвать?
С этими словами кучер задрал голову к потолку и повысил голос: - Мило-орд? Уж не знаю, как вас по имени, но не желаете ли побеседовать с гостями?

Кэтрин Трамелл:
- Полностью поддерживаю, - Кэтрин, подумав, поместила фляжку во внутренний карман и закрыла саквояж.

- Трям, а может все таки все спалить? А что, я могу!
- Рул, я приказываю тебе заткнуться.
Бесенок развел руками и начал медленно выжигать что-то на ручке кресла.

DM:
Дом не отозвался. Было тихо за дверью, не шевелилась тьма в коридорах; только трещали, прогорая, фитили восковых свечей.
И еще один звук. Сначала было трудно понять, что это такое, но потом его источник определился - части разбитого клавикорда медленно, слепо сползались воедино, словно мгновения, в которые инструмент сломался, прокручивались вспять.
Было это ответом, предостережением, или очередной насмешкой невидимых хозяев?

Кэтрин Трамелл:
Кэтрин медленно повернула голову к разбитому музыкальному инструменту.

- Неожиданно мне подумалось, что если мы сожжем дом, то ему это не повредит...

Гельмут Штольценфельс:
- Самопочиняющаяся мебель? Удобно, - оценил Штольценфельс. - А вот кстати, мисс Кэтрин, ваш помощник не сможет найти этого самого милорда? Выглядит шустрым и вряд ли представляет интерес для местной нежити.

Сарифа Фланнаган:
Сарифа, на миг даже поверившая в то, что так называемый милорд отзовется на клич Роберта, развела руками - мол, даже надеяться было глупо.

Кэтрин Трамелл:
- Это интересная мысль, но он не сможет убежать далеко.
- А может ты сам желаешь побегать? - Рул аж подпрыгнул от негодования, но тут же скорчился и закрыл рот руками. Кэтрин кивнула и вновь перевела взгляд на блондина.
- Если нужно, то я могу скинуть его с балкона, который в библиотеке. Мы так и не исследовали вторую комнату, так что...

Роберт Торн:
- Мне, - заметил кучер, поглядывая на жалобно позвякивавший механизм, - неизвестен ни один предмет, который смог бы устоять перед огнем. Вопрос лишь в том, что это будет за огонь. Учитывая наличие в наших рядах призывателя... нечисти, варианты увеличиваются. Тем не менее, предложение мистера Штольценфельса не лишено привлекательности.

Гельмут Штольценфельс:
- Роберт, на вашем месте я бы не забывал, что один раз этот дом уже устоял перед огнем, - напомнил блондин, раздавливая в пепельнице окурок. - Поэтому предлагаю отправить этого, кхм, демона на разведку, мисс Сарифу одну не оставлять, ждать развития ситуации и результатов разведки. Кто-нибудь хочет бренди?

Кэтрин Трамелл:
- Оно вызывает жажду, - Кэтрин поднялась и оправила одежду. - Не будем тянуть время, господа, у нас и так его ничерта не осталось.

Сарифа Фланнаган:
- Я, - Сарифа приподняла левую руку чуть вверх, а голову опустила - но не из-за того, что стесняется своей просьбы, а, скорее, из-за предельной задумчивости, - К тому же, насчет портретов... И, в частности, того, что сейчас у меня в тубусе. Если вдруг результаты "разведки" будут неудовлетворительными - мы можем попробовать сделать что-нибудь с портретами. Все равно, кажется, ничего нам иного не остается.

Гельмут Штольценфельс:
- Значит выпьем за успех нашего разведчика, - Гельмут вытащил флягу, сделал глоток и передал посудину Сарифе.

Кэтрин Трамелл:
- На задании как при поносе. Расслабляться нельзя! - бесенок спрыгнул с кресла и пошел в сторону коридора, что-то ворча под нос.

Сарифа Фланнаган:
Художница, поблагодарив Гельмута сдержанным кивком, неуверенно глотнула жгучей бодяги и, почувствовав, что становится теплее, вернула взломщику флягу.

Роберт Торн:
Кучер от выпивки отказался, сославшись на то, что предпочитает на работе держать сознание незамутненным. Особенно в ситуациях, когда счет идет на минуты.

DM:
Подручный Кэтрин исчез. Шли минуты; восстановившийся клавикорд темнел у стены, в угрожающей близости от собравшихся: все помнили, какой убийственной силой может обладать тяжелый музыкальный инструмент.
- Ваше время на исходе, - напомнил мягкий женский голос, струившийся отовсюду. - Вы готовы дать ответ?

Роберт Торн:
- Автор вашего и наших портретов находится в этом доме? - вопросом на вопрос ответил Роберт.

DM:
Прозвучал мелодичный смех - казалось бы, приятный, но действовал он так, словно за шиворот каждому бросили горсть толченого стекла.
- У меня заканчивается терпение. Оставляйте девушку и уходите.

Гельмут Штольценфельс:
- Кстати о портретах, - Штольценфельс встряхнул флягу, определяя на слух количество оставшегося в наличии напитка, - я бы не отказался получить на свой портрет подпись столь талантливого мастера. Мисс Уоррен, не могли бы вы представить нам этого живописца?

DM:
- Сарифа лучше справится с этим, не так ли, дорогая? - вкрадчиво отозвался голос. - Ведь вы уже знакомы. Даже полюбились друг другу.

Кэтрин Трамелл:
Кэтрин вдруг напряглась и огляделась.

- У беса проблемы. Внизу полно мертвецов в прихожей и они его заметили. Умереть ему не суждено, но я это не хочу. Сейчас он попытается спрятаться в будуаре, но ничего не гарантирую, - девушка поморщилась, чувствуя как в голове бьется паника Руллопо.

Роберт Торн:
- Можете отозвать его обратно, к нам?

Сарифа Фланнаган:
- Я не собираюсь оставаться в этом доме одна, без моих спутников. В обратном случае у нас есть шанс решить все тихо-мирно и уйти отсюда всем вместе. Это - мое условие.

Слова о милорде и о ней самой, Сарифе, художница проигнорировала.

Гельмут Штольценфельс:
- И где же вы познакомились с этим художником, мисс Сарифа? - Гельмут поднялся из кресла, подошел к метательному клавикорду и принялся осматривать ножки этого замечательного инструмента и пол под ними.

Роберт Торн:
- Гельмут, - в голосе Роберта сквозанула предостерегающая нотка, - вы бы поосторожнее. Вдруг эта стерва передумает выпускать нас отсюда.

Сарифа Фланнаган:
- Есть такое предположение, - начала Сарифа издалека, - Что юноша с фрески в первой комнате, которую мы посетили, - и есть художник. Во всяком случае, его видения неизвестно чьими силами посещали меня на протяжении всего времени пребывания здесь, а с кем я еще могла "познакомиться"?

Гельмут Штольценфельс:
- А-а, тот молодой человек весьма замечательных внешних достоинств, - кивнул блондин. - Что ж, у мисс Уоррен есть вкус.

Гельмут Штольценфельс:
Инспекция инструмента, судя по всему, дала неутешительные результаты - блондин беззвучно выругался и вернулся в свое кресло.

Кэтрин Трамелл:
Кэтрин встряхнула головой.

- У нас нет выбора, господа. Мы должны согласится.

Роберт Торн:
- Мисс Фланнаган, - неожиданно позвал кучер, - вы говорили, что его видения посещали вас все время, пока вы были здесь. Возможно, что он каким-то образом установил с вами некий... умственный контакт. Может быть, если связь двухсторонняя, вы попробуете так же мысленно достучаться до него?

Гельмут Штольценфельс:
- Вы предпочитаете медленно умирать на благо вашего портрета? - удивился Гельмут. - Воля ваша, но я пас. Предпочитаю не затягивать этот процесс.

Кэтрин Трамелл:
- Мисс Уоррен, если мы выполним ваши условия, то какие у нас гарантии?

Сарифа Фланнаган:
- Согласиться? - Сарифа искривила линию губ в усмешке. Тубус, висевший у нее на плече, она в который уже раз сняла и привычными движениями раскрутила его деревянную крышку, - У нас все еще есть такая милая лазеечка... Знаете, о чем я говорю?

Из глубины тубуса на пол вывалились свернутый в трубку холст и амулет в золотой оправе. Художница наклонилась и поддела цепочку медальона указательным пальцем.

- Контакт... Кто-то сейчас пытается со мной поговорить. Говорит надеть амулет.

Роберт Торн:
- Сразу чувствуется слаженность коллектива, - проворчал Роберт, поблескивая глазами в сторону свернутого в трубочку холста. - О видениях ни слова, про амулет молчок... Надевайте, Сарифа, надевайте. Если что, мы от вас отобьемся.

Сарифа Фланнаган:
- От меня? Может быть. Откинуть крышку этого великолепного украшеньица - увидите изображение нашего милорда. Или художника, как угодно. Но я говорю о другом...

Носками сапог Сарифа раскатала на полу полотно и кивнула себе под ноги:
- Последний вариант, который я имею ввиду, - это именно попытка уничтожения портрета. Я все равно умру, не так ли? Возможно, именно от ваших рук.

DM:
- Гарантии не имеют значения. Важно, что это прекратится.
Голос обрел плоть. Фигура отделилась от стены, словно выйдя из толщи воды на поверхность: маленький силуэт, принадлежавший карлику.
Или ребенку. Девочке.
Мисс Трамелл хорошо знала ее лицо.
- У вас нет выбора, - грустно прошелестело видение. - Сейчас вы еще сомневаетесь, но скоро захотите бежать. Любой ценой. Не нужно растягивать пытку.

Портрет лежал на полу, прекрасный в свете канделябрах - истинное произведение искусства. Сходство нарисованной женщины с мисс Фланнаган только усилилось.

Кэтрин Трамелл:
Кэтрин, которая до этого сохраняла видимость спокойствия, замерла. Медленно, как будто не веря протянула руку в сторону призрака, другой рукой зажав рот и пытаясь заглушить какие-то звуки, которые потом переросли в всхлипы. Спустя несколько секунд девушка повалилась на колени - её рвало, хотя желудок был практически пуст.

Роберт Торн:
- Смерть - это крайний вариант. Даже если вы станете одержимой, достаточно будет вас обездвижить.
Роберт поднялся. Вынул из канделябра одну из свечей; приблизившись к портрету, присел рядом на корточки. Двумя пальцами подцепил краешек полотна, приподнял.
- Вот сейчас, - пробормотал, игнорируя пророчества маленького призрака, - мы и проверим, кто на самом деле в доме хозяин.
И поднес огонь к холсту.

Гельмут Штольценфельс:
В ответ на предложение бежать Гельмут только поудобнее расположился в кресле, пристроив руку за отворотом плаща.

DM:
Девочка села на пол, обхватив колени и спокойно глядя на портрет. В таком положении жуткая дыра в ее теле была прикрыта, но длинный порез, из которого уже не шла кровь, оставался на виду.

Кэтрин Трамелл:
- Кира, ты...ты - Девушка мутными глазами посмотрела на девочку и подползла поближе.

Сарифа Фланнаган:
И тут Сарифа закричала.

Это был крик смешавшихся боли и ужаса одновременно; ни гнева, ни ярости не осталось в обезумевшем взгляде художницы. Теперь, упавшая на колени, закрывшая лицо руками, она больше напоминала загнанного в угол зверя, вконец ослабевшего и умирающего.

Роберт Торн:
- Гельмут, - отрывисто бросил Роберт, не отрываясь от своего занятия, - если одна из них вдруг станет буйной, будьте так добры, придержите.

DM:
- Ей больно, - почти весело сказала девочка. - Почти так же, как было мне, Кэтрин. И как будет больно тебе. Все должны отвечать за свои поступки.
Маленький носик шмыгнул, словно втягивая воздух в мертвые легкие.
- Пахнет паленой кожей.

Гельмут Штольценфельс:
- Главное, чтобы в буйство не впали сразу обе, - сквозь зубы выдал блондин. Поднялся, подошел поближе к Роберту, постаравшись встать так, чтобы видеть, по возможности, всех. Ну или, по крайней мере, большинство действующих лиц. - Мисс Кэтрин, кто эта юная леди?

Сарифа Фланнаган:
- Прекратите! Пожалуйста, прекратите это! Умоляю! - задыхаясь, молила художница; вдруг она отняла руки от лица и сжала их в кулаки, тут же начав барабанить ими по напольном покрытию.

Роберт Торн:
Переносица кучера, водившего пламенем свечи по краю полотна, собралось гармошкой. Был бы волком, вышел бы оскал. - Чем воняет? - отрывисто и резко поинтересовался он. Метнул взгляд на орущую Сарифу, на блондина. - Гельмут, проверьте.

Кэтрин Трамелл:
Кэтрин вдруг замерла.

- Больно? - девушка быстро размазала слезы по лицу и отдышалась. - Тебе не могло быть больно. Ты сошла с ума и хотела меня убить. И я убила тебя. А ты - ты лишь издевательство надо мной. И ничто иное.

Гельмут Штольценфельс:
- Воняет паленым человеком, - пожал плечами блондин. Быстро подошел к Сарифе, склонился, пытаясь рассмотреть лицо художницы.

Гельмут Штольценфельс:
- Лицо в порядке, - констатировал блондин после беглого осмотра. Перехватил молотящие по ковру кулаки. - Руки тоже, насколько я могу видеть. Роберт, либо уберите огонь от портрета, либо перенесите его в такое место, чтобы я мог заметить ожог не переступая границы приличий.

Сарифа Фланнаган:
Лицо Сарифы было искажено страшной гримасой боли и мучений; по щекам художницы, покрасневшим от прилива крови, текли слезы.

- Что ж ты... филейную часть-то поджег... - хрипела она, пытаясь совладать с адской болью. Не удалось, видимо, - художница снова заорала, и ее мучения нашли выход в громком, едва ли оглушающем, крике.

Гельмут Штольценфельс:
- Роберт, уберите огонь, - повторил Гельмут. - Все ясно. Мисс Сарифа уже связана с этим портретом.
Несколько секунд Штольценфельс рассматривал хрипящую от боли девушку.
- Любопытно знать, действует ли эта связь и в обратную сторону?

DM:
- Это ты сошла с ума, Кэтрин, - нежно сказала девочка. - Ты видишь мертвых людей. Знаешь, почему? Тебе от этого не избавиться. Все зло, которое ты впускаешь в себя, остается. Искушает тебя. Есть только один способ совладать с искушением - поддаться ему. Оставайся со мной, если хочешь. Я не причиню тебе зла.
Призрак медленно протянул руку к чернокнижнице.
- Зачем призывать ад, если ад призывает тебя?

Роберт Торн:
Роберт выругался. Отставив подсвечник, прижал затлевший край портрета ладонью к полу, зашипел, снова выругался и принялся озираться по сторонам; лицо его перекосилось от жуткой, невыразимой злобы.

Кэтрин Трамелл:
Кэтрин опустила взгляд на пол. По щекам все так же текли слезы...

- Знаешь, я бы могла согласиться с тобой, может быть. Просто перестать бороться и отдаться порывам желаний. Получить власть, силу, деньги... Но нет, ты, шалава, мне в этом не поможешь. - Кэтрин медленно поднялась и достала нож. - У меня есть обязательства перед моей семьей и я выживу, я не опозорю род Трамелл. А ты, сука, будешь гнить в своем прекрасном доме и дальше пытаться по*****ся с мертвыми мужиками. Аривидерчи, я на тебя еще найду управу.

Тряхнув волосами и подняв саквояж, Кэтрин направилась к балкону библиотеки, одновременно мысленно связываясь с бесом.

Сарифа Фланнаган:
Почувствовав, что жгучее пламя сбавило напор, Сарифа перестала вскрикивать - теперь она только скулила, беспомощно кусая губы.

Роберт Торн:
Некоторое время кучер, сидя на корточках возле обгоревшего по нижнему краю портрета, молча смотрел уходившей девушке в спину. Злоба понемногу уходила из его взгляда, разглаживая морщины меж бровей и в углах рта; но вот Роберт снова ощерился.
- Нет, - пробормотал, переведя взгляд на портрет. - Я этого не сделаю. Это будет предательство, которое сделает меня... Я не хочу быть похожим на него. Особенно такого, каким он стал. Они сами решат свою судьбу.

Гельмут Штольценфельс:
- Роберт, благоволите выражаться яснее, - попросил Штольценфельс не оборачиваясь. Блондин занят - по-прежнему держит руки Сарифы в своих, пытаясь успокоить, хоть как-то. Поскольку саквояж с медицинским снаряжением остался на площадке, больше ничего не остается. - На кого вы так не хотите быть похожи? И причем тут предательство?

Роберт Торн:
- М? - Кучер сморгнул. Подхватил с пола подсвечник, поднимаясь на ноги. Постучал себя по виску. - Да видите ли... Эта сучка предложила мне вас поубивать в обмен на собственное спасение. Был у меня в предках, знаете ли, один неприятный тип... Короче, сделка меня не устроила.

Сарифа Фланнаган:
Изможденно засопев, Сарифа кое-как смогла побороть последнее эхо огненной пытки. Раскрыв наконец глаза, она посмотрела на Гельмута и одними губами обрисовала какое-то благодарственное слово.

Кэтрин Трамелл:
Сперва в комнату забежал бес, который крайне холодно посмотрел на призрака и на остальную компанию

- Ничего не понимаю! Ладно, притворюсь, что понял…

Следом из темноты вышла Кэтрин, неся в одной руке саквояж, а в другой свое пальто. Подойдя к Сарифе, девушка улыбнулась.

- Вы обсудили все, господа? Тогда я предлагаю начать работать. У нас при себе мебель и дверь. - девушка указала на дверь, за которой скрывались мертвецы. - Предлагаю забаррикадировать её во избежание неприятностей. Далее предлагаю проверить комнаты второго этажа на наличие... чего бы то нибыло.

Роберт Торн:
Поглядев на Сарифу, кучер только вздохнул и, пробормотав что-то себе под нос, отошел к своему стулу, где осталось временно забытое ружье.

DM:
То ли демон спугнул призрака, то ли дом устал играть с Кэтрин в свою игру, но фигура сидящей девочки растаяла, оставив в напоминание о себе пятно неприятно пахнущей слизи.

Гельмут Штольценфельс:
- Учитывая, что мебель тут умеет летать по просьбе хозяев, - Гельмут выразительно посмотрел на клавикорд, - не думаю, что баррикада сильно задержит тех, кто попытается войти.

DM:
Мистер Райт продолжал трудиться над своей зарисовкой; сложенный вдвое лист, который был найден в библиотеке, выскользнул из его кармана и упал. Порыв сквозняка развернул его.

Сарифа Фланнаган:
Боковым зрением Сарифа уловила, как какой-то листок выпорхнул из складок райтовских одежд.

- Ты что-то уронил, - медленно проговорила она, кивнув на белую бумажонку.

Кэтрин Трамелл:
Кэтрин задумчиво огляделась.

- И все же стоять здесь и ждать цветов с гор не стоит. Нужно что-то делать, иначе нас даже не нужно будет сводить с ума - мы сами сойдем.

Гельмут Штольценфельс:
- Это не что-то, - хмыкнул Гельмут, - это наш "расстрельный список". Вот кстати, я все хотел проверить... - блондин поднялся на ноги и подобрал лист.

DM:
Список изменился. Едва заметно, но все же: во-первых, исчезла карандашная черта, которую мистер Райт собственноручно провел по своему имени, во-вторых, в последнем имени стало на одну букву больше.
Или на половину буквы. Почему-то "о" не было завершено последним, верхним штрихом, и походило на "u".

Гельмут Штольценфельс:
- Однако же... - Штольценфельс задумчиво почесал подбородок, посмотрел на Роберта, но комментировать ничего не стал, молча отнес лист Сарифе.

DM:
По дому раскатился знакомый скрежет - надсадный механический скрип, предшествовавший бою часов.
Первый удар грянул набатом.
Счет пошел на секунды.

ID: 7937 | Автор: Dea
Изменено: 16 декабря 2011 — 4:15

Комментарии (2)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
16 декабря 2011 — 9:37 Toorkin Tyr

Вы няхи =]

16 декабря 2011 — 14:42 garr

О да )