Гилнеас: проклятие дома Уорренов Дом Уорренов. День второй (продолжение)

Кэтрин Трамелл
Сарифа Фланнаган

ДМ
Кто знает, как текло время в этом Светом забытом месте, если само пространство сыграло злую шутку? Но в холле за массивной входной дверью ничего не изменилось: те же пятна на стенах, будто уползающие от лучей света, та же серая мгла, распластавшаяся над полом, и кривой оскал разбитого Фелицией окна.
Хотя...
Чего-то не хватало.
И когда Сарифа подняла фонарь повыше, она поняла, чего именно: тело Хиккета, оставленное перед залой, исчезло.

Кэтрин Трамелл:
Трамелл подошла к месту, где должно было лежать тело и внимательно осмотрела пол и стены.

Фелиция Гизборн:
- Я же говорила, братья. - Фелиция, взглянув на то место, где должно было лежать тело, невольно поморщилась не то от отвращения, не то от еще чего-то. - Он был не настоящим, это была ловушка. Это место очевидно...
Тут она сделала паузу и неровно выдохнула, сглотнула слюну и продолжила:
- Пытается загнать нас в ловушку. Я еще не слишком понимаю, почему оно просто не обрушит на нас потолок, но...

Сарифа Фланнаган:
- Мы его точно здесь оставили? - со слабой тенью надежды в голосе спросила Сарифа, пытаясь заметить хотя бы черненое пятно крови или, на худой конец, размазанные багровые следы перетаскивания тела, - "Я же говорила" - это, конечно, очень банально, но хочется сказать сейчас именно это.

Гельмут Штольценфельс:
Гельмут занят куда более важным делом - закуривает. Исчезновение тела его совершенно не удивило.

ДМ
Пыли не было только на полу бальной комнаты: в коридорах ее хватало, как и везде, - белесого, ноздреватого налета, в углах сливавшегося с паутиной. В левый коридор вел длинный широкий след, будто там прополз гигантский слизняк или волоком протащили что-то тяжелое.
Даже не пришлось угадывать, что.

Кэтрин Трамелл:
- Его кто-то оттащил... - Кэтрин посмотрела на Гельмута и сжала губы. - Видимо этот... мужчина был не один.

Гельмут Штольценфельс:
- Какой мужчина? - поинтересовался Штольценфельс, выпуская облачко ароматного дыма. - Это же был Отрекшийся, чудовищное порождение этого дома. И вообще он нам привиделся.

Сарифа Фланнаган:
Сарифа, сделав пару шагов к уже полусухому следу на полу, не удержалась и шаркнула по нему носком сапога, как бы перечеркивая его наискосок.

- Кэтрин, я бы не стала делать такие выводы, зная, в каком фантасмагорическом месте мы находимся. Хиккета могло вообще не быть.

Кэтрин Трамелл:
- Если ты думаешь, что пол и... фракция столь взаимосвязаны, то мне остается только посочувствовать. Может быть перестанешь дурачится, блондин? У нас тут как минимум перенос тела в неизвестную область дома неизвестно кем, - Кэтрин указала на следы. - Или тебе нужно доказать, что с простреленной головой никто не ползает как мешок картофеля?

Гельмут Штольценфельс:
- Ну вы же сами слышите, мисс, его могло вообще не быть, - пожал плечами белобрысый, не забывая при этом ехидно скалиться. Впрочем, зубоскальство не мешает Гельмуту стоять спиной к стене и держать в поле зрения максимально возможную площадь.

Сарифа Фланнаган:
- Кэтрин, - с более заметным нажимом проговорила художница, чуть опустив голову, - Предлагаю отталкиваться от того, что место, в котором мы находимся, может все. Я говорю про якобы реальные иллюзии, которые вы тут же принимаете за настоящее. Вы помните бесконечный туман и дорогу, ведущую к одному и тому же дому? И проломленную голову солдата, даже если она таковой не была.

Художница кинула короткий и пустой взгляд на Гельмута.

- Так или иначе, у нас есть след. Мы можем по нему пойти и обнаружить мистера Хиккета... в любом состоянии.

Кэтрин Трамелл:
Кэтрин широко улыбнулась "столь забавной шутке" и, поняв, что от архитектора так же не добиться какой-то помощи, вздохнула.

- Я соглашусь с тобой, Сарифа. Фелиция, что ты думаешь?

Фелиция Гизборн:
- Мы можем пойти по следу, сестра. - ответила Фелиция, перестав пожевывать край губы. - А можем не пойти. В любом случае дом попытается убить нас, так что мы потеряем, если пойдем по следу?
Гизборн поправила второе боло. Первое, улетевшее в темноту, ей найти так и не удалось, так что перед метанием второго нужно думать.

Сарифа Фланнаган:
- Мне кажется, на втором конце этого связующего следа мы обнаружим врага. С ним бы я предпочла встретиться без промедления, так как потом он может доставить нам очень, очень плохие эмоции и ощущения, - ладонь Сарифы легла на эфес кинжала, покоящегося у в ножнах, но едва ли художница собиралась сражаться в первых рядах, - А можно не пойти по следу и продолжить осмотр дома в порядке, предложенном Кэтрин. Так будет интереснее. В итоге...

Кэтрин Трамелл:
- ... мы оставим неприкрытые тылы, - Кэтрин покачала головой, отвергая идею прогуляться в другую сторону. - Мне не хочется, чтобы, как выразился Гельмут, меня кто-то сзади огрел канделябром, как этого господина, - девушка указала на след от тела.

Гельмут Штольценфельс:
А Штольценфельс тем временем докурил свою самокрутку, щелчком отбросил ее в сторону стены с фреской, достал нож и неспешно двинулся по следу, оставленному мертвым телом в процессе волочения оного.

Фелиция Гизборн:
Фелиция направилась следом, подстраиваясь под шаг Штоль... Штольца, но одновременно подозрительно оглядываясь по сторонам - почему-то ей казалось, что в любой момент из стены может выскочить нечто, и это нечто наверняка попытается ее сожрать. В любом случае, осторожность не помешает.

Кэтрин Трамелл:
Кэтрин огляделась и пошла немного позади мужчины, постоянно озираясь и держа пистолет наготове.

- Не торопись, блондин. Или ты видишь без фонаря на отлично? Подожди Сарифу.

Сарифа Фланнаган:
- Я не отстаю, - отозвалась тем временем художница, придерживающая фонарь на уровне глаз.

ДМ
Коридор плавно изгибался влево. Шагов через пять широкий след плавно сворачивал в приглашающе открытые двери какого-то помещения; когда Гельмут поравнялся с ними, свет проник в глубину комнаты.
Это был просторный, роскошный будуар, с первого взгляда показавшийся не более уместным в этом заброшенном доме, чем напудренный парик на пожелтевшем от времени черепе: там не было ни пыли, ни паутины, а обстановка привлекала внимание чарующе тонким вкусом. Только приглядевшись, можно было заметить, что вся эта роскошь уже начала тлеть - краски поблекли, и кое-где на дорогой ткани виднелись прорехи.
След уводил куда-то в темноту, где проступали очертания кровати под старинным балдахином.

Сарифа Фланнаган:
- Женщина. Он говорил про женщину, которая его поцеловала, - напомнила Сарифа, чуть не прокусившая губу до крови, - Будьте осторожнее. Не обманитесь нелепой яркостью будуара.

Гельмут Штольценфельс:
- Фи, мисс, как можно столь неуважительно отзываться о чувстве вкуса хозяйки дома? -Гельмут остановился на пороге комнаты и рассматривает обстановку, насколько позволяет освещение. - Тем более, следует помнить, что двести лет назад мода была иной и не следует судить ее по нынешним меркам.

Кэтрин Трамелл:
Кэтрин внимательно оглядела комнату издалека и перевела взгляд на остальную часть коридора.

- Дальше идет библиотека, насколько я помню, - девушка осмотрела пол, ища еще какие-либо следы.

Сарифа Фланнаган:
- У меня есть гораздо более насущные проблемы, чем обвыкание с двухсотлетними модой и архитектурой, - Сарифа стояла прямо за спиной Гельмута и держала источник освещения - фонарь - высоко над его плечом, чтобы желтоватый свет выхватывал из темноты как можно больше деталей.

ДМ
Оставшаяся часть коридора была покрыта нетронутым слоем пыли. А Гельмут, всматриваясь в темноту, разглядел очертания какого-то предмета или предметов, валявшихся на полу у самой кровати.

Кэтрин Трамелл:
- Кто рискнет проверить, что произошло с телом? - Кэтрин еще раз заглянула в комнату и пожевала губами. - Меня туда совершенно не тянет из-за этой нехватки освещения.

Гельмут Штольценфельс:
- Кажется наш мистер Хиккет решил заночевать в будуаре хозяйки, - Штольценфельс подошел к тому, что лежало у кровати и зажег спичку для лучшей видимости

Сарифа Фланнаган:
Сарифа, будто на прицепе, двинулась за Штольценфельсом и остановилась на расстоянии трех шагов от того места, где замочных дел мастер должен был заметить что-то... Или кого-то.

ДМ
Бесформенная груда на полу оказалась сброшенной форменной одеждой; из-под кровати нелепо торчало голенище старого сапога. Сам Хиккет лежал на широкой кровати во фривольной позе, совершенно обнаженный, и протягивал руки к невидимому партнеру - глаза его были широко раскрыты, а над ними зияло отверстие, проделанное пулей Кэтрин. Ноги мертвеца были бережно укрыты краем парчового покрывала; с перины еще не исчезла вмятина, оставленная вторым телом.
Почудилось, или в будуаре действительно пахло дорогими духами, а не гарью и тленом?

Фелиция Гизборн:
Фелицию снова затошнило - и от запаха духов, и от отвратности вида тела, и от самого факта ситуации, в которую она, Фелиция, попала. Впрочем, она сумела выдержать лицо и только отвернулась в сторону, сжав кулаки - кто бы это не сделал, он точно имел отношение к тем мистическим девушкам, которых так боялся "Хиккет".

Сарифа Фланнаган:
- Странно, - произнесла Сарифа, нахмурившись покруче грозовой тучи, - Мне казалось тогда, или солдатенок вонял скорее пятью стами слоями пота, чем туалетной водой? Да еще и неплохого качества...

Гельмут Штольценфельс:
- Ну что ж, в посмертии ему явно не скучно, - и ограничив этими словами свою эпитафию, Гельмут обратился к коллеге.- Мисс Сарифа, будьте столь любезны оценить это помещение на предмет странностей и несуразностей. Именно с женской точки зрения.

Кэтрин Трамелл:
Кэтрин лишь на мнгновение посмотрела на то, что было внутри комнаты и продолжила следить за коридором, что-то шепча себе под нос.

Сарифа Фланнаган:
- Покамест то, что я вижу, является совершенно обычным женским будуаром, разумеется, с поправкой на прошедшие годы, - Сарифа подошла к кровати поближе, взметнула взгляд на потолок, все-таки почувствовав неприятный запах давно не стираной одежды, снятой с Хиккета, - Ну, как сказать, - обычным... Не каждая женщина имеет достаточно денег на такую роскошь, далеко не каждая. Запах духов явственный, как будто впитался в здешний воздух, так что я не удивлюсь, что хозяйка поместья часто использует эту комнату... По назначению. Либо - очередной морок. Первый вариант - именно странность, так как остальные части дома, судя по всему, время не пощадило.

Кэтрин Трамелл:
- Там нет никакого потайного хода, Сарифа? Осмотрите стены, прошу. По крайней мере если мы не найдем никаких логических объяснений, как это тело притащили сюда, то тогда можно будет смело винить приведения, - Кэтрин поставила саквояж и закурила очередную сигаретку. Выпустив кольцо дыма в потолок, Трамелл оглянулась еще раз. И прикройте его, чтоль... Чего срамом светить?

Сарифа Фланнаган:
- Стоп, - прервала Сарифа просьбу Кэтрин, поводя рукой с фонарем перед собой; взгляд художницы был устремлен на изысканное трюмо с зеркалом, заключенным в старинную деревянную раму. Фонарь качнулся, продетый в держательное кольцо и ведомый Cарифиной рукой, еще раз. Художница что-то хотела проверить.

Гельмут Штольценфельс:
- Впервые слышу о привидениях, пользующихся парфюмом и способных перенести и раздеть тело. Да и одежда Хиккета... весьма похоже на то, как если бы он сам ее сбрасывал, будучи в нетерпении и предвкушении... - Штольценфельс оборвал речь на полуслове. - Что там, мисс?

ДМ
На трюмо лежала пуховка, с которой просыпалось немного пудры, и выстроились в ряд флаконы с духами. Зеркало в старинной раме с причудливым орнаментом послушно отразило лицо Сарифы.

Кэтрин Трамелл:
Кэтрин оглянулась, пытаясь понять, что увидела художница. Проследив за взглядом Сарифы несколько недоумевающе изучила трюмо.

Сарифа Фланнаган:
Сарифа не ответила. Она медленно приблизилась к трюмо, стараясь не отводить взгляда от дивного зеркала, и глядела на свое отражение в течение секунд трех, после переключив внимание на разномастные флаконы.

Кэтрин Трамелл:
- Зеркала, как говорят, крайне опасны. Осторожней, Сарифа, - Кэтрин слабо улыбнулась и вернулась к наблюдению за коридором. Ей очень хотелось посмотреть на библиотеку, но она понимала, что во всем нужна последовательность. И потому девушка лишь подслеповато щурилась, пытаясь разглядеть что нибудь в темноте, ведь света от фонаря, находившегося в комнате, было слишком мало.

Сарифа Фланнаган:
Двумя пальцами свободной руки художница наугад вытянула из середины стройного ряда какой-то пузырек с жидкостью внутри и, поставив фонарное светило на столешницу трюмо, быстро открутила крышечку флакона с четким намерением узнать, что же в нем находится.

Кэтрин Трамелл:
Кэтрин нахмурилась, услышав какой-то странный звук и обернулась еще раз.

- Сарифа! Ты что делаешь? - девушка немного закашлялась от табачного дыма и развела его рукой.

Сарифа Фланнаган:
- Кэ-э-этрин... Запомни: духи не нюхать...

Книжница, развернувшись лицом к Сарифе, увидела, как та, подсвеченная снизу мягким оранжевым светом фонаря, смотрит на тело, оставленное на постели, и веки ее тяжелы, а в глазах - несвойственные блики пугающей, томной дьявольщинки. Дрогнувшей рукой Сарифа вернула пузырек на трюмо, но не сумела сбалансировать его, овеянная наваждением, и терпко пахнущая жидкость из недр флакона полилась небольшим ручейком вниз, на пол.

Кэтрин Трамелл:
- Сарифа!

Кэтрин в панике посмотрела на своих спутников и вдруг резко подошла к художнице. Развернув художницу к себе, Трамелл залепила девушке хорошую пощечину.

ДМ
Этот аромат был прекрасен. Можно сказать, окрашивал мир новыми, яркими красками, - и истлевшая роскошь будуара показалась обновленной, словно в один миг вспыхнули дюжины свечей, а стрелки часов закрутились вспять, с каждым оборотом отмеряя десятилетие.
Когда Кэтрин занесла руку, ей показалось, что Сарифа смотрит на нее с незнакомым, злым выражением.
И вообще - ее ли это было лицо?..
Пощечина вернула все на свои места, и наваждение рассеялось. То была она, мисс Фланнаган. Несомненно, она.
Что только ни померещится.

Сарифа Фланнаган:
- Ох, - только и выдохнула художница, разом возвращенная с небес на землю; из великолепного, таинственно освещенного будуара в нелепую на фоне общей разрухи комнатушку. Носком сапога Сарифа толкнула уже пустой флакончик под трюмо и, обмякнув, оперлась ладонями о столешницу.

Кэтрин Трамелл:
- Сарифа... Ты... - Кэтрин напряженно смотрела на художницу, убрав пистолет за спину. - Ты нормально себя чувствуешь? Что было только что?

Сарифа Фланнаган:
- Духи нюхать действительно не стоило, - попыталась оправдаться Сарифа, но из ее уст извинение вышло скомканным, сумбурным. Она сделала глубокий вдох, затем - выдох; позволила глазам пометаться по потолку и, судя по задумчивому лицу, переваривала все то, что только что случилось, - Теперь у нас есть опыт. Жидкости не нюхаем.

Кэтрин Трамелл:
- Хорошо, что ты шутишь. Это внушает надежду, - Кэтрин внимательно еще раз осмотрела Сарифу и, вздохнув, оглянулась на коридор, смотря на месте ли её сумка.

ДМ
По всем правилам запах разлившихся духов должен был оказаться стойким, однако не прошло и минуты, как он исчез, оставив после себя ту самую тонкую ноту, что ощущалась в будуаре сначала.
Сумка Кэтрин темнела на прежнем месте.

Сарифа Фланнаган:
Когда Кэтрин отвлеклась, зеркало, к которому Сарифа стояла спиной, послушно отразило руку художницы, как бы невзначай тянущуюся к другому флакону, и затем - ладонь, увлекающую блестящий стеклянный пузырек в поясную сумку.

Кэтрин Трамелл:
- Еще раз говорю - посмотри, есть ли какие потайные ходы, проверь шкафы и комоды... И давайте недолго, мне неуютно прикрывать вам тылы, - Кэтрин выжидающе глянула на Сарифу и, не дожидаясь ответа, вышла в коридор.

Фелиция Гизборн:
- Подожди. Ты понятия не имеешь, что там может быть. - Фелиция немедленно последовала за Кэтрин, твердо уверенная в том, что хотя бы что-то в своей жизни она не должна провалить, и раз уж рядом есть Трамелл, то...
То. Сжав кулаки, Фелиция вышла за девушкой и, прищурившись, посмотрела в даль коридора, как бы опасаясь новых причуд дома.

ДМ
Коридор был по-прежнему пуст. Ничего там не изменилось, и темный проход казался бы умиротворенно-спокойным, если б не широкий, отмеченный кровью след на полу - напоминание о том, что недавно случилось.

Кэтрин Трамелл:
Кэтрин несколько благодарно поглядела на Фелицию.

- Закуришь?

Сарифа Фланнаган:
Сарифа сделала так, как просила Кэтрин, но ее руки все еще время от времени непослушно подрагивали. Она постаралась исследовать каждый шкаф, каждый комод; ни один ящик не избежал ее внимания.

Фелиция Гизборн:
- Не время. И не место. - убедившись в том, что из за ближайшего угла не выскочит хвостатое нечто и не утащит ее в темноту, Фелиция слегка убавила в бдительности. Сложив руки на груди и опершись одной ногой на стену, она невзначай спросила. - А мы раньше не встречались, сестра?

Кэтрин Трамелл:
- Встречались и я тебя помню. Тогда ты убежала от меня и Талары в одних, уж прости за подробности, штанах. А познакомились мы при помощи моего брата - Каптерки, - Кэтрин подмигнула, как будто знала какую-то тайну, но молчала.

Фелиция Гизборн:
- Ох. - только и ответила Фелиция, с хлопком прикрыв лицо ладонью. Воспоминание живо пробудилось в ее голове, и оно явно ей не понравилось - она даже скривила губы. Впрочем, кому понравится тот факт, что кто-то знает, как ты почти нагишом прыгала по городским крышам?

ДМ
В шкафах до сих пор сохранилась одежда: надо сказать, покойная хозяйка дома знала толк в том, как украшать свое тело. Леди Уоррен была выше среднего роста и, пожалуй, ее платья подошли бы Сарифе, если бы той вздумалось их примерить; в ближайшем шифоньере обнаружилась верхняя полка с гипсовыми бюстами, на которых покоились дорогие колье и кулоны. Один из них, изящный медальон с откидной крышкой, так и притягивал внимание теплым золотым отблеском, просясь в руки.

Кэтрин Трамелл:
- Ладно, успокойся. Джон к тебе хорошо относился, а он не дурак и не будет носиться с плохим человеком, - Кэтрин улыбнулась и заглянула в комнату. - Ну что, Сарифа? Есть что нибудь?

Фелиция Гизборн:
- Так его зовут Джон? - спросила Фелиция, приподняв бровь. Впрочем, она тут же забыла об этом, едва, судя по тону Кэтрин, Сарифа что-то нашла в комнате. - Сестра, у тебя там все нормально?

ДМ
Гельмут тем временем тоже разглядывал украшения: не иначе, оказался ценителем ювелирного искусства.

Кэтрин Трамелл:
Кэтрин как-то странно посмотрела на Фелицию, как будто в чем-то неожиданно засомневалась.

- Да, его зовут Джон. Я думала он тебе сказал...

Покачав головой, девушка вернулась к созерцанию коридора.

Сарифа Фланнаган:
Вопрос Кэтрин застал Сарифу в просмотре нарядов. Вытянув за подол одно из многих платьев на свет, художница долго и упорно его рассматривала, как если бы видела перед собой очередную искусную картину, но, разумеется, уже гораздо более спокойную и располагающую.

Затем художница отчего-то вздохнула и, затворив дверцы шкафа, переместилась влево, к комоду, где и обнаружила амулет в золотой оправе. Потянувшись было к нему, в какой-то момент она опомнилась, освежив в памяти совсем недавнее происшествие с духами, и полезла в поясную сумку. Оттуда показался длинный карандаш, и им, как палочкой-выручалочкой, художница подцепила золотую цепочку изысканного украшения.

Фелиция Гизборн:
- Никогда не говорил, сестра. - Фелиция, снова повернувшись спиной к двери, вытащила из за пояса нож и привычным движением раскрыла его - лезвие со свистом прорезало воздух, в то время как половинки деревянной рукояти ударились друг о друга с легким стуком. На лице волшебницы появилось подобие улыбки. - Все еще могу это делать.

ДМ
Вблизи медальон показался еще красивее: ювелир, который его смастерил, постарался на славу. Крышку сделали в форме небольшого виноградного листа, украшенного бриллиантовыми каплями росы, а под ней, очевидно, было хранилище для чьей-нибудь миниатюры или срезанного локона.

Кэтрин Трамелл:
Кэтрин посмотрела на довольно быстрые манипуляции с ножом и потрясла головой.

- Неплохо, Фелиция. Крайне непло- девушка подняла руку, прося Фелицию замолчать и указать на Сарифу. - Сарифа! Что у тебя там?

Сарифа Фланнаган:
- Да-да, Кэтрин. Я тут нашла кое-что, - запоздало отозвалась Сарифа, обернувшись через левое плечо. Медальон, удерживаемый карандашом на цепочке, мерно покачивался из стороны в сторону, точно маятник.

Художница, не дожидаясь вмешательства замочных дел мастера, опустила амулет на ладонь и попыталась отворить верхнюю его крышку.

ДМ
Крышка поддалась с еле слышным щелчком, стоило нажать ногтем на маленький выступ. Внутри действительно была миниатюра с изображением светловолосого юноши, поражавшего ослепительной, грешной красотой и проникающим в душу взглядом, который придавал портрету поразительное правдоподобие.
А угол, под которым смотрела Кэтрин, позволил девушке заметить кое-что странное за ворохом одежды в открытом платяном шкафу.
Кажется, там поблескивала золоченая ручка.

Кэтрин Трамелл:
- Постой здесь, я сейчас вернусь, - девушка даже не оглянулась на Фелицию, она быстро двинулась к Сарифе, прекрасно помня, к чему привели её прошлые исследования. - Что это, Сарифа?

Фелиция Гизборн:
Фелиция мрачно посмотрела на ближайший угол, с предвкушением касаясь подвижной части боло. Ей настойчиво казалось, что все ужасы дома набросятся на нее, как только она окажется одна. До сих пор этого не случалось - и именно по той причине, что их было много. Но теперь ситуация совершенно другая.
- Давай, брат, иди сюда. У меня для тебя сюрприз. - но за самоуверенным хвастовством было кое-что еще. Голос Фелиции едва заметно, но дрожал.

Сарифа Фланнаган:
- Что ты скажешь, Кэтрин? Фелиция? Посмотрите сами. Не удивлюсь, если картина и медальон - одного человека авторства.

Сарифа с трудом отняла ото взгляда чудную побрякушку и, не прекращая поддерживать цепочку карандашом в левой ладони, вытянула левую же руку вперед, чтобы дать спутницам повнимательнее рассмотреть украшение.

- Никак не избавлюсь от ощущения того, что у меня появился личный наблюдатель.

Кэтрин Трамелл:
- Ты притягиваешь к себе неприятности, как и любой творческий человек, - Кэтрин с интересом изучила портрет. - Либо мне кажется, либо крайне похожая работа на портрет хозяйки этого дома. Сарифа, я думаю, что если ты уберешь его туда же, где портрет хозяйки, то это нам не помешает. А они вместе побудут... - девушка улыбнулась краешком губы, краем глаза посмотрев на скучающего блондина. Нет, не похож... - Я думаю этот портрет нам не нужно изучать как и прошлый - есть подозрение, что тут все повторится, а я пока не придумала иные фигуры, которые бы отвечали требованиям.

Трамелл вздохнула и, что-то вспомнив, подошла к одному из открытых шкафов, что-то ища.

ДМ
Это действительно была ручка. Не от зонта или трости, - ручка, прикрепленная к задней стене шифоньера, которая оказалась вовсе не стеной.
Дверью.

ID: 7884 | Автор: Dea
Изменено: 12 декабря 2011 — 2:46

Комментарии (1)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
12 декабря 2011 — 4:47 #bitchboss Saint F.

На самом интересном месте!