Дело государственной важности

Графиня Лориенн Крайтен
Граф Драйлин Крайтен

В Зале просителей не было совсем, и немудрено, ведь на дворе уже был поздний вечер. Жизнь королевского дворца из официально-деловой превращалась в светскую, пышную. Это как раз то удивительное время, когда чиновники ещё держали службу, а куртуазные щеголи и модницы только готовились к вечерним пиршествам. Удивительное время.
Тихо дремали служки, утомленные долгим днем. Пламя свечей, покоящихся в золоченых канделябрах, легонько подрагивало.

Дверь растворилась и в Зал, неслышно ступая, вошла молодая женщина. Женственное изящество ее фигуры подчеркивал сложный крой платья цвета красной глины — на первый взгляд, простого, но эта простота стоила очень-очень дорого. Пепельные волосы, собранные в сложно сплетенный пучок, украшали тонкой работы крошечные заколочки. Темные выразительные глаза неопределенного оттенка внимательно, будто оценивая каждый предмет, оглядели Зал. Руки, затянутые в перчатки до локтей, унизанные несколькими перстнями, приподнялись. Ладони сошлись, издавая довольно громкий хлопок.
Один из слуг подпрыгнул на месте, очнувшись от дремоты.
— Доложи Его Сиятельству графу Драйлину Крайтену, что его желает видеть Её Светлость виконтесса Лориенн Тэль. Дело государственной важности.

— Известим-с тайного советника сию же минуту, — служка церемониально поклонился. — Прошу вас, Благороднейшая, следуйте за мной.
Он повел виконтессу по коридорам с высокими потолками прямиком в Северо-Восточное крыло замка, крыло предназначенное для аппарата Его Величества Почтеннейшего Тайного Совета. За круглой залой с бюстами и картинами, которая сложила таким себе «перекрестком», последовал ещё один коридор. Оканчивался он большими резными дверьми из белого дерева. Видимо за ним располагалась зала заседаний. Однако до неё они не дошли, остановившись у темной двери возле которой красовался портрет графа. Служка постучал в дверь и не дожидаясь ответа вошел:
— Виконтесса Лориенн Тэль прибыли, советник, — буднично огласил он.
— Проси, — раздался тихий мужской голос в ответ.
Служка завел девушку в кабинет. Драйлин уже ожидал её у камина и кофейного столика. Он был одет в своей лиловый мундир, синяя муаровая лента была перекинута через левое плечо. Вид у графа был уставший.

— Ваше Сиятельство, — виконтесса продемонстрировала идеальный реверанс — каждое движение точно отмерено, повторено тысячу тысяч раз и доведено до такого абсолюта, о котором можно уже не задумываться. Цепкий взор снова перебрал все предметы в комнате. По одному. Будто ребенок — океанскую гальку, в поисках самого красивого камушка. — Простите за столь неожиданный и поздний визит, но дело того требует, — виконтесса выпрямилась и, чуть склонив голову, принялась разглядывать его. Немного беззастенчиво, но это нельзя было счесть недостатком, скорее, это был отзвук крайней любознательности.

— Что вы, милая, — граф кротко склонил голову, приветствуя юную леди. — верному слуге подданных Их Королевского Величества в радость принимать просителей.
Драйлин провел девушку к кофейному столику и усадил её в удобное мягкое кресло, лишь после этого Светлейший позволил себе присесть в кресло по ту сторону столика. Бросив усталый взгляд на огонь в камине, чиновник собрался с мыслями, уголки его губ приподнялись в скромной улыбке.
— Чем обязан, юная леди, — все также тактично поинтересовался аристократ. — Что за дело такое поведайте, однако скажите сперва: вы желаете выпить чаю или, быть может, чего покрепче?

— На ваш выбор, Ваше Сиятельство, — леди Тэль сложила руки на коленях, расправляя складки платья, чтобы они лежали ровно и красиво. — Сегодня у вас выдался непростой день, не так ли? Возможно, я не вовремя? Не хотелось бы утомлять вас еще больше, — Лориенн мягко улыбнулась.

Драйлин поднял со стола маленький золотой колокольчик с звонким голоском. Через пару мгновений в кабинет явился слуга.
— Дарек, две чашечки чая, будьте так любезны, добавьте бодрящий трав со степей Западного Края, - отдал распоряжения чиновник, возвращаясь взглядом к собеседнице. – Вы вовсе не утомляете меня, юная леди. Моё Сиятельство с превеликим удовольствием выслушает вас и постарается разрешить сложившуюся проблему, если она входит в круг должностных полномочий тайного советника.
Дарек не заставил себя долго ждать, вскоре он вернулся с подносом, на котором стоял чайник и две золотые чашечки с блюдцами. Он наполнил их терпким напитком и поставил перед людьми, поспешив незамедлительно удалиться.

— Ох, я даже не знаю с чего начать... Настолько сложно мне смирить свои чувства, — она премило закусила яркие губки. — Не так давно, этой осенью, совершенно случайно трагически погиб мой родной старший брат — опора и надежда престарелой благородной четы Тэль. У вас наверняка имеется несколько плащей, подбитых горностаем, норкой или же песцом, Светлейший? Для поездок в Даларан — они незаменимы, а вы бываете там часто, как свидетельствуют слухи. И если вы и носили, то могли заметить монограмму в виде буквы "Т" с внутренней стороны... Но это все не так важно... Наша семья с давних пор занимается добычей пушнины и выделкой шкурок, но сейчас дело всей нашей жизни под угрозой... Возвращаясь к тому роковому случаю на охоте, не могу сдержать слез, Светлейший, — она вынула из-за манжета перчатки крошечный, легчайший кипенно белый платочек, и поднесла его к глазам. — Поддавшись на уговоры друзей, мой брат, Антуан, изменил своему старинному дворфийскому мушкетону, и поехал на охоту с новым ружьем, которое было изготовлено на одной из фабрик семьи фон... фон Дум, — наконец-то с трудом произнесла она. — Когда это адское оружие разорвалось в его руках и обезобразило его настолько, что даже мать не узнала собственного ребенка, когда его тело привезли в наше поместье, я решила провести небольшое расследование. Относительно качества изготовляемого Думами оружия. Но без необходимых санкций со стороны Дворца — я, увы, бессильна! Я уверена, что все дело в заводском браке, но вы подумайте, скольких несчастных еще ждет та же участь, что постигла моего любимого брата? Это решительно невозможно! И это нужно остановить! — Лориенн воинственно сверкнула глазами, тонкая рука сжалась в костистый кулак, сминая совершенно сухой платочек.

— Вам больше не о чем волноваться, виконтесса, — успокоил граф девушку, отпив немного чая. — Совершенно недавно владелец этих предприятий, Эдвард фон Дум, был лишен дворянского достоинства, всяческих титулов и чинов. Также он был передан под арест, а все его имущество, включая и мануфактуры, конфисковано в пользу Короны. В данный момент как поместье, некогда принадлежавшее этой семейке, так и их предприятие опечатаны и находятся под надзором королевских гвардейцев.
Драйлин выдержал паузу, затем его губ снова коснулся терпкий напиток.
— Однако, если ваш брат погиб по вине фон Думов, мы должны ужесточить наказание, которое он несет. Скажу вам по секрету, советник Форберг настаивала на казни. Однако мы все же сошлись на том, что старого барона необходимо приговорить к пожизненной ссылке на Тол Бараде, а Эдварда — к 30 годам черной работы в Аббатстве Североземья с запретом когда-либо появляться в столице. Все их движимое и недвижимое имущество теперь принадлежит Короне. Мы оказались бесконечно милосердны по отношению к этой лордеронской семейке, которая не оправдала оказанного им доверия со стороны Их Королевского Величества.

— Вот как? Значит, справедливость все-таки восторжествовала, — в темных глазах мелькнуло нечто, похожее на удовлетворение сытого хищника. — И что же теперь, Корона берет на себя все расходы и продолжает производство или же фабрики будут простаивать и ветшать?

— На данный момент нет королевских указов, которые бы определяли дальнейшую судьбу оружейной мануфактуры, — кротко улыбнулся граф, впервые позволив себе быть мужчиной, а не холодной деталью государственной машины. — Почтеннейший Совет также не издавал постановлений, более того, мы рассмотрим судьбу этого предприятия лишь в следующем месяце. А вот у поместья уже нашелся покупатель, имени я назвать не могу, скажу лишь, что мы заканчиваем последние нюансы. Думаю, менее чем через неделю у этого замечательного здания появится новый владелец. Уверен, и вы, конечно же, со мной согласитесь, кем бы он не являлся, он будет куда более достойным владельцем, чем эта лордеронская семейка.

— Несомненно. Но судьба дома меня не интересует, милорд Крайтен, во всяком случае, не так, как судьба их... дела. Будучи преданной дочерью, любящей и заботящейся о благе и процветании рода Тэль, я не могу упустить возможности добавить еще одну ветвь к древу семейного дела. А приобретение с молотка имущества тех, кто повинен в гибели моего обожаемого Антуана — это дело не только чести, но и весьма выгодное вложение средств, вы не находите? — темные глаза таинственно блеснули. Сейчас они казались зеленовато-карими, но когда отблеск свечи падал на них, становились почти прозрачно зелеными, будто по прихоти меняя свой оттенок.

— Достопочтенная леди Тэль, Моё Сиятельство безусловно соглашается с вами, — протянул чиновник уже заученную годами песенку. — Однако, вопрос, с которым вы обратились ко мне, находится вне правового поля занимаемой мною должности. Понимаете, мало того, что у нас нет четких предписаний касательно дальнейшей судьбы данного предприятия, именной по этой причине я не могу даже внести на рассмотрение предложение о продаже дела этой семейки на аукционе.
Драйлин тактично улыбнулся собеседнице и кивнул, снова превращаясь из живого мужчины в холодную деталь королевской бюрократии.
— Поймите милая, — патетически продолжил граф. — Почтеннейший Совет крайне редко заседает полным составом, а это как раз тот случай, когда необходимо присутствие всех советников. К моему глубокому сожалению, ускорить работу Совета практически невозможно.

— Практически, милорд, — она поставила локти на стол, сцепила изящные пальцы в замок и положила на них острый подборок, устремив на него загадочный взор. — Практически — это не невозможно. Я полагаю, что столь тонкий человек, который проникся искренним горем семьи Тэль, не сможет остаться в стороне, ведь благородство духа вам свойственно так же, как и проницательность ума. И эти свойства непременно должны вознаграждаться, Ваше Сиятельство. Непременно, — красивые брови чуть приподнялись.

— Да-да-да, — многократно затараторил граф. — Величайшая награда моей службы заключается в осознании того, что я служу во благо подданных Их Королевского Величества. Великая отрада понимать, что в нас, королевских чиновниках, они находят свою надежду и опору.
Светлейший возвел глаза к небу.
— Ведь мы всегда протянем руку порой столь необходимой помощи, — торжественно продолжал аристократ. — Мы сбережем торжество королевских законов, защитим невинных — сделаем все во благо нашего славного королевства.

— И его отдельных подданных, несомненно, — уточнила леди Тэль. — В залог нашей дружбы, Ваше Сиятельство, позвольте вашу руку, — тонкая кисть, облитая тончайшим шелком, несомненно, Луносветского происхождения, коснулась его пальцев.

Сиятельный вельможа протянул леди свою ладонь, продолжая блаженно улыбаться.

Виконтесса сняла с указательного пальца крупный перстень с изумительной огранки рубином, в глазах не промелькнуло ни капельки сожаления. О чем жалеть? Завтра барон Димарт подарит ей очередную побрякушку, которая втрое перекроет все расходы, впрочем, как и остальные, добивающиеся ее внимания подарками, и готовые бросить к ее ногам хоть луну с неба...
— Этот перстень очень дорог, он достался мне от матери моей матери, изготовлен на заказ, тончайшая работа, великолепная огранка, милорд. Но я уверена, что на вашей руке он будет смотреться более, чем достойно, — теплая ручка осторожно и умело перевернула руку графа и ловко надела кольцо на мизинец. Пришлось впору. Удивляло, насколько тонкие пальцы у виконтессы... Для нее и в самом деле требовались перстни не из лавки ювелира...

Драйлин задержал ладонь девушки в своей ладони и надел перстень обратно на её замечательные пальцы.
— Если он так дорог вам, оставьте его себе, тем более, что ваши пальцы куда утонченней моих, — граф обворожительно и тепло улыбнулся дуре, которая думает, что сможет купить мануфактуры за одно колечко с рубином, наивная. — Ваши пальцы прекрасны.
Он слегка подался вперед, и приподнимая ладонь леди, коснулся её своими губами.

— Это было бы лишь залогом, милорд, — Лориенн усмехнулась. — Однако если вы отвергаете этот дар, то что же я могу предложить вам? — глаза женщины чуть прищурились, внимательно разглядывая собеседника. Он уже сыт по горло этими цацками, наверняка пресыщен и светскими приемами, и дорогие эксклюзивные шлюхи обоих полов для него тоже не в новинку.

— Вы спрашивали, устал ли я? Помните? Да, я безумно устал. Прошу вас, леди, спойте мне. Быть может ваш волшебный голос сумеет развеять эту тяжесть, — граф говорил на полном серьезе.

— Пение? Вы хорошо относитесь к альту, милорд? Мой голос далек от приятного грудного, более низкого тембра, который бы более подошел этой обстановке... Но я постараюсь... — виконтесса с неохотой отняла свою ладонь и встала. — Песня может показаться вам простой, но ее пела мать моему отцу, когда ему было сложно уснуть...

Граф кивнул, ожидая, когда виконтесса запоёт.

Женщина завела руку за спину и чуть ослабила шнуровку корсета, чтобы не ограничивать свободу легких. Длинные ресницы опустились, лицо обрело какое-то иное выражение. Стало мягким, ласковым... В тишине кабинета раздались первые звуки ее голоса.

— По лазоревой степи ходит месяц молодой...

Песня лилась и лилась, будто тягучий мед, смешанный с пряными винными струями. На тонком лице отражалось каждое движение ее души. Переполняющие ее нежность и страсть, готовность полюбить достойного, но, увы, не нашедшая еще ни одного, кто соответствовал бы ее высочайшим требованиям. Готовность отдавать и принимать.

— Тебе не сестра, тебе не жена-а-а....

Песня смолкла. Виконтесса смутилась, на щеках выступил румянец.
— Простите, если мой выбор был нескромен, милорд...

Последнюю фразу прекрасной леди чиновник уже не слышал, ведь он крепко спал, убаюканный медовым пением. Должно быть, день у него действительно выдался тяжелым, и ему пришлось что-то делать, кроме как имитировать бурную деятельность на благо родины. Вероятно, уже утром проснувшись в кресле, он будет думать, а не приснилось ли ему все это. А после — примется разыскивать прекрасную леди Тэль, которой все же удалось его задеть.

Виконтесса заулыбалась, глядя на графа. Спящий, он казался более... более спокойным и более... добрым?
— Это решительно невозможно, так выматываться. Я всегда говорила, что чиновничья служба — собачья служба, да простит мне Свет, — совершенно по-женски проворчала леди Тэль, отыскивая взглядом вышитое золотом темно-синее покрывало на низком диванчике. Вновь затянув шнуровку, она подошла к дивану, сдернула с него покрывало и осторожно укрыла спящего мужчину. Немного постояла рядом, потом взглянула на свои руки и, встряхнув головой, стащила с другого пальца совсем иное кольцо. Обыкновенное. Тонкое настолько, что казалось просто серебристым волоском, случайно обвившим палец. Аккуратно надев его на мизинец Драйлина, леди Тэль полюбовалась игрой света и тени на лице графа и удалилась, неслышно, словно кошка, прикрыв за собой тяжелую дверь...

ID: 7761 | Автор: mandarin
Изменено: 6 декабря 2011 — 21:51

Комментарии (4)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
4 декабря 2011 — 14:29 Idanielle

Все ради тебя, дорогой Драйлин ) Что-то тихо в нашем высшем свете. Надо их потыкать палочкой)

4 декабря 2011 — 14:44 mandarin

Работы много, потому и тихо. Ещё немного осталось и будет снова громко. ;)

4 декабря 2011 — 18:50 mandarin

Ребята, вот честное слово, я устал повторять, что в комментариях к логам необходимо обсуждать игру.

6 декабря 2011 — 21:51 mandarin

Обновил лог, добавил в него музыку. :)