Поиграем в куклы?

Виконтесса Амалия де Баланжио

– Разумеется, – кивнула Дама. – Тем более, Эллек сам хочет ко мне. Видите, Медио, видите?
Амалия откинулась на спинку дивана и довольно рассмеялась.
– Скажите, дорогой мой друг, а вы любите паломников?

– Но не свожу с них глаз, если встречаю. Видите ли, каждый третий странствующий монах на самом деле – гастролирующий карманник, а каждый пятый – беглый убийца. Сейчас до веры никому дела нет, действительно никому. А почему вы спрашиваете?

Канцлер вздохнул с облегчением: уж если стража схватит кого–то и обвинит в работорговле, пусть это будет лучше не он.

– В скором времени, мой милый друг, двадцать отборных крестьянских мужчин в возрасте 20 – 25 лет отправятся в долгое пешее паломничество, – Дама омерзительно ойкнула и залилась звонким смехом. – Как думаете, дорогой мой, куда они направятся?
Пушкарка приобняла эльфа за талию, слегка прижимая его к своему жирному боку.

– Теряюсь в догадках, – виновато улыбнувшись, он поставил поставить руку так, чтобы локтем упереться в бок Пушкарки, – Думаю, они хотят посетить святыни Штормграда или могилу Алонаса Фаола?

– А вот и нет! Они отправятся на Север, дорогой мой, на Север. Представляете?

– И зачем, позвольте узнать? – он отчаянно ёрзал на месте, пытаясь хоть как–то не утонуть в этом туловище, которое буквально его обволакивало, но лицо сохранял почти спокойное. Хотя сейчас это "почти" было заметно, как никогда.

Женщина наконец–то отпустила хрупкого эльфа.
– Навестить могилу Утера, погулять по Восточным чумным землям. Медио, – Маля очень хитро улыбнулась, её глаза блестели. – Смотрите уже или шире.

– А, я–то думал, вы имеете в виду Нортренд... – он выдохнул и поспешил отодвинуться подальше, – Если в цитадели короля–лича установят памятник героям, то я узнаю об этом одним из первых. А скажите, эти ваши... Путешественники, они не потеряются? Дороги бывшего Лордерона давно разбиты, заросли травами, а камни их сгнили. Уж не забредут ли они случайно в Кель'Талас?

– А если и потеряются? – её улыбка становилась шире. – Их же никто не заставлял туда переться? Сами решили пойти.

– Раньше наши врата и перевалы считались неприступными, сейчас же большинство бастионов лежит в руинах. Существует шанс, что они смогут продвинуться довольно далеко вглубь Призрачных Земель, если их по какой–то невероятной, магической случайности не растерзают голодные вурдалаки. Страшно подумать, что человеческие пилигримы могут достичь даже южных границ материковых владений нашего великого дома. Не сочтите за дерзость, миледи, но наши сородичи после войны несколько... Негостеприимно относятся к людям. Не судите их строго, все мы не без греха. Я надеюсь, с финансированием экспедиции у пилигримов всё в порядке?

Дама несколько раз кивнула.
– Скажите, Медио, а вашем Доме любят играть в, – Маля посмотрела на чернокожего пленника и облизнулась. – В куклы?

– Герцог предпочитает шахматы. Они позволяют смотреть много дальше, чем когда дёргаешь за ниточки. Но все мы – немного дети, мадам.

– Мы всегда рады сделать приятно детям. Вед они – наша радость! – Амалия похлопала свой подарочек по животу, намекая Медио. – Семьдесят золотых за каждую куклу, а?

– За каждую куклу, которая отправится с фабрики, или за каждую куклу, которая будет найдена целой в коробке, которую откроют уже дома?

– За каждую куклу из коробки с синей лентой, дорогой!

– Весьма... Щедрое предложение, я думаю. Однако подвластные мне фактории не занимаются игрушками. Стараются, по крайней мере. Но я бы мог свести вас с теми, кому это предложение может показаться интересным.

– Это с кем же? – она невинно улыбнулась.

– Если торговля игрушками является целью вашего визита... Как я уже говорил, в землях племянницы герцога недавно нашли крупные залежи истинного серебра. Пока сложно оценить, насколько глубока жила, поэтому она и набрала этих волонтёров. У неё нет детей, к сожалению... Она очень хочет, а их нет. Поэтому порой она впадает в глубокое детство и играет в куклы сама. И вам повезло: она должна приехать на днях.

– Мы с удовольствием встретимся с ней. Ведь так, Эллек? – она бросила на пленника хищный взгляд.

Кочевник беззвучно зарычал, оголив клыки и белёсые дёсны. Но уже через секунду зажмурился, а из глаз его брызнули слёзы. Кажется, и ошейник его стал сверкать чуть чаще и ярче. Жрец отстранённо наблюдал за его страданиями.

– Буду благодарен, если вы оставите его при своём дворе или при дворе своего кузена. Мне стыдно уже за то, что я принял этот подарок, и будет вдвойне стыдно, если я ещё и обреку его на... Какие–нибудь нужные стране, но изнурительные работы.

– Он будет моим лучшим другом, Медио! И как и полагается друзьям, мы с ним проведем пару дней здесь, узнавая друг друга… получше!

– Тогда будьте осторожнее при снятии ошейника. Можете пораниться случайно, – пробормотал он себе под нос, – Позволите всё же задать вам вопрос, миледи?

– Конечно! Однако, объясните мне, как обращаться с этой... куклой, чтобы её не сломать?

– Насколько я понимаю, как работают эти вещи, он пойдёт туда, куда поведёт его держащий цепь. А ключик – на её конце. Мне, впрочем, нечасто приходится иметь дело с подобными устройствами. Оно не моё: его нужно будет вернуть этому дворфу. Он живёт в "Ведьме и Вороне", это... В нижней части города. Итак... Это кольцо. Это просто кольцо или символ? Его блеск... Стоит ли расценивать его как блеск холодного металла, или же – как искры надежды, которая теплится в вашей душе касательно чего–то, чего я ещё не знаю?

– Это дружеский жест. Надеюсь, оно вам понравилось.

– Будьте уверены. Оно будет напоминать мне о дружбе, которая была когда–то между нами и людьми Штормграда... И, кто знает, может, через два–три столетия она возобновится, – он учтиво склонил голову, – Если желаете выпить чаю, то я приглашаю. У нас как раз свежая поставка. Пробная партия из Тернистой Долины. Точнее, оттуда только чай, а добавки разрабатывали наши мастера–алхимики. По идее, он должен бодрить и восстанавливать силы.

– Благодарю, я все же останусь здесь со своим новом друге и опробую, насколько он мне предан. – Амалия кротко склонила голову. – Была рада повидать вас, мой дорогой.

– О... – брови эльфа поползли вверх. Он сочувственно глянул на невольника, в его голову закралась мысль о том, что оставить его на рудниках было бы гуманнее. Но угрызения совести – это лучше, чем проблемы с законом, – Понимаю. Тогда я не буду вам мешать. Загляните ко мне завтра, ближе к вечеру. Если госпожа Эклипса не опоздает, то будет к семи часам.

– Непременно, мой дорогой друг! – Пушкарка потянула пленника к себе за цепь, тот медленно попятился вперед и упал на диван.

– Было приятно повидать вас, – оставив бумаги на диване, жрец поднялся, нахлобучил на голову шляпу, уткнул взгляд в землю и быстрыми шагами двинулся прочь. Ему не хотелось даже случайно, краем глаза застать ту сцену, которая сейчас тут может разыграться. Вскоре послышался звон колокольчиков над входной дверью: советник вышел на улицу.

ID: 7741 | Автор: mandarin
Изменено: 2 декабря 2011 — 17:50

Комментарии (2)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
2 декабря 2011 — 18:28 Elkon

Бесподобно, я просто в восторге!
Это великолепно! Пушкарка - очаровательна! Медио - безумно милый!
Молодцы!

2 декабря 2011 — 18:31 mandarin

Спасибо, мы старались. )