Поиграем в куклы?

Виконтесса Амалия де Баланжио

Даларан. Ателье мадам Безье – широко известное в узких кругах заведение. На вывеске перед дверью красуется надпись крупными буквами: "Платья и изящные шляпки". Однако посетителями ателье, расположенного в каком–то извилистом переулке в торговой части города, чаще всего бывали мужчины. И известно, почему: Флора Безье, иммигрантка из Кул Тираса с дворфийскими корнями, сумела собрать под своей крышей прекрасных девушек со всех концов Азерота. По бумагам они проходили как портнихи, но знающие люди в Даларане знали, что в этом городе нет более искусных танцовщиц и жриц любви, чем питомицы этой предприимчивой женщины. О существовании ателье и занятиях его сотрудниц знали все, даже, как говорят, верхушка Кирин Тора. Но смотрели на это сквозь пальцы: пусть лучше многочисленные гости города веселятся там, чем дебоширят на улицах и бьют фонари. Вот и сегодня вечером постоянные клиенты были все налицо.

Один из посетителей, однако, был здесь впервые. Канцлер Медио сидел на приземистой софе у дальней стенки, освещённой только двумя догорающими свечками. Одет он был в тёмный камзол и неприметную скромную шляпу, в руках держал пачку каких–то бумаг и безо всякого интереса перебирал их. Видимо, их чтение не было его основной целью здесь, равно как и плотские утехи. Он кого–то ждал.

Пушкарка пробиралась сквозь множество штор, которыми было увешано заведение. На Мале красовался изумрудно–зеленый мужской камзол с жемчужными пуговицами, которые отсвечивали дрожащее пламя свечей и волшебные огни под потолком. Широкополая шляпа с множеством перьев практически полностью скрывали её лицо, демонстрируя лишь массивный подбородок и обвисшие щеки. Белые шелковые перчатки и высокие кожаные сапоги с золотыми застежками завершали образ. Непосвященный мог подумать, что имеет дело с мужчиной, который страдает избыточным весом. Однако это было не так. Лейтенант–командор Амалия де Баланжио была настоящей женщиной, и ничто женское ей было не чуждо!
– Дорогой друг, – из–под шляпы раздался низкий женский голос, когда Дама очутилась возле сидящего Медио. – Какая радость вновь видеть вас!

Эльф встал и приподнял шляпу, одновременно с этим отвесив даме поклон.

– Добрый день, мадам. Вы слишком добры ко мне: дворяне обычно не слишком рады видеть слуг в подобных местах... – он сдержанно улыбнулся, – Я надеюсь, дорога не доставила вам хлопот, и портальные службы работали исправно?

– Они работали замечательно, – расплылась в улыбке Амалия, снимая свою шляпу. Волосы её были строго собраны в тугой пучок на затылке. – Как все–таки хорошо навестит свой дом, увидеть сыновей.
Дама похлопала эльфа по плечу своей массивной ладонью.
– У меня четыре прекрасных сына. Представляете!? Чудесные создания. Совсем скоро я отдам их в армию!

– О, вот как... – он резко сел: не то не удержал равновесия от такого похлопывания, не то... Просто устал. Но тут же нашёлся, – Вы ведь с дороги, госпожа. Мне бы не хотелось, чтобы вы стояли. Садитесь, прошу вас.

Места на диване действительно было много: наверняка у него было и другое предназначение, кроме как чтобы на нём сидеть. Тут могло бы уместиться и полдюжины человек.

– Очень рад за ваших сыновей. Служба, знаете, дело весьма благодарное. Будь то военная или дипломатическая... К слову. У меня с собой отзывы от наших факторов, – он помахал стопкой бумаг, потом выровнял её края руками и подал даме, – Элвиннское вино оказалось для них настоящей находкой. Трое из пяти просят увеличить поставки.

Дама приземлила свой громадный зад на диван и тихо охнула. Она снова расплылась в омерзительной улыбочке.
– Мы будем рады увеличить поставки нашего замечательного вина. Ну конечно же! – Маля довольно захлопала в ладоши. – Я привезла вам подарок, дорогой мой Медио!
Её пухлая ладонь скользнула по бедру эльфа, нежно сжимая и поглаживая его. Когда она убрала свою руку, на коленке у Канцлера лежало небольшое золотое колечко с сапфировой россыпью. Пушкарка ещё раз позволила себе потрогать эльфа, прежде чем улыбнулась ему.

Советник несколько растерялся, когда рука женщины к нему прикоснулась, и вздрогнул. На секунду могло показаться, что он вообще взволнован и готов вздрагивать от каждого шороха. Осторожно взяв кольцо двумя пальцами, он поднял его на уровень глаз.

– Дивная работа. Это ваши ювелиры сделали? Право, Ваша Милость, я не заслужил таких подарков. Я всего лишь делаю мою работу, и руководствуюсь... Интересами герцога и великого дома.

– Какие глупости, мой нежный! – Воскликнула Дама и заливисто рассмеялась. – Вы стоите гораздо большего! Вот Светом клянусь, я бы с превеликим удовольствием увезла вас в своё лесное поместье и не выпускала из постели минимум год!
Кто бы мог подумать! Амалия душевно улыбнулась Медио и снова рассмеялась. На сей раз со своей сальной шуточки.

– Да, это место... Располагает к беседам на откровенные темы. Но я, к великой своей скорби, женат, и не могу сказать, что несчастлив в браке. – колечко было опущено в нагрудный карман камзола Медио, сам он снял свою шляпу и провёл рукой по волосам.

В этот же момент занавеска отдёрнулась, и к дивану подошли двое. Первый – тучный, в ширину больше, чем в высоту, дворф в дешёвой, но чистой и добротной одежде. Второй был обнажён по пояс, руки – закованы в золочёные кандалы, на шее – серебряный ошейник, цепь которого опускалась вниз, её–то и сжимал дворф.

– Вот, распишитесь, – пробасил карлик и протянул Медио какую–то бумагу. Тот чиркнул не глядя и отослал дворфа прочь, узник же остался. У него была очень смуглая кожа, иссечённый шрамами торс, стальные мускулы, налысо выбритый череп и гордое лицо. Орлиный нос, густые брови, квадратная челюсть... Знакомый с разными людскими народностями мог бы сказать, что этот – откуда–то с юга. Узник стоял, не шевелясь. Точнее, он пытался, но было видно, что не мог. Ошейник слегка поблёскивал от наложенных на него чар.

– Слава богам, – Медио выдохнул с облегчением, – Простите меня, мадам, я думал, он его сюда не доведёт. В Даларане провести человека в цепях по улице, согласитесь... Однако, услуги этого дворфа того стоят. Подарок, – пояснил он, – От племянницы герцога. Волонтёр, так сказать, который с группой себе подобных согласился на физически тяжёлый и бесплатный труд в её рудниках. Зачем–то одного прислала мне. Как думаете, мне он сильно тут нужен?

Пушкарка привстала и запустила ладонь в набедренную повязку пленника. Медленно её толстые губы расплылись в очаровательной улыбке.
– Думаю, – предположила Маля. – Он нам очень нужен, дорогой мой посол! Также, я рада, что вы цените безвозмездный добровольный труд! Мы на Юге его очень любим! И вы совершенно правы, Даларан дикий город: в нем нельзя высекать людей цепями и водить в цепях нельзя. Ну что за нравы!?
Толстуха уселась рядом с пленником, довольно поглаживая его живот.
– Почем брали? – прямо поинтересовалась она.

– Мне эта радость досталась совершенно бесплатно... На мою голову, – он поднял глаза на узника и посмотрел на него так, словно это была корова посреди его гостиной, – Но, думаю, кхм... Сбор добровольцев среди кочевников – занятие не слишком дешёвое. Между нами языковой барьер, понимаете? Он не знает ни слова на всеобщем. Думаю, его зовут Аль–Ахмат. Или это на их языке означает "я вас не понимаю". Надеюсь, его возьмут здесь на работу и не будут слишком обижать. Если только... Вам–то волонтёр не нужен?
– Не знает языка? – удивилась Амалия. – Сейчас я его научу.
Она снова запустила свою ладонь в набедренную повязку, нащупала там что–то и сжала что было мочи.

Медио прикрыл лицо ладонью: он–то наивно полагал, что бордель – это только прикрытие для серьёзных дел. Устраивать конспирацию ему было не привыкать, а вот участвовать в чём–то непристойном приходилось гораздо реже. Невольник же злобно смотрел на обоих и время от времени скалил белоснежные зубы. Мышцы его были напряжены: он тщетно пытался пошевелиться в этих заколдованных кандалах.
– Так вы его забираете?

ID: 7741 | Автор: mandarin
Изменено: 2 декабря 2011 — 17:50

Комментарии (2)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
2 декабря 2011 — 18:28 Elkon

Бесподобно, я просто в восторге!
Это великолепно! Пушкарка - очаровательна! Медио - безумно милый!
Молодцы!

2 декабря 2011 — 18:31 mandarin

Спасибо, мы старались. )