Рыцарский турнир Утро перед финалом

Валеор Эдмунд Североградский
Эдвард Эбергард

У Эдварда болели зубы. Что характерно, все. Проклятый Максмарок, кто бы мог подумать, что этот лейтенантишко окажется таким упорным. Нужно было его зарезать, и к черту эти глупые правила турниров. Рыцарское братство, как же. Хорош братец - кулаком в рыло. Эдвард ощупал языком шатающиеся зубы, прикинул в голове, во сколько обойдется починка. Прибавил сумму, которую вытянула из него рыжая красотка, сравнил с обещанным выигрышем. Дебет с кредитом никак не сходился. Так и разориться можно. Проклятый Максмарок, чертов Крайтен, дурацкий турнир. Впрочем, плевать, нос цел, а остальное до свадьбы заживет.

Эдвард поправил черную повязку, которой прикрыл левый глаз. Опухоль уже спала, но светить на весь Элвиннский лес бурым фингалом он не собирался. Рыцарь с подбитым глазом. Засмеют-с.
В прескверном расположении духа он вышел из шатра и направился к ристалищу. Там завершались последние приготовления к финальному бою. Публика еще не собралась, редкие прохожие приветствовали фаворита одобрительными возгласами. Эдвард недобро скалился.

В стороне от всеобщего волнения, за углом шатра стоял огромный, прямо-таки исполинский белый жеребец и мирно ел овес из лохани. Рядом с ним на завалинке сидел вполне подходящий к скакуну по размерам рыцарь. Лат на нем не было, они были аккуратно сложены рядом. В руках рыцарь держал шлем и протирал его смоченной в чем-то тряпочкой.

На рыцаре была полурасстегнутая рубашка, а на плече виднелась повязка, нещадно сползшая и потемневшая. Рыцарь остановился на мгновение, сдул с лица лезущие в глаза волосы и продолжил свое занятие.

Когда Эдвард приблизился к ним, конь мгновенно поднял морду от лохани и с беспокойством оглянулся. Махнув хвостом, он тихонько фыркнул, и рыцарь тут же поднял глаза.

- Ага, наш доблестный рыцарь! - Эдвард приветствовал своего сегодняшнего противника. - Доброго утречка, сэр Валеор! Как ваша рана, не беспокоит? Вы ловко расправились с этим козлоногим.
Он стоял, уперев руки в бока, слегка наклонив голову на бок и непринужденно улыбаясь, всем своим видом демонстрируя любезность и доброжелательность. Только по глазам было видно, что он не питает к рыцарю никакого расположения.

- Доброе утро, сэр Эбергард, - Валеор отложил шлем, вытер руки тряпочкой и улыбнулся. Хотя если присмотреться, было видно, что улыбка была несколько усталой. - Зовите меня Вэл. Не люблю всех этих церемоний.
Белый исполин с подозрением уставился на подошедшего человека, но признаков враждебности пока не выказывал.
- Тише, Триумф, - Валеор похлопал жеребца по шее. - Это ведь с вами мне сегодня предстоит сражаться, так? Большая честь наконец-то увидеть своего противника. Спасибо, что уделили мне время.
Паладин улыбнулся, переводя взгляд на Эдварда. Совершенно открыто посмотрел ему в глаза, с некоторой долей беспокойства.

- Всегда приятно узнать до боя человека, с которым предстоит перекрестить копья, - ответил Эдвард. - Потом, знаете ли, это не всегда удается.
Он показал рукой на повязку и рассмеялся.
- Что ж, двум добрым рыцарям, уже стяжавшим тут эмм... некоторую славу, церемонии ни к чему. Зовите меня Эдвард.
Он с уважением посмотрел на коня, поцокал языком.
- Отменный жеребец у вас... Вэл. Откуда такое чудо, если не секрет?

- Из Нордскола. Я купил его, как только присоединился к Ордену, - Вэл спрыгнул с завалинки и подошел поближе, поправляя рубашку. - Он уже в возрасте, но все еще может утереть нос любой изнеженной кобылке из конюшен графа. Надеюсь, мы с ним вместе поможем друг другу победить, - Вэл достал из кармана шнурок и принялся завязывать длинные волосы в хвост. Однако каким-то неизвестным образом они все равно вылезали и лезли в лицо.
- А вы хотели о чем-то поговорить, Эдвард? - между делом спросить паладин. - Или просто подошли поздророваться?

- Значит, Орден... - протянул Эдвард с неопределенным выражением. Любезности в его голосе поубавилось. - Так что же привело рыцаря Ордена на крайтенский турнир? Неужели доблестные защитники Азерота столь же склонны поразвлечься, как мы, простые рыцари Его Величества? Или есть иная причина?
Хотя Эдвард говорил это непринужденным тоном, ухмылка на его физиономии стала неприятной, едкой, а прищуренные глаза - колючими и недобрыми.

- Нет, дело не в развлечении, - Вэл сконил голову, с интересом рассматривая своего собеседника. - Но не думайте, что рыцари Ордена не могут позволить себе немного повеселиться. В конце концов, мы такие же люди, как и все остальные. Но моя личная причина... Видите ли, Орден искал добровольца, чтобы послать на турнир как представителя Авангарда, и я вызвался, чтобы добыть славу, и вновь заявить миру о том, что воины Ордена - искуснейшие и сильнейшие, благороднейшие представители всех рас, достойные того, чтобы защищать слабых с оружием в руках против самых страшных порождений ночи. - Он помолчал, глянув в сторону. - По крайней мере, это официальная причина. На самом деле я... - он запнулся, как будто не мог подобрать слова. - Если не вдаваться в детали, я услышал о том, что наградой за победу будет рука и сердце виконтессы.

- Рука и сердце? - фыркнул Эдвард. - Бросьте, она же приемная дочь. Крайтен за нее немного дает, - он махнул рукой. - Сущие гроши. А породниться с графом через эту эмм... Кэролайн... пустое. Похоже, он хочет ее просто сбыть кому-нибудь.

Валеор вдруг перестал улыбаться. Казалось, что нахмуренное выражение просто не подходило к его лицу, однако он действительно нахмурился. Более того, на его лице четко проступил гнев.
- Не говорите так о Кэролайн, - тихо, но вполне разборчиво ответил паладин, инстинктивно кладя руку на седло Триумфа. - Мне не ее деньги нужны. Это совсем другое.
Он отвернулся, пытаясь подавить внезапно поглотившую его вспышку. Да что с ним?! Рей был прав, он весь день какой-то не такой. Может быть, этот лекарь давал ему неправильные таблетки? Ему никогда не было так сложно себя контролировать.

Глаза Эдварда поползли на лоб. Как можно быть таким наивным? Святоша...
- Ну, вы же понимаете, Вэл, зачем сиятельным вельможам, в расцвете лет и неженатым, нужны приемные дочери, - заявил он проникновенным тоном. - А наш пьянчужка - большой проказник!
Эдвард коротко рассмеялся. Вздохнул, разведя руками, и добавил:
- Однако, граф решил жениться - и вот...

- Хотите сказать, что Кэролайн... - он запнулся, - Нет, это не правда. Не знаю, с чего вы это вбили в голову, но я точно знаю, что Кэролайн не его любовница. Не знаю уж, зачем ему понадобилось брать ее к себе в семью, но не для этого. А теперь позвольте... мне нужно еще доспехи почистить, - Валеор вытащил из кучи нагрудник и демонстративно принялся оттирать его от пятен.

- Вы знакомы с виконтессой? - удивился Эдвард. - Не сердитесь, Вэл, я не хотел задеть вас. Однако, хорошо знаю эту публику. По крайней мере, я так думал.
Эдвард помолчал, размышляя. Забавные дела творятся в Элвиннском лесу. Нет, все-таки не зря он сюда приехал.
- Так значит, вами движут эмм... чувства к нашему главному призу?

- Не совсем... - паладин вздохнул и посмотрел на свое отражение в нагруднике. Он начищал уже и так до блеска начищенные доспехи. - Вообще-то я ее не знал. Но приехал в надежде выиграть и жениться на достойной девушке из знатного рода. Видите ли, в моей семье весьма чтили старые традиции. И поскольку вся моя семья погибла во время войны, я остался единственным живым мужчиной рода, который может сохранить нашу фамилию. Но это было тогда, - решительно взметнул он гривой светлых волос. - Теперь же это не главная причина. Кэролайн... она особенная. Я не хочу, чтобы ее отравляло все это окружение, какое, как вы говорите, не совсем... да что там, совсем не благородно. Я хочу спасти ее. И дать ей свободу, которой она не видела.

- Ах, как вы добры и благородны, - проворчал Эдвард.
Он вздохнул, поднял голову вверх, посмотрел на верхушки дубов и плывущие над ними облака. Живут же дураки на свете. Страдают чувствами.
Вновь натянув на лицо гнусную морду, повернулся к Валеору.
- Выходит, вы - не простой искатель славы, а рыцарь... мнээ... сердца? - небрежно спросил он.

- Я делаю то, что велит мне сердце. Я делаю это ради нашего Ордена, нашей веры и моей семьи, да покоятся они с миром. И то, что я делаю - правильно, - совершенно убежденно проговорил Валеор. - Мне очень жаль, что некоторые не в состоянии понять, что есть правда, а что нет, за что стоит сражаться, а чего избегать. Как, должно быть, сложна и запутанна, мрачна и несчастна их жизнь. - Вэл тоже посмотрел на небо, чуть прищурившись и улыбаясь, как всегда. Свет падал на его лицо, отражаясь в голубых глазах и придавая им светло-льдистный оттенок. - Я счастливчик. Судьба привела меня к Свету, и за это я буду всегда ей благодарен.

- Вы все еще верите в сказки, - покачал головой Эдвард. - Ну что же, счастливчик Вэл... В каждой сказке прекрасному принцу противостоит мнээ... гнусный злодей, не так ли? Таким злодеем буду я! Сыграем, потешим публику? Боритесь за свою мнээ... любовь или что у вас там! Преодолевайте, иначе это же будет не интересно. И чем черт не шутит, возможно, ваша судьба вам улыбнется сегодня, хе-хе. По рукам?
Эдвард стянул перчатку и протянул Валеору руку.

- Вы вовсе не злодей, Эдвард, - Вэл смягчился и отложил нагрудник, - И не нужно притворяться им, правда. Вы просто считаете, что моя вера делает меня дураком, верно? Что ж, ваше право. Но я все равно буду защищать людей, даже если они не верят в меня. Мне достаточно того, что я сам в себя верю. И в меня верит Кэролайн. - Валеор крепко сжал руку Эдварда. - И вы поверьте в себя. В то, что в вашей душе есть место Свету и добру. Если мы потеряем эту веру, то тьма поглотит нас.

- Оставьте проповеди для собора, прекрасный рыцарь, - Эдвард снисходительно улыбнулся. - Посмотрим, как ваша вера поможет вам удержаться в седле. Честь имею!

ID: 7684 | Автор: Schtierlitz
Изменено: 27 ноября 2011 — 0:24

Комментарии (4)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
27 ноября 2011 — 0:36 Morion

Прикольно:) Кратко, правда. Но весьма и весьма ок:):)

27 ноября 2011 — 0:42 WerewolfCarrie

Да, особенно после наших обычный многабуквенных отыгрышей ;)

27 ноября 2011 — 1:15 Schtierlitz

Ну, так к игре же возможны разные подходы. Можно по ролям писать р0маны, многобуквенно описывая внутренние пертурбации персонажей. А можно снимать кину. Тогда вся роль - в этих коротких репликах, жестах и выражениях морд. Ну, какой-то минимум сказанных про себя мыслей.
И то, и то - хорошо по своему. Хорошо, когда получается хорошо. =)

27 ноября 2011 — 15:30 mandarin

Очень подходит, в тему. :)