Рыцарский турнир Вечер после боя

Граф Драйлин Крайтен
Валеор Эдмунд Североградский

...Возле ристалища, отведенного для боев, на отшибе у холма расположился лазарет. Повреждения в бою были не самой распространенной причиной для того, чтобы сюда попасть. Гораздо больше пациентов пострадали от отравления алкоголем и дебошей, устроенных на улице. Зрители поставили все свои небольшие сбережения на то, кто же пройдет в финал турнира. Победитель турнира должен был получить огромные почести, золото и славу, а выигравший в споре — чуть ли не больше денег, чем сам победивший счастливчик. Бесчисленные букмекеры, торговцы, жулики и просто темные личности, почуяв запах наживы, стекались в графство Крайтен в надежде хорошенько заработать на ставках.
Помещение лазарета было освещено несколькими лампами, стоявшими на столах. Лекарей было всего двое, но сейчас они ушли на перерыв, предоставив немногочисленных пациентов самим себе. У окна, заплывшего и запотевшего, с покосившимся подоконником, стоял паладин. Его левое плечо было туго перетянуто повязкой. Лекарь сказал, что через пару дней рука будет в порядке, а сам Валеор обратился к Свету, моля его о том, чтобы поскорее выздороветь и быть в форме к дню последнего сражения. Он знал, кем будет его противник, но совершенно не представлял, что это за человек. Вроде бы какой-то очередной аристократ, решивший таким образом нажиться на чужой крови.
Это было совсем неправильно. Но разве он поступал иначе?
От Валеора вверх поднималась струйка светло-серого дыма. Старая резная трубка дедушки Эдмунда была не слишком красивой, но Валеор никогда с ней не расставался, и ни за что не променял бы на другую.
— Свет, дай мне силы для победы... — пробормотал паладин, протирая рукавом рубашки окно и пытаясь рассмотреть, что происходит снаружи.
Сначала в лазарет вошло около дюжины гвардейцев. Все они — молодые красавцы, закованные в легкую кольчужную броню. На их груди хищно открыли рты, раздувая свои капюшоны, две белые змеи на фоне черного шелка гербовой накидки. Пара гвардейцев остановилась у двери, остальные заняли свои позиции в лазарете. Вряд ли кто-то из раненных мог навредить графу, однако сам факт того, что они могут дотронуться до него и испачкать его мантию удручал Светлейшего, который, кстати, не заставил себя ждать. Как только гвардия расположилась по местам, Его Сиятельство «вплыли» в лазарет в поисках особого раненного. Роскошная лилово-белая мантия, расшитая золотом и драгоценными камнями, величественно развивалась при ходьбе. Казалось, что одеяние было легче пера и тоньше волоса.
Особый раненный, следует отметить, выделялся среди остальных. Графу не составило труда отыскать его.
— Как вы себя чувствуете? — поинтересовался аристократ, когда между ним и Валеором оставался один шаг. — Моё Сиятельство волновалась о вас. Мало кто может вот так легко выйти из схватки с Таалмиром.
Конечно, Валеор сразу заметил хмурых гвардейцев, когда те молча встали по всему перимерту комнаты. Но не сдвинулся с места. Вместо этого он аккуратно потушил трубку, вытряхнул пепел в стоящую рядом вазу, спрятал трубку в карман и спокойно посмотрел на графа, который так и лучился высокомерием и гордостью. Как раз то, от чего его так долго отучали в Ордене.
— Ваша Светлость оказывают мне большую честь, — он немного поклонился, пытаясь не поморщиться. Плечо все еще болело, и ярость битвы уже не могла заставить его игнорировать боль. — Я не ожидал вашего визита, честно признаться. Как видите, я в полном порядке. Что заставило вас посетить столь скромную персону, как я?
— Не преуменьшайте своих заслуг, герой, — Драйлин расплылся в улыбке и погрозил паладину пальчиком, сжимая свою крохотную ладошку в кулачок. — Вы очень храбро сражались! Моё Сиятельство любит храбрецов, они всего были в почете здесь.
Светлейший сложил руки за спиной, изучая своего собеседника. Колкий холод зеленых глаз не задерживался долго на конкретной части тела паладина, они отстраненно изучили его всего, столкнувшись взглядом с Валеором.
— Однако Моему Сиятельству неведомо ваше лицо, как и ваша фамилия, — размеренным тоном заключил чиновник. — Откуда вы?
Ни одна мышца на лице Валеора не дрогнула, но он не улыбался. Если бы граф знал его лучше, то это сразу насторожило бы его. Потому что все, кто хоть немного был знаком с паладином, знали — Вэл улыбался всегда. Даже не пороге смерти, в самом отчаянном бою, даже когда на его глазах погибали невинные люди, Вэл всегда надеялся на то, что такова воля Света. И если он вдруг становился серьезен, это означало только одно: что он чувствует себя не в своей тарелке. И это было чрезвычайно редко.
— Я не отсюда, — он облокотился о подоконник, решив, что визит сей граф нанес неофициально (несмотря на обилие стражи), а потому нет нужды соблюдать все приличествующие обычаи. Это его радовало. — Слышали ли вы о городе Северограде, что находится на северо-востоке Лордерона? Если быть точным, он находился там. Теперь в тех местах только руины.
Вспоминать о доме было печальным занятием, и Валеор нечасто предавался мыслям о тех утраченных землях. Но еще больше его печалило то, что в то время он не был дома и не смог защитить своих родных от нашествия мертвецов. Это было одной из нескольких причин того, что после этого он поклялся защищать тех, кто нуждается в этом, всеми своими силами, и стал настоящим паладином.
— Печальная судьба постигла нашего северного брата, — согласился Светлейший совершенно безразличным тоном. — Так вы из того городка, как интересно. Он похож на Даларан? Первые двадцать пять лет моей жизни прошли в Даларане. Моё Сиятельство обучалось искусству волшебства в вечном городе.
Его губы тронула легкая улыбка, скорее напоминающая змеиный оскал.
— Боюсь, он не сравнится с роскошью и красотой Даларана, — Валеор покачал головой, потерев плечо. Оно ужасно чесалось, но лекарь строго настрого запретил трогать рану. Ускоренное заживление вылилось в почти невыносимое чувство, будто по плечу ползали миллионы маленьких паучков с цепкими лапками. — Мы жили довольно скромно, но люди были довольны. Мой отец, как и мой дед до него, справедливо и благородно управляли городом, всегда полагаясь на то, что Свет не отвернется от нас. Но пути судьбы неисповедимы. — Он помолчал, поглядывая в окно. Мимо проходили какие-то люди, направлявшиеся на ночлег в открытую как раз на время турнира таверну. — Ваша Светлось не нашла бы в Северограде богатства и роскоши, но жизнь там была хорошей. Спокойной.
— Градоправители значит, — подытожил граф, несколько заинтересовавшись собеседником. — Очень-очень интересно. И как вы нашли наше королевство, вам нравится Штормград?
— Штормград? — Валеор несколько удивленно посмотрел на графа. — Я в нем почти не бываю. В городах, знаете ли, мало возможностей для сражения с нечистью. — На его несколько побледневшем лице появилась тень улыбки. — Орден не может терять время даром, просиживая штаны за городскими стенами. Я приехал только ради того, чтобы принять участие в турнире. Подозреваю, что после этого меня снова пошлют на передовую, и не имею ничего против. Знаете, иногда мне кажется, что сражаться с демонами — куда более простое занятие, чем посещать королевские балы.
— Предположим, что вы победите, — хитро улыбнулся граф. — Что тогда?
Валеор посмотрел на графа, как будто в его словах он мог заметить некий подвох. Впрочем, этого и следовало ожидать от Крайтена, о котором ходило столько слухов, и не все из них можно было повторять в приличном обществе.
— Если Свет даст мне силы победить, — осторожно начал паладин, — То я принесу Ордену честь и славу, как людям, чьи воинские подвиги заслуживают высочайших похвал. Народ укрепится в своем убеждении о том, что паладины Авангарда — наиболее умелые и храбрые воины, и пойдут к нам на обучение. Наши ряды будут расти, чтобы переломить ход войны и защитить простых граждан. Именно в этом моя цель. А что касается награды... — он помедлил, словно прикидывая, стоит ли говорить об этом графу. — Орден всегда нуждается в деньгах. Новое оружие и доспехи, лошади и провиант — их никогда не бывает достаточно. Поэтому, если вознаграждением за победу послужит золото, весь Авангард будет благодарен вам, граф.
— Не думаю, что вашему Авангарду есть за что благодарить меня, — откровенно заявил он. — Земли, патенты и дома, которые составляют приданое достопочтенной леди, будут благородному человеку, а не собранию северных воителей.
Граф снова улыбнулся, на сей раз на его лице расплылась широкая жабья улыбка.
— Но мы ведь рассуждаем чисто гипотетически, не так ли, друг мой? — его левая бровь хитро изогнулась домиком. — Лучше поведайте мне о себе.
— О себе? Что же вы хотите узнать? — Валеор спокойно смотрел на графа, хотя вся его сущность призывала его бежать от этого человека без оглядки. Но паладин вновь напомнил себе, ради чего он все это делает. Лея надеялась на него, и он просто не простил бы себе, если бы подвел ее доверие. К тому же теперь, воочию увидев ее отца, он просто не мог оставить ее у графа. — Моя история не слишком интересна, уверяю вас.
— История героя не может быть скучной, друг мой, — менторским тоном пропел Драйлин, поучая собеседника. Он важно переступил с ноги на ногу, сохраняя идеальную осанку. — Истории героев всегда и интересны, и поучительны.
Граф тепло улыбнулся, слегка склонив голову на бон:
— Так поведайте же мне свою, Валеор.
— Что ж, раз вам угодно. Я прожил в Северограде ровно до того возраста, как смог держать в руках меч. После этого мой дед отправил меня в Лордерон, в армию. Там я получил большинство своих воинских навыков. И хотя наша семья была весьма верующей, в паладинстве мне было отказано. Во время одного из походов я услышал о том, что происходит в Лордероне, но не успел вернуться вовремя — Североград был сожжен дотла, мои родственники убиты, и мои земли навсегда захвачены Плетью. Тогда мне и было предложено вновь пройти испытания веры. Только тот, кто пережил страшные потери, войну и горе, не утратив веры в Свет, достоин был стать частью Серебряной Длани. — Паладин посмотрел на графа прямо, без всякого смущения. В его взгляде не было презрения, только какое-то странное разочарование. — Легко верить в Свет, когда живешь за стенами, в полной безопасности. Но поверьте в Свет перед лицом ужасной смерти. Поверьте, потеряв все и оставшись в одиночестве посреди отравленной мертвецами земли. Тогда вы поймете, что значит быть паладином Ордена.
Он достал из кармана трубку и принялся набивать ее.
— Я не утратил веры. Я только укрепился в ней, поняв, в чем предназначение тех, кто сражается за слабых. Не только на поле боя, и не только против чудовищ. Иногда защищать людей приходится и другими способами, когда оружие уже бессильно. Мы должны всегда помнить о том, кто мы и зачем мы здесь, ради чего мы прошли этот путь. Даже сейчас я не забываю об этом, — он поджег трубку и выпустил в потолок колечко дыма.
— Да, в Свет верить легко, — согласился человек, единственной верой которого были власть и деньги. Должно быть, он уже давно позабыл три священные истины, быть может, он и вовсе их не знал. Дом Крайтен всегда славился своими волшебниками, одним из которых и был Драйлин. Однако за более чем пяти вековую историю династии крайне редко кто-либо из её членов предпочитал церковный сан. Однако, ныне живущий Мишель Клодовски-Крайтен как раз из их числа. — Вы ведь слышали о епископе Эваристе? Он недавно получил столь высокий церковный сан. Думаю, я смогу вас познакомить, он мой дальний родственник. Принадлежит к младшей ветви нашей древней династии. Уверен у вас найдется, что обсудить с ним.
— Пожалуй, я зайду к нему после того, как турнир окончится, — кивнул Валеор, глядя куда-то в сторону. — Мне не помешает исповедаться перед тем, как я покину королевство. Могу я спросить у вас кое-что, Ваша Светлость? — внезапно Валеор повернулся к графу, и в его глазах, до этого полных разочарования и скуки, мелькнул огонек заинтересованности.
— Безусловно, — кивнул Светлеший. — Спрашивайте.
— Я не мог не слышать сплетен, которые распространяют подданные Вашей Светлости. А именно о том, что вы выдадите свою дочь, виконтессу Крайтен, замуж за того, кто победит на турнире. Это правда?
— Моему Сиятельству неведомы нравы, которые царили в Лордероне, однако вы должны знать, — в тоне графа прозвучало несколько строгих ноток. — Подданные могут быть лишь у Их Королевского Величества, которые не делят свою власть с кем-либо. Я же, будучи королевским чиновником, являюсь лишь скромным слугой Короны.
Драйлин смягчился, он даже позволил себе сдержанную улыбку, продолжая:
— Да, Моё Сиятельство выдаст Её Благородие замуж за победителя. Это, как вы понимаете, главная цель турнира.
— В таком случае, могу ли я спросить, что думает по этому вопросу сама виконтесса? — паладин слегка подался вперед, на мгновением позабыв о ране в плече. — Она, вероятно, высказывала свое мнение вам об этом деле. Видите ли, я приехал сюда не только ради победы на турнире. Меня воспитывали в строгих традициях аристократии Лордерона, и поскольку я остался единственным наследником нашего имени и титула, то обязан сохранить наш род, женившись на достойной и благородной девушке. — Было видно, что паладину не совсем ловко говорить об этом, но он продолжил. — Мне уже достаточно лет, чтобы начать задумываться об этом. Но я хочу знать: если победа волею Света достанется мне, не будет ли ваша дочь против того, чтобы стать моею невестой?
— Её Благородие будет рада такому супругу как вы, Валеор, — искренне заявил тайный советник. — Этого хотят абсолютно все юные люди, все хотят замуж. Печальная судьба остаться одинокой женщиной и окончить свою жизнь за стенами монастыря.
Драйлин был очень серьёзен.
— Кэролайн уже давно пора замуж, мы и так затянули этот процесс. Принимая во внимание всю ту огромную любовь, с которой Моё Сиятельство относится к юной леди, я решил не заключать для Кэролайн династических браков, пускай лучше бравые рыцари сражаются за неё, и лучший достанется ей.
— Вы хотите сказать, что благородное происхождение рыцарей для вас не имеет значения? — Вэл посмотрел в глаза графа цепким взглядом. — Впрочем, благородство это не та вещь, которую можно унаследовать лишь по крови. Меня выбрали для участия в этом турнире не за происхождение, а за боевые способности. Хотя не могу сказать, что я был не рад услышать о такой возможности. Вряд ли благородные леди добровольно согласились бы выйти замуж за человека, чья жизнь принадлежит Авангарду, — легкая улыбка снова появилась на губах паладина, свидетельствуя о том, что он несколько расслабился. — Но если все выйдет именно так, то я обещаю сделать для вашей дочери все возможное, чтобы обеспечить ей счастливую жизнь.
— Благородство растворено в крови, Валеор, — граф снова принялся поучать. — И если бы его не было в вашей крови, мы бы сейчас не говорили, душенька.
Светлейший тихонько захихикал, так сдержано и деликатно.
— В один день вы поймете, что своему королю может служить лишь тот, кто верно служит своей семье, — очень мягко, по-отцовски произнес аристократ. — Женщина нуждается в постоянной заботе и оседлости. Однако, Моему Сиятельству уже время собираться в столицу, ко Двору. Поправляйтесь, дружочек.
Драйлин не дожидаясь ответа человека, резко повернулся на месте и властной походкой направился к выходу из лазарета. Что же, значит граф, ведомый службой, пробудет несколько дней в королевском дворце. Это хороший шанс вновь искать встречи с виконтессой.
"Кэролайн... я вытащу вас, помяните мое слово", подумал Валеор и обнаружил, что весь табак в трубке прогорел. Он слишком увлекся разглядыванием стены позади графа и забыл о том, что не потушил трубку. Пробормотав под нос нечто невразумительное, паладин открыл окно — оно поддалось с жалобным скрипом — и вдохнул свежий вечерний воздух. На улице уже разожгли несколько костров, у которых бойцы и зрители сидели вместе, поджаривая на длинных вертелах жаркое. Запах стоял изумительный, и Валеор, наплевав на рекомендации лекаря оставаться в постели по крайней мере до завтра, вышел на улицу и присоединился к группе паладинов, которые тут же начали расспрашивать его о том, что же граф забыл в таком нелицеприятном месте.
Однако рассказывать подробности разговора Вэл не стал. Он и сам пока толком не понимал, зачем граф нанес ему визит. Возможно, у него есть какие-то планы на паладина, может, он хочет использовать его в своих целях. Но Валеор был спокоен. Сейчас его целью было выиграть турнир и жениться на виконтессе. А потом... а что будет потом — покажет время.

ID: 7576 | Автор: WerewolfCarrie
Изменено: 17 ноября 2011 — 20:41