Рыцарский турнир Первый день турнира

Хэльдас Винсток
Окронт Камневор
Эдвард Эбергард
Валеор Эдмунд Североградский

Сэр Винсток и Окронт из Дун Морога

Ристалище полнилось людьми, многие ещё не отошли от вчерашних гуляний: то здесь, то там на зрительских местах виднелись пьяные припухшие лица знати, которая съехалась, чтобы понаблюдать за сражениями храбрецов. Собралось немало и более простого люда: купцов, ремесленников, зажиточных крестьян.
На арену ристалища выходила первая пара. Герольды громко трубили в серебряные горны, арена утопала в раскатах аплодисментов. Каждого смельчака сопровождал паж, который и может выбрать оружие для боя. Звук серебряных труб заглушил разве что стук закрывающихся ворот, который означал, что смельчаки вышли на арену ристалища. Толпы людей ревели, до боя оставалось совсем немного.
Рыжеволосый рыцарь, или за кого он там ещё себя выдавал, бодро вышагивал, опережая оппонента на пару шагов и слегка покачиваясь при этом. Вскинув всё так же небритый подбородок и выгнув грудь колесом, он вертел шеей как индюк и оглядывался по сторонам широко раскрытыми глазами. Непривычно было выступать на глазах всей публики, особенно при том, что публика эта ещё чёрт знает какая.

– Ну да ладно, – невзначай брякнул Хэльдас, хотя не было даже понятно, к чему он это сказал. – Да здравствую, значится, великий я!
Дворф же никуда не спешил. Он изучал зрителей и арену с каким–то детским удивлением, будто ожидал чего–то другого. В самом деле, глядя на лица аристократии, он не мог отделаться от ощущения, что где–то уже видел эту картину – даже приветственно помахал окружающим, после чего обратился к сопернику, предварительно одарив того уважительным взглядом:
– Удачи нам.
– А то, – пару раз быстро кивнул Хэльдас и вразвалку двинулся дальше, придерживая меч в ножнах. К утру нацеплять их он так и не научился.
Вздохнув, Окронт двинулся навстречу. Клинок, разумеется, пытался доставить ему все возможные неудобства, но если он сейчас бы остановился и принялся высказывать всё, что накопилось внутри за краткое время общения с оружием, то его, самое мягкое, не поймут. Опыт уличных боёв давал о себе знать – болтаться мечу никто не давал, через любое мгновение он мог (с противным звуком) выскочить и отразить любую пакость.

Драйлин поднялся со своего места в графской ложе. Он развел руки в разные стороны, позволяя пышной лиловой мантии из тончайшего шелка спадать с рук, слегка обнажая тонкие запястья. Публика утихла:
– Пускай сражение начнется, – торжественно огласил Светлейший. – Пускай ваша кровь окропит земли, пускай она питает их. Пускай на месте, где она пролилась, вырастит виноградная лоза.
Аристократ величественно присел в кресло, продолжая разговор с дочерью и поглядывая на арену.
– Какой кровожадный... Ну, коль так... – Хэльдас было усмехнулся, после чего посмотрел на дворфа и уже было решительным движением выхватил свой меч с зазывающим выкриком: – Поди сюда! Нападай, вот!
Что–то, правда, пошло не так, как планировалось. Не было даже важным то, с какой стороны крепились ножны. Всё равно с самим оружием Хэльдас управлялся так же успешно, как если бы его привязали к его спине. Вот крепления, которые защёлкивались и надёжно удерживали клинок, причиняли куда больше неудобств.
Меч послушно вылез из ножен, заставив владельца скривиться от визга стали. Несколько мгновений лезвие просто висело в воздухе – дворф привыкал к тяжести клинка, после чего, с некоторым недоумением поглядев на оппонента, начал угрожающе на него надвигаться.
То есть, как вообще может на вас наступать дворф, на более высокого соперника? Понятно, что ты можешь глядеть на него сверху вниз, но что–то глубоко в генах – видимо, опыт предыдущих поколений – рекомендует тебе так не делать.
Окронт же, обладавший более высоким ростом, нежели его сородичи (а отсюда – и меньшей плотностью "дворфийской" угрозы) шёл вообще неуверенно, выставив клинок вперёд – он смотрел куда–то в район колена врага. Видимо, инициативу возвращали.

– Так, погодь... Это я пошут... Ять, да погодь, кому говорю! – вполголоса начал приговаривать сэр Винсток, слегка пятясь назад и спешно стараясь совладать с креплениями, которые даже не позволяли ему вступить в бой; на спустя несколько энергичных рывков как будто треснула и отлетела какая–то деталь – и вот уже участник состязания с триумфальным "Аха!" вытащил клинок, непривычно повертел и взялся за него двумя руками.
Видя приближающегося противника, он занёс меч над головой, стараясь удержать равновесие. Теперь оставалось только своевременно обрушить его на цель. И победить. Да, определённо хороший план. Должно было сработать.

Дворф остановился чуть дальше зоны досягаемости очень дальнобойного пинка человека. Если бы железка соперника вздумала упасть ему на голову – именно упасть, несчастный выглядел скорее придатком к лезвию, устремлённому в небо – то он у него была тысяча с хвостиком вариаций действий. Немного подумав, он кончиком меча обвёл оружие врага и авторитетно, будто его предыдущий наставник, заявил:
– Эту штуку надо держать одной рукой. Я почти уверен.
– Сам... – проговорил Хэльдас, отчаянно стискивая рукоять и уже заваливаясь набок. – ...знаю!
Воздев очи к небу и коротко, без звука, одними губами шепнув что–то небу, Окронт резко шагнул в противоположную падению сторону и больно ткнул свободной рукой противника. Если уж он не выдаст себя на таком расстоянии, то можно сказать, что воину повезло.
В конце концов, когда дело дойдёт до дальнего боя, они поменяются местами.
Удар прошёл мимо не столько потому, что благородный дон вовремя заметил и уклонился от него. Нет, он его даже не видел. А вот меч в его руках вполне давал о себе знать – и без пары дней рыцарь вынужден был просто пробежать пару шагов влево, чтобы не упасть вслед за оружием. А затем... Затем неподвластный клинок накренился в обратную сторону. И, не успевая разглядеть практически ничего кроме мелькающего и качающегося перед ним из стороны в сторону пейзажа, рыцарь боком понёсся вправо, чтобы с подобием воинственного выкрика обрушить его, куда судьба укажет.
Глаза у дворфа предательски полезли на лоб, а в голове отчётливо прозвучало хитрое гномское определение – маятник. Даже не пытаясь отклонить удар, Окронт просто собрался в некое подобие мячика и кувырком ушёл вправо, оставляя под ногами Хэльдаса свой дорожный плащ. Плащ был специально для того и сделан – если за него дёрнуть, то он легко оторвётся, оставив противника удивляться. В данном случае, несчастный элемент одежды ещё потопчут – хотя он, без всякого сомнения, будет сопротивляться столь варварскому поведению и попытается опрокинуть оппонента. Он же скользкий.

Материя скользнула под ногами, сталь со свистом рассекла воздух и вонзилась в почву, хозяин же последовал её примеру – с куда меньшей охотой, но с точно таким же результатом сэр Винсток припал для поцелуя к матушке–земле. Это проявление патриотических чувств длилось несколько секунд, но рыцарь всё же достаточно быстро пришёл в себя и поднял голову.
Чихнув от пыли и подвигав для разминки отёкшей нижней челюстью, он проморгался и огляделся по сторонам.
– Я побе... тьху!... дил? Ты ведь жив там, а? – прошепелявил он севшим голосом. И так дикция была ни к чёрту, так теперь и онемевшие губы вовсе сводили её к уровню деревонского дурачка. Что бы там не говорили о том, кем он по сути и являлся.

Конечно, дворфу было выгодно, что его противник оказался даже ниже его уровнем над землёй. Увы, сейчас его заботило другое.
будучи кулачным бойцом, Окронт отвык заботиться о своём клинке. В результате манёвра уклонения, меч бойца совершил красивый, но непродолжительный полёт, по окончанию которого клинок воткнулся в землю примерно посередине лежащего и нынешнего положения владельца оружия. Встретившись взглядом с соперником, он (владелец, не клинок) отрицательно покачал головой, разом отметая позитивные надежды врага, а так же выдавая мрачное предупреждение, дабы тот даже не думал кинуться к одноручнику.
– Ты либо совсем лежи, либо слезь с моего плаща...
– Лады... – отвлечённо проговорил Хэльдас, не сводя взгляда с того самого клинка и будто невзначай собираясь с силами.– Я вот только...
Правая нога соскользнула с плаща и упёрлась в твёрдую и прочную землю. Резко оттолкнушивись от неё, он бросился вперёд, оставляя собственный меч, вонзившийся в землю, позади. До него всё равно было уже не добраться, а вызволить – так и тем более. Даже не разгибаясь в полный рост, он направлялся лишь к одной единственной цели – мечу соперника, что уже призывно блестел перед ним в солнечных бликах.

Арену огласило короткое идиоматическое выражение – почти зеркально повторив действия соперника, Окронт ринулся вперёд, подняв руки на уровень головы – не успеет схватить первым, так "забодает". Нет, дворфы умеют быстро бегать – но не хорошо, недалеко...
Хэльдас, которому было не в первой как догонять, так и убегать от кого–либо самому, в два счёта преодолел эту дистанцию. Наклонившись над клинком, он схватился за его рукоять и резко потянул на себя, чтобы направить острие на своего соперника и отрезать путь к триумфу.
Менее расторопный воин не успел к празднику жизни – рукоять ушла в чужие руки. Впрочем, это его нисколько не смутило, скорее лишь вернуло в его собственную, понятную колею.
Правая рука, будто отдельно от дворфа, привычно нанесла довольно сильный удар по плоской части клинка. Остальное же тело, не относящее себя к ненавистникам вражеского оружия, попыталось избежать неприятную железку, а так же побыстрее доставить вторую руку до тушки соперника, где она, опять же, самовольно, могла объяснить тому, что забирать чужое оружие – неправильно.
Но сейчас главной задачей были ноги. Огромный размер ступни позволял вступить в драку неожиданно и болезненно – а главное, гораздо раньше кулаков...
Хэльдас дёрнулся и вскрикнул от боли, а пара футов стали в руках предательски задрожала от удара. Мало того, так ещё и с места было не сдвинуться. Нужно было любой ценой сохранить власть над оружием и, что важнее, таки пустить его в ход. Что он и сделал – удержав клинок от падения, воин вскинул его перед собой и обрушил на подступившего дворфа в вертикальном положении. Набалдашником вниз – ничем, кроме самого эфеса, орудовать он особо не мог.

Правая рука, ещё не успевшая опуститься после удара – её хотели направить на знакомство с грудью оппонента – приняла на себя основной удар – ещё немного досталось уху, которое поспешило сильно заныть. С другой стороны, раз рукоять оказалось у правой руки дворфа, правая рука – у левой, то он поспешил этим воспользоваться, крепко схватив меч прямо поверх захвата соперника. Вроде бы, ситуация складывалась в его пользу – уж вряд ли его пересилят, даже если учитывать что правая рука начала возмущаться.
Стоило ожидать гадости – воин напрягся, то ли лихорадочно размышляя, что же будет делать противник, раз его руки в тисках, то ли он морально готовясь к удару головой о голову.
– Ааа... ААА! ПУСТИ, М–МАТЬ! – вытаращил Хэльдас глаза и взвыл, уже готовый поклясться, что чувствует, как дробят костяшки его пальцев.
– Не–а, – неуверенно возразил дворф, застигнутый врасплох.

– Пусти, по–человечески прошу–у–у... – протянул рыцарь, уже закусывая губу и зажмуривая глаза в попытках высвободить стиснутые пальцы.
Моргнув пару раз – вот чего только не увидишь на таких турнирах! – дворф, воспользовавшись тем, что соперник уже был не в состоянии так же крепко держать меч, приложил усилие к гарде, заставляя клинок буквально выскользнуть из вражеских рук, после чего действительно разжал захват. Сам он довольно улыбался – уж без меча ему ничего сделать не могут... Не могут ведь?
Как подстреленный, рыжий рыцарь начал переводить дыхание и спешно ретироваться назад, покачиваясь на ходу ещё сильнее прежнего. Где–то за ним остался его собственный клинок. Нужно было только найти его. Найти, и как можно быстрее. Вот только куда он пропа...
– Ааа... – невольно протянул он на одном вдохе, отчего это выглядело эдаким "выкриком наоборот", вслед за которым последовал звук падения и сдавленное: – Чтоб тебе... Неладно было...
Ну конечно. Тот самый клинок, который он, видимо, планировал искать столь экстравагантным способом – ощупывая пространство филейными частями тела – в начале просто упёрся в ногу, а затем, когда отступающий рыцарь не успел вовремя остановиться, и послужил причиной запинки и падения. Да ещё и пояс при падении успел зацепиться за рукоять и растянуться, оставляя человека висеть, выгнувшись назад и лишь нелепо барахтаясь ногами и прикрывая лицо ладонями.
Чуть наклонив голову набок, дворф задумчиво поглядел на соперника. Видимо, что бы ускорить размышления, он начал яростно чесать макушку.
Спустя некоторое количество активных попыток освободиться с одной стороны, а так же яростных почёсываний с другой, Окронт громко обратился к наблюдавшим:
– Ну, наверное, я победил?

Толпа заревела, заливаясь аплодисментами и смехом.
– Славься, герой, славься, – запели герольды, вознося хвалы дворфу–победителю.
– Хотите замуж за дварфа? – подшутил граф, тихо обращаясь к дочери. Он также хлопал дварфу.
Дождавшись реакции толпы, дворф кинулся к висевшему сопернику – помочь выбраться из странной ловушки. Тихо, что бы никто больше не услышал, но достаточно громко, что бы не заглушила толпа, он произнёс:
– С меня пиво. Если выиграю – так и не одно...
– А... Ага... Только ещё б чего покрепче, чтоб не вспоминать больше... – переводя дыхание и содрогаясь непонятно отчего, пробормотал поверженный боец, прежде чем собраться с силами и поковылять куда–то в сторону; когда откуда–то послышался чей–то заливистый смех, он потряс кулаком и прокричал: – А ну заткнись! Я просто дал ему шанс! Не всё же выигрывать, ага!
В ответ полетела лишь пара яблок. Вновь содрогнувшись от попадания первого и изловчившись подхватить второе, сэр Винсток двинулся в сторону шатров, на ходу надкусывая слегка подгнивший фрукт. Предстояло передохнуть, но, что важнее, воспользоваться общим аншлагом для личных целей. Нужно было только удостовериться насчёт охраны у чужих покоев.

ID: 7547 | Автор: mandarin
Изменено: 15 ноября 2011 — 23:34

Комментарии (17)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
15 ноября 2011 — 23:31 mandarin

Последний бой также размещен в логе, известны фавориты турнира.

16 ноября 2011 — 0:04 Zenov

Очень-очень понравилось!

16 ноября 2011 — 4:49 Morion

Отлично. Жаль, у меня не получилось прийти поболеть:(

16 ноября 2011 — 10:39 Ferrian

А абзацы всё так же скверно разбиты, вопреки заверениям.

16 ноября 2011 — 13:50 mandarin

Абзацы осталось разбить только на первой странице, чем я и займусь как только у меня появится на это время.

Хотя этой возни с абзацами я решительно не понимаю. Не в типографию текст сдаётся на печать.

16 ноября 2011 — 16:33 Pentala
беготне по лесу с денщиком с мечами в полуголом виде.

Бедняга Эдвард!
А кто полуголый-то был из этих троих?!)))

16 ноября 2011 — 16:51 mandarin

А почему бы и нет! ;)
Вы часто видели полуголых, бегающих по лесу в компании денщика, и обливающихся холодной водой!?
:)

16 ноября 2011 — 17:13 Wallchonok

Я часто...

16 ноября 2011 — 17:20 greymediator

бывало)))

16 ноября 2011 — 17:45 Pentala

Полуголыми в этой фразе могли быть не мужчины, а только мечи...

16 ноября 2011 — 18:14 Schtierlitz

Тьфу на вас! Чукча не писатель! =)

16 ноября 2011 — 18:25 Pentala

Кстати, увидев три пары, почему-то подумала, что граф сам сядет в седло в полуфинале...

16 ноября 2011 — 18:28 Wallchonok

Ему-то зачем?

16 ноября 2011 — 18:35 Schtierlitz

О, граф - большой проказник. Это во-первых. А во-вторых - жмот. Он за эти жалкие 50 десятин приданого удавиться готов.

16 ноября 2011 — 18:52 Wallchonok

Рыцарь-защитник приемной дочери. О да-а-а!

16 ноября 2011 — 18:56 Гадкий ретконщик apelsin

Главное - не платить... Да еще и захапать... >_>... ='(

16 ноября 2011 — 18:58 Wallchonok
Однако, простой люд твердит, что это ещё не все, кроме почестей и золота победитель получит руку и сердце прекрасной Кэролайн.

Ну дык, че уж.