Рыцарский турнир Ночь перед турниром

Кэролайн Лея Крайтен
Хэльдас Винсток
Эдвард Эбергард
Граф Драйлин Крайтен
Лоррана д'Вальдес эт'Бишен
Аквили Альбаре
Гредия Вейланд

— Друзья, — граф рукой обвел весь шатер. — А не устроить ли нам аукцион за ночь с прелестницей Иларией?
Он улыбнулся:
— Милая? — непонятно, обратился он к Иларии или к невесте.

Гредия задорно щурилась, слушая новую песню. Эта нравилась ей куда как больше, напоминая ей о том, как возвращался когда—то со Второй Войны ее отец — пострадавший, но живой; слезы счастья в глазах матери; ее — еще девчонку, с восторгом кричащей "Папа вернулся!"... Голос графа с его грубым предложением вырвал ее из воспоминаний.
— Не думаю, что стоит предлагать подобное рыцарям за ночь до турнира. Вы не дадите им как следует отдохнуть.

Акви чуть было снова не упала со стула, услышав слова графа. Она даже помотала головой — может, ослышалась. Чем больше времени она тут проводила, тем меньше понимала, что происходит вокруг.

— Ох, неужели это нормально? — обратилась баронесса к Гредии. — Вот так спокойно распоряжаться...
Лори замолчала. Заметив недоуменный взгляд Аквили, баронесса поняла, что не одинока в своем мнении и немного успокоилась.

— Почему же, я не против, — обольстительно улыбнулась Илария. — Ночь любви лишь придаст сил настоящему мужчине. А если она изнурит и истощит его — значит, он не заслуживает победы!

— Вот это я понимаю! Десять золотых! — заорал Драйлин, косо глядя на невесту.

— Гра—аф, как вам не стыдно? За десять золотых я разве что позволю вам поцеловать мое колено. Один разочек. Повышайте ставки!

— Не слишком, — прошептала Гредия на ухо мисс Бишен, — Я сама шокирована. Неужели граф часто.. ведет себя подобным образом?

Илария откровенно забавлялась, глядя на недоумение и смущение придворных дам. Ох, какие же они наивные и чопорные дурочки! А невесте будет даже полезно получше узнать, на что способен ее жених. Иллюзии еще никому не принесли пользы.

Эдвард даже как—то раздосадовался. Однако, он рассчитывал отбить красотку у Крайтена другим путем. Особенно после того, как объявилась графская невеста. А впрочем, так даже проще.
— Двадцать! — крикнул Эбергард

— Всего двадцать? — Илария состроила разочарованную гримаску и тряхнула рыжими локонами.

— Не знаю, я редко принимаю участие в подобном... "веселье" — Так же тихо Лори ответила Гредии, не забыв послать графу обворожительную улыбку. — Похоже, девушка не против...
Лори производила впечатление милой и наивной девицы, воспитанной на дамских романах и любовных поэмах, однако, таковой не была и уж кому—кому, как не Илларии, заметить жесткий стальной блеск в глазах этой, без сомнения, талантливой актрисы.

— Пятьдесят золотых! – раззадорился Крайтен.

Слыша возгласы знати, устроившей торги, Таалмир отвлекся от еды и посмотрел в сторону торгующихся, ловя взгляд Иларии.

— Пфф... сто! — тут же заявил Эдвард.

— Вот это уже лучше! — Илария высоко вскинула руки и зааплодировала. — Кто больше? Пятьдесят золотых за ночь со мной готов заплатить его сиятельство... сто! Сто от этого симпатичного рыцаря!

Гредия засмеялась.
— Тем больше причин нам посмеяться над мужчинами, не так ли? Они порой так быстро переходят со взгляда к делу... Это так забавно!
Уж поверьте, господа, миссис Фокси знает, о чем говорит. Замужем уже была, флиртовать любила, но еще более она любила обводить "почтенных сэров" вокруг носа...

Драйлин немного замялся. Отдать сотню золотых за ночь с этой шлюхой, когда в его владениях бродит множество красивых дам, а рядом с ним его невеста.
Граф осушил ещё один бокал.

— Двести! — неожиданно прогнусавил где—то с угла стола Хэльдас, только—только оторвавшийся от обнаруженной им нетронутой бутылки вина.

Илария поймала взгляд дренея и помахала ему рукой. "Прости, дружище — дело есть дело".
— Нет нет и нет, этого быть не может, потому что этого не может быть,— пробормотала Акви, выпив бокал вина. Алкоголь мягко стукнул в голову и все происходящее уже было как в тумане, а голоса, резко выкрикивающие цену и пожелания становились глуше.

— Одно плохо — их дела часто бросают тень на нас... — улыбнулась Гредии Лоррана и воскликнула. — Граф, отдайте прерогативу владения девушкой... Хотя бы сэру Винстоку. Не забывайте, у вас скоро свадьба!

— Да у тебя и двадцати—то нет! — расхохоталась Илария.

Эдвард обернулся на возглас и удивленно посмотрел на сидящего в углу бедно одетого нелепого типчика. Ты кто такой и откуда вообще тут взялся? Смерив его презрительным взглядом, он лучезарно улыбнулся Иларии:
— Не отдавать же вас ему, кудесница. Двести пятьдесят!

Дреней слегка кивнул куртизанке, вновь возвращаясь к вину и вновь жалея, что не может опьянеть. Принимать участи в этом... мероприятии ему не хотелось, да и золота у него не водилось.

Драйлин встал с кресла и низко поклонился Лорране, чуть не упав и не разбив лоб:
— Вы как всегда правы, мои луна и звезды. — елейно пролепетал Светлейший, становясь на одно колено перед невестой. — Передаю свою ставку рыжему Винстоку!

— Это что ещё значит "не отдавать"! — было рявкнул Хэльдас. — Да мне, значится, любая и за так отдастся! А я просто приятно сдел... Ик!... Хочу, значится. Триста!

— Но тень эта вполне способна тем временем сокрыть наши невинные шалости, — глаза миссис Фокси блеснули, — А значит, не о чем беспокоситься.

— Триста золотых! — восхитилась Илария. Сумма меняла дело. За такие деньги даже рыжий алкоголик покажется привлекательным. — Триста золотых — раз! Триста золотых — два!

— Во имя моей возлюбленной Лорраны, Моё Сиятельство полностью покроет ставку рыжего рыцаря, — воскликнул Драйлин, целуя руки невесты.

— Триста пятьдесят! — Эдвард вскочил, топорща усы и ударил себя кулаком в грудь. Драгоценные перстни впечатались в золотую чеканку кирасы.

— Триста пятьдесят — раз! Триста пятьдесят — два! — Илария вскочила на стол и каждый выкрик сопровождала чечеткой изящных каблучков по столешнице. — Триста пятьдесят...

Рыжеволосый бездарь, одурманенный вином, всё же уловил краем уха какие—то явные намёки на покровительство средь власть имущих. Ай, была ни была. Сколько они вообще себе могут позволить выбросить на ветер, как нечего делать? Наверное, в районе...

— Тысяча! — громогласно заявил сэр Винсток, едва удерживая бутылку в руке на весу и слегка раскачиваясь из стороны в сторону на своей скамье.

Сбитый ножкой серебряный кубок метко угодил в лицо рыжему, заглушив его выкрик. Элегантный сэр Эдвард нравился куртизанке куда больше, чем нетрезвый, с бегающими глазами типчик.

Благодарно сжала руку графа и мило улыбнулась ему. Во время облагоразумившийся граф не дал себе опозорить свою же невесту накануне свадьбы. Лори прошептала ему на ухо какое—то занятное предложение к свадьбе.

Его Сиятельство подавились вином, услышав ставку рыжеволосого Винстока. Он что, совсем рехнулся!? Все же Лорране он пару раз кивнул.

— Триста пятьдесят — три! — ликующе провозгласила Илария и спрыгнула со стола прямо в объятия сэра Эдварда.

Винсток тем временем отшатнулся назад, когда кубок с характерным звоном и последующим гудением отлетел от его лба. Звенел ли это пустой кубок или голова воителя — под вопросом.

— М—мать, кто—то напрашивается! — схватившись за голову в попытке унять гул, провопил Хэльдас. ...схватился, что характерно, той рукой, в которой ещё совсем недавно держал бутылку. Та упала на пол и с характерным звоном разбилась на несколько частей.

— Торги окончены, господа, завидуйте победителю! — хохоча, выкрикнула Илария.

В самый разгар пиршества в шатёр прошмыгнула невзрачная девушка. Впрочем, её гардероб не позволил бы превратно судить о её достатке. Всё, от простого дорожного платья до лакированных сапожек и расшитого бисером ридикюля смотрелось скромно и добротно. В её костюме, подобно шестерням в часовом механизме, детали идеально подходили друг другу.

Эдвард ловко и мягко подхватил рыжую бестию, поднял ее на руки, крутанулся вместе с ней по шатру, сбивая ее ножками кубки со стола.
Зарылся носом в огненные пряди, коснулся губами шеи. Он глубоко вдохнул пряный аромат ее духов, и, как будто опьяненный, горячо заговорил речитативом:

Спой мне, красавица, я, хоть и дурак, непрост,
И не пуста моя голова,
В ней обитает ветер — девятибалльный Ост,
Тот, что приносит лето на острова.

Спой мне про звон подков, про медные котелки,
Спой про созвездия над тропой,
Спой мне про старый дуб, про хижину у реки,
Спой мне, слышишь,
Спой мне про нас с тобой...

Торги, по мнению баронессы, окончились удачно: как говорится "И волки сыты, и овцыцелы и пастуху вечная память".
— Граф, угостите вином, пожалуйста... — баронесса решила отвлечь графа от мыслей об упорхнувшей Иларии.

Приятное действие алкоголя закончилось слишком быстро, и реальность снова вступила в свои права. Девушка встала и, почти не качаясь, пошла к выходу. Край стола, за которым она сидела, немного дымился, но к пожару, похоже, это не приведет. А вот запах гари могли уловить своими чувствительными носами ближайшие соседи.

Драйлин с трудом наполнил бокал невесты. А после — немного отпил из бутылки. Он так и стоял перед ней на одной колене, порой целуя её ладони.

— Спою, — прошептала Илария. — Ты еще услышишь, как я могу петь... наедине.

Миссис Фокси вздохнула. Кажется, вечер становится слишком диким. А значит — опасным. Не стоит давать воргенке повод разгуляться...
— Что ж, — произнесла она, — Мои поздравления. Но вы оставили лютню, мэм — так позвольте же мне, прежде чем я покину вас, дамы я господа, я хочу порадовать вас песней.
Она подошла к лютне, взяла инструмент в руки, и, опустив глаза долу, произнесла:
— Ее написала моя сестра. Одно время за нею ухаживал литератор... Возможно, он и подсказал ей мотив.

Длинные пальцы дамы уже перебирали струны, и печатьные аккорды звенели в воздухе, как и голос Гредии.

Там, где сияет море,
Где легкий бриз гуляет —
На старенькой террасе
Глядящей на залив Штормграда
Мужчина девушку в объятьях
Сжимает после слез пролитых
Потом, когда вернулся голос,
Он снова продолжает пение:

Я так люблю тебя —
Я так люблю, люблю, ты знай.
И цепи, что связуют нас сейчас,
Воспламеняют в жилах кровь, ты знай...

И глядя на огни на море
Он вспоминает ночь в Гилнеасе
Но то лишь огоньки от лодок
Да белые барашки пены
Боль в музыке почувствовав,
Встает он из—за фортепьяно
Но видя, как луна
Средь облаков выходит,
Смерть кажется ему приятней.
Он заглянул в глаза подруги
Глаза, бездонные как море,
И вдруг с его щеки скатилась
Слеза, и показалось, что он тонет.

Я так люблю тебя —
Я так люблю, люблю, ты знай.
И цепи, что связуют нас сейчас,
Воспламеняют в жилах кровь, ты знай...

Вся сила лирики, в которой
Любая драма – плод воображенья,
Немножко грима, мимики способны
Вас превратить в кого угодно на мгновенье.
Но пара глаз, в упор глядящих,
Столь близких и реальных,
Лишить способны дара речи
И разум затуманить.
И все начнет казаться мелким,
И в том числе та ночь в Гилнеасе.
Ты обернешься и увидишь жизнь свою
Сквозь белые барашки пены.
Да, это жизнь, что уж кончается,
Он этому не придает значенья.
Напротив, чувствуя, что счастлив,
Он снова продолжает пение:

Я так люблю тебя —
Я так люблю, люблю, ты знай.
И цепи, что связуют нас сейчас,
Воспламеняют в жилах кровь, ты знай...

Я так люблю тебя —
Я так люблю, люблю, ты знай
И цепи, что связуют нас сейчас,
Воспламеняют в жилах кровь, ты знай...

— ...напою, напою свою зара—а—азу!... — невпопад подпевал Хэльдас и хлопал в ладоши ближе к концу.

— Кажется, графу пора удалиться? — тихо спросила баронесса, заметив его состояние. Баронесса огляделась в поисках еще трезвого рыцаря. — Господа, прошу прощения, помогите кто—нибудь мне довести милорда до его шатра... Ну вот хотя бы вы, уважаемый...
Когда закончилось пение, Лори обратилась к дренею.

— А теперь — прощайте! — воскликнула миссис Фокси, положила лютню на стол и тихонько, как лисица, коей она и была, выскользнула из шатра...

— Да, милая, в шатер Моё Сиятельство и Ваше Благородие, в шатер! Герой поможет нам, дорогая, — Драйлин не то, что не мог идти, он едва шевелил языком.

Таалмир тем временем отсел подальше, устав уклоняться от пролетавших мимо кубков, сбиваемых ногами танцующей парочки.

Эдвард оторвался от Иларии, поставил ее на пол и длинно и страстно обнял ее всю, задержав руки на особенно приятной мягкости пониже спины. Обратившись к присутствующим, он заявил с похабной рожей:
— Дамы и господа, мы вынуждены откланяться, нас ждут ммм... неотложные дела. Благодарю вас за чудесный вечер, лорд Крайтен. Честь имею!
И подхватив Иларию за талию, поволок ее к выходу. Он еще добавил, так, чтобы слышали все:
— Посмотрим, так ли ты хороша в постели, как твои песенки!

Услышав слова баронессы, дреней кивнул даме, подходя к графу и подхватывая его под руку.

Светлейший облокотился на дренея и супругу, едва шевеля ножками и что—то бормоча.
Таалмир молча посмотрел на баронессу, ожидая её указаний.
— Благодарю вас, сударь... — девушка подхватила графа с другой стороны, — правда, я не знаю, где здесь нужный шатер, думаю, слуги укажут путь...
Вместе с рыцарем баронесса повела едва передвигающего ноги Светлейшего прочь из шатра, где шла гулянка.

Вскоре слуги провели их к шатру графа и уложили Драйлина в постель.

Охотник на чудовищ посмотрел на баронессу, задавая вопрос: "И все кхм... мероприятия дворянства проходят так?"
— Еще раз сердечно благодарю вас, уважаемый. Простите, не знаю вашего имени. Сама я его вряд ли бы довела. — Девушка вздохнула, пожимая плечами. — Я редко участвую в подобном "веселье", но, судя по рассказам моей подруги, граф малость несдержан в отношении спиртного. Я думаю, этот праздник больше был предназначен для рыцарей, а вы же сами знаете, что тем, кто постоянно воюет, нужно как—то расслабляться.

Затащив Иларию к себе в шатер, Эдвард выгнал сонного денщика, усадил куртизанку в удобное складное кресло, наполнил вином серебряные походные кубки с родовым гербом и, держа их в руках, опять прочитал стих:

Какой вам прок — краснеть и прятать взгляд?
Какой мне прок — заглядывать на завтра?
Я знаю, что в моем бокале — яд,
Но я не откажусь от брудершафта.
Гадая, насмехаясь и колдуя —
Что я обрел, живой не в меру труп?
Мне остается — нежность Ваших губ
Прижать к своим в прощальном поцелуе.

Он очень грустно посмотрел в глаза рыжей красавицы. Куда—то пропали и лоск, и похотливый взгляд.
— А ведь получается, что я грязно купил вас, милая. Что будем делать? Мять простыни или достанем лютню, и ты споешь? Только негромко — ни к чему им это слышать.

— Да, — Таалмир усмехнулся — знаю. Скажите — а можно ли как то будет попасть к нему на аудиенцию? Я собирался сделать это до турнира, на стражники не пустили меня в поместье...

— Любовь принимает разные формы, — улыбнулась Илария. — Иногда песня доставляет куда больше наслаждения, чем самая разнузданная ласка. Так о чем же вам спеть, милорд?

— Теперь уже только завтра. — Задумалась девушка. — С утра, наверное. Вы приходите до начала турнира, а я посодействую вашей встрече. В благодарность за помощь.

— Покорнейше благодарю — Таалмир склонил голову в знак благодарности

Лори в последний раз с улыбкой кивнула дренею и, попрощавшись, исчезла за пологом шатра. Свой у неё будет поставлен только завтра, но невесте не зазорно ночевать в шатре жениха, тем более, напившегося до бессознательного состояния.

ID: 7526 | Автор: mandarin
Изменено: 13 ноября 2011 — 14:06

Комментарии (7)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
12 ноября 2011 — 22:36 Elkon
[19:25:21] Халли:

Выпилить бы это.
Лог понравился.

13 ноября 2011 — 1:11 Pentala
красную амазоку

13 ноября 2011 — 1:15 mandarin

Пен, ну хоть бы о самой игре два слова сказала.

13 ноября 2011 — 1:27 Pentala

Утомительная помпезная вечеринка.
Ну, как и должно быть.
Не люблю такие тусовки)

Участники, наверное, дня два отсыпались...

13 ноября 2011 — 1:36 Магистр Laэн

А не получится у них.. отсыпаться :) На следующий день - состязание.
*миссис Фокси насмешливо щурится*

13 ноября 2011 — 9:48 Pentala

Вот не повезло тем, кто выходит первой парой)

13 ноября 2011 — 2:55 Schtierlitz
Эдвард ловко и мягко подхватил рыжую бестию, поднял ее на руки, крутанулся вместе с ней по залу

По шатру, конечно же.