Рыцарский турнир Ночь перед турниром

Кэролайн Лея Крайтен
Хэльдас Винсток
Эдвард Эбергард
Граф Драйлин Крайтен
Лоррана д'Вальдес эт'Бишен
Аквили Альбаре
Гредия Вейланд

Это был приятный вечер в Элвиннском лесу. Кажется, погода смиловалась перед людьми, позволив пройти турниру под последними лучами осеннего солнца, а не под холодными струями юного дождя, пригнанного ветром с моря.
Лучики заходящего солнца уже практически скрылись за горами на юге леса, в лагере чемпионов кипела жизнь: завершались последние приготовления ристалища, надсмотрщики порой ругались с рабочими, которые устроили себе слишком длинный перекур или постарались умыкнуть оставшиеся материалы.
Перед палаткой чемпионов уже который день не угасал величественный костер, в самой палатке был установлен стол, неподалеку разбита полевая кухня, на которой робота кипела особенно активно. Этот вечер – символ дружбы и единства рыцарей. И пускай уже завтра они станут врагами, сегодня – они братья, которым суждено собраться за одним столом и разделить ужин.
Однако, до ужина ещё было далеко, костер разгорался с новой силой, зазывая чемпионов, которые расположились в маленьких палаточках вокруг основного шатра, выглянуть из них, вдыхая ароматы вечернего леса, смешавшиеся с запахом готовящейся пищи.

Таалмир медленно вошел в шатер, осматривая пребывавших в нём людей, дабы убедиться, что попал куда нужно. Поняв, что попал туда, куда и рассчитывал он быстро нашел себе место у одной из стен, стараясь не особо выделяться.

Человек в золотистых латных доспехах лейтенанта Альянса медленно подошёл к шатру вместе с крепкой дворфийкой. Перед тем как зайти, он дал ей последние указания, и та, поправляя огромный рюкзак висящий на спине, на удивление легко побежала в сторону стойл. Максмарок ещё раз поправил ремни под наплечниками и переступил порог шатра. В помещении он оглядел присутствующих и, недолго думая, занял место рядом с неизвестным ему дренеем.

Таалмир криво улыбнулся, глядя на сверкающие доспехи рыцаря и на свой поношенного вида нагрудник. "Таалмир", — представился он на всеобщем и протянул человеку руку.

Человек снова поправил неудобные ремни парадных доспехов и, сняв латную перчатку, пожал дренею руку.
— Максмарок. Рыцарь—лейтенант Максмарок, — человек вдобавок кивнул, и начал осматривать просторный шатер. — Какими судьбами?

— Да вот хочу посмотреть насколько остры мечи у Штормградских господ, — улыбнулся Таалмир, говоря так, что и недалекий умом понял бы, что он лукавит — А вы?

Эдвард Эбергард полвечера промаялся скукой. Пасторальные картины элвиннских лесов вгоняли в сон. Наорав на денщика, готовившего его снаряжение к завтрашнему бою, он поплелся из палатки на свежий воздух. Покрутился возле ристалища, критически разглядывая работу. Тоска... Однако, Эдвард заметил пару симпатичных селяночек, рассматривающих маленького рыцаря в роскошной золоченой кирасе. Эдвард плотоядно улыбнулся барышням, покрутил ус. Возможно, вечер еще можно исправить.
Козочки смущенно хихикали.
Он уже почти собрался тащить их к себе в палатку, но вспомнил о завтрашнем бое. Увы, красотки, рыцарю нужно поберечь силы. И заодно изучить соперников. Галантно поклонившись, Эдвард направился в большой шатер.
Откинув полог, он подошел к столу и начал осматриваться. Где—то тут должен быть сиятельный граф и хм... главный приз.

— А я заскучал от службы. Решил поразвлечься. А то, знаете ли, Орда и разнообразные культы утомляют со временем.
Максмарок хотел в третий раз поправить непослушные ремни, но решил оставить всё как есть. Теперь его беспокоил его одноручный меч, свисающий с небольшого кожаного ремня.
— Вы, небось, паладин? А то из дренеев тут только такие, — человек улыбнулся Таалмиру. Дренеи всегда удивляли его.

Проводив вошедшего рыцаря взглядом, Таалмир продолжил разговор с человеком.
— В зависимости от того, что вы понимаете под этим словом. Если паладин для вас — воин, способный направить Свет — то да — я вполне подхожу под это определение.

Максмарок мельком глянул на вошедшего человека.
— А что, есть разные понятия о паладинстве? По—моему те, кто направляют Свет совершенно одинаковы. Те же цели, те же средства, те же принципы. Меня когда—то пытались обучить этому ремеслу, но, к сожалению… — Рыцарь положил правую руку на меч, а левой указал на свои погоны. — Не могу видеть союзника в представителе Орды.

— Способность направлять Свет это лишь навык, даруемый тренировкой воли и духа. Хотя я слышал, что у людей принято обожествлять этот процесс... — Таалмир сделал паузу, наблюдая за реакцией собеседника. Разговор начинал быть ему интересен. — Философия жизни делает из Воина Света Воина Света. Как у людей так и у дренеев. И исходя из этого факта, могу сказать, что я вовсе не паладин.

Максмарок не стал ничего отвечать и просто кивнул. С одним участником всё понятно. Осталось узнать что из себя представляют другие. Максмарок знал некоторые паладинские уловки в бою, но, как он слышал, в бою нельзя использовать никакую магию. Это было только ему на руку.
— Вы знаете остальных участников турнира?

А главный приз турнира тем временем подъехал к шатру в сопровождении пажа. Паж был — вернее, была — девушкой, если судить по распущенной по плечам копне платиновых волос. Однако одета девушка была по—мужски, и сидела в мужском седле.
Одинаково гнедые кони девушек были под одинаковой сбруей. И черные блестящие волосы Кэролайн, завитые локонами, тоже были распущены по плечам. Девушка была в темно—синем платье с жемчужной отделкой и жемчужного цвета шляпке. На ее спутнице, совершенно закономерно, шляпка была черной.
Аквили быстро соскочила с коня, и помогла спешиться Кэролайн. Вероятно, ее услуги были не столь необходимы, но этикет... Пожалуй, стоило его придерживаться в этом...обществе. На самом деле пока все было совсем неплохо, и даже ее внешний вид— темно—синие штаны и в тон им жилет был более чем удовлетворительным. Конечно, можно было бы обойтись без кружев на рубашке, но это уже мелочи. Подойдя к шатру, Акви откинула полог.
Кэролайн взяла ее за руку и потянула за собой. Войдя в шатер, мельком обежав взглядом собравшихся, девушка мелодичным голосом произнесла:
— Добрый вечер, господа.
Усевшись на свое место, рядом с пустующим пока местом графа, она усадила Аквили рядом с собой.
Как раз в этот момент, качнув полог, в шатер пробрался небольшой красный протодракончик и с негодующим скрипучим криком, хлопая крыльями, подлетел к девушкам, после чего плюхнулся на колени Кэролайн.

В шатер вошел Драйлин, сопровождаемой необычайно красивой девушкой. Граф был одет в свой лиловый мундир с перекинутой через левое плечо синей муаровой лентой. Светлейший улыбался, осматривая собравшихся в шатре. Крупные жемчужины в золотой тиаре переливались, отражая блики свечей.
Шедшая рядом с ним девушка казалась экзотической птицей, залетевшей в эти суровые края из тропических лесов Тернистой Долины. Ее платье было сшито из бархата всех оттенков зеленого, а глаза цвета морской воды сияли, как чистой воды бериллы. Нежный румянец оттенял необычайно белую кожу. Лицо обрамляли рыжие локоны, переливавшиеся расплавленной медью. Девушка казалась зрелой, привлекательной — и совсем чуть—чуть вульгарной, ровно настолько, чтобы мысли о ней были фривольными, но не казарменно—похабными. Чтобы с ней хотелось поиграть в древнюю как мир игру, но не хотелось, сплюнув, сказать: "Шлюха". Хотя в сущности, именно шлюхой Илария Келлер и была.
Его Сиятельство заняли положенное ему место за столом, предварительно поприветствовав всех собравшихся:
— Пускай пиршество начнется, — торжественно огласил аристократ. – Пускай вино и песня льются рекой. Пейте, ешьте, забавляйтесь: ведь сегодня все вы – браться.
Граф присел на своё кресло, кивнул Иларии.

— Надеялся узнать о них, придя сюда.
Таалмир проводил взглядом графа и виконтессу, слегка нахмурившись при виде дракончика — в виду профессии он с некоторой осторожность относился к подобным... созданиям. Размяв плечи, дреней пошел к пиршественному столу, ища взглядом стул покрепче.

Дракончик на коленях Кэролайн приподнял над столом уродливую голову, разинул пасть и громко чихнул в сторону великолепной Иларии, распространив запах гари. Видимо, ее духи пришлись ему не по душе.
— Апеирон! — укоризненно сказала Кэролайн, опустив голову, чтобы спрятать улыбку.
Маленькая ручка, затянутая в шелковую перчатку, столкнула голову дракончика с края стола.

Илария обвела лукавым взглядом собравшихся. Ну что ж, пожалуй, будет забавно. Чопорные аристократы и напыщенные паладины, среди которых она заметила и высоченного дренея — ее личного фаворита в любых состязаниях. Илария зажмурилась, как кошка, и тут на нее чихнул дракон.
— О, бедный зверек. То, что так нравится мужчинам, не по вкусу драконам, — промурлыкала она.

Граф засмеялся, многократно зааплодировав куртизанке:
— Вы прекрасны, милая! – сквозь смех прокаркал Светлейший. – Дивная прелестница!
По шатру засуетились слуги: они подносили яства и выпивку. Вот зажаренный ягненок уже короновал стол, вокруг него была разложена дичь и овощи. Пряное вино разливалось по серебряным фужерам.

Илария, рассыпав колокольчики смеха, подняла бокал с игристым вином.
— Первый тост, Светлейший граф! — провозгласила она.

Аквили усмехнулась и принялась осматривать собравшихся с интересом, строя, по обыкновению, свои собственные догадки о характере каждого из них. Разумеется, для каких—то выводов стоило понаблюдать подольше, но пока ни один из присутствующих положительного впечатления не произвел. Девушка откинулась на спинку стула.

Кэролайн, почти каснувшись носиком пушистых волос спутницы, тихонько шепнула ей на ухо:
— Курица в перьях дракондора — вот уж действительно дивная штука...
Дракончик копошился у нее на коленях, пытаясь выкарабкаться на край стола.
Черные, пушистые ресницы дочери графа бросали на ее скулы полукружья теней. Из—под этих ресниц она незаметно оглядывала собравшихся. На хмуром дренее взгляд немного задержался.

Таалмир нахмурился, глядя на аристократов. Если бы дракон был диким — они бы сейчас вопили от ужаса и звали лекаря. Рука охотника на чудовищ потянулась к кубку с вином.

— За мою прекрасную дочь, — с любовью произнес граф, поднимаясь с кресла и вознося фужер над головой. — За прекрасную леди Кэролайн.
Граф был алкоголиком со стажем, положение винного магната обязовало, он мигом осушил фужер, а за ним и второй. Как же, за дочь нужно выпить больше. Светлейший снова занял своё место.

— Но все же пока курице не время стать жареной,— так же тихо ответила Акви.— А дракончик того и гляди, опалит все перышки.

Эдвард изящно поклонился хрупкой брюнеточке, угадав в ней графскую дочь. Улыбнулся чуть шире, чем положено при встрече с незнакомой дамой. Когда девушка, проходя мимо него на свое место за столом, повернулась к нему спиной, оценивающе пробежался взглядом по фигуке. Что ж, недурна. Но суховата.
А вот когда вошел Крайтен — едва не забыл поприветствовать графа. Настолько шикарна была сопровождавшая его киса. Ммм... рыжая, сочная, вкусно пахнущая, и явно знающая свое дело. Определенно, вечер перестал быть скучным.
Эдвард уселся за свое место за столом, явно повеселев. Он беззаботно разглядывал публику, уделяя особенное внимание графской спутнице.

Осушив кубок под тост графа, Таалмир попытался придать себе более радостный вид. Всё же сегодня был праздничный день, а мало кому милы угрюмые лица на праздник.

"Прекрасная дочь" рядом с роскошной куртизанкой выглядела ребенком.
Увы. Бледна, худа, мала ростом. Тонкое личико чеканной, фарфоровой красоты, и огромные синие глаза положения никак не спасали — сравнение выходило не в пользу Кэролайн.

Илария пригубила вино и взяла лютню из рук вовремя подоспевшего слуги. Несколько аккордов привлекли к ней всеобщее внимание. Она поклонилась Кэролайн.
— Эту песню я посвящаю вам, ваша светлость. Ведь турнир затеян лишь для того, чтобы вы обрели свое счастье.
Кэролайн любезно взглянула на нее, позволив наконец дракончику высунуть голову из—за края стола.
Глаза девушки были безупречной, каменной чистоты. Прозрачного сапфирового цвета, они ровно ничего не выражали. В них не было ни тени мысли, ни единого чувства — ровно ничего.
Только странное, отсутствующее любопытство.

Ладони графа энергично зааплодировали Иларии в ожидании песни. Он поднял ещё один бокал, который тут же был осушен. Граф с интересом осмотрел публику: какая—то она непьющая.

Осушив фужер в честь графской дочери, Эбергард на время оторвался от созерцания куртизанки и обратил внимание на прочих рыцарей. Неприязненно покосившись на дренея, он с любопытством начал разглядывать рыцаря, с которым козлоногий беседовал у стены. Знаки различия рыцаря—лейтенанта, тяжелый доспех. Интересно, чего стоит этот противник.

Илария запела — приятным бархатным альтом.
Девы, спешите счастье найти —
вешней фиалке недолго цвести.
Скоро увянет и этот цветок,
быстро промчится любови срок.
Девы, спешите счастье найти —
вешней фиалке недолго цвести.
Друга возьмите вы в расцвете лет,
ветрен он — ветреными будьте в ответ!
Девы, спешите счастье найти —
вешней фиалке недолго цвести.

Выпившего графа согнуло пополам от смеха. Шквал аплодисментов и тост в честь талантов Иларии не заставил себя ждать

Кэр слушала, рассеянно поглаживая дракончика. Но с каждым куплетом песни отсутствующей прозрачности в ее взгляде становилось все меньше и меньше.
Надо же! А она не такая уж курица...
Когда песня закончилась, взгляд девушки был явственно одобрительным. Она толкнула Аквили плечом и улыбнулась. И тонкая, светская, неживая полуулыбка странно сочеталась с одобрительным весельем блестящих глаз.

Эдвард не донес вилку ко рту, и так и замер. Чудный голос, забавная песенка. Этакая фривольность, право. Шикарно. Он громко зааплодировал певице.

После прозвучавших куплетов все попытки Таалмира быть веселым пошли прахом. Воспоминания о прошлом и осознание того, что ему нужно сделать в будущем напомнили о себе. С угрюмым видом дреней вновь опустошил едва наполненный прислугой кубок.

— Вешняя фиалка — , ваша, вероятно, уже отцвела, — пробормотала Аквили вполголоса. Голос у женщины был очень неплох, но вот смысл песни ей совсем не понравился.— Да и любовь не промчится просто так, промчится лишь влюбленность,— добавила она, ни разу не сомкнув ладони для аплодисментов.

Илария поклонилась и села за стол, давая гостям время пошептаться о ней — а заодно и вкусить графских угощений. Перехватив взгляд Таалмира, она послала ему воздушный поцелуй.

Дракончик вытянул шею и потянулся к кубку с вином, нетронутым стоящим перед Кэролайн. Аплодисменты заставили его напрячься и зашипеть, разинув маленькую зубастую пасть.
Шипел он конкретно на Иларию, видимо, женщина весьма стойко его раздражала.

Заметив, как помрачнел дреней, Эдвард широко ухмыльнулся. Что кривишься, моралист козлоногий? Он небрежно поинтересовался:
— Как вам понравилась эта песенка, сударь?

— Ох, и хороша девка! Ай, хороша, — Драйлин не уставал расхваливать куртизанку. – Мечта каждого мужчины, каждого! Да она ведь даже рыцаря смерти может осчастливить! Клянусь Светом, может!
Аристократ снова поднялся со своего места, приподнимая фужер:
— За славных рыцарей! Благослови их Свет! – ещё один фужер был успешно выпит. Веселый блеск пьяных глаз, покрасневшие щечки, видимо, Светлейшему было весело.

Рыжая красавица обольстительно улыбнулась дракончику и, высоко подняв руку — широкий рукав соскользнул к локтю, обнажив идеальной формы предплечье — уронила виноградину прямо в открытую пасть.

Дракончик сцапал угощение, проглотил ягоду и спрятался.
То ли виноград не по вкусу пришелся, то ли еще что.

Услышав вопрос, обращенный к себе, Таалмир посмотрел в глаза вопрошающего. Удержав себя от остроты, он спокойным голосом ответил: "Отличное исполнение, на мой взгляд".

Ещё с самого начал, как граф в компании с необычайно красивыми девушками зашёл в шатер, Максмарок молча наблюдал за ситуацией. Рыцарю были не по душе пиры и праздники, его интересовали только бои, но к дворянскому роду нужно проявлять уважение. Лейтенант сел за стол, но не притронулся ни к еде ни к выпивке. Человеку хотелось как можно быстрее покинуть это место.

Кэролайн в это время со скучающим видом разглядывала присутствующих, медленно покачивая черными ресницами. На сей раз ее взгляд задержался на лейтенанте.
Что ж... Валеор не пришел, и, в случае чего, этот тоже неплох...
Впрочем, выражение ее лица было совершенно невинным, как у заскучавшего ребенка.

Драйлин опустил левую ручку под стол, нежно поглаживая ножку Кэролайн. "Невеста опаздывает, так хоть дочь потрогаю."

— Друга возьмите в расцвете лет, ха—ха. Будьте ветрены в ответ. Каково, а? — не унимался Эбергард. Эти святоши—паладины обычно вызывали у него изжогу. А хвостатые были самыми пафосными из них.

Илария, почувствовав, что публика начинает скучать, снова взяла лютню. На этот раз песня была полна огня — откровенная и чувственная, как и сама исполнительница, чьи щеки порозовели, а рыжие локоны растрепались, вызывая самые непристойные мысли.
О, милый мой дружок, грущу теперь о ком?
Нас ждет с тобой лужок на берегу речном.
С тобой хочу я быть в тиши полей и пашен,
Где издали звенят простые песни наши.
Да, да, с тобой хочу я быть в тиши полей и пашен,
Где издали звенят простые песни наши.
Повстречались ты да я на лужке зеленом,
Повстречались ты да я под широким кленом.
Собирались ты да я жить, забот не зная,
Но расстались ты да я, — знать, судьба такая.
Улетел мой ясный сокол в дальнюю сторонку.
Полечу и я далеко, милому вдогонку.
Ах, знаю сердцем я давно: мой он все равно!
Частица черта в нас, в сияньи наших глаз,
Коварный женский взгляд в душе рождает ад.
Любви желанный час влечет к нам вечно всех вас, —
Что же, недаром сам черт придумал нас!

Тоска. Подперев голову рукой, Аквили рассеянно водила ногтем по краю стола. Гости казались неинтересными, шатер душным, а пребывание здесь бесцельным. На кончике пальца вспыхнула искорка, и стол навеки украсила выжженная загогулина. Акви не обратила внимание, и огненные художества на деревяшке продолжились, пока легкий дымок не вывел ее из транса. Оглядевшись— вроде никто не заметил — она сцепила руки перед собой.

"Любви желанный час влечет к нам вечно всех вас, —
Что же, недаром сам черт придумал нас!" — повторила Илария и одарила присутствующих яркой, влекущей улыбкой.

Дракончик, высунувшись из—под стола и даже позабыв про руку графа, которую собирался цапнуть, наблюдал за пальчиком Аквили, с удовольствием наблюдал, жмуря оранжевые глаза с горизонтальными щелками зрачков.
Кажется, он одобрял огонь и запах дыма.
Кэролайн, взглянув на них, даже пожалела, что она в перчатках. И, коль скоро не могла присоединиться к рисованию, снова бросила из—под ресниц взгляд на рыцаря—лейтенанта.

Отдаляя ручку от молоденькой и теплой ножки дочери, Драйлин принялся хлопать куртизанке. Его взор привлек дракончик, охраняющий сокровенные места Кэролайн. Благо Аперион не цапнул его...

Таалмир слабо улыбнулся Иларии, посмотрев в её сторону и подняв кубок в очередной раз. Где—то в стороне прозвучал очередной вопрос того рыцаря, которому видимо очень нравилось действовать чужеземцу на нервы. Впрочем дренею уже приходилось иметь дело с такими людьми. Он ровным голосом отвечал: "Прерасные слова о прекрасных чувствах, разве вы не согласны?"

Максмарок сложил руки крестом на нагруднике и с угрюмым видом слушал пение какой—то девицы. Человек кинул мимолётный взгляд на худую черноволосую девчушку. Жаль такие женщины не в его вкусе. Также лейтенанта настораживал наглый маленький дракончик и еле сдерживался, чтобы не разрубить его мечом. По крайней мере при всех.

Мысли в голове Эдварда носились, действительно, самые непристойные.
— Ммм... чувства? Прекрасные? Забавно, что вы так это воспринимаете. Забавно, — ответил он дренею.

— Любишь огоньки? — девушка повернула голову к дракончику и протянула к нему руку, на которой расцвел очередной огненный цветок.

Таалмир пожал плечами, сохраняя невозмутимый вид.

— Ну что ж, — провозгласила Илария, — теперь очередь мужчин говорить о любви! Светлейший граф приказал состязающимся сочинить оду в честь нашей прелестной фиалки — леди Кэролайн Леи Адельмины Крайтен! Послушаем же их! Кто тот храбрец, что решится высказаться первым?

Кэр поставила локти на стол, переплела пальцы и утвердила на них точеный подбородок. Покосилась на Аквили и дракончика, который понюхал огонек, совершенно его не боясь, и коснулся по—змеиному быстрым, раздвоенным язычком пальца девушки.
Кэролайн протянула руку и ущипнула его за хвост. Дракончик фыркнул и повернул голову — взглянуть, что там.
— Апеирон, слушай внимательно, — совершенно серьезно сказала она дракончику. — Не отвлекайся, это неприлично.
А потом вновь поставила подбородок на руки и со скучающим видом принялась разглядывать собравшихся.

— Быть может наш заморский рыцарь Таалмир? — предположил уже хорошенько подвыпивший лорд. — Говорят, дренеи весма сведущи в делах... их—хихх.. любовных!

Цокот копыт гнедой лошадки раздался на ведущей к шатру дороге — и вскоре на пороге шатра показалась дама — высокая, стройная, в костюме для верховой езды — непритязательном, но прекрасно подогнанном под фигуру. Рыжие волосы падали на плечи, а зеленые глаза с любопытством рассматривали собравшихся.
— Благословенны будьте, — раздался низковатый голос дамы.

Решив, что с дренеем каши не сваришь, то есть растормошить этого вилорогого бугая не удастся, Эдвард уже вознамерился было прицепиться к хмурому лейтенанту, притащившемуся на попойку в громоздком доспехе. Очевидно, вояка был настолько бравым, что сроднился с броней. Сам Эдвард ограничился легкой чеканной кирасой, и она была скорее предметом роскоши и показателем статуса, чем защитой.
Однако заявление пьяненького графа о любовных утехах дренеев заставило Эдварда громко рассмеяться. Он подмигнул Таалмиру и с интересом стал ждать продолжения.

Баронесса Фокси, — пьяным голосом протянул Драйлин. — Просим к столу, дорогая. Как ваша сестра?

Акви удрученно вздохнула, когда дракончика призвали к порядку — а тем временем, гости пребывали. Дама довольно грозного вида, вероятно, способна разбавить это собрание,— девушка с большой надеждой смотрела на гостью.— Неужели еще один нормальный человек? — шепнула она Кэролайн.

Гредия с улыбкой кивнула.
— Благодарю вас, сэр, Триша в добром здравии, однако она не смогла прийти сегодня. Служба в соборе, понимаете ли...
Она присела в книксене и прошествовала ко столу, приветливо улыбаясь всем. В освещаемом огнями шатре могло бы показаться, что зрачки леди отсвечивают желтым, как у кошки... или то была игра света?

ID: 7526 | Автор: mandarin
Изменено: 13 ноября 2011 — 14:06

Комментарии (7)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
12 ноября 2011 — 22:36 Elkon
[19:25:21] Халли:

Выпилить бы это.
Лог понравился.

13 ноября 2011 — 1:11 Pentala
красную амазоку

13 ноября 2011 — 1:15 mandarin

Пен, ну хоть бы о самой игре два слова сказала.

13 ноября 2011 — 1:27 Pentala

Утомительная помпезная вечеринка.
Ну, как и должно быть.
Не люблю такие тусовки)

Участники, наверное, дня два отсыпались...

13 ноября 2011 — 1:36 Магистр Laэн

А не получится у них.. отсыпаться :) На следующий день - состязание.
*миссис Фокси насмешливо щурится*

13 ноября 2011 — 9:48 Pentala

Вот не повезло тем, кто выходит первой парой)

13 ноября 2011 — 2:55 Schtierlitz
Эдвард ловко и мягко подхватил рыжую бестию, поднял ее на руки, крутанулся вместе с ней по залу

По шатру, конечно же.