Этюд в черных тонах Есть в графском парке...

Вероника Баркли
Джерард Ларднер
Граф Драйлин Крайтен

Адъютант Миро Ревелисант, как обычно, бродил среди озерных садов Элвиннского графства Крайтен, совсем рядом с графским дворцом. Он медленно приближался на звук голосов, отражающихся от озерной глади, оставляя величественный Крайтен Холл за своей спиной. И вот, беспардонный юноша уже мог расслышать беседу.
– Вот как, сэр? Это может стать причиной скандала? – насторожилась инспектор. – Не хотелось бы думать, что мы допустили ошибку, не предоставив отчет лично вам в руки.

– Мне на роду, – на лице егеря не дрогнул ни единый мускул, – написано сопровождать таких как вы во время охоты. Тем не менее, каждый сам делает свою судьбу.
Драйлин лишь кротко улыбнулся в ответ егерю.

– Нет–нет, это не ваша вина. Подобные ошибки случаются регулярно. Я не думаю, что будет скандал. Однако, это семейство не оправдало выказанного им Короной доверия.

– Увы, милорд. Остается надеяться, что бегство старого барона не нанесло ущерб делам государства, иначе дело из просто скандального может превратиться в дело об измене, — продолжила мисс Баркли.

– Мой дружочек, – граф снова улыбнулся Джерарду, – вы так похожи на Штефана, герцога Уэлсли. У моего доброго гилнеасского друга столь бунтарский нрав. Ваша речь напомнила мне о нем. Как только Его Светлость вернутся из очередного приключения, я тут же познакомлю вас.
Воспоминания о Штефане вызвали на лице графа крайне дружеское выражение и теплую улыбку.

Джерард проглотил "дружочка", как до этого "душечку". У сильных мира сего свои причуды. – Почту за честь такое знакомство. Ваш друг, надеюсь, роялист?
– Если бы не люди с таким характером, как у мистера Ларднера, Гилнеасу бы не выстоять, – искренне заметила Вероника. – А фон Думам – не признать свой преступный умысел.

– Вот видите, – Его Сиятельство начали расхваливать сами себя. – Ясный взор моих очей распознал родственную душу. Мой драгоценный Уэли безусловно роялист, его отец был генералом от кавалерии, пускай Свет хранит его святую душу.

– Если так, остается с нетерпением ждать этой встречи, – Вероника наконец сбросила с себя оцепенение, вызванное неприятными словами графа, и улыбнулась уголками губ.

– И искренне надеяться, что герцогу не будет скучно в компании представителей низшего сословия. Я тоже люблю честность, граф. Потому вполне резонно опасаюсь, что простому егерю не о чем будет говорить с графом, - констатировал Джерард.

– Я надеюсь, что Его Светлость изволят вернуться к началу турнира. Вы ведь посетите сие величественное действо? – осекся. – Ну что вы, Джерард. Мы ведь сейчас говорим. Уверяю, граф Крайтен уважает вас и слов на ветер не бросает. Моё Сиятельство лишены всяческих предрассудков.

– Это меня безмерно радует, – на полном серьезе отозвался мужчина. Переглянулся с напарницей. – Турнир?

– Турнир, о котором Его Сиятельство вскользь упомянули в конце прошлой встречи, – напомнила Вероника. – Полагаю, вам будут интересны разнообразные стили сражения, господин Ларднер.

– Да–да, – с придыханием заговорил он. – Благороднейшие рыцари сойдутся в смертельном поединке за руку и сердце моей дочери Её Благородия виконтессы Кэролайн Леи Адельмины Августы Софии–Марии Крайтен, Достопочтенной леди Элвиннской, Жемчужине южных лесов.

– Полагаю, что непременно воспользуюсь вашим предложением, граф, - кивнул бывший егерь.

– Да–да, вы бывали ранее на турнирах? Зрелище неописуемое! Лучшие мужи королевства сойдутся в поединке, вино и музыка будут литься рекой. Скажу вас по секрету, открывать турнир будет знатная дама полусвета, – граф хитро подмигнул собеседникам. – О её искусстве ходят легенды.

– Увы, милорд, не приходилось. Тем интереснее будет посетить такое грандиозное мероприятие и посмотреть на поединке, желая вашей дочери достойнейшего супруга, – ответила Вероника, пропустив мимо ушей слова о куртизанке. Приличной девушке из Гилнеаса вообще не полагалось знать, что это такое.

– Конечно, победит безусловно достойнейший. Он и станет хорошим супругом Кэролайн. Ибо, – аристократ перешел на менторский тон, – горе той женщине, что не познала счастья замужества. Остаться одной – печальнейшая судьба.

Джерард негромко кашлянул.

– Вы простудились? Хотите леденец от кашля?

– Не извольте беспокоится, граф. После того, как я пережил проклятие, здоровье мое значительно улучшилось. Кашель, – привычка от тех времен, когда я курил. Мисс Баркли это помнит.

– Не сомневаюсь, милорд, что это наименьшая забота вашей прекрасной дочери, – любезно улыбнулась мисс Баркли. – Наверняка есть много желающих составить ей партию.

– К слову, сэр, – добавила Вероника, – утешительным призом второму из достойных могла бы служить рука баронессы фон Дум. Расшатанной семье нужна новая опора.

– Проклятие? – левая бровь аристократа изогнулась домиком. – Однако, желающих не так много. Я запрещаю Кэролайн покидать не то что пределы графства, а этот прекрасный замок. В свете Её Благородие появляются лишь со мной. Вот ещё, чтобы эта даларанская выскочка обрела наивысшие счастье женщины за мой счет. Не бывать этому.

– Я, – ворген, сэр, – коротко пояснил констебль.

Вероника опустила ресницы, чтобы спрятать досаду в глазах. Она действительно хотела позаботиться о юной баронессе, которая по итогам расследования оказалась в удручающем положении.

– Вы не дождетесь моего сочувствия, дружочек, как не дождался его герцог Уэлсли. Если Свет выбрал вас, значит вы способны противостоять ему, дорогой мой.

– А я и не нуждаюсь в сочувствии. Это было пояснение, адресованное вашему вопросу. Проклятия разные бывают, согласитесь.

– Не могу не согласиться, но не стану отрицать, что первое общение с воргеном повергло меня в шок. Мы с епископом графства молимся о вашей родине каждодневно. Однако, не волнуйтесь, друг мой, когда за дело берется 7–й легион, враг отступает. Моя кузина, лейтенант–командор Амалия де Баланжио состоит в нем.

– В нашей работе это, скорее, плюс, – добавила мисс Баркли. – И могу заверить, что мы с мистером Ларднером не ведем себя неподобающим образом, объясняя это проклятием, волей судьбы или чем–то еще.
– Женщина в звании лейтенанта–командора? Должно быть, ваша кузина – уникальный человек, милорд.

– Я и не смел думать об этом. Люди, как и деньги, везде одинаковые, моя ненаглядная, они только называются по разному. Амалия – святая, уверяю вас. Её огромное сердце способно согреть весь этот мир и многострадальный Альтерак, особенно, – граф позволил себе хитрую улыбку, вспоминая мародерства Пушкарки. – Да–да, с–в–я–т–а–я.
Однако, она вдова. Её муж скончался несколько лет назад, оставив после себя четырех прекрасных сыновей.

– Воистину святая, если защищает разоренный Гилнеас, сражаясь с отвратительной нежитью, – серьезно заметила Вероника. – Не могу не пожелать ей долгих лет жизни и гордости за своих детей, милорд. То, что она делает, бесценно в глазах подданных Его Величества Генна.

– Мои соболезнования, – наклонил голову егерь. Выпрямившись же, снова положил руку на эфес. – Что–ж, граф. Мы безмерно рады тому факту, что были приглашены вами для этой небольшой прогулки. Однако, памятуя о том, что вы человек занятый, мы более не можем столь варварским способом отвлекать вас от дел насущных. Позволите откланяться, Ваше Сиятельство?
Драйлин извлек маленькие часики из внутреннего кармана мантии.
– Вам здесь всегда рады, друзья. Приходите, это согреет сердце Моего Сиятельства, – аристократ убрал часики обратно. – Однако, не смею более вас задерживать. Пускай благословенными будут ваши дни.
Джерард кланяется Его Сиятельству.
Драйлин кротко склонил голову, соблюдая церемонию прощания.
Вероника присела в реверансе, придержав юбки, и пожелала графу добрейшего вечера.
Адъютант Ревелисант поспешил как можно скорей ретироваться обратно в Адъютантский корспус, чтобы граф и его гости не заподозрили слежки.

ID: 7439 | Автор: mandarin
Изменено: 6 ноября 2011 — 15:55

Комментарии (7)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
6 ноября 2011 — 13:44 Idanielle

Драйлин, Драйлин... ну как можно не любить этого сладкоязыкого змея, а? Я решительно жду турнира... Там его красноречие и дьявольская хитрость должны проявиться во всей красе!

6 ноября 2011 — 13:46 Pentala
общение в воргеном

В середине явно не хватает ремарок. Там где Анабель хотят выдать замуж.
Пошаманьте с авторским текстом или очерёдностью, а то порой трудно понять, кто именно из двух воргенов говорит.
(ну граф-то узнаваем - его харизма прёт изо всех щелей и занимает всё свободное место)

6 ноября 2011 — 14:16 mandarin

Поправил и добавил. :)

6 ноября 2011 — 14:30 Гадкий ретконщик apelsin

- У вас в вашем болоте все травой поросло...

6 ноября 2011 — 14:37 mandarin

Вы на своё болото посмотрите. :Р

6 ноября 2011 — 14:39 Lone_Wolfy

Из которого люди в Даларан сбегают :Р

6 ноября 2011 — 14:40 mandarin

Ага, а потом возвращаются и входят в ступор.