Рыцарский турнир Свободный ветер

Валеор Эдмунд Североградский
Кэролайн Лея Крайтен

...День выдался на редкость прохладный. Особенно это ощущалось здесь, в порту, где открытые всем ветрам дороги вели к пристани. С левой стороны причал изгибался, выходя в море и прижимаясь к скалам, словно в страхе перед необузданной морской стихией. Корабли в такой час прибывали и отходили в море, и в порту было достаточно людно. Кое-кто заметил, как к эльфийской пристани медленно, неспешно едет всадник на огромной белой лошади, одетый совершенно не по погоде — легкая куртка и небрежно накинутый на плечи меховой плащ ничуть не соответствовали промораживающему ветру. С неба то и дело сыпались мелкие градинки, грозящие к вечеру перейти в настоящий снег. Впрочем, Валеору холод был не страшен. Он слишком долго жил в Нордсколе и привык к морозам. К тому же сейчас в Штормграде было намного теплее, чем в Ледяной Короне.
Доехав до начала причала, он спрыгнул с лошади и, шепнув ей что-то на ушко, выудил из кармана куртки кусочек сахара. Триумф довольно фыркнул и принялся громко хрустеть угощением, в то время как его хозяин с улыбкой провел несколько раз по шелковистой гриве рукой.
— Ну что, как думаешь, она придет? — спросил он, не обращая внимания на любопытные взгляды идущих мимо портовых рабочих.
А сверху, с лестницы, за всадником наблюдала девушка в меховом манто. Ее платье цвета слоновой кости покрывало всю спину гнедого коня, будто экзотическая попона; под шелковым краем пенилось кружево нижних юбок и виднелась ножка, затянутая в узкий белый ботинок.
— Смотри-ка, он уже здесь. Неплохо, — улыбнулась девушка своему телохранителю. — Североградский, значит... — добавила она, задумчиво глядя вниз.
Черноволосый хмурый мужчина, сидящий на серой кобыле, только молча кивнул.
— Где мне подождать? — спросил он чуть погодя, когда рыцарь внизу спешился.
— Где-нибудь здесь, — последовал ответ. — Наверху. Мы вряд ли куда-то соберемся из порта. Если что — следуй за нами так же, как позавчера. Если он тебя заметит — пеняй на себя, Джереми...
— Как скажете, ваша светлость, — флегматично согласился телохранитель.
Видимо, к такого рода предупреждениям он привык.
У лестницы конь Кэролайн заартачился было, не желая идти по ступеням вниз, но девушка быстро с ним справилась — и вскоре оказалась внизу. Не спеша она направилась к ожидающему ее рыцарю. Здесь, в порту, не особенно поспешишь, хотя из-за непогоды было не особенно людно. Видно, где-то в море бушевал шторм, остановивший на время движение кораблей.
Валеор заметил девушку, лишь когда она уже подъехала так близко, что можно было расслышать цокот копыт Малыша. Паладин слишком увлекся разговором со своим конем — стародавняя привычка, еще со времен войны в Нордсколе, когда частенько и поговорить было не с кем, кроме своего скакуна. Зато он всегда внимательно слушал и никогда не перебивал.
Повернувшись к девушке и приложив ладонь к глазам, чтобы солнце не светило, паладин улыбнулся и помахал рукой.
— Лея, — сказал он, когда она приблизилась, забыв на этот раз отчего-то упомянуть ее титул. — Рад, что вы приехали. Как ваше здоровье? Надеюсь, вы не замерзли. Было бы очень неприятно, если бы это случилось из-за меня, — он, похоже, был в хорошем настроении, впрочем, он был в нем почти всегда. Подойдя к лошади, Валеор протянул руки, помогая девушке спуститься на землю, и как бы невзначай прикоснулся к ее бедру.
Кэролайн непринужденно соскользнула в его руки с седла. Это было забавно — чувствовать себя невесомой. Он, наверное, мог бы целый час держать ее вот так, на вытянутых руках...
Малыш приподнял морду и шумно, предупреждающе фыркнул на белого коня. Впрочем, уже без особой враждебности — видимо, убедился, что он не станет выяснять, кто тут главный.
— Как-то вы не по погоде одеты, сэр Валеор, — глядя сверху вниз, улыбнулась девушка прежде, чем он поставил ее на ноги. — Не рассчитываете на долгую прогулку?
Паладин усмехнулся, поставив девушку на ноги — осторожно, как будто она была фарфоровой куклой и от любого неловкого движения могла рассыпаться на осколки.
— Старая привычка. Иногда в Нордсколе приходилось ночевать на голой земле, где из одеяла был только собственный плащ. — Он отошел немного, повернув голову к морю, и всмотрелся в воду. — Вы выбрали хорошее место для встречи. Отсюда открывается замечательный вид, не находите? — он подошел к причалу, и доски жалобно скрипнули, когда Валеор ступил на них, как будто могли сломаться под его весом. — А еще здесь достаточно людно, чтобы ничего не случилось, — с каким-то странным выражением продолжил он.
К причалу подходил один из эльфийских кораблей. Как все эльфийское, судно казалось эфемерным и утонченным, с длинными мачтами, на которых развевались фиолетово-белые паруса с гербом Дарнасса.
— Вам никогда не хотелось уехать отсюда? — спросил паладин, не дождавшись ответа. — Просто сесть на корабль и поплыть куда глаза глядят.
— Хотелось, конечно же, — ответила Кэролайн так, как будто это разумелось само собой. — Вот, к эльфам, например. У них язык такой смешной, и город, наверное, красивый...
В синих глазах девушки пряталась, поблескивая, тайная насмешка.
— ...А если не считать праздного любопытства — я просто люблю море. И корабли. А вы?
Паладин хохотнул, оборачиваясь к девушке и словно ожидая, что она подойдет к нему поближе. Однако сам сокращать расстояние не спешил.
— Как говорили некоторые из моих друзей, у меня шило в одном месте. Не могу постоянно сидеть в городе, так и тянет снова куда-нибудь отправиться, да все равно куда. Лишь бы на край света. Мир ведь прекрасен, и я не смогу простить себе, если не посмотрю его весь. Жаль, что компании для этих путешествий не находиться, — он подмигнул Лее. — А вам, наверное, скучно вечно сидеть в вашем поместье, где каждый норовит указать вам, как жить, что есть и во что одеваться. Никогда не понимал этих аристократических традиций. Нет, простая жизнь по мне — лишь бы было, что есть и чем коня накормить. А уж все остальное... Свет не оставит тех, кто служит ему. И меня не оставит.
Кэр картинно возвела глаза к небу — вернее, к полям шляпки, сидящей на ней слегка набекрень. Эта точно рассчитанная небрежность придавала ее прозрачному личику какое-то наивное лукавство.
— Разумеется, скучно! Хотя имеются и плюсы. Например, библиотека неплохая, и допуск в королевскую библиотеку есть. И вообще... Выйду замуж — и будет совсем другое дело.
С этими словами девушка покосилась на рыцаря, неприкрыто выжидая его реакции. Когда-то она уже успела оказаться рядом с ним и накинуть поводья на деревянный столбик парапета. И теперь смотрела искоса, снизу вверх, выглядывая из-под загнутых полей шляпки, украшенной пучком черных пушистых перьев.
— А вам так не терпится замуж? — засмеялся Валеор, ничуть не смущенный всеми этими намеками и взглядами искоса. — Ну сами посудите, выйдете вы замуж, и так и останетесь тут до конца своих дней. А куда же вас муж пустит? На кораблях плавать? Да полноте. Женщине в наши дни уготовано ждать своего мужа дома и детей воспитывать. Неужели вы не хотели бы другой судьбы для себя?
Он сделал шаг к ней и посмотрел в глаза девушки. Посмотрел с неприкрытым предложением.
— Например, сбежать, — добавил он уже тише. — Вот прямо сейчас, со мной. Уйти от всего того, что вам опостылело. Уплыть в Нордскол, посмотреть на вековые сосны, пронзающие небо, словно копья, на ледяные горные реки, в которых плещется форель... На покрытые снегом горы, среди которых бродят дикие бараны и медведи, на бескрайнее северное море. Неужели не хотелось бы?
Вопрос застиг Кэр врасплох.
Удивление, явственное и неподдельное, на миг отразилось на ее тонком лице. Она просто не успела прикрыть его маской своей рассчитанной, выверенной мимики... А еще через миг удивление сменилось ироничной полуулыбкой.
— А потом я вам наскучу, или не выдержу такой жизни, заболею или устану — и что тогда буду делать? Пропадать? — насмешливо сказала она.
Но за насмешкой пряталось, чем-то неуловимым напоминая о себе, удивление — секундная искренность, неожиданная в похожей на милую куколку виконтессе.
— Вы думаете, я способен на это? — искренне удивился паладин, и не думая отступать назад, почти дыша в лоб виконтессы. — Я бы никогда вас не бросил, миледи. Никогда. А если бы вы устали, я нес бы вас на руках. Думаете, не хватит сил? — он склонил голову набок и улыбнулся. — А, впрочем, забудьте. Я спросил у вас это просто так, из чистого любопытства. Конечно, такое нежное существо, как вы, никогда не променяет спокойную тишину и тепло поместья на холодный ветер свободы. — Он опустил голову, на мгновение показавшись очень печальным и каким-то одиноким, но тут же на его лице поселилась его обычная, легкая улыбка.
— А почему бы вам не предложить мне ваш ветер после турнира, м? — склонив голову набок, спросила Кэр. — Вы же все равно собираетесь его выиграть?
Никакого раздражения, негодования и прочих закономерных для подобного случая чувств она не обнаруживала. Выказала только легкое, чуть ироничное любопытство. И маленькая ручка в кожаной белой перчатке незаметно легла на парапет рядом с ладонью рыцаря.
— Конечно, собираюсь, — кивнул паладин, отводя взгляд от лица Кэролайн. — Но ведь после этого мне придется жениться на виконтессе, верно? — он посмотрел на девушку с немного грустной улыбкой. — А она, вероятно, дама весьма строгая, насколько мне известно по слухам. Вряд ли мы сможем встречаться с вами вот так, на причале, и разговаривать о свободе. Я бы не хотел причинять своей жене беспокойство и заставлять ее ревновать меня к другим дамам.
Он положил руку на парапет, прикоснувшись к пальцам Кэролайн. Они были на удивление теплыми, учитывая, какой ветер гулял по пристани в такое время.
Девушка не отодвинула руку, и вид у нее по-прежнему был самый невинный.
— Я подумаю над вашим предложением, — безмятежно улыбнулась она. — И все же, как быть вашему "ветру свободы" после того, как вы женитесь? Станете сидеть дома? Или пропадать неизвестно где? Если второе — то вряд ли ваша жена будет о чем-то беспокоиться... Она же не узнает, с кем вы встречались и о чем говорили, верно?
— О, я очень сильно сомневаюсь, что остепенюсь и стану жить-поживать в своем доме в городе, наслаждаясь семейным очагом, — усмехнулся Валеор, — Но почему бы не взять свою жену с собой? Не думаю, что она откажется от нескольких приключений где-нибудь на краю Азерота. А может, и дальше. Вы бы, как мне кажется, не отказались.
Он помолчал, вглядываясь в лицо девушки, как будто пытаясь что-то найти, найти какой-от отклик. Медленно его рука сжала ее ладонь, поднесла к себе и прижала к груди.
— Лея, — сказал паладин тихонько, — Я должен попросить у вас прощения.
Тонкие, невесомые пальцы девушки шевельнулись под его ладонью — но не протестующе, а напротив, намекая на ласку.
— Это за что же? — поинтересовалась Кэр по-прежнему безмятежно, противореча безотчетному движению своих пальцев.
Рыцарь ошибался. Если бы ее заставили выбирать прямо сейчас — она отказалась бы. Просто из страха. Этот страх преследовал ее всегда, всю ее жизнь, всегда зависевшую от чьей-нибудь благосклонности: она боялась остаться одна и не иметь путей к отступлению. Она боялась зависеть от кого-нибудь одного — во всяком случае, зависеть всецело.
И напряженная струна этого страха, затронутая разговором, дрожала в ней теперь, будто отзвук, под мнимой безмятежностью ее вида.
— За то, что я сделал, — тихо ответил Валеор, перестав улыбаться. — Сначала я думал, что приеду в Штормград, выиграю турнир и уеду туда, откуда пришел. Отпущу свою невесту, дав ей выбор, которого ей не давали, позволив ей самой решать, за кого она хочет выйти замуж и хочет ли вообще. А потом вы уронили свой веер. Свет, зачем вы это сделали? — он посмотрел ей в глаза, серьезно, пристально, как будто видел ее насквозь. — Если бы не этот веер, все было бы идеально. И вы стали бы свободны. Я хотел подарить вам эту свободу, как ваш личный приз в этом турнире. Но теперь не смогу.
Кэролайн опустила глаза. Левая ее рука будто сама собой вспорхнула, опустилась на ладонь рыцаря, под которой он прятал пальцы правой. Движение вышло каким-то естественным, будто так и должно было быть.
— Это что, плохо? — спросила она, и лицо все еще было безмятежно-невинным — но голос предал, дрогнул едва заметно.
И маска безмятежности, дань давней привычке, была теперь тоньше перчатки, которая не мешала рыцарю чувствовать тепло маленьких рук.
— Да, — ответил Валеор, и его голос слился с тихим гулом ветра, развевающего паруса эльфийского корабля. — Я не смогу отпустить вас, Лея. Кэролайн. Или как мне вас называть? — Он поднял руку, осторожно высвободившись из-под пальцев девушки, и провел по ее щеке, осторожно и почти незаметно. Казалось, такое огромное и мощное существо, как Валеор, просто не могло быть настолько нежным. — Не верьте мне, Лея. Не верьте тому, что я могу сказать вам, потому что я не знаю, верить ли мне самому себе. Но я хочу выиграть этот турнир не только из-за славы, которую эта победа принесет не только мне, но и всему Ордену. Я хочу сделать это ради вас. Простите меня за этот эгоизм.
Кэр склонила голову, настороженно вслушиваясь в его прикосновение... А потом нахмурилась и отстранилась — но отстранилась все же не резко. Фальшивую ноту услышала?
Не иначе.
— Можно уже начинать не верить? — усмехнулась она.
И сразу стало понятно, что именно ее спугнуло.
— Прямо с этих слов и начинать — про то, что вам верить не стоит?
— Я не знаю, — улыбнулся паладин, глядя на Лею с той щенячьей преданностью и искренностью, которую нечасто встретишь в людях. Особенно — людях высшего круга. — Я сам не понимаю, зачем все это делаю. Может быть, это просто наваждение, и вскоре я уеду и забуду обо всем, что мучило меня здесь, в городе. А может, и нет. Может, никогда не смогу забыть. Поэтому я не хочу, чтобы вы верили в то, что я говорю, но, пожалуйста, поверьте в меня. Поверьте, что я не хочу вам зла. И если так будет лучше для вас, я уеду. вы ведь можете найти и другого человека, который будет сражаться за вас на турнире и выполнит ваше поручение, верно? Даже более надежного. Но если мы пойдем по этой дороге дальше... — он повернулся и посмотрел на волны. Корабль уже отошел, оставив только беловатый след из пены. — А дальше бескрайнее, дикое море. Непредсказуемое. Опасное. Вы не боитесь, Лея?
— Я? — с неким вызовом спросила Кэролайн. — Разумеется, боюсь! А еще я сороконожек боюсь. И что ж мне теперь, не жить?
И вот поди разбери, шутит она или нет.
Ветер колебал черные и белые перья на шляпке цвета слоновой кости. Девушка, будто озябнув, скрестила руки на груди и спрятала кончики пальцев под манто.
Валеор, до этого времени смотрящий на воду, повернулся к девушке и улыбнулся ей.
— А вы смелая. За это вы мне и понравились, Лея. Только зачем притворяться? Вы же совсем не такая, какой хотите казаться. И мне совсем не нравится ваша скрытность. Если бы вы только могли быть собой... — Он замолчал, что-то обдумывая. — Я очень надеюсь, что со временем вы научитесь этому. Вам незачем прятаться. И бояться вам тоже больше незачем. Потому что я отныне буду с вами, — уголок его губ приподнялся еще выше, придавая его лицу выражение довольного кота. — Выиграю я турнир или нет, это уже неважно.
Он подошел к ней поближе, наклонился и осторожно поцеловал. Через долю секунды снова выпрямился и поправил упавший на лицо локон волос, но отстраняться не стал. Просто смотрел на нее, щурясь от солнца и улыбаясь.
Кэр как-то воровато, будто вспугнутый зверек, оглянулась вокруг. Но нет, неподалеку были только портовые рабочие, с шутками и руганью таскавшие какие-то завязанные в сети тюки, да еще два стражника поодаль стояли, разговаривали о чем-то. Никому не было дела до парочки у крайнего причала.
— Важно-важно, — сказала она, назидательно коснувшись пальчиком груди рыцаря. Получилось забавно, будто у ребенка, подражающего манере взрослого. — Еще как важно. Потому что в этом случае после турнира у нас будет хотя бы берег, на который можно выбраться, если вдруг мы попадем в этом вашем "море" в крушение... Надеюсь, вы меня понимаете.
Кэр давным-давно усвоила, что когда кто-то говорит тебе "вы не такая, какой хотите казаться" — это значит, что он видит на твоем месте что-то свое, более приятное для него, чем объективные факты. Во всяком случае, ей не впервые это говорили, и все подразумевал под этим очень разные вещи.
— У меня всегда будет берег, — ответил Валеор как-то неохотно. Видимо, ему не хотелось прерывать затянувшееся молчание. — Орден стал моим берегом. И вера в Свет. Я не пропаду, не беспокойтесь обо мне. Но я боюсь за вас, миледи. Боюсь, что ваш кораблик просто смоет в этом шторме, — он протянул руки и прижал ее к себе, не обращая внимания на взгляды проходящих мимо людей. — Не уходите от меня, Лея, — тихо прошептал он куда-то поверх ее головы. — Останьтесь. Пожалуйста.
Кэролайн, помедлив несколько мгновений, осторожно высвободилась из его объятий.
— Сейчас — не могу, — сказала она. — Но после окончания турнира, чем бы он ни кончился... Вы знаете, что сделать, чтобы я меньше боялась вашего... моря, — последнее слово Кэр чуть выделила.
Ее взгляд в глаза Валеору был теплым, будто прикосновение. Синие глаза соглашались — соглашались остаться, соглашались идти хоть на край света, хоть прямо сейчас... Жаль, слова говорили обратное.
— Может быть, до турнира нам вообще больше не удастся встретиться.
Валеор не сделал ни одного движения, чтобы задержать ее, хотя ему очень хотелось. Хотя бы на мгновение, на долю мгновения... Но она ускользнула, легко и непринужденно. В этом тоже был ее талант.
— В таком случае вам лучше вернуться к себе, — ответил паладин, мигом потеряв только что проскользнувшее на секунду выражение лица, в котором смешалось отчаяние и желание. Теперь он снова был расслаблен и спокоен, но это спокойствие было обманчивым. Внутренняя собранность и готовность прятались за этой маской, как когти льва в мягкой лапе. — А мне нужно готовиться к турниру. И Триумфу тоже, — он похлопал коня по боку, и тот всхрапнул. — Простите, если обидел вас, это было совершенно ненамеренно.
Он подошел к ее лошади и выжидающе посмотрел на девушку. Протянул руки, как будто хотел обнять ее, но лишь подсадил в седло.
Кэр коснулась губами кончиков пальцев и на прощание тронула этими пальцами руку Валеора. Подобрала поводья и ускакала.
— Рискуете, ваша светлость, — покачал головой телохранитель, когда приученный конь поднялся по ступеням наверх.
Кэролайн рассмеялась и щелкнула его по кирасе:
— Тебя забыла спросить... Поехали. Если что, так и скажешь, что были в порту. Морем я любовалась, скажешь.
Телохранитель только вздохнул:
— Понял, ваша светлость...
А Валеор тем временем, как всегда, решил не драматизировать ситуацию, а просто плыть по течению. В буквально смысле. Спустившись к берегу неподалеку от пристани, он сел на траву и вытащил из кармана старую резную трубку дедушки Североградского, с вырезанной на ней мордой пумы. Претенциозно, но паладин привык к ней. И скоро от одиноко сидящей на берегу моря фигуры потянулся ввысь полупрозрачный дым, растворяясь в холодном воздухе и уносясь с ветром. Так он и сидел там, пока солнце не разлило по горизонту золотисто-розовые лучи, ознаменовывая собой закат очередного дня. Но к этому времени на человека с трубкой уже никто не обращал внимания.

ID: 7422 | Автор: WerewolfCarrie
Изменено: 5 ноября 2011 — 1:40

Комментарии (12)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
4 ноября 2011 — 23:31 mandarin

Просто замечательный лог. Я в восторге! У рыцаря вышло невозможное, а у дочери оказалось есть душа.

5 ноября 2011 — 0:38 Pentala

Граф, вы бы хоть будни подготовки к турниру показали...
Небось, наверное, во все имениях переполох стоит, ристалище строится, батраки ленятся, подрядчики воруют...
Хозяйский глаз да глаз нужен. А тут ещё вокруг всякие наркоманы и наркоторговцы от Зенова бегают)

5 ноября 2011 — 16:20 mandarin

Будет пару ивентов о подготовке. Наркоманов Жененых не будет, сюжеты не пересекаются — волевое решение мастера.

5 ноября 2011 — 0:51 WerewolfCarrie

Невозможное? Для Валеора нет ничего невозможного :)

5 ноября 2011 — 6:41 Morion
оказалось есть душа

из данного лога это не то чтобы следует... но рыцарь понравилсо, да

5 ноября 2011 — 2:19 Schtierlitz

Замечательно. Единственное что - в Шторме мягкий климат. Примерно как в Нью-Йорке. Заморозки со снегом, в принципе, в начале ноября возможны, но это скорее исключение и маленькое стихийное бедствие.

5 ноября 2011 — 10:21 Pentala
Примерно как в Нью-Йорке.

Чего мелочиться - примерно как в Киеве.
Широта-то одна с Украиной)

5 ноября 2011 — 7:52 Чага-джин

Мило. Замечательный лог.
А теперь не совсем по теме. Где такую картинку добыли?

5 ноября 2011 — 15:08 WerewolfCarrie

wowlol.ru вам в помощь :)

5 ноября 2011 — 15:10 Morion

да они все там только "всякое с дренейками" смотрят, ты чо ;Ь

5 ноября 2011 — 18:43 Elkon

А кто их не смотрит?:3

5 ноября 2011 — 19:00 Чага-джин

Или вообще не с смотрят. Ваш К. О.:)