Этюд в черных тонах Этюд в черных тонах. Часть вторая: Допрос с пристрастием.

Анабель фон Дум
Эдвард фон Дум
Вероника Баркли

Лучи утреннего солнца золотили кроны деревьев и крыши поместья фон Думов, жители которого в большинстве своем уже давно проснулись, позавтракали и отправились по делам. В общем, обычный день обычного поместья в Элвиннском лесу.
... Анабель сидела на веранде, потягивая горячий мятный чай и напряженно вглядываясь вдаль. Приближалось то время, на которое она три дня назад назначила приезд в поместье детектива Вероники Баркли, и чем ближе был сей момент, тем сильнее Энн нервничала. В конце-концов, она затеяла достаточно рисковое дело, да еще и не посоветовавшись с братьями... "Но что толку тратить время в напрасных сожалениях? Будь что будет! Только бы дождаться фрау Баркли..."

Обычно Денадор спал вместе с Эдвардом в его кабинете или комнате, но сегодня он вернулся домой несколько позже, чем обычно, да и раненая нога давала о себе знать, поэтому спал он у себя.
Сейчас он стоял перед зеркалом и задумчиво почесывал свою щетину, размышляя о планах на день.

Эдвард важно восседал в специально вынесенным на улицу кресле с высокой спинкой, увенчанной гербом Дома. Юноша так же наслаждался горячим напитком - видимо, это была самая настоящая семейная традиция Дома.
- Ты заметно волнуешься, сестра, - холодно произнес Эдвард, краем нижней губы не отрываясь от чашки - Что же могло взволновать саму железную деву? - в голосе юноши присутствовали нотки насмешки.

Малагис же напротив уже давным давно был на ногах, успев отмыться и даже придать какую-никакую форму своим волосам убрав их в длинный хвост. Одет он был в тот же самый темно-багровый плащ, великолепно скрывавший его тело, а капюшон, того же цвета, что и плащ, великолепно скрывал ту часть лица, которая была обезображена дыркой в щеке.

- Не хами, Эдди, - раздался скрипучий и не особо приятный голос, на веранде появился Малагис фон Дум, собственной персоной.

Означенная мисс Баркли не заставила себя ждать. В первую встречу баронесса могла заметить, что ее собеседница носит на цепочке карманные часы с поцарапанной крышкой. В это утро они не подвели - и гилнеасский механизм, и гилнеасский детектив.
Вероника предоставила свою лошадь заботам конюха и поднялась на веранду: невысокая, аккуратная, со строгим лицом и забранными назад волосами. Ее одежда походила на черную форму констебля, не повторяя ее во всех деталях.
- Добрейшего утра, сударыня. Мое вам почтение, господа.

На ироничное замечание старшего братца лишь усмехнулась.
- О, сущий пустяк, Эд. Всего-навсего гостья. Просто достаточно важная... И тебе доброе утро, Мал.
Голос ее был вполне обыденным, как будто она каждый день своей жизни общается с нежитью. Впрочем, учитывая большой опыт общения с дядюшкой Титусом, почти так и было.
Тем временем до ушей баронессы донесся топот копыт, лошадиное ржание - а через несколько минут перед ней предстала и столь ожидаемая детектив. Анабель поднялась со стула и присела в неглубоком книксене.
- Рада вас видеть, фрау Баркли, - произнесла Белла, подходя к Веронике чуть ближе, - Позвольте представить вам моих братьев. Эдвард, мой старший брат - вы помните, я вам о нем говорила... А это Малагис, мой сводный братец... Увы, ему не повезло так, как мне, Эду и Денадору... Кстати, Денадор сейчас должен прийти.

- Я бы поспорил насчет везения, но честно говоря мне до безобразия лень разводить философские разговоры, - голубые глаза, единственное, что было видно под капюшоном, уставились на Веронику, - Это еще что за... Кто это, Белла? - не-мертвый подозрительно оглядел Баркли и ладно бы просто оглядел, он еще и дышать начал так, как будто только что вылез из-под воды...

- Доброго... - Эдвард встал из-за кресла и отвесил детективу поклон, поглядывая не ту исподлобья - Утра... - юноша вновь уселся в кресло и сложил пальцы в замок.
Взгляд не на секунду не отпускал гостью, будто пытался найти в ней хоть какой-нибудь изъян.

- А вам, дорогие братцы, - улыбнулась Анабель, - позвольте представить Веронику Баркли, гилнеасского детектива. Она приехала сюда по моему приглашению.

- И накой хрен тебе детектив? К тому же из Гилнеаса? - рыцарь совершенно не стеснялся выражать все свое недовольство, презрение и прочие отрицательные эмоции по-отношению к Веронике.

Если мисс Баркли и удивило, что в поместье фон Думов водятся немертвые сквернословы, она тщательно это скрыла за дежурной улыбкой, адресованной хозяйке дома.
- Предоставляю вам все необходимые объяснения, миледи. Мне нечего будет прибавить к тому, что вы расскажете братьям.

- Я тоже не слишком понимаю твоих намерений, сестра, - давяще произнес Эдвард - Хм... Разве что, это какая-то знакомая дядюшки Экьюля?

- Мал, Эдвард, спокойно, - вскинула руки Анабель, - Понимаете, чем больше я раздумывала об обстоятельствах гибели нашего отца - не смотри ты так на меня, Мал, он тебя, между прочим, воспитывал, как родного! - тем больше мне казалось, что это не болезнь и не случайность. Учитывая твои, Эд, высказывания об отношениях твоих и отца с теми же Крайтенами и Грейнхаймами... Конечно же, я начала подозревать, что отец погиб не своей смертью. Но прежде чем приходить к каким-либо выводам, я решила передать это дело на рассмотрение профессиональному детективу. И, вспомнив дядюшку Экьюля и хорошую славу гилнеасских детективов, я остановила выбор на фрау Баркли.

Закончив тираду, волшебница опустилась на стул и вновь взяла в руки чашку с уже подостывшим напитком.

- Ты пьяна, Белла? Потому что иначе мне придется долго и злобно смеяться над тобой, - пылающие глаза рыцаря переместились к сестре, - Но не будем обсуждать мои отношения со старым ублюдком, итак, ты решила узнать, а не отравил ли кто-то вашего любимого папочку? А накой имп это нужно этим Крайтенам или Грей-...Гре... Короче этим вторым?

- А Крайтены по натуре своей являются сборищем самовлюбленного сброда, - встрял Эдвард - А Грейнхаймы - их верные шавки, готовые за кусочек славы во всем потакать им...
Эдвард продолжал пилить детектива взглядом, постепенно становившимся еще более наглым.

- Политика, братец, политика..., - горько усмехнулась Энн, делая глоток чая. - Ну, теперь, Фрау Баркли, вы имеете представление, что за чудесные отношения в моей семье... Кстати, не хотите ли вы чаю? Я сейчас распоряжусь, чтобы вам принесли.

Вероника выдержала взгляд фон Дума с твердостью мраморной статуи. Она была здесь в своем праве, уверенная и спокойная.
- Не стоит беспокоиться, баронесса. Лучше сразу перейти к делу.

Рыцарь не спешил опять открывать рот, довольствуясь шумными вдохами и выдохами. Капюшон по прежнему скрывал его лицо и присутствующим пока улыбалась удача видеть лишь пылающие голубые глаза.
- Да, увы, но я пропустил этот праздник, - грустно донеслось из-под маски.

Анабель кивнула и невозмутимо произнесла:
- Хорошо. Тогда я пойду приведу сюда моего младшего брата - вы же можете пока опросить Эдварда. Мал, боюсь, мало чем вам сможет помочь - в день смерти отца он, как и я, был далеко от поместья.

Денадор наконец-то оторвался от зеркала, быстренько накинул на себя темно-зеленую рубаху с длинным рукавом, такие же темно-зеленые штаны и сапоги. Напоследок бросил взгляд в зеркало, чтобы удостовериться, что все с внешним видом в порядке, и вышел из своей комнаты направившись в каминный зал.

Белла допила чай, поставила чашку на стол и, произнеся: "Я схожу за Денадором", встала и с достоинством удалилась в дом.

Младший братец был обнаружен идущим в зал с камином. Выглядел он сегодня, скажем прямо, довольно неплохо. Девушка улыбнулась и подошла к брату.
- Доброе утро, Ден, - произнесла она, - Как ты себя чувствуешь? Как нога?

- Белла! Доброе утро, - юноша обернулся к сестре и улыбнулся, после чего спокойно подошел к ней, мягко обнял ее, но почти сразу же отпустил, - Нога лучше, спасибо, но мне бы еще день другой отдохнуть, - ясные зеленые глаза с нескрываемой добротой смотрели в глаза Анабель, - Ты случаем не видела Эдварда?

- Он на веранде, - произнесла Энн, - Как и наш сводный братец... Кстати, не мог бы ты присоединиться к ним? Боюсь, к тебе есть одно серьезное дело. Вернее, не только к тебе. Но хотелось бы, чтобы и ты высказался.

Младший Дум вопросительно уставился на сестру: - Да он был жив! Это же обычное ранение в ногу, к тому же он сам вызвал меня!

- Жив? - подняла брови Белла, - О чем ты? И нет, твое ранение тут совершенно ни при чем... надеюсь.
И, взяв брата под руку, баронесса мягко подтолкнула младшенького по направлению к веранде.

- Да точно жив... Не при чем? О, тогда забудь все, что я говорил, - то ли хихикнул, то ли хмыкнул Денадор шагая по направлению к веранде.

Эдвард демонстративно закинул ногу на ногу. Взгляд юноши, казалось, успел проделать в теле детектива около сотни воображаемых дыр.
- Да, я не против, - лицо растянулось в язвительной улыбке - Этого допроса...

- Был далеко? Это называется "алиби", - мисс Баркли присела на край свободного стула, сложив руки на коленях, как примерная ученица. Она выглядела немного скованной: возможно, сказывалось присутствие нежити. - Иногда случается, что алиби продумывают заранее. Говорят, вы плохо ладили с отцом, сэр, - детектив обращалась к Эдварду. - А еще настояли на том, чтобы не проводилось вскрытие, и профессионально занимаетесь алхимией. Более того, при отсутствии завещания в чью-либо пользу вы бы стали наследником покойного барона. Любой на моем месте испытал бы некоторые сомнения в том, что вы непричастны к случившемуся.

- О, я прекрасно понимал, что мой отец не отдаст мне главенство над Домом, - развел руками Эдвард - Да, наши мелкие стычки происходили из-за того, что последние месяцы вся работа в Доме была свалена на меня, - юноша на секунду замялся - Да и из-за взглядов на жизнь. Тем не менее, это мой отец, и осознавать, что кто-то будет рыться в его кишках... В общем, против Света это... Мы с Денадором решили, что вскрытие не нужно.
Юный барон налил себе еще одну чашечку чая и продолжил наслаждаться горячим напитком.
- Я понимал, что завещание уже давно было составлено, - юноша улыбнулся - И, не скрою, предпринимал попытки найти его...

Вероника внимательно следила за чертами лица Эдварда, пока тот говорил. Помолчала, потом коротко кивнула, признавая резонность его аргументов.
- Зачем вам понадобилось искать завещание?

- Во-первых, интерес, -улыбнулся Эдвард - Согласитесь, что есть в этом некоторый азарт? Хотя, мои предположения подтвердились. Я осознавал, что после смерти отца буду заниматься тем же, чем занимался при его жизни - хозяйством, - он прищурил левый глаз и вновь хитрым взглядом впился в Веронику - Согласитесь, это в какой-то мере даже лучше, чем просто быть лицом Дома... А у Анабель куда больше лидерских навыков...

Малагис, пока Эдвард и Вероника разговаривали, успел найти где-то бутылку виски, удобное кресло и собственно не особо горел желанием вступать в диалог, предпочитая вливать в себя столь чудесный напиток, благо опьянеть он все равно не опьянеет.

- Эдвард! - младший Дум возник на веранде и быстрыми, насколько позволяла рана на ноге, шагами устремился к брату, но вовремя заметил незнакомку и остановился. Буквально несколько секунд он смотрел в ее глаза, после чего элегантно поклонился: - Денадор фон Дум к вашим услугам, мисс.

- На кого было оформлено наследство до того, как барон фон Дум написал завещание в пользу миледи Анабель? - спросила детектив после того, как представилась младшему брату, назвавшись инспектором Баркли. - И, главное, что побудило его передумать? Вы ведь не могли не проявить к этому интерес

- Знакомьтесь, фрау Баркли, - произнесла подошедшая к дверному проему Анабель, - Это Денадор фон Дум, мой младший брат. Ден, это Вероника Баркли, детектив, уроженка Гилнеаса. Приглашена мною для расследования гибели нашего отца.

- Переписано? - Эдвард искренне удивленно поглядел на леди-детектива - Признаюсь честно, но мне известно лишь о завещании, что хранится у Лея. И там Анабель уже была главой Дома.
На секунду юноша отвлекся от разговора с инспектором и поглядел на брата, тут же одарил его добродушной улыбкой. Абсолютно не похожей на те ядовитые мины, коими он так мастерски разбрасывался до прихода Денадора.

Юноша несколько побледнел бросив странный взгляд на Эдварда, но лишь кивнул и отступил чуть назад, украдкой разглядывая Веронику.

- Странно, - Вероника сделала такой жест, словно хотела извлечь из кармана блокнот, краешек которого виднелся над сукном черного сюртука. - Ваша сестра сказала мне, что завещание переписывалось несколько раз, а именно это, последнее, не было обнародовано, и его содержание стало известным тоько после смерти барона.

Рыцарь спокойно посмотрел на подошедшего Денадора, но лишь пониже натянул капюшон и сделал еще один глоток из бутылки. Свободная рука лежала на подлокотнике кресла и тихонько поглаживала его.

- Да, Лей огласил содержание почти сразу же после смерти отца, но о количестве... - Эдвард попытался подобрать слово - Переписываний... лично мне он ничего не сказал...

- Когда вы заподозрили, что существует завещание не в вашу пользу, предприняли попытку его отыскать и убедились, что наследницей будет Анабель? Чем точнее вы назовете дату, тем лучше, сэр, - Вероника была пасмурней и серьезней гробовщика, объявляющего родным покойного, что мертвец не помещается в ящик. - Вы говорили с кем-нибудь о своем открытии?

- Я не находил завещания, - развел руками Эдвард - Все мои умозаключения - мои доводы, основанные на двух факторах: во-первых, Анабель следующая по старшинству; во-вторых, меня отец определенно не сделал бы главой Дома в силу моей импульсивности... Это ведь так называют? - он вопросительно глянул на Анабель.

- О да, - добродушно усмехнулась Анабель, - этим ты грешишь куда чаще, чем хотелось бы.

Вероника слушала с непроницаемым выражением лица, потом заговорила.
- Поправьте меня, если я сейчас ошибусь. Господин Эдвард всегда был уверен, что не унаследует титул, и вместо него будет распоряжаться сестра. Леди Анабель, как мне показалось, тоже не была удивлена завещанием. Вероятнее всего, в глазах света именно она считалась законной наследницей барона, а значит, кто бы ни сократил его дни - если это действительно так, - он оказал своего рода услугу не кому-нибудь, а леди Анабель. Все верно? Или все-таки при жизни барона были сомнения насчет того, кому именно он отдаст предпочтение?

- Я не знал, кому именно передаст наследие отец, - поправил Эдвард - Лишь то, что это точно не я... Наследником в нашем Доме может стать даже самый дальний родственник, если заслужит доверие нынешнего главы...

- Я, если честно, не знала о том, что написано, завещании - да и не могла об этом знать, так как проводила большую часть своего времени в Сумеречном Лесу, - пожала плечами Энн, - И я была весьма удивлена, услышав, что становлюсь главой Дома, когда Лей зачитал мне последнюю волю отца.

- И все же господин Эдвард недавно сказал, будто его умозаключения привели к выводу, что наследницей станете вы, следующая по старшинству, - напомнила мисс Баркли. - А кого вы сами, не зная о завещании, прочили в наследники? Определенно не Эдварда, раз его вспыльчивый характер так хорошо вам известен.

А между тем, пока остальные разговаривали, Денадор подсел к Малагису и теперь уже два Дума потягивали какое-то пойло из бутылки Мала. Тем не менее оба были невероятно серьезные, впрочем Малагис никогда не был особо весел, а уж после смерти он вообще потерял нечто под названием улыбка. Денадор же попросту волновался из-за обсуждения не самых приятных веще с посторонним человеком.

Анабель развела руками и присела за стол.
- Понимаете ли, фрау Баркли, - вздохнула баронесса, - Я - первая женщина в роду, которой достается главенство над Домом. До сего момента подобных прецедентов, насколько мне известно, не было. Так что я всегда считала, что подобную власть можно получить лишь удачно выйдя замуж за главу другого благородного Дома...
Девушка повернулась к двери, и крикнула проходящему мимо дворецкому:
- Микаэлез, принесите нам еще чаю, пожалуйста.

- Тогда почему отсутствие прецедентов не смутило вашего брата? - детектив вопросительно взглянула на Эдварда. - И, миледи, я все еще хочу знать, кого лично вы считали самым подходящим кандидатом в наследники и по каким причинам.

- Прецеденты были, - заметил Эдвард - Но очень давно... как известно, род наш древний, можно сказать, один из самых древних.

К столику подошел дворецкий с подносом. Он аккуратно и бесшумно поставил всю посуду для предстоящего чаепития и разлил чай по чашкам, в соответствии со вкусами каждого из Думов, но оставил пустой лишь одну.
- Какой чай предпочитает гостья поместья? - монотонно проговорил он.

Белла на миг прикрыла глаза, задумавшись.
- Хороший вопрос, - медленно молвила она, чуть постукивая ноготками по столу, - Видите ли, меня мысли о месте в Совете Шести занимали несколько больше, чем рассуждения о главенстве в Доме, поэтому... Я до этого мало задумывалась над вопросом, подобным вашему. Могу лишь сказать, что достойнейшим из нас я считала Лея и Мала - до нашествия Плети и его гибели. Эдвард всегда стремился к власти, однако был зачастую слишком несдержан - хотя ему по старшинству и должно было достаться место главы, а Денадор еще недавно был сущим ребенком..

Сущий ребенок тихо хихикнул, продолжая попивать нечто из пыльной бутылки Мала, который слегка удивился, что он оказывается был достоин стать главой Дома, впрочем... Да плевал он. Голубые глаза хмуро уставились на лицо Вероники, пристально вглядываясь в него.

- А ваш отец, миледи? Он сам когда-нибудь говорил о том, кто унаследует его титул? Может быть, намеками? Если нет, как бы вы объяснили его скрытность? Обычно выбор наследника сопровождается объявлением, чтобы весь свет узнал волю аристократа. Однако барон ограничился завещанием, составленным практически тайно и отданным на хранение родственнику, а не нотариусам. Вы говорили мне, что его могли терзать опасения. Но какие?
В запале разговора инспектор почти не обратила внимания на дворецкого. Осознав, что от нее ожидают ответа, качнула головой.
- Я уже говорила, что на мой счет можно не беспокоиться. Я здесь по службе.

- И тем не менее, - настойчиво произнес дворецкий - В нашем поместье принято пить чай в это время, - он налил в чашку чаю, показавшегося ему самым оптимальным, и вновь вопросительно глянул на инспектора - Вам нужен сахар?

- Да, пожалуйста, - не стала спорить Вероника. Отвечая дворецкому, она переводила взгляд с леди фон Дум на ее братьев: хотелось знать, что у них на уме.

Закончив свою работу, дворецкий отвесил поклон и удалился.

Младший и старший Думы практически не менялись в лице во время всего разговора. Денадор был слегка бледный и обеспокоенный, Малагис тоже был бледный, но это было лишь из-за того, что он мертв, в остальном он был более, чем спокоен. Бутылка довольно быстро опустела и была убрана куда-то за кресло.

- Я не думаю, что мой отец собирался так скоро почить, - усмехнулась Анабель. Усмешка получилась какой-то кривой и не слишком веселой. - Опасения? Как я уже говорила, в нашем роду нередко шла закулисная борьба за власть. Посему завещание едва ли было в полной безопасности...

- Что-то не сходится, миледи, - нахмурилась Вероника. - Человек не думает о смерти, поэтому не называет наследника. Но при этом все-таки составляет тайное завещание. Где логика? Если бы он во всеуслышанье объявил о том, что титул достанется вам, то упрочил бы ваше положение и придал веса бумаге, которую запросто могут объявить подделкой...
Мисс Баркли запнулась, обдумывая свои же слова, затем быстро спросила:
- Сколько было свидетелей, расписавшихся на завещании? Вам знакомы их имена?

- Нет, - покачала головой Энн. - Увы, я знаю катастрофически мало...

- Я должна взглянуть на завещание и поговорить со свидетелями, которым барон доверил столь щекотливое дело, - решила Вероника. - Если выяснится, что их не существует в природе, боюсь, ваши права на титул окажутся под угрозой. Что ж, если собравшиеся здесь не вспомнят что-нибудь важное о завещании или последних днях барона, то я хотела бы поговорить с теми, кто присутствовал при его кончине.

- Хе-хе, - донеслось из-под капюшона немертвого, впрочем продолжать эту мысль он не стал, просто продолжил пялиться на Веронику своими пылающими глазами.

- Завещание до сих пор хранит у себя мой двоюродный брат, Лейрион фон Дум, - произнесла баронесса, - Если вы хотите взглянуть на него, а также побеседовать с Леем, я проведу вас к нему, как только мы закончим здесь.

- Если это будет удобно, - согласилась мисс Баркли. Она по-прежнему держалась напряженно, но, судя по прямой осанке и уверенному взгляду, едва ли испытывала страх в присутствии нежити. Скорее, это можно было назвать готовностью к любому повороту событий.

- Конечно. Я извещу его, - кивнула Анабель вставая из-за стола с чашкой в руках, - Эдвард, скажи, кто присутствовал при кончине нашего отца? Я хотела бы, чтобы в мое отсутствие фрау Баркли опросила свидетелей.

- Ой, - задумался Эдвард - Я даже не знаю точно... Определенно, Лей - главный свидетель, так же Микаэлез - он всегда стоит в трапезной во время еды, но говорить с ним бесполезно. Он стар и замечает лишь то, что касается его работы.

- Значит, мне тем более стоит поговорить с господином Лейрионом, - кивнула детектив, между делом отметив, что баронессу совершенно не тревожит вероятность утраты титула - если только она не спрятала истинные чувства под маской. - К слову, господа: выслушав сказанное здесь, вы все разделяете подозрения леди фон Дум? И если да, то кого каждый из вас назвал бы главным подозреваемым?

- Я бы выбрал Малагиса хотя бы потому, что тот открыто заявлял о своих намерениях убить отца... - спокойно произнес Эдвард - Но я не верю в неестественную смерть...

Денадор дернул левым плечом и негромко произнес: - Понятия не имею и очень надеюсь, что это ошибка, что среди нас нет убийц, - зеленые глаза скользнули по Анабель, потом перенеслись к Эдварду и вернулись к созерцанию дна чашки.

- Угу, чуть-чуть не успел, - хмыкнул немертвый. Горящие глаза переместились к Эдварду, - До сих пор простить себе не могу, что опоздал.
Руки рыцаря спокойно лежали на рукоятках кресла.

ID: 7374 | Автор: Dea
Изменено: 30 ноября 2011 — 20:26

Комментарии (9)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
1 ноября 2011 — 2:02 mandarin
Веронике часто приходилось слышать площадную брань, когда сыск проводил облавы в злачных переулках, и она могла понять поведение неживого, но ругань в устах штормградского аристократа ее заметно покоробила. Взгляд, адресованный Лейриону, мог бы принадлежать ученому, который изучает сквозь линзы неизвестное вредоносное существо.
- Вы сказали, "последнее". Чем ваш отец занимался до этого? И куда все-таки подевались его бумаги?

Бедная мисс Баркли! Ей пришлось познакомится с этой кайдашевой семейкой. :)
Шикарная игра! ;)

- Если ваш отец занимался делами вроде поставок, бумаги просто обязаны существовать. И не только в единственном экземпляре. Сжег бумаги? Почему вы так думаете? У барона были основания беспокоиться о законности некоторых операций? - насторожилась детектив.

- Вполне, - кивнул Эдвард - В моем роде никогда не брезговали левыми заработками...

- И вы открыто говорите это представителю сыска союзного государства? - вот теперь мисс Баркли была удивлена, если не сказать - потрясена. - Либо вы очень бесстрашный, либо неосторожный человек. Не знаю, что значит для вас слово "репутация", но если дело дойдет до штормградских властей, может получиться некрасивая история, и на имя вашего рода ляжет печать, которую непросто будет отмыть.

Эдвард, Эдвард... А Его Сиятельство так надеялись, что наконец обрели достойного соперника. А нет, ещё один дилетант. :Р

1 ноября 2011 — 14:44 Pentala

На второй станице очерёдность реплик немного странная.. где беседа в гостиной с "телеконференцией" перемежается...
Как-нибудь оформите это нормально...
Авторские ремарки вставьте или переставьте...

Намного интереснее, чем предыдущие фон Думы...

1 ноября 2011 — 15:50 Dea

Переставила.

3 ноября 2011 — 11:11 Ferrian

Какого-то немёртвого к делу приплели, который не создаёт атмосферу, а лишь вызывает горечь на фоне "Сердца полуночи". Про поочерёдность Пентала ещё в первый день сказала, в остальном же... Да, вполне неплохо. Выходит интересный детектив. Даже при том, что подготовка и сцена отравления и так давно опубликована, всё же удалось заинтриговать новыми сюжетными поворотами.

3 ноября 2011 — 11:50 Elkon

Немертвый не создает атмосферу только потому, что его образ еще не сформировался в моем сознании.

3 ноября 2011 — 11:57 Ferrian

А. Посмотрел автора персонажа. Вопросы отметаются.

3 ноября 2011 — 12:26 Elkon

Ты всегда очень милый.

11 ноября 2011 — 22:49 Чудесная Риканда

Эдвард делает все, чтобы навлечь на себя подозрения... Тита, неужели ты никогда не играл в "Мафию"?
А лог классный, да.

11 ноября 2011 — 23:06 Гадкий ретконщик apelsin

Характер персонажа... Люди, играющие с ним, поймут.