Темное Принятие: Осада Долины Ужаса

Гильдия Плеть
Лорд Астериан Морддис
Моррис Эбберлайн

…Восточные Чумные Земли, как никогда ранее, были раздираемы войной. И хотя война эта была не той, что ведутся за землю и богатства, за города и ресурсы, каждый из тех, кто сейчас ступал на пораженную чумой землю, сразу же становился бойцом, ибо война здесь велась за саму жизнь – против самой смерти. Остатки некогда могущественной силы, ведомой Королем-Личом, не желали отдавать то, что годами принадлежало им. Несмотря на превосходящие силы Серебряного Авангарда, Рыцарей Черного Клинка и друидов Кенария, окружавших немертвых воинов со всех сторон, Плеть все еще была способна дать им отпор.
В Башне Чумного Леса, что на самом севере Восточных Чумных Земель, паладины Авангарда сегодня готовили последний отчаянный поход на запад, где укрепились немертвые, возведя защитные сооружения и отбиваясь от непрекращающихся атак. Каждый павший воин Света становился на сторону врага, и этому нужно было немедленно положить конец. Капитан отряда Авангарда, сэр Нейтан Арвергарн, заслуженный герой войны в Нордсколе, командовал лучшими бойцами из всех, находящихся в Башне, и теперь в своем шатре, склонившись над картой Земель и задумчиво покуривая трубку, размышлял о предстоящей битве.
Сегодняшний день оказался на редкость туманным, и это могло сыграть паладинам на руку. Однако туман скрыл от них и то, что вселило бы в их сердца непреодолимый ужас – огромную тень некрополя, парящего неподалеку и медленно двигавшегося в сторону Долины.
Тень, казалось, минуя взгляды людей, плотно ложилась на деревню и затаившихся в сумрачном тумане её обитателей. Там, среди окровавленных кольев с распятыми телами, полуразрушенных строений, скрывалось древнее зло этих мест. Небольшая армия тьмы собранная чьей-то упорной волей, не желавшей отдавать этот клочок мёртвой земли обратно живым.
Среди полуразложившихся мертвецов, поганищ, сшитых из кусков разных тел, выделялся один силуэт. Это закованный в древние латы воин опирался на огромный, подсвечиваемый зеленоватыми рунами меч. Он неторопливо посматривал по сторонам и смотрел в туман своими мёртвыми глазами.
На холме, что был в самом конце деревни, стоял высокого роста человек. Он постоянно крутился, осматривая свои войска, а так же размахивал клинком, указывая позиции.
— Братец! — окликнул Чарльз брата. — Забрался бы ты повыше, убьют ведь! Не могу же я потерять своего лучше вурдалака! — мертвецкий хохот раздался над деревней.
Моранос, а именно так звали крепкого закованного в латы воина, стоял по-прежнему неподвижно, опираясь на свой "тесак". Он не собирался доставлять довольствие своему брату, перебраниваясь с ним. Скривив рот в ухмылке, он повернул голову в сторону частокола. Там, на границе деревни, разведотряды Авангарда громили орды трупов.
— Хе-хе, кажется, скоро ты потеряешь армию, а потом голову, — негромко произнёс рыцарь смерти.
Рыцарь смерти ни слова не услышал, а только продолжал орать на всю деревню, браня свои неживых солдат. Поганищ он старался поставить между домами, скелетов к частоколу и баррикадам, а вурдалаков в строения. Когда воины шли к позициям, слушая команды командира, Чарльз с ухмылкой смотрел на это, чувствуя себя командиром.
— Эй, ты! А ты чего встал, имп тебя побери! А ну быстро к частоколу! — выкрикнул еще раз Мораносу, делая вид, что спутал его с очередным мертвецом. А потом снова залился мертвецким смехом. Похоже, что Чарльзу это больше нравилось, чем не нравилось. Его даже не пугал тот факт, что в ближайшее время сюда придет легион солдат Авангарда и сотрет деревню с лица Азерота.
Моранос на время забылся в воспоминаниях. Он редко вспоминал что то из своей прошедшей жизни, но то, как командовал его братец, вызвало в нём странные чувства. Он вспомнил, как некоторые из этих шныряющих туповатых трупов были отличными вымуштрованными солдатами, подчинявшимися одному его приказу. Как он внятным спокойным голосом отдавал приказы, и воины послушно выполняли их. Он не стоял на холмике, пока его солдаты сражались с плетью, а сам лично возглавлял оборону. Измена брата и последующая смерть, кажется, сильно изменили его. Невольно Моранос ещё раз усмехнулся при мысли о том, как иногда злой рок извращает и изменяет действительность. Бывший изгой теперь отдаёт приказы, истошно вопя на всю деревню, а командир своих солдат смотрит, как их жалкие подобия нелепо шарахаются из стороны в сторону. Моранос выдернул одно из копий, воткнутое в лежащий на земле труп вурдалака, и метнул его в сторону брата.
— Сейчас я сделаю частокол на твоей гнилой тушке, — вырвались злобные холодные слова из прорези латного шлема.
Копье вонзилось в землю рядом с Чарльзом. Тот посмотрел на него удивленно, а потом снова захохотал, выкрикнув:
— Ха-ха! Ну, наконец-то! Хоть копья научился кидать!
Одно из жирных вонючих поганищ встало не туда, куда нужно было. Увидев это, командир пришел в ярость.
— Мерзкая тварь! Я не раз говорил, что отпилю голову тому, кто ослушается моей команды, но сегодня тебя повезло быть убитым одним из ублюдков Авангарда! — орал тот на поганище. Оно же что-то невнятно бурчало себе под нос, следуя на позицию.
Внезапно передовой строй нежити распался, как будто кто-то дунул на карточный домик. Прозвучал сигнал – протяжный, истошный и какой-то отчаянный звук рога, и Моранос увидел, как поганища и вурдалаки, стерегущие внешнее кольцо обороны деревни, бросились врассыпную. Издавая нечеловеческие вопли, мимо него пронесся упырь, одной лапой закрывающий морду. Из-под его когтей шел дым – ему просто выжгли глаза. Авангард перешел в наступление.
— Не отступать! – прогремел где-то впереди голос Нейтана, — Жгите их Светом, братья!
Вспышка светлой энергии снова ослепила рыцарей смерти, всего на мгновение, но этого было достаточно, чтобы защита деревни ослабла. В тот миг, когда оглушенная нежить в панике отступила, принявшись бесцельно бродить среди домов и баррикад, рыцари вступили в бой. Солнечные лучи, играя на стальных доспехах и клинках мечей, вспыхнули и погасли, обозначив начало конца Долины Ужаса.
"Лорд" Эбберлайн, отвернулся, пытаясь укрыться от вездесущего света, что отражался от лат рыцарей. Наконец придя в себя, он одел свой шлем и окинул взглядом первую линию обороны...Или то, что от нее осталось. Увидев, как нежить разбегается, командир выкрикнул:
— Мерзкие твари! Или вы возвращаетесь на исходные позиции, или я лично убью каждого из вас, когда тут все закончится!
Мораносу не был слышен ни крик его брата, ни вопли разбегавшихся вурдалаков. Находясь практически у самой передовой, сейчас он был полностью связан боем. Полностью погрузившись в него, он мысленно просчитывал каждый свой удар наперёд, каждый прыжок, парирование. Ослеплённый вспышками света, он старался бить наверняка. Где впавший в раж берсерк давно бы уже был убит, сотню раз промахнувшись, Моранос тактично старался сдерживать натиск врага. Но попытки его были тщетны. Строй смыкался вокруг него, как река смыкается вокруг одинокого камня, стоящего на пути русла.
— Имп! Имп! Имп! — трижды выругался рыцарь, смотря, как строй смыкался около его братца. Он огляделся в поисках более или менее нормальных воинах, которые еще сохранили адекватность, а потом остановил взгляд на двух поганищах, которые ждали приказа.
— Что вы встали, ублюдки?! Быстро вытащили его из пекла! — скомандовал Чарльз, указывая концом клинка на Мораноса.
Вскоре защитные ограждения были полностью сметены. Трупы, поднятые из земли нечестивой магией, огибали деревню сплошным кольцом. Рыцари Авангарда шли прямо по ним, не обращая внимания на то, что многие из убитых немертвых когда-то были одними из них. Отряд вел Нейтан Арвергарн, один из бывших землевладельцев в Чумных Землях. Увидев Мораноса, он сжал зубы, и лицо его исказила гримаса отвращения. Подняв меч и щит, он воскликнул:
— Моррис Эбберлайн! Хватит прятаться за спинами умертвий, сразись со мной и освободи свою проклятую душу от страдания!
Воины вокруг рыцаря смерти отошли на несколько шагов назад, образуя полукруг, из которого рыцарю смерти не было хода назад.
— Ты знаешь, Нейтан, я никогда не прятался за спинами своих людей! — Слова были наполнены злобой и ненавистью так же, как "Тесак Мораноса" наполнен ядом и чумной слизью. Но, кажется, рыцарь смерти понимал своё положение. Быстрым взглядом он скользнул по одному из воинов Авангарда за спиной Нейтана Арвергарна.
«Он ведёт вас на убой, вы все погибните в этих мёртвых землях» — раздался шёпот в голове солдата. «У тебя дома жена и дети, ты не можешь позволить этому дураку распоряжаться твоей жизнью, рыцарь смерти не простит этих слов», — продолжал шептать чей-то голос в голове воина. Затянувшая в несколько мгновений пауза была прервана диким криком позади Нейтана Арвергарна. Один из солдат с безумными глазами, вереща, кинулся с мечом сзади на своего командира.
Увидев происходящее, Чарльз скомандовал поганищам, дабы те остановились, на что те ответили исполнением команды. Рыцарь несколько секунд понаблюдал за сценкой, что внизу творилась, а потом попытался остановить бегущую наверх деревни нежить, чтобы сколотить отряд, но уже не для атаки, а для прикрытия отступления братьев. Или же, в случае чего, кинуть их всех на рыцарей, освободив братца. Он гораздо сильнее дорожил им, нежели тупой нежитью, хоть и не показывал виду.
Внезапное помешательство одного из солдат отряда внесло хаос в ряды паладинов, но те были слишком опытными, чтобы позволить такому дешевому трюку сбить строй. Несколько из них кинулись на спятившего солдата, уворачиваясь от вихря стали, в который тот превратился. Паладинам потребовалось несколько минут на то, чтобы разоружить своего товарища и скрутить руки за его спиной, хоть не обошлось и без ранений. Двое из отряда оттащили его подальше, выжидая, когда спадет проклятие контроля над разумом, а оставшиеся с еще более яростным рвением двинулись к Мораносу, подняв над головой мечи.
— Не смотрите ему в глаза! – выкрикнул Нейтан, закрываясь щитом с выгравированным на нем изображением звезды. – И, ради всего святого, вырубите его! – он махнул рукой на солдата, который все еще вопил и бешено вращал глазами.
Чарльз продолжал создавать отряд, который уже был близок к завершению. Вот, последние вурдалаки уже добегали до того холма, где стоял их командир. Остальные же остались внизу. Кто-то пытался атаковать рыцарей, получая смертельные удары, а кто-то в панике бежал, но и это не приводило ни к чему хорошему. На тот момент у Лорда под контролем было два или три поганища, а так же с десяток, а может и более, вурдалаков. Поняв, что эти последние, они выстроил их в ряд, готовя к "спасательной операции".
Моранос, увидев это, быстро просчитал тактику, которая, возможно, помогла бы ему избежать своей второй смерти. Рыцари сжимали круг, и, кажется, о поединке с Нейтаном уже не могло быть и речи. Моранос быстро рванулся вперёд, нанеся одному их воинов сокрушительный удар, разрубив его почти пополам, несмотря на доспехи. Рядом не было союзников, а каждый его удар требовал неимоверных сил, рыцарь смерти просто не смог бы парировать удары всех авангардовцев своим тяжёлым мечом. Он решил быстрым ударом вывести из боя их лидера и тем самым вырвать у врага хоть какой-то шанс на победу. Моранос принял на свои старые латы удар Нейтана и в ответ провел быстрый и сильный удар, чтобы отрубить руку врага.
Однако его тесак встретил сопротивление, отскочив от вовремя выставленного щита паладина и проделав на нем лишь длинную борозду, но не пробив. Нейтан отскочил, и в это же самое время его товарищи по оружию бросились ему на помощь. Вокруг Мораноса словно из ниоткуда появились трое рыцарей, которые, закрывшись щитами, медленно кружа вокруг него, подходили все ближе. Нейтан же, едва оправившись от удара, отступил и поднял сжатый кулак в воздух.
— Горите же в праведном огне, предатели! – воскликнул он и резко махнул рукой в сторону рыцаря смерти. Свет, сорвавшийся с кончиков его пальцев, мелькнул в холодном осеннем воздухе и обжег Мораноса, вонзившись невыносимой болью в его висок.
Чарльз же поморщился от увиденного, да сам руку вверх поднял, готовясь отдать команду для нападения. Конечно, силы были не равны, да и для полноценной контратаки этого не хватало, но отвлечь часть войска Авангарда Чарльз смог бы.
— Так! Слушайте меня! — скомандовал тот, пытаясь привлечь внимание умертвий. Когда я скомандую, поганища идут вперед, за ними следуют остальные. Не отставать! Ваша задача хотя бы как-нибудь оттолкнуть весь этот сброд живых!
Моранос припал на одно колено, невыносимая боль выжигала его разум. Смрад гнили и чумная слизь вытекали из пробоин в доспехе. Вся его злоба и ненависть собралась в едином усилии перебороть боль. Мёртвый свет глаз из прорези в латном шлеме тщетно пытался коснуться чьих-нибудь глаз. На него наступали безликие рыцари, в темноте их шлемов не было видно глаз. Его жизнь по-прежнему была тесно связана с Нейтаном. Пока жив он, Мораносу не выбраться из этого капкана самому. Собрав всю свою нечестивую силу, он сделал неожиданный и коварный удар, сильно размахнувшись мечом, снизу ударил по ногам Нейтана. Хоть тот находился и далеко, огромный тесак всё равно задел бы его. Достаточно было нанести хотя бы одну рану, на что и рассчитывал Моранос. Ведь этот меч было так же ядовит и опасен, как и сам его хозяин.
— Пора! — крикнул командир своему маленькому войску. Поганища ринулись в бой, сталкивая рыцарей с ног, а вурдалаки и скелеты следовали точно так, как им приказал Чарльз. Отправив солдат в бой, рыцарь смерти повернулся и осмотрел дорожку, которая вела в сторону гор, к тайному проходу, который уже несколько лет контролировался нерубами.
Нейтан припал на одно колено. Меч Морриса все же задел его, пробив латы и резанув по ноге чуть ниже колена. Боль была ужасной, но паладин умел контролировать свое тело, поэтому почти тут же провел контратаку, ударив рыцаря смерти щитом и отбросив его от себя.
— В атаку! Убейте Морриса Эбберлайна! – закричал паладин, пытаясь отойти подальше и скрыться за спинами своих собратьев. Те, услышав приказ, ринулись на Мораноса, в то время как Нейтан, хромая на левую ногу, отошел назад, туда, где находился потерявший сознание солдат, и оперся о дерево, пытаясь придти в себя. Рана тут же загноилась, и паладин с отвращением заметил, как в его тело постепенно начинает проникать чумной яд. Нужно было срочно что-то предпринять, иначе отряд останется без командования, а этого нельзя было допустить.
Закрыв глаза, он положил ладонь на пробоину в латах и принялся читать очищающую молитву, не услышав, как его отряд столкнулся с огромными чудовищами, посланными в бой Чарльзом.
— Ха-ха-ха, жалкий святоша, — посмеялся Чарльз, наблюдая за битвой и выискивая своего брата.
Поганища делали все точь-в-точь, как приказал рыцарь. Авангардовцы кинулись на жирдяев, пытаясь остановить их, но встретили сопротивление вурдалаков и скелетов. Этот маневр на время отвлек паладинов, давая Моррису время для отступления. Сейчас все зависело только от него, ибо для второй атаки сил бы не хватило.
А тем временем Моранос, оглушённый щитом, с пульсирующей болью, разрывавшей голову, медленно, шатаясь, отступил к одному из полуразрушенных строений. Прислонившись к стене, он снял латный шлем и обхватил голову руками. В сумрачном кровавом мареве тумана было видно бледное оскалившееся лицо мертвеца. Из раскрытой клыкастой пасти исходил смрад. Глаза безумным взглядом смотрели по сторонам. Видно было, что могучий боец испытывает ужасную боль, сжимая по-прежнему в руке свой меч.
Поганища врезались в хорошо организованный отряд рыцарей, как нож в масло, раскидывая людей ударами кривых лап и тупо шагая вперед. Они были сильны, но вот в интеллекте сильно уступали живым бойцам, которые, придя в себя, зашли с тыла и принялись наносить удар за ударом, подрубая ноги поганищ и обжигая их Светом. Вскоре уже двое из трех чудовищ оказались на земле, нелепо взмахивая лапами и издавая оглушающий рык, но подняться им было не суждено – мечи паладинов вонзились в их уродливые тела, кромсая мертвое, полусгнившее мясо и превращая их в разрубленные на куски остовы. Однако цель рыцарей смерти была достигнута – паладины слишком отвлеклись, сражаясь с поганищами и скелетами, чтобы продолжить наступление, и дали врагам столь ценное для них время.
В ту же минуту Нейтан, сумевший наконец очиститься от пропитавшей его тело скверны, поднялся на ноги и бросился к Моррису. На этот раз он был полон решимости догнать его и предать его душу суду Света, чтобы раз и навсегда очистить Долину Ужаса от населяющих его воплощений зла.
— Ну, мой выход, — Чарльз спрыгнул с холма и быстрым шагом пошел к Мораносу, но увидев, что он не один к нему движется, перешел на бег. Наконец он добрался до братца: — Быстрее, имп тебя побери! Проваливаем! Здесь больше нечего делать! — пророкотал он. — Если группа ляжет, то мы трупы!
— Где ты был всё это время, трус? Я уже подумал, что ты, как в предыдущий раз, решил перейти на сторону врага, — с ненавистью сказал Моранос. Он опёрся о свой меч. — Отступать было бы глупо. Они всё равно выследят нас и убьют, как загнанного в нору кролика.
Сначала Чарльз ничего не ответил, а только поднял два пальца вверх, а уже потом, стараясь закинуть руку брата себе на шею, произнес:
— Потом выясним отношения. Сейчас отступаем к тоннелю через горы. Нерубы задержат их на время.
Внезапно небо потемнело, и на Долину Ужаса упала огромная тень. Рыцари Авангарда, задрав головы и прищурившись, пытались разглядеть сквозь вечерний туман нечто, что медленно опускалось на землю. Но когда туман рассеялся, на отряд, как и на живых, так и на мертвых, словно огромный, тяжелый камень, рухнула тишина. Несколько секунд рыцари, не в силах поверить своим глазам, следили за тем, как огромные черные крылья с красными и рыжими прожилками, которые словно горели изнутри, могучими ударами разгоняли туман, и как на отряд сверху падало, неслось с невероятной скоростью настоящее воплощение кошмара.
— Дракон! – раздался крик откуда-то сзади, с тыловых рядов паладинов. – Отступаем! Немедленно!
Чарльза тоже пробрало любопытство, а может даже и ужас. Он пристально наблюдал за тварью, что пронеслась над местом бойни, а потом услышал крик паладинов об отступлении.
— Наш шанс, Моррис! — пророкотал тот. Быстрее! Мы свалим отсюда, пока они в панике!
— По-одо-ожди, — медленно прорычал Моранос. Он заметил пробиравшегося к ним Нейтана. — Теперь нам не уйти так просто.
Теперь братьям уже просто не имело смысла убегать, да ещё от одного человека, пусть он и был капитаном войск Авангарда. Чарльз отвел взгляд от лица Мораноса и увидел паладина, который недавно отступал. Улыбка появилась на лице у Чарльза, а потом он уже спокойно произнес с усмешкой и с намеком:
— Сможешь сделать из него вурдалака?
— Конечно. Он будет моим лучшим слугой.
Чарльз отпустил брата, поняв, что тот держится на ногах, а сам взял меч в руки, да сжал покрепче, приняв боевую стойку.
— Эй, святоша, а мне показалось, или ты только что убегал отсюда, как заяц?!
Его крик потонул в оглушающем рыке, донесшемся с небес. Дракон пролетел над Долиной, уже совсем низко, почти задевая крыльями островерхие крыши и снеся ударом хвоста башенку часовни. Обломки бревен и каменная кладка посыпались на дорогу, устилая ее поверх тел убитых вурдалаков и поганищ. Похоже, дракон не слишком был настроен на то, чтобы позволить кому-то уйти отсюда живым. В одно из зданий прямо рядом с тем местом, где стояли братья и куда направлялся паладин, ударило сгустком темной, пульсирующей энергии, разбрасывая вокруг оплавленные куски брусчатки.
Чарльз отлетел прямо на спуск дорожки, скатываясь в низ. Доспехи были помяты, а меча не было вообще. Секунд десять он пролежал без движения, но все же попробовал подняться, впрочем, безуспешно. Даже для мертвеца это было слишком.
Моранос отлетел в сторону, где до этого происходила битва. Он упал на что-то относительно мягкое. Скорее всего, в кучу трупов или раненых. Он так и не успел надеть шлем, и ему повезло, что ничего не задело его головы. Но меч он по-прежнему сжимал в руках.
«Достаточно времени прошло для того, чтобы подняться», — подумал про себя Чарльз. Еще одна попытка... И снова безуспешно.
— Проклятье! — выругался. Лорд стал соображать, в чем причина. И наконец понял. Он был придавлен обломком, а точнее, его ноги. И не встать, и не перевернуться никак. Оставалось лишь надеяться, что кто-то из слуг выжил... Или Моррис.
Моранос встал на ноги и осмотрел себя. Повреждений вроде как не было, только латы совсем пришли в негодность, грудная пластина панциря вмялась от удара чем-то тяжёлым, множество пробоин, а шлем вообще потерян. Оперевшись на свой верный клинок, он стал оглядывать то, что осталось от его деревни. В момент ему пришла мысль, что тот дракон может вернуться, и что он явно не дружелюбно настроен. Быстрым шагом Моранос перешёл к одному из строений и спрятался в его тени. В подступавшем ночном сумраке из тени можно было разглядеть его потускневшие, но всё ещё светящиеся синим огнём глаза.
Оглушенные, раненные и придавленные обломками рыцари не видели, что происходило вокруг них. Столбы пыли, поднятые приземлившимся драконом, взметнулись в воздух, закрывая обзор. В деревне разразился настоящий ад – вопли и крики перемешивались с ревом чудовища и треском ломающихся костей и огня, пожирающего здания. А когда пыль улеглась, рыцари увидели прямо перед собой Нейтана Арвергарна. Его глаза, расширившиеся от ужаса и удивления, были совсем рядом, на лице появилась мертвенная бледность. Рука в латной перчатке бессильно скребла по земле, пытаясь нашарить меч, отброшенный ударом в сторону.
Рыцарь был придавлен к земле когтистой лапой тлеющего змея, спустившегося с небес воплощением всей мощи Плети.
Неподалёку лежал труп мощного детины, по-видимому, гвардейца Авангарда, растерзанный когтями вурдалаков. Моранос протянул над умершим свою руку и начал произносить слова нечестивого ритуала. Через несколько мгновений глаза мертвеца открылись, а рот оскалился клыками. Труп медленно поднялся, переваливаясь с боку на бок, и уставился чёрными точками глаз на призвавшего его рыцаря смерти.
— Найди моего брата. Живо. — Услышав приказ, умертвие послушно побрело прочь.
Чарльз продолжал лежать под обломками, все же делая попытки выбраться, но все неудачно. Одно его радовало — человек, который мог противостоять им, мертв. Осталось только выбраться, пока создание наводит панику, а еще пока рыцари не перегруппировались. Так же он не оставлял попыток найти кого-то, лояльного ему. И вдруг рядом прошел вурдалак. С виду он был довольно свежим. Рыцарь тихо проговорил:
— Моррис... Это его рук дело. Стой! — скомандовал рыцарь. Умертвие повернулось на голос. — Я знаю, что ты создание Мораноса. Найди его и передай, что я тут, под обломками! Быстрее, имп тебя побери! – крикнул он.
Тем временем рыцари Авангарда спешно отступали, увидев, что их командир мертв. Да и противостоять мертвому дракону такими малыми силами, без катапульт, без магов, — они не могли. Через несколько минут те, кто был еще жив и способен передвигаться, исчезли за ближайшим холмом на дороге, ведущей к Башне Чумного Леса. Без сомнений, они поспешили назад за подкреплением, и скоро от Долины Ужаса останется одно название. Следовало спешить.
По обломкам медленно, неспешно и как-то картинно шла высокая фигура, облаченная в длинные одеяния, скрывавшие все его тело до пят. В тумане и пыли сначала показалось, что фигура одета в плащ, который развевался за его спиной на ветру, но когда она подошла поближе, оказалось, что это были волосы. Непомерно длинные, цвета воронова крыла волосы обрамляли тонкое, бледное лицо, на котором горели два холодно-синих глаза.
— Какая досада, — раздался высокий, надтреснутый голос, когда фигура приблизилась к рыцарю смерти. – Прошу простить меня за столь грубое обращение, господа. – Высший эльф улыбнулся, хотя его тонкие губы производили впечатление скорее презрительной ухмылки. Он выглядел как эльф, но от него ощутимо тянуло смертью – причем смертью застарелой, столетней, обретшей могущество сквозь течение времени.
Вурдалак, икая и выблёвывая кровь, пробулькал:
— Ничего, сударь. Моя деревня рада приветствовать вас здесь. — А потом галантно, как даме, протянул эльфу культяпку.
Рыцарь смерти оглядел фигуру и прокричал:
— А ты еще кто такой, имп тебя побери?!
Взгляд эльфа безразлично скользнул по вурдалаку и остановился на Чарльзе. Присев, эльф отбросил упавшие на лицо волосы и, склонив голову, всмотрелся в лицо рыцаря. Его тонкая, сухая ладонь, выскользнув из длинного рукава, прикоснулась плечу рыцаря смерти, и тот почувствовал внезапный прилив сил, как будто одного этого прикосновения хватило, чтобы заставить его тело подняться. На губах эльфа снова заиграла едва заметная, ироничная улыбка. Он встал, переведя взгляд на Мораноса, стоявшего в тени дома, и поднял руку в подобии приветствия.
Моранос осмотрелся по сторонам. Дракона не было видно. Он не спеша подошёл к тому месту, где лежал Чарльз.
— Меня зовут Моранос Эбберлайн, я сын владыки этих земель, ныне рыцарь смерти. А этот неудачник под камнем, мой брат Чарльз. — Моранос скривился в улыбке и посмотрел на Чарльза. — Чарли, как у тебя тут дела?
Чарльз почувствовал огромный прилив сил. Он не стал думать, откуда такой прилив, а просто собрал силы и рывком приподнялся, сбросив с себя камни. Поднявшись, он отряхнулся от пыли. Да, доспехи были помяты, но не так сильно, как казалось сначала. Не зря же он их улучшал. После этого он направился к своему мечу, который он нашел взглядом и, подойдя, поднял его и осмотрел.
— Заткнись, Моррис. Два-один в мою пользу, — пророкотал он, даже не повернувшись. Наконец закончив осмотр меча, он повернулся и представился: — Лорд Чарльз Эбберлайн.
Эльф посмотрел на Мораноса, как будто ему было невыносимо скучно выслушивать всю эту взаимную пикировку братьев, но он старался этого не показывать. Все его движения были такими плавными и неторопливыми, словно он был призраком, и малейшее резкое движение просто заставило бы его превратиться в туман, уносимый ветром. Его рука поднялась и указала на Мораноса, чуть ли не ткнув его в грудь.
— Скоро здесь будет новый отряд рыцарей, — невыразительным тоном произнес эльф, — Вы должны уходить отсюда. Я могу помочь вам. – Он посмотрел на Морриса, и за его спиной почти бесшумно, осторожно приземлился дракон. Огромная голова с пастью, усеянной острыми, как бритва, зубами, повисла над эльфом на длинной вытянутой шее. Под подбородком дракона светился, переливаясь темно-красными отсветами, огненный шар.
— И куда же нам бежать? Мы даже не знаем, что творится в западных землях! – прокричал Чарльз.
В глазах эльфа вспыхнул и погас почти незаметный огонек. Он сделал некий неопределенный жест руками, и все вокруг потемнело, как тогда, когда над деревней пролетал дракон. Эльф поднял голову вверх и улыбнулся.
Над деревней висела громада некрополя. Гигантское здание в форме крепости, с башнями и бойницами, из которых струился почти незаметный зеленоватый дым. Медленно вращаясь, некрополь остановился точно над головой эльфа.
Моранос посмотрел на брата. Кажется, сейчас, в безопасный момент, можно немного расслабиться. А ещё этот странный незнакомец появился, как чёрт из табакерки. Его взгляд столкнулся с взглядом брата.
«Он хочет, чтобы мы пошли с ним. Пошли неизвестно куда, а здесь ты хозяин. Разве не для этого ты убил своего отца? Чтобы править этими землями? Этот незнакомец хочет лишить тебя твоих земель, сделать своим слугой». Моранос пытался внушить свои мысли брату. Было бы интересно понаблюдать за его реакцией. Хотя Моранос и молчал, но на его лице опять появилась кривая оскалившаяся усмешка.
Лицо эльфа становилось с каждой секундой все мрачнее и мрачнее. Драгоценное время шло, и терять его было бесполезным и пустым, а к тому же и опасным занятием. Слишком близко к деревне подобрались проклятые рыцари Авангарда. Эльф притворно вздохнул и сказал своим тихим, вкрадчивым голосом, положив ладонь на морду склонившегося дракона, словно приласкав собаку:
— Решать вам, господа. Если вы хотите быть вечно в бегах и закончить свое посмертие где-нибудь в сточной канаве одного из новых городов Авангарда, дело ваше. Или же вы можете приосединиться к новой, перерожденной армии Плети и отомстить всем, кто смеет все еще дышать. Выбор за вами.
Пару минут рыцарь смотрел на эту громадину, не отводя взгляда. Какие-то странные мысли стали посещать его в этот момент. И он даже стал все оценивать, взвешивать все за и против. Ведь внутренний голос прав. Рыцарь не зря встал на этот путь, но и эльф был прав. Они все были в большой опасности, да и заканчивать свои дни, как сказал эльф, в какой-то канаве не хотелось. А эта новая Плеть, что это такое? — крутилось в мыслях у Чарльза. А что же стало со старой? Но если же рыцари Авангарда уже тут, то это значит — война в Нордсколе проиграна. У Чарльза в голове появился один главный вопрос, который он тут же задал:
— Что за новая Плеть?
Улыбка на лице длинноволосого эльфа стала шире, его губы чуть приоткрылись, обнажая острые зубы. Теперь он был похож на какое-то странное животное, готовое к прыжку и одновременно спокойное. Даже у рыцарей смерти эта улыбка вызывала нервную дрожь.
— Я расскажу вам все, — пообещал эльф. – Но прежде вы должны решить, довериться мне или нет. Сейчас я собираюсь покинуть сие место и укрыться в некрополе, подальше от воинов Света. Предлагаю вам поступить так же. А там мы сможем спокойно поговорить, без спешки. Что скажете?
— Деревня осаждена, войск нету, защищаться нечем, — рассуждал командир, а потом, покачав головой, ответил: — Нам тут больше нечего делать. Что скажешь, братец?
— Хм, ты так быстро решил покинуть родные земли. Что ж, меня тут ничего не держит. Но что это за новая Плеть?
Эльф покачал головой. Ну что за упрямцы? Сложив руки на груди и покачиваясь на носках ботинок, он, не сводя глаз с некрополя, бросил:
— Что ж, постараюсь объяснить вам вкратце, уважаемые Эбберлайны… Моя цель – восстановить Плеть в том виде, в котором она существовала до того, как на смену нашему Королю пришел некто, кто тайно узурпировал власть и стал повелевать нежитью в Нордсколе. Каким-то образом здесь, в Азероте, он утратил свой контроль, но я смог почувствовать его. Всего на несколько секунд, но этого было достаточно, чтобы я понял – это не Артас. Это слабое, никчемное существо, возомнившее себя новым правителем немертвых. И тогда я решил собрать тех, кто так же, как и я, желает вернуть былое величие Плети. Кто желает снова сделать так, чтобы одно упоминание о нас вселяло ужас в сердца живых. Чтобы они знали – скоро придет час, когда каждый, кто дышит и чье сердце бьется, присоединиться к нам, и наступит в мире полное и безграничное царствие смерти. – Закончив свой монолог, эльф посмотрел на Мораноса. – То, что я видел сегодня – не единственный случай. Повсюду, где раньше царила Плеть, паладины и друиды одерживают победу. Они обращают в бегство даже самых сильных из нас. Они полагают, что мы уже обречены на проигрыш. Я хочу показать им, насколько они ошибаются. – По его лицу пробежала рябь, словно в ветреный день по поверхности воды. На мгновение вместо его лица возник оголенный череп с загнутыми назад рогами. – Разве вы не хотите того же самого?
— Что ж, значит, это не просто побег, а перегруппировка. Я правильно понял? — спросил эльфа Чарльз, скрестив руки у себя на груди.
— Вы поняли правильно, мой друг, — кивнул эльф. – А теперь не будем больше терять времени. Если вы решились, то забирайтесь на дракона, и он отнесет вас в некрополь, где вы будете в безопасности. Там вы пройдете инструктаж, получите новые доспехи и все, необходимое для успешной борьбы с Авангардом, заполонившим эти земли. И еще, — эльф внезапно остановился и, подняв руку к лицу, рассеянно принялся накручивать на палец прядь волос. – Меня зовут Морддис Искатель Душ, — добавил он, и в его голосе послышался отголосок чьих-то криков, как будто внутри него вдруг разверзлись врата в иной мир, где стенали, мучились и молили о пощаде сотни человеческих душ, поглощенных личом и ставших частью его силы.
Чарльз кивнул, ничего не сказав, и направился к дракону. Он забрался на спину чудовища и посмотрел на брата.
Моранос положил "тесак" на плечо и залез на дракона. «Посмотрим, к чему это приведёт», подумал он про себя. Но всё равно следовало бы убраться из этого места, оно уже порядком надоело.

ID: 7324 | Автор: WerewolfCarrie
Изменено: 16 февраля 2012 — 4:36