Утреннее чаепитие у маркиза

Майри Андерфелс

...Утро наступило вместе с грозой. На рассвете Майри проснулась с ощущением того, что что-то не так. Резкий удар грома разбудил девушку, и она резко подскочила на кровати, сонно протирая глаза. Холодный пол деревянного домика заставил ее поежиться, когда она слезла с кровати и подошла к окну.
За окном творилось нечто невообразимое. Сильнейший ветер, особенно чувствовавшийся здесь, в горах, пригибал деревья к земле, пронося мимо окна вихри веток и опавших листьев. По стеклу стекали капли дождя, делая почти невозможным рассмотреть что-либо дальше собственного носа. Утренняя осенняя гроза ясно показывала, что зима скоро вступит в свои права, и теплым солнечным денькам пришел конец.
Майри вздохнула и принялась расхаживать по комнате, собирая разбросанную вечером тут и там одежду. Причесавшись и умывшись, она обнаружила, что ее друзья уже ушли, видимо, проснувшись раньше нее. На столе лежал недописанный дневник, который девушка аккуратно закрыла и связала ленточкой из кожи. Сегодня она собиралась вновь зайти к маркизу де Виркуану, но на этот раз уже не опростоволоситься, как в прошлый раз. Взяв с собой меховой плащ и положив в сумку все, что могло быть необходимо, вкупе с кошельком с достаточной суммой денег, Майри оставила посох запертым в шкафу. Через недолгое время гроза закончилась, и она, выйдя на улицу, вдохнула полной грудью свежесть омытой дождем природы. Все притихло, прибитое к земле потоками воды и напуганное раскатами грома. В Элвинском лесу, должно быть, сегодня было на редкость приятная погода. После грозы девушка всегда любила гулять, а теперь она может совместить прогулку и визит к маркизу.
Кэльпи уже ждал ее. Гроза его не пугала — он привык на войне слушать грохот орудий прямо у своего уха. Покормив лошадь обещанной морковкой (обычной, а не магической), Майри оседлала его и вывела на горную тропу. Путь предстоял неблизкий, но она никуда и не спешила.
— Ну что, Кэльпи, поедем в гости? — спросила она, забираясь на спину жеребца. — Наверное, еще слишком рано, но думаю, что в поместье уже проснулись. Не будет же маркиз спать до обеда, правда? — она хихикнула. От де Виркуана можно было ожидать чего угодно — от ругательств вроде "дерьмо" и летающих морковок до любви поспать. Она легонько тронула бока лошади пятками и направилась вниз по тропе. Вскоре впереди показался Элвинский лес. Дорогу до поместья она помнила хорошо, но не спешила — хотела насладиться прогулкой. Слушая щебет птиц и шум ветвей, Майри почти забыла, куда направлялась, пока впереди не показалась белая башня.

А маркиз де Виркуан довольно часто отличался охотою поспать до обеда — вот только обед у него был беспрерывным двадцать четыре часа в сутки по его хотению. Он уже давно проснулся и сидел на кровати своей не особенно огромной комнаты, украшенной резным столом и необъятной картиной. Он посмотрел в окно. Пейзаж был не из лучших. Да и делать было нечего. Спринтерским шагом он приблизился к низкому окну, и глянул в трубу, выглядывая кого-нибудь, от кого есть толк.
Разглядывая пустую дорогу, он пытался заметить кого-то, но его способы обращения с подзорной трубой... Некорректны — мягко сказано. Он вздохнул и достал из-под кровати книгу. Тихо отворотив одну ниточку из кожаного переплета, он вынул ключи на веревке. Чуть отодвинув огромную картину, он увидел голую стену. Но как бы не так. Зная все повадки своей стены, он сунул ключ в груду камня, который рассыпался пылью под ним. Он повернул ключ, и, довольный своим умом, шагнул в проем, который открылся за картиной.
То, куда он попал, было небольшим туннелем, в котором красовалась веревка вниз. Он ухватился за нее, взяв перчатки из проема в стенке мелкого туннеля, и соскользнул, попав в комнату, где стояли несколько больших столов, шкафчиков, и один большой круглый стола посередине, где стояло множество странных изобретений. Судя по всему, он был в подвале — оконце наверх открывалось, и в него вполне можно было пролезть сверху, но снизу — лишь по веревке, а без ключа и вовсе запрешься. Глухой стук оповестил де Виркуана, что картина встала на место, и он взялся за какую-то металлическую штукенцию с кучей дыр, в которые еле что-то могло пролезть, попеременно глядя в окошко наверху. Скучно, но хорошо, что он не на этой... Погоде. Надо ждать хорошего... И плохого... Полоса белая, полоса черная... Вот Кулинарь и ждал. Но неизвестно, чего

...Майри наконец приблизилась к поместью. Она ехала несколько часов, Кэльпи, похоже, был всецело доволен новой подковой — он почти не хромал и шел бодрой рысью всю дорогу. Тропа, ведущая к поместью, вчера не казалась ей такой запущенной — она повсюду заросла осокой и крапивой, а булыжники были сдвинуты со своих мест. Но девушка решила не обращать на это внимания — мало ли, поместье ведь в такой глуши, а слуг мало, вот и не починили дорожку. Осторожно ступая по вывернутым кое-где камням, Кэльпи приближался к дому.
Девушка кинула обеспокоенный взгляд на голубятню. Зачем, интересно, маркизу столько голубей? Вряд ли он будет заниматься почтой — не благородное это занятие. Да и грязи там, наверное, невпроворот. Но она уже смирилась с тем, что де Виркуан был человеком чудаковатым даже по ее меркам и решила ни за что больше не удивляться.
Вскоре девушка оказалась у ворот поместья и, отведя Кэльпи в стойло, подошла к массивным дубовым створкам дверей и постучала в одну из них, потянув на себя ручку в виде кольца во рту львиной головы.
Дверь ей открыл пожилой, полный и сутулый человек — он походил на дворфа, но был значительно выше, и не так крепок. Его лицо обрамляла густая серая борода с большим количеством седых волос, которые космами торчали, показывая не особую аккуратность хозяина. На нем был пиджачок, который переходил в аккуратно сшитые штаны — за одеждой он ухаживал явно больше, чем за бородой. Это так же показывали лакированные до блеска ботинки. Он улыбался Майри, и осторожно и вежливо осведомился, кто она такая и что она бы хотела.
— Прошу простить меня за то, что побеспокоила, — Майри наклонила голову в полупоклоне, с любопытством глядя на бородача. — Но я ищу господина маркиза де Виркуана, он дома? — Она подумала, что должна была бы упомянуть, что маркиз ее пригласил, чтобы ее не спутали с какой-нибудь попрошайкой.
Впрочем, уж это-то было совершенно невозможно — девушка решила, что раз уж идет к благородному господину в гости, то и выглядеть она должна подобающе. Под меховым плащом она была одета в расшитую лазурную курточку и чистую белую блузку с перламутровыми пуговицами. Простые кожаные штаны она поменяла на светло-бежевые, новенькие, вкупе с очаровательными башмаками с пряжкой на невысоком каблучке. Одежда была красивой, и одновременно удобной, что делало Майри невероятно гордой собой.
— Это зависит от того, что вам нужно, миледи. Да, сейчас все дома, просто рано уходить... Но, я думаю, сейчас все спрятались по комнатам, — улыбаясь, сказал бородач. — Могу чем-то еще помочь, миледи?
Волшебница мысленно прокляла себя. Неужели ее просто не пустят? Наверное, она вообще зря приехала. Может быть, маркиз передумал и велел ее на порог не пускать. От этой мысли девушке чуть не подурнело, но она взяла себя в руки и улыбнулась бородачу, стараясь выглядеть спокойной и вежливой.
— Если бы вас это не затруднило... не могли бы вы сообщить маркизу де Виркуану о моем прибытии? Меня зовут Майри, мы с ним уже встречались, — добавила она, поняв, что так и не представилась дворецкому (по ее мнению, это был именно он).
— Да, я могу сообщить, миледи, — бородач повернулся и легкой походкой пошел к лестнице, добавив: — Посидите пока тут, и дверь прикройте, — дворецкий удалился. Был слышен стук лакированных башмаков о ступени и звук открываемой двери. Некоторое бормотание и глухой стук — похоже, дворецкий звал маркиза из своего чулана.
За гобеленом в главном зале послышался шум, словно стена отодвигалась в сторону. Так и было — из-за шумящего гобелена с изображенной сценой баталии, который раньше видела Майри, вышла фигура Тантала. Он был в растрепанной синей мантии, без капюшона — а чего дома-то? Он улыбнулся и поприветствовал волшебницу.
Увидев маркиза со своей обычной растрепанной шевелюрой, Майри улыбнулась и встала со скамеечки, поклонившись.
— Здравствуйте, маркиз, — тепло сказала она, с любопытством заглядывая в проем за картиной. — Надеюсь, я вам не помешала своим несвоевременным приходом? — В ее голосе прозвучала толика раскаяния, и она с волнением всмотрелась в лицо Тантала.
— Да нет, мне как раз было умопомрачительно скучно, — улыбнулся Тантал. В руках у него была подзорная труба, которую он не успел положить, вторая стучала пальцами по ребрам, словно маг что-то обдумывал. — Хорошо, что вы пришли.
7 Девушка обрадовано захлопала в ладоши, чувствуя огромное облегчение от того, что ее страх не оправдался и она действительно не зря пришла. В который раз она убедилась в том, что Тантал весьма добр и дружелюбен, одно она не могла понять — чем такая заурядная девушка, как Майри, могла заслужить расположение такого благородного и великодушного господина...
— Правда? — спросила она, подходя поближе и рассматривая трубу в руке Тантала. — Я очень рада, что не помешала вам. Наверное, вы были заняты какими-то важными исследованиями в области магии и алхимии, — важно заметила она, с уважением глядя на молодого человека.
— Нет, я занят рассматриванием того, что натворили голуби в саду... Не самое приятное зрелище. — Тантал убрал улыбку — Но кто-то же должен за этим следить, слуги всегда отлынить могут... Нелюди, — Тантал вновь улыбнулся и осмотрел Майри. Она явно показалась ему гораздо лучше, чем в прошлый раз, и он был горд тем, что переманил ее вновь в свое поместье.
Майри заметила пристальный и одобрительный взгляд маркиза и немного смутилась, повернувшись вокруг и щелкнув каблучками башмаков.
— Нравится? — со смехом спросила она, чувствуя, что, чем больше общается с Танталом, тем меньше стеснения чувствует, а это было очень редким явлением для такой скромной девушки, как она. — Я подумала, что мой вчерашний вид был несколько... неподобающим, и прошу меня простить за это. На самом деле я вовсе не бродяжка, у нас с друзьями в Штормграде свое дело. Мы занимаемся путешествиями и перевозками, — добавила она непонятно зачем.
— Да, вы довольно... Вы сейчас гораздо лучше, чем вчера. И гораздо менее скромны, — подметил Тантал, пристально и с одобрением посмотрев в глаза Майри. — И это даже к лучшему, у нас тут... Все... То слуги, то бедняки... Сами понимаете, говорить не с кем.
Майри немного погрустнела и присела на скамеечку у стены, ту же самую, на которой вчера сидела и пила "далекий чай". Она несколько нервно принялась перебирать ленты на куртке, сбивчиво ответив:
— Да, конечно, понимаю... Мне очень жаль, но я и сама не из благородных. Вообще-то я выросла в монастыре, что здесь недалеко, в Североземье, и только около двух лет назад оттуда ушла. Можно сказать, что мне просто повезло, что я встретила своих друзей и мы смогли поднять свой бизнес в городе, а без них я, наверное, так и осталась бы вечной пансионеркой где-нибудь в аббатстве или в гильдии магов Штормграда... — ее голос постепенно затих, и она замолчала, понимая, что маркизу все это, скорее всего, ничуть не интересно, а она от волнения становилось ужасно болтливой.
— Ну, знаете ли, быть богатым аристократом не так уж и интересно... — скучно сказал Тантал. — Хотя, кого я обманываю? Да это просто лучше всего на свете! А... Да, простите, не хотел вас обидеть, но... Быть в гильдии магов не так уж и плохо.
Майри нахмурилась и авторитетно заявила:
— Учитель говорил, что они там все из ума повыживали, и что стадо баранов управилось бы лучше, чем архимаг... — Она стушевалась и скромно посмотрела на Тантала. — Ну, по крайней мере, он так говорил.
— Всем свойственны свои черты ненависти к кому-либо... — занудно сказал Тантал, садясь на скамейку. — Вот я, к примеру, не люблю Армию Короля... Стадо баранов в броне, подчиняющееся только королю... Но у нас у всех есть одна общая черта: у монахов, магов, воинов, баронов, маркизов... Мы имеем право быть свободными. И никто его не отнимет... Если это помнить, то можно принять любое общество — ты всегда можешь освободиться.
— Пожалуй, вы правы, — улыбнулась Майри. — Послушайте, как насчет выпить чаю? И не покажете ли вы мне поместье? Вчера я успела увидеть только холл и вашу комнату, но ведь оно такое огромное! Наверняка здесь много разных комнат, — добавила девушка с восхитительной непосредственностью.
— Да, действительно... Сейчас схожу за чаем, после сходим наверх, там куча комнат наших... Предков, что ли? Поверьте, де Виркуаны — очень творческие личности, — Тантал улыбнулся и ушел куда-то в столовую. Вернулся он через минуту с чашкой чая, от которого пар клубился по комнате, он лишь добавил: — Это, наверное, самый горячий чай... Простите, другого не успел, — кивнул он Майри, и осторожно протянул чашку. В отличие от чая внутри, чашка была холодна, как лед. — Пройдемте?
Майри кивнула, взяла чашку и встала. Отпив из чашки, она удивилась — чай оказался весьма горячим, а вот сосуд, в котором его подали, ничуть не нагрелся, даже наоборот. Опять особая продуктовая магия рода де Виркуанов?
— Да, ведите, маркиз, — ответила Майри, осторожно отпивая еще глоточек. Чай оказался на удивление вкусным, хотя и не таким, каким был вчерашний "далекий". Тантал явно разбирался в качественных сортах чая, и Майри почему-то этот факт очень и очень радовал.
— Пройдемте сначала... К Вильгельму, дедушке моему... У него крайне красиво, — Тантал ступил на красные ступени и поднялся, стуча ботинками и пытаясь не поцарапать ценное дерево. Он прошел на второй этаж, повернул, и открыл не особо выделяющуюся дверку. За ней была целая галерея. В середине стоял мольберт, а вокруг по стенам всюду развешены картины самых разных цветов и тем, от Ночной Пурги до Красных Драконов. Тантал повернулся к Майри и спросил: — Как вам?
Картина, изображающая красного дракона, тут же привлекла внимание волшебницы. Словно зачарованная, она подошла к полотну и замерла перед ним, не отрывая взгляда от холста. Красный дракон, раскинув мощные крылья, парил в воздухе над полчищами врагов и жег их огнем. Такое величие, красота и грация... Он был как будто живой. А для Майри так оно и было. Она вспомнила своего друга, дракона Сефиростраза, сразу же как только бросила взгляд на эту картину. Откуда Вильгельм мог это знать? Или он просто нарисовал очень похожего дракона, а Майри видит то, что хочет увидеть?...
— Прекрасно, — выдохнула она, повернув голову и глядя на де Виркуана. — Действительно красиво.
— Да, дедушка умел рисовать... И еду создавать, — кисло добавил Тантал с неким недовольством, что кто-то умеет так же, как он. — Правда хуже.
Тантал подошел к картине, которая изображала автопортрет художника. Это был хорошо выбритый немолодой человек в сине-зеленом одеянии, седые волосы растрепано свисали с головы, глаза его блистали чистой голубизной. Тантал словно в зеркало глядел... Которое перемещает лет на шестьдесят вперед.
— Это он? — Майри бесшумно возникла за спиной Тантала, поглощенного разглядыванием портрета. — Вы очень похожи на него, Тантал, — добавила девушка, встав рядом с маркизом и бросив на него какой-то таинственный взгляд.
— Да, он был такой... Очень хороший человек, правда, я плохо его помню — давно он уже не с нами... — Тантал тяжело вздохнул, блеск, которого Майри раньше не замечала в голубых глазах, пропал, улыбка слегка потупилась.
— Мне очень жаль, маркиз, — Майри положила маленькую, теплую ладонь на плечо Тантала и с участием заглянула ему в глаза. Они были темнее, чем у нее, и более насыщенного голубого цвета, но все-таки очень похожи на глаза девушки.
— Да ничего... — Маг пустил скупую слезу, но сразу понял — не мужское это дело. — Все там будем...
— Пойдемте дальше? — девушка решила, что лучше им сейчас уйти отсюда, чтобы еще больше не травмировать хрупкую психику маркиза. — Может, покажете мне еще что-нибудь интересное?
— Да, тут полно крайне интересного... Моя бабушка, к примеру, умела... Ну, пройдемте, я покажу вам, — Тантал небрежно, даже невежливо, поманил за собой неопределенность, и пошел в самую дальнюю комнату в ряду. Он открыл дверь. Та скрипела до жути, словно ее не смазывали десять лет. Учитывая глушь поместья, наверняка так оно и было. За дверью была целая алхимическая лаборатория. Де Виркуаны давно занимались этим искусством, бабушка Тантала продолжила традицию... — В общем, все это досталось мне от бабушки, — добавил Тантал, оглядывая комнату ядовито-зеленых оттенков и длинным столом во всю стену, на котором красовались куча выдвижных шкафчиков и бутылок. Легкий пар шел от некоторых колб, редкие растения валялись без присмотра — а кому они нужны?
— Лаборатория! — Майри восхищенно осмотрела комнату и столы с алхимическим оборудованием. — Почти как в башне у учителя... — она запнулась, вспомнив, что вообще-то не должна распространяться о башне, но слово, как известно, не воробей. — Ваша бабушка, верно, была талантливой в этой области, — улыбнулась она. — А вы что-нибудь умеете?
— Я знаю все эти травы, к примеру... Ну, почти все. И знаю, как можно незаметно добавить зелья в еду, чтобы кого-то... Отравить или загипнотизировать... И изобрел одну штучку, — Маг открыл один выдвижной ящик, и достал бурлящую колбу с ядовито-фиолетовой жидкостью, которая бурлила без огня. — Эта штука разъедает множество вредных веществ, вроде противоядия... Но не от всего, увы, — сказал Тантал, поставив колбу на стол.
— От...равить? — Майри вдруг почувствовала, как в горле пересохло, и рука с чашкой чая дрогнула, чуть не пролив горячую жидкость на пол. Девушка сделала шаг назад, ее глаза расширились так что, казалось, заняли чуть ли не половину ее лица.
— Вы что, миледи, я же образно... — моментально залепетал Тантал – У меня же и в мыслях не было...
Майри закрыла глаза и медленно, спокойно сосчитала до десяти. Затем открыла глаза и посмотрела на Тантала. Черты ее лица разгладились, и хотя она была бледна, страха уже не было.
— Так значит, вы не пытались меня отравить или... загипнотизировать? — тихонько спросила она, склонив голову набок и внимательно глядя на Тантала.
— Конечно, нет, какой в этом смысл? Если хочешь драться — дерись честно, травить — недостойно благородного человека, — не смотря на свою трусость и невежливость, Тантал знал, что такое благородство. — И... Вы мне понравились, к чему вас травить?
— О, — эхом отозвалась Майри, делая еще один шаг назад и бессильно прислонившись спиной к стене. Все эти откровения одновременно застали ее врасплох, и она почувствовала легкое головокружение. — Я... вы слишком добры ко мне, маркиз, — прошептала Майри, закрывая глаза и пытаясь привести мысли и чувства в порядок.
— Вы бы хотели, чтобы я был злым? — осведомился Тантал, беспокойно и небрежно сдувая упавшие на глаза волосы — Я ведь могу.
Майри открыла глаза и ошарашено посмотрела на маркиза.
— Нет, я не о том хотела сказать, — торопливо возразила она, вдруг почувствовав себя так, будто падает в какой-то мутный омут. — Я имела в виду, что...
— Что? — настороженно осведомился Тантал.
— Ничего, — Майри мысленно прокляла себя за то, что вообще начала об этом говорить. Но она не могла не признать, что упоминание Танталом об отравлении ее напугало. И если он действительно не имел ничего плохого в виду, внутренний голос девушки говорил ей, что что-то тут не так. — Просто ваши слова мне очень льстят, маркиз. Вы тоже мне... очень нравитесь, — смущенно добавила она, отведя взгляд.
— Спасибо вам... — кивнул Тантал, настороженность пропала из его голоса. — Я весьма... Польщен услышать такое от вас, — он улыбнулся, — Ну что, может, мы уже пойдем... А то мы как-то... Задержались, и обстановка уже не та.
— Да, да, пойдемте, — торопливо закивала Майри, допив наконец свой чай и вертя в руках пустую чашку. Алхимическая лаборатория внезапно показалась ей ужасно зловещим местом, со всеми этими зелено-фиолетовыми тонами и едва уловимым запахом химикатов.
— Вы не беспокойтесь же так! — несуразно сказал Тантал, настороженно оглядывая Майри, проводя ее до двери поместья.
— Простите мою неловкость, маркиз, — улыбнулась Майри, — Не стоило бы мне думать, что вы способны меня отравить. Просто это было слегка неожиданно, вот и все. — Она помолчала и протянула Танталу чашку из-под чая. — Спасибо за чай, он был очень вкусным, — добавила она, глядя в глаза маркиза де Виркуана.
— Да всегда рад, что же... Заходите... Надеюсь, вы еще зайдете? — отрешенно спросил Тантал, не особо надеясь.
— Конечно, зайду, Тантал, — тепло ответила Майри, не спеша уходить. Наконец она сделала небольшой шажок к маркизу, скромно улыбнулась и, приподнявшись на носках башмачков, легонько поцеловала его в щеку. — До свидания, ваша светлость, — сказала она тихонько и, повернувшись, направилась к конюшне, где ее уже дожидался накормленный и оседланный Кэльпи.
Тантал слегка очумел и вышел к конюшне, сказав скромное "До свидания" и передав небольшую бутылочку с той самой жидкостью-противоядием, сказав: "Может, пригодиться... Вы же верите мне, так?" С этими словами он улыбнулся и пошел к поместью, наколдовав Кэльпи морковку по дороге. А потом все было хорошо. В каком-то смысле. Тантал вернулся в поместье, в свою уютную комнатку, смотря в окно на удаляющегося коня.

Майри гнала Кэльпи так быстро, как только могла. И черт же ее дернул… Да как она вообще могла… Проклятие! Мысли толпились в голове девушки и она никак не могла сосредоточиться. Сердце колотилось с бешеной скоростью, и это ужасно раздражало. Почему-то волшебнице казалось, что она в это поместье вернется еще не скоро. Конечно, маркиз был очень вежлив и добр с ней, но что-то явно было не так и с ним, и с его поместьем, и с этой лабораторией. Хотя может быть и так, что она себя просто накручивает.
И зачем она ляпнула о том, что он ей нравится? Было ли это просто ответной вежливостью, этикетным комплиментом, или же чем-то другим? Девушка закрыла глаза, когда наконец приблизилась к дому. Ничего, она подумает об этом позже, а сейчас стоило бы заняться делами. Кажется, в домике горел свет – значит, кто-то из гильдии уже пришел домой. «Свет, пусть это будет Ниобэ, — взмолилась Майри, спрыгивая с лошади и кидаясь к двери. – По крайней мере, я расскажу об этом ей и сброшу камень с души…»
Волнение никак не хотело покидать девушку, но одного она понять не могла – то ли она боялась маркиза, то ли он ей действительно нравился.

ID: 7268 | Автор: WerewolfCarrie
Изменено: 24 октября 2011 — 21:33