Вооружённый эскорт Вооружённый эскорт: V - Беспросветное утро

Гильдия Шестой взвод
Фэрриан Гардсон
Наэри Клаудель

Сумеречный лес. Если кому-то было знакомо чувство, возникающее при пробуждении от кошмара в светлом и уютном месте, то было достаточно перевернуть его с ног на голову, чтобы понять, каково это: расстаться с относительно расслабленными сновидениями, чтобы очнуться в тёмной комнатке, в чьё окно скреблись корявые ветви деревьев, раскачиваемых промозглым ветром.

Пролежав ещё какое-то время головой на своём солдатском рюкзаке и накрывшись плащом, в конце концов Фэрриан тихо вздохнул и был вынужден подняться. Вечный полумрак как ничто иное располагал ко сну, но эти завывания ветров и удары по стеклу рано или поздно могли вывести из себя кого угодно. Гораздо лучше было найти себе занятие, чтобы не давать зачахнуть телу и разуму, а если выпадет возможность - выпить чашку чая перед тёплым очагом. Лежание на холодном полу даже в течении одной ночи хоть по-своему и закаляло, но могло при случаев и довести организм.

Наэри сидела на тех самых стульях, что были внизу. Правда, закрыв руками лицо, она пребывала в каком-то таком состоянии, где легко можно было увидеть легкий сон и тем временем не потерять грань мира.

Впрочем, сознание никаких образов не рисовало. Хотя нет, рисовало, но это были не образы, а вполне понятные воспоминания и страхи. Она изредка вздыхала и более не подавала особых признаков ее жизнедеятельности.

Осторожно перешагивая через одного из лежащих рядом рядовых, Фэрриан успел раскрыть захваченные из личных вещей карманные часы и бросить взгляд на циферблат. Очертания часовой стрелки, которые ему удалось разглядеть в полумраке дальнего угла, были где-то в районе шести или семи часов. Вопрос было только в том, утра или вечера - но в ходе непродолжительных размышлений офицер согласился с тем, что настолько долго он смог бы проспать только при крайних обстоятельствах. Значит, новый день наступил не так давно.

Пройдя в потёмках пол дома, стараясь при этом не задеть мебели, он заметил недалеко от почти погасшего камина очертания сидевшей на стуле девушки. Хм, не спит? К чему же лицо закрыто ладонями? Впрочем, из серии возникших вопросов он тихо, стараясь скрыть к чему-то возникшее беспокойство, задал лишь один:

- Наэри? Всё в порядке?

Наэри, что было бы странным при ее обыкновенной бодрости и реакции, медленно опустила руки и слегка выпрямилась, подняв глаза на Фэрриана:

- Доброе утро, сэр. Да, все в порядке. Слегка задумалась на всю мою бессоную ночь. Но не волнуйтесь, если мы выдвинемся в ближайшие сутки, я буду держаться бодро...

Впрочем, кажется, к концу фразы речь Наэри стала менее уверенной. Почему-то она слегка уверила себя, что лейтенанту это неинтересно.

- Не дают спать эти визгливые мерзавцы? - понимающе хмыкнул Фэрриан, кивая на окно, откуда было видно здание магистрата и стайка летучьих мышей, парящих вокруг его шпиля. - Знаю, место не самое лучшее. Но рано или поздно всё же привыкаешь - если только не беспокоишься из-за этих мелочей слишком часто.
- Я не то, чтобы боюсь летучих мышей... - вздохнула Наэри, поднимаясь со стула. - Я видела их уже довольно много раз. Честно сказать, в какой-то момент их противные мордочки показались мне симпатичными. Просто в эту ночь уснуть не удалось. Не более того.

Она прошла к очагу, и, взяв пару дров откуда-то сбоку, подбросила их в уже утихавший на тот момент огонь. По сравнению с вечером.

- А что вас разбудило? Привычка рано вставать?
- И это в том числе, - кивнул он, между делом подбирая подвернувшийся под руку увесистый осколок зеркала и бросая взгляд на своё отражение на фоне жадно полыхающих языков камина, с нетерпением набрасывающихся на свою добычу. Щетина уже давала о себе знать - не мешало бы найти старую бритву. - Бывают ситуации, когда уже не можешь спать дольше положенного. Иначе начинаешь слишком сильно расслабляться.
- Да, возможно, - не растягивала ответ Наэри, и, переведя лишь взгляд на Фэрриана, осторожно спросила, - Так мы будем выдвигаться сегодня?
- Да, как только все восстановят силы, а небо чуть прояснится. У тебя есть ещё несколько часов, если вдруг начнёт одолевать дрёма.

Зачерпнув воды в котелок из стоявшей у разделочного стола бочке, Фэрриан поднёс его к камину и повесил на крюк, чтобы разогреть воду.

- Д-да нет, отдохну как-нибудь потом. Я в целом не так уж и сонно себя чувствую. А... А можно мне тоже? - Наэри посмотрела на котелок, чуть отойдя в сторону.
- Хм? - он покосился на чугунную посудину. - Воды здесь на всех хватит. А если по поводу чая... Да, возьму побольше заварки. Её пока достаточно, а для бодрости сейчас как раз не помешает что-нибудь крепкое.
- Спасибо, - с благодарностью кивнула Наэри, пройдя обратно к тому стулу, на котором сидела. - Буду рада выпить что-нибудь, кроме воды.

Кивнув, Фэрриан направился в сторону оставшегося на месте своего скромного ночлега солдатского ранца. Небольшой томик в кожаной обложке, сложенная в несколько раз рубашка... Наконец-то, порывшись в вещах, он нашёл мешочек из простоватой материи, в котором хранились высушенные и нарезанные чайные листья. Насчёт запасов он преувеличил, и при таких активных расходах этого хватило бы в лучшем случае на полнедели, но слово есть слово.

- Как настанет полдень, не помешает прогуляться среди местных лавок, - заметил Фэрриан вслух, в привычной манере насыпая заварку в пару металлических кружек и завязывая мешочек обратно и убрать в сторону. - Даже в самых отдалённых и невзрачных поселениях есть несколько прелестей, и одна из них - куда более умеренные цены.
- Пожалуй, это одна из _немногих_ прелестей этого городка. Хотя, может их затмевают не лучшие стороны и мрачность. Но мне как-то не доводилось видеть здесь много хорошего.

Она слегка задела спинку стула левой рукой и прошипела негрубые ругательства себе под нос.

- И еще раз спасибо за чай, - добавила она.
- Должен же я хоть чем-то поблагодарить за ту помощь, - грустно улыбнулся Фэрриан, дотягиваясь до котелка, чтобы плеснуть горячей воды в каждую из кружек и подтолкнуть одну из них в сторону Наэри, при этом бросая взгляд на её руку. - Всё так же беспокоит перелом?
- Кто, если не я... - пробормотала Наэри в ответ, казалось бы, самой себе. Взяв одной рукой кружку, Наэри кивнула Фэрриану. - Кости так быстро не срастаются, как хотелось бы... К тому же удар пришелся достаточно сильный. Было бы страшно представить, что бы случилось, если бы я...

Впрочем, Наэри не закончила. Она поднесла кружку ко рту, сделав небольшой глоток - чай был для нее пока горечеват, и она пила понемногу.

- Могла умереть? - спокойно окончил мысль Фэрриан, поглаживая пальцами края кружки и глядя на чай в ожидании, пока тот остынет. - Все люди смертны, и к части из смерть приходит далеко не во время почётной старости, когда те мирно посапывают в своих постелях. А служба в войсках, Наэри... Это целый ассортимент нарядов, в которых мрачная госпожа может прийти к тебе. Багрянец бьющей из груди крови от попадания случайной стрелы. Иссиня-чёрное небо, под которым можно просто окоченеть. Мутно-зелёная жижа, в которой захлёбываются некоторые несчастные во время наступления через брод...

Он мрачно усмехнулся и пару раз звонко стукнул ногтём по боку своей кружки, разгоняя круги по воде, в которую он глядел, а вместе с этими кругами разгоняя и предстающие перед глазами картины. А затем сделал короткий глоток и продолжил:

- Но мы служим не только для того, чтобы умереть, верно? Мы служим, чтобы выживать и дарить эту погибель врагам королевства. Всех нас и готовят именно к тому, чтобы в нужный момент не бояться смерти, а просто умело избегать её. В тот раз ты не испугалась, или по крайней мере не позволила своему страху сковать тебя. Ты действовала. И победила. Так будет ещё множество раз, и их просто не избежать. И страх не станет для тебя достойным советником ни в бою, ни, тем более, после него, когда опасность уже давно миновала.
- В опредленный момент Ваши слова прозвучали так, как будто бы вам все равно, кто умрет, главное - как, и я едва не закрыла уши. Прошу вас быть поосторожнее. Но, впрочем, - она сделала небольшой вдох, - Вы думаете, будто бы руководствовалась разумом, когда отпрыгивала от того посоха? Один из диких инстинктов самосохранения, что зовется страхом.

Она сделала еще один глоток и более не продолжала.

- Конечно, мне не всё равно, - покачал Фэрриан головой. - Я просто смотрю на вещи трезво, чего и ожидаю от других. Жизнь бесценна, но возникающие на нашем пути опасности совершенно глухи к этим словам. У них нет кодексов, нет морали. Люди рано или поздно умирают, сталкиваясь с ними, и лучшее, на что мы способны - это выживать самим и защищать чужие жизни. Что же касается страха... О нём я уже говорил. Он может спасти тебя в простейших ситуациях. Так каждый лесной зверь, лишённый разума, спасается от простейшей угрозы. Но этих самых зверей также загоняют в облаву, и всё - с участием того самого страха, которому они подвергаются в погоне. У нас же, людей, есть нечто большее. У нас есть разум. Мы можем не только увидеть опасность и среагировать на неё. Мы можем оценить её, взвесить все варианты и действовать гораздо умнее. Вопрос в том, что удастся быстрее, и что пригодится лучше. Не спорю, в твоём случае помог инстинкт. Но что случится в следующий раз?

Наэри долго молчала. Она, конечно, знала ответ, но то ли решила игнорировать Фэрриана, то ли мысли о своей смерти. В конце концов она вздохнула, и, отведя взгляд в какую-то точку справа от нее, спросила:

- Быть может, переведем тему на что-то более приятное? Близость смерти со мной и так каждый день, и я бы не хотела ее обсуждать, лишь еще раз в этом убеждаюсь.
- Теперь ты понимаешь, почему я говорю о ней так спокойно? - грустно улыбнулся Фэрриан, делая ещё один глоток. - Если пробыть со смертью на "ты" столь долгое время, тебе просто физически не хватит сил каждый раз одинаково ярко воспринимать её. Уж скорее привыкнешь.
- Прекратите, пожалуйста... Я не глупая и вполне все могу понять, для этого мне не нужно разжёвывать что-либо очень много... Двух раз мне хватило вполне... сэр.

Наэри к тому времени уже делала последний глоток. Она что-то оставила на дне, и легонько покачивала кружку, занимая руку.

- К чему же разжёвывать? Ты вовсе не глупа - не стоит столь критично искать причины в себе. Это лишь я увлекаюсь рассуждениями и, озвучивая их, стремлюсь запечатлить в собственных воспоминаниях. Или же я просто настолько люблю звуки собственного голоса. Тебе судить, - с усмешкой расслабленно повёл он плечами.
- Неужели вам так трудно посмотреть на мое лицо? В последнее время мою реакцию нетрудно проследить. Или же вы настолько увлечены, что предпочтете разговаривать с самим собой при человеке, который вот-вот закроет уши от ваших слов? - с какой-то горечью в голосе говорила Наэри, почти без остановки, без вздохов, на выдохе. - И вам настолько приятна эта тема, что вы готовы поддержать ее в любой момент?

Она пару секунд молчала и вполголоса добавила:

- Я извиняюсь за собственную дерзость.

Её собеседник хмыкнул. Какое-то время просто сидел, окидывая её задумчивым взглядом, вслед за этим нейтрально кивнул:

- Не столь приятна, сколь важна. Как и всё, чем мы занимаемся. Но если ты захочешь подобрать более приятную тему - я весь внимание.
- У меня нет тем, но если их нет и у вас, то я могу просто молчать и думать о своем. Это несложно. Да и времени у Вас прибавится.
- Так всегда. Люди отвергают всё, по их мнению, недостойное, но сами ничем не могут заполнить образующуюся пустоту. Не имеют этого самого "достойного", и порой даже не ищут. В лучшем случае имеют лишь примерные представления.

Фэрриан сделал задумчиво-продолжительный глоток, один из последних, на которые хватало оставшегося чая. Взглянул на Наэри:

- У тебя есть эти самые представления? Имей я их, было бы гораздо проще найти тему, что устроила бы тебя.
- Знаете, у меня есть мысли, которыми я не могу поделиться, но тем не менее могу размышлять о них часами. Это могло бы стать нашей новой темой для разговора, если бы я не боялась Вас.

Наэри вздохнула и опустила взгляд и веки, но лишь настолько, чтобы стоящему Фэрриану казалось, будто бы Наэри закрыла глаза.

- Эти мысли богохульны? Претят человеческой морали? Военному уставу? Пропитаны презрением к кому-либо? - начал отвлечённым тоном интересоваться он.
- Не пытайтесь. Я не скажу ни одного определяющего слова. Я буду охранять свою будку, не подпуская к ней чужих. Это просто мой необычный способ показать Вам, что мы слишком отдалились, чтобы говорить о личном.
- Если нет ничего перечисленного мною - то не стоит бояться моей реакции на них. Вот, к чему я клоню.
- Я клянусь. Эти мысли Вам не понравятся.
- Не узнаешь, пока не проверишь, хм? - в голосе отошедшего к окну и выглядывавшего в него Фэрриана послышались нотки насмешливости и вызова.

Наэри лишь незло хмыкнула в ответ, отвернувшись в другую сторону от Фэрриана. Она вздохнула, и больше ничего - замерла, словно статуя.

- Если это и есть вся тема, то я ожидал большего, - спустя минуту такого молчания заметил он. - Что полезного из неё можно извлечь?
- Разве я что-то говорила?..
- О потаённых мыслях. Ты говорила о них - но не озвучила ни одной. Или над этим мы и могли бы говорить? О чём-то совершенно неизвестном, огороженном от взора?
- Могли бы, верно. Однако я не могу говорить о своих мыслях с теми, кого я боюсь.
- И в чём же заключается страх, если не в реакции на них?
- В уважении. Я уважаю Вас. Уважаю, но одновременно с этим боюсь из-за того, что Вы не на одном со мной уровне. Потому что могу рассказать только тем, кто мне близок. Но, боюсь, мы не особо похожи на близких, или даже на простых друзей. Вы - лейтенант, а я - рядовая. Я ведь заслужила дружеского отношения не более, чем другие рядовые, верно, сэр?

Фэрриан какое-то время посмотрел на Наэри и понимающе улыбнулся уголками рта.

- Каждый заслуживает отдельного отношения, и это отношение для меня строится вовсе не на дворянских титулах или офицерских званиях. Да, остальные скорее всего будут говорить об обратном, о том, что это в корне неприемлимо, что каждый должен знать своё место... Но верно это лишь отчасти. Какое бы место под солнцем человек не занимал, это не мешает ему проявлять лучшие качества - и быть уважаемым за это.

Пройдя до стола и оставив чашку на нём, он развёл руками:

- Мне трудно говорить о таком определении, как друг. Но в целом дружба включает в себя те же уважение, доверие и прочие вещи. Может ли кто-то из нас доверять друг другу, и в чём именно - каждый определяет сам. А уважения... Уважения достоин любой человек. Но достоин за свои качества, а не привелегии. Тот же страх не может идти с ним рука об руку. Он может лишь вытеснять его, прикидываясь тем самым уважением - тем уважением, которое сильные мира сего принуждают других изображать к себе.
- Это бесполезно, - Наэри вздохнула, вставая со своего места. - Я веду разговор в одну тему, но Вы тут же склоняете его в другую. Я так больше не могу. Какой толк говорить с тем, кто упорно тебя не понимает? Разрешите, я пойду подышу свежим воздухом.

И она, не дожидаясь ответа, зашагала к двери, открывая ее скорее правым плечом, нежели рукой.

- Упорно не понимает? Так что же ты хотела, чтобы окружающие поняли в твоих словах? - лишь хмыкнул он вслед. - Что уважения для тебя неотличимо от страха? Я рассказал о разнице между ними. Что главную роль между людьми играют их статусы? Я никогда не соглашался с этим.
- Ты даже задаешь не те вопросы. Ты даже не помнишь собственных слов. А я помню, - сказала она, прежде чем быстрым шагом вылететь из дома и направиться по одной из дорог.
- Вот и всё твоё уважение, - горько усмехнулся он и покачал головой, уже понижая голос: - Я помню каждое слово. И более того - верю в него. Как верю в то, что любой человек, даже крестьянин достоин уважения за свои качества. Жаль, дорогая ученица, что именно этими качествами ты и не оказалась одарена.

Ещё раз, покачивая головой в своих размышлениях, почесал подбородок. Нет, определённо нужно было найти эту проклятую бритву.

ID: 7230 | Автор: Ferrian
Изменено: 30 октября 2011 — 10:07

Комментарии (1)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
23 октября 2011 — 23:29 Elkon

Всегда радовали ваши отыгрыши, Фэрриан и Наэри :) Прямо душа радуется)